serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Интервью Башара Асада телеканалу "Аль-Манар". Полный текст. Часть 2

Интервью Башара Асада телеканалу "Аль-Манар". Полный текст. Часть 1

"Аль-Манар": Господин президент, мы говорили о стойкости сирийского руководства и государства. Мы обсудили прогресс, достигнутый на поле боя, и укрепление союза между Сирией и силами сопротивления. Это все на том же фронте. С другой стороны, есть дипломатическая деятельность, которая активизировалась после застоя в течение двух с половиной лет. Прежде чем говорить об этом, о Женевской конференции и красной линии для Сирии, хочу спросить по поводу предложения, выдвинутого бывшим главой коалиции Муазом Аль-Хатыбом. Он сказал, что президенту вместе с 500 другими высокопоставленными лицами будет разрешено покинуть страну в течение 20 дней, и кризис будет окончен. Почему бы вам не выполнить эту просьбу, положив конец кризису?
Президент Аль-Асад: Я всегда говорил об основном принципе: только сирийский народ имеет право решить, должен ли президент остаться или уйти. Тот, кто говорит на эту тему, должен указать, какую часть сирийского народа он представляет и кто предоставил ему право говорить от имени сирийцев. Что касается этой инициативы, я на самом деле не читал этих предложений, но я очень рад, что они дали мне 20 дней и 500 человек! Я не знаю, кто выступил с подобной инициативой и не интересуюсь их именами.


"Аль-Манар": На самом деле он сказал, что вам даются 20 дней, 500 человек и никаких гарантий. Вы будете иметь возможность уехать, но без гарантий того, что против Вас не будут приняты правовые меры. Господин президент, это подводит нас к переговорам, я имею в виду "Женеву-2". Сирийское руководство объявило о первоначальном согласии принять участие в этой конференции. Если эта конференция состоится, то будет сирийский флаг с одной стороны и флаг оппозиционных группировок с другой. Как Вы можете убедить сирийский народ после двух с половиной лет кризиса, что Вы будете сидеть лицом к лицу за столом переговоров с этими группировками?
Президент Аль-Асад: Прежде всего, что касается флага, то не имеет смысла об этом говорить без людей, которых он представляет. Когда мы ставим флаг на столе, мы говорим о людях, представленных этим флагом. Этот вопрос может быть поставлен перед теми, кто поднимает так называемый "сирийский" флаг, который отличается от официального сирийского флага. Таким образом, этот флаг не имеет никакого значения, когда он не представляет народ.
Во-вторых, мы будем присутствовать на этой конференции в качестве официальной делегации, законных представителей сирийского народа. Но кого представляют они? Когда конференция закончится, мы вернемся в Сирию, мы вернемся домой, к нашему народу. Но куда они вернутся после окончания конференции? В пятизвездочные отели? Или в министерства иностранных дел тех государств, которые они представляют, - исключая Сирию, конечно, - для того, чтобы представить свои отчеты? Или они вернутся к спецслужбам этих стран? Так что когда мы будем участвовать в этой конференции, мы должны очень четко знать позиции некоторых из сидящих за столом. Я говорю "некоторых", потому что пока не ясен формат конференции и нас нет подробностей того, какие сирийские патриотические оппозиционные силы и партии будут присутствовать. Что касается оппозиционных групп за рубежом и их флага, мы знаем, что мы будем вести переговоры не с ними, а с теми государствами, которые поддерживают их. Даже если это будет выглядеть так, что мы ведем переговоры с рабами, но, по сути дела, мы ведем переговоры с их хозяевами. Это правда, и мы не должны обманывать себя.

"Аль-Манар": Убеждено ли сирийское руководство, что эти переговоры будут проходить в следующем месяце?
Президент Аль-Асад: Мы ожидаем, что они произойдут, если не столкнутся с препятствиями со стороны других государств. Два дня тому назад мы объявили о том, что принципиально согласны участвовать в конференции.

"Аль-Манар": Когда вы говорите "в принципе", не значит ли это, что вы рассматриваете и другие варианты?
Президент Аль-Асад: В принципе, мы говорим о самом понятии конференции, но никаких подробностей пока нет. Например, будут ли предварительные условия для проведения конференции? Если да, то эти условия могут быть неприемлемыми, и мы не будет присутствовать. Таким образом, сама идея проведения конференции, в принципе, хорошая, но нам придется подождать и посмотреть.

"Аль-Манар": Давайте поговорим, господин Президент, об условиях, поставленных сирийским руководством. Каковы условия Сирии?
Президент Аль-Асад: Проще говоря, наше единственное условие, что все согласованное на любом совещании внутри или за пределами страны, в том числе, на конференции, подлежит утверждению сирийского народа на референдуме. Это – единственное условие. Все остальное не имеет значения. Именно поэтому мы согласны прибыть на конференцию. У нас нет комплексов. Каждая из сторон может предложить что угодно, но ничто не может быть реализовано без согласия сирийского народа. И до тех пор, пока мы являемся законными представителями народа, нам нечего бояться.

"Аль-Манар": Давайте проясним ситуацию, господин президент. Существует много неопределенностей, которые возникли еще на конференции "Женева-1" и встанут перед конференцией "Женеве-2", касающиеся переходного периода и Вашей роли на предстоящем этапе. Готовы ли Вы передать все ваши полномочия этому переходному правительству? Как вы понимаете, это неоднозначный термин.
Президент Аль-Асад: Я ясно дал понять в своей инициативе, предложенной в январе этого года. Они говорят, что хотят переходного правительства, в котором президент не играет никакой роли. Но у нас в Сирии – президентская система, где президент является главой Республики, а премьер-министр возглавляет правительство. Они хотят, чтобы было правительство с широкими полномочиями. Сирийская конституция дает правительству полную власть. Президент является Верховным Главнокомандующим Армии и Вооруженными силами и главой Высшего судебного совета. Все остальные учреждения подчиняются непосредственно правительству. Изменение полномочий Президента – это вопрос изменения Конституции. Президент не может просто отказаться от своей власти, он не имеет на это конституционного права. Изменение конституции требует всенародного референдума. Когда они предлагают такие вещи, они могут быть обсуждены на конференции, но когда мы о чем-то договориться - если мы договоримся, - мы вернемся домой и вынесем это на всенародный референдум, а затем будем двигаться дальше. Но они просят о внесении поправок в конституцию заранее, а это не может быть сделано ни президентом, ни правительством.

"Аль-Манар": Честно говоря, господин президент, все международные силы против Вас. Все Ваши политические оппоненты заявили, что они не хотят видеть Вашей роли в будущей Сирии. Это сказал, в частности, министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд Аль-Фейсал, это говорят Турция, Катар, а также сирийская оппозиция. Будете ли Вы выдвигать свою кандидатуру на предстоящих в 2014 году президентских выборах?
Президент Аль-Асад: Насколько я знаю, что Сауд Аль-Фейсал является специалистом в делах США, но он ничего не знает о сирийских делах. Если он хочет учиться, то это прекрасно! Что касается желания других, я повторю то, что сказал раньше: этот вопрос зависит от желания сирийского народа. Что касается выдвижения кандидатуры, то некоторые партии заявили, что предпочтительнее, если президент не будет выдвигаться на выборах в 2014 году. Этот вопрос будет определен в будущем, еще слишком рано обсуждать это. Когда придет время, и я почувствую, через свои встречи и взаимодействие с сирийским народом, что общество хочет выдвижения моей кандидатуры, то я буду участвовать, не колеблясь. Однако, если я почувствую, что сирийский народ не желает этого, то, естественно, я не буду выдвигаться. Они зря тратят свое время на такие разговоры.

"Аль-Манар": Господин Президент, Вы упомянули министра иностранных дел Саудовской Аравии Сауда Аль-Фейсала. Это заставляет меня спросить об отношениях Сирии с Саудовской Аравией, а также с Катаром и Турцией. Особенно – если учесть, что на последнем заседании арабского министерского комитета их позиции были относительно умеренными. Они уже не призывали прямо и публично свергнуть Вас. Считаете ли вы, что их позиция изменилась и они теперь выступают за политическое разрешение сирийского кризиса? И готова ли Сирия вновь иметь дело с Лигой арабских государств, принимая во внимание, что сирийское правительство потребовало от ЛАГ извинений?
Президент Аль-Асад: Что касается арабских стран, мы видим временные изменения в их риторике, но не в их действиях. Это касается заявлений, но не практики. Страны, которые поддерживают террористов, по-прежнему продолжают эту поддержку. Турция также не сделала никаких позитивных шагов. Что касается Катара, то его роль - это роль спонсора террористов. Он поддерживает их с помощью Турции. Так что в целом нет никаких изменений.
Что касается Лиги арабских государств, то мы никогда не возлагали на нее наших надежд. Даже в последние десятилетия мы пытались обезвреживать их "мины", заложенные против нас на различных встречах, будь то на саммитах или на заседаниях министров иностранных дел. Таким образом, в свете этого и ее последних действий, можем ли мы действительно ожидать, что она играет какую-либо роль? Мы открыты для всех, мы никогда не закрываем двери. Но мы также должны быть реалистичными и смотреть правде в глаза: они не в состоянии ничего предложить. Тем более, что значительное число арабских государств не являются независимыми. Они получают приказы со стороны. Некоторые из них в душе относятся к нам с пониманием, но они не могут действовать в соответствии со своими мыслями, потому что они - не хозяева собственных решений. Так что, мы не связываем никаких надежд с Лигой арабских государств.

"Аль-Манар": Господин Президент, это подводит нас к следующему вопросу: если положение на арабской арене такое, какое есть, если учитывать развитие событий на местах и предстоящую конференцию в Женеве, - что будет, если политические переговоры не увенчаются успехом? Каковы последствия провала переговоров?
Президент Аль-Асад: Это вполне возможно, потому что есть государства, которые в принципе препятствуют встрече. Они вынуждены принять участие в конференции, чтобы сохранить лицо. Но они выступают против любого диалога, будь то внутри Сирии или за пределами. Даже Россия в нескольких своих заявлениях не ожидает многого от этой конференции. Но мы также должны быть точными в определении этого диалога, особенно в связи с тем, что происходит непосредственно на поле боя.
Большинство групп, которые говорят о происходящем в Сирии, не имеют никакого влияния на происходящее на земле, они даже не имеют прямых связей с террористами. В некоторых случаях эти террористы напрямую связаны с государствами, поддерживающими их, в других случаях они являются лишь бандами наемников, которые получают деньги за свою террористическую деятельность. Таким образом, провал конференции существенно не изменит реальность в Сирии, потому что эти государства не прекратят поддержку террористов. Ни конференция, ни какое-либо иное совещание не сможет заставить бандитов остановить свою подрывную деятельность. Таким образом, конференция не повлияет ни на нас, ни на них.

"Аль-Манар": Господин Президент, события в Сирии перекинулись на соседние страны. Мы видим, что происходит в Ираке, мы видели взрывы в Рейханлы в Турции, а также� теракты в Ливане: в Эрсале и Триполи, участие "Хизбаллы" в боевых действиях в Аль-Ксейре. Как Сирия относится к ситуации в Ливане. Думаете ли Вы, что ливанские политики по-прежнему придерживаются принципа самоотстранения?
Президент Аль-Асад: Позвольте мне задать некоторые вопросы, основанные на реальности в Сирии и в Ливане, прежде чем говорить о политике самоотстранения, чтобы не быть обвиненным в оценочных суждениях о том, является ли эта политика правильной или нет. Давайте начнем с нескольких простых вопросов: смогли ли ливанские власти предотвратить вмешательство в Сирию? Сделали ли они все возможное, чтобы не допустить контрабанды оружия террористам в Сирию или предоставления им безопасного убежища в Ливане? Это не так. На самом деле, все знают, что Ливан оказал отрицательное воздействие на сирийский кризис. Был ли Ливан в состоянии защитить себя от последствий сирийского кризиса, которые наиболее заметны в Триполи? Ракеты также падают в различных районах Бейрута и его окрестностях. Так о каком самоотстранении мы говорим?
Желание Ливана отгородиться от кризиса – это одно, а возможности правительства самоотстраниться – это совсем другое. Когда правительство дистанцируется от определенного вопроса, который затрагивает интересы ливанского народа, то на самом деле оно пытается отмежеваться от своих граждан. Я не критикую правительство Ливана, а говорю об общих принципах. Я не хочу, чтобы кто-то сказал, будто бы я критикую это правительство. Если бы сирийское правительство отгораживалось от проблем, которые представляют интересы сирийского народа, это было бы также ошибкой. Так что в ответ на ваш вопрос, который касается политики� самоотстранения Ливана, я скажу, что мы не считаем это реально возможным. Когда горит дом моего соседа, я не могу сказать, что это не мое дело, и сидеть сложа руки, потому что рано или поздно огонь перекинется и на мой дом.

"Аль-Манар": Господин Президент, что бы вы сказали сторонникам сил сопротивления? Мы празднуем годовщину победы сопротивления и освобождения Южного Ливана в атмосфере обещания победы, о которой говорил Хасан Насралла. Вы с большой уверенностью говорите, что выйдете победителем из этого кризиса. Что бы вы сказали всей этой аудитории? Дойдем ли мы до конца этого темного туннеля?
Президент Аль-Асад: Я считаю, что самая большая победа может быть достигнута за счет арабских сил сопротивления в последние годы и десятилетия. Прежде всего – это интеллектуальная победа. Сопротивление не смогло бы добиться военного успеха, если бы оно не смогло противостоять попыткам искажения понятий в регионе.
До начала гражданской войны в Ливане, некоторые люди говорили, что сила Ливана заключается в ее слабости. Это похоже на то, если бы интеллект человека заключался в его глупости, или что честь достигается через коррупцию. Это нелогичное утверждение. Победы сопротивления в разные моменты подтвердили неправильность данной концепции. Они показали, что слабость Ливана – в его слабости, а его сила – в его силе. В силе тех бойцов сопротивления, о которых Вы упомянули. Сегодня, более чем когда-либо прежде, мы нуждаемся в этих идеях, в этих мыслях, в этой стойкости и примерах, явленных бойцами сопротивления.
События в арабском мире в последние годы исказили многие понятия до такой степени, что некоторые арабы забыли, что их настоящим врагом по-прежнему является Израиль. Вместо этого создаются внутренние, конфессиональные, региональные или национальные враги. Сегодня мы возлагаем большие надежды на этих бойцов сопротивления, чтобы напомнить арабским народам, что наш враг - все тот же.
Что касается моей уверенности в победе – если бы мы не были так уверены в ней, то мы не могли бы продолжать эту битву уже более двух лет, в условиях глобального наступления. Это не трехсторонняя атака, которая была в 1956 г.. Это на самом деле - глобальная война против Сирии и сил сопротивления. У нас есть абсолютная уверенность в нашей победе. Я заверяю всех, что Сирия всегда будет стойкой, она станет сильнее, чем прежде, и будет поддерживать бойцов сопротивления во всем арабском мире.

"Аль-Манар": В заключение хочу сказать, что для меня была большая честь провести это интервью с Вами. Большое спасибо.
Президент Аль-Асад: Я хотел бы поздравить "Аль-Манар" как телеканал сопротивления, а также ливанский народ и каждого бойца в Ливане с Днем сопротивления и освобождения.

"Аль-Манар": Спасибо.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments