serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Турки против Эрдогана - эмоциональный взрыв или мотивированная фронда?

В ночь на понедельник антиправительственными выступлениями были охвачены 67 городов Турции.
Ожесточенные столкновения демонстрантов в полицией произошли в старинном стамбульском районе Бешикташ, где тысячи протестующих собрались у резиденции премьер-министра Эрдогана, требуя его немедленной отставки, сообщает "Евроньюз".
К участию в протестах подключились многие предприниматели и оппозиция, которая выступает против долгого правления премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана и его исламистской “Партии справедливости и развития”.




Ни слезоточивый газ, ни водометы не останавливают протестующих, недовольных все более явными, по их мнению, попытками правящей партии Справедливости и развития “исламизировать страну”. Премьер-министра Эрдогана, который находится у власти уже более 10 лет, они обвиняют в “авторитарном правлении”.
В приморском городе Измире манифестанты подожгли местный офис правящей партии “Справедливости и развития”. Никто не пострадал, но зданию бы причинен значительный ущерб.
В Анкаре манифестанты, вытесненные с площади Кызылай в центре города, пытались прорваться в правительственную резиденцию. Полиция применила против них слезоточивый газ и резиновые пули. Десятки людей получили ранения.
Сотни демонстрантов в городском парке Анкары распивали алкогольные напитки, протестуя против вввденных на прошлой неделе ограничения на продажу и потребление алкоголя.
Премьер-министр Эрдоган утверждает, что он верен принципу светского устройства турецкого государства, а акции протеста назвал антидемократическими. По словам турецкого премьера, за протестами в его стране стоят оппозиция и группировки, которых поддерживают из-за рубежа.
Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что массовые протесты, продолжающиеся в стране уже четыре дня, он не считает событиями, схожими с революциями в арабских странах, сообщает ВВС.
По словам премьера, протесты были организованы экстремистами, а сами беспорядки имеют целью отобрать голоса у его партии во время следующих выборов в 2014 году.


По данным правоохранительных органов, за последние два дня в Турции арестованы около 2 тысяч человек. По всей стране сообщают о сотнях раненых. Мечети, магазины и даже Университет преобразованы в больницы.
Yтро.ру” поговорило с одним из участников акции протеста в Стамбуле.
Молодой человек по имени Гюрай сообщил, что полиция действует предельно жестко и агрессивно (это ранее отчасти признавал и Эрдоган). Например, для разгона манифестантов стражи порядка используют перцовый газ, срок годности которого истек еще в 2011 г., а также запрещенный в мире газ orange.
“Получившие химические отравления люди становятся буквально слепыми, не могут контролировать свои мышцы. Все тело сразу краснеет, и невозможно дышать. Ощущения такие, как будто умираешь”, – рассказал очевидец.
При этом полиция жестоко избивает пострадавших, продолжил он. “Кого поймают, доставляют в отделение и заставляют подписывать протокол. Кто подписывает, по сути, прощается со всеми навсегда”, – пояснил Гюрай.
Все эти дни протестующие строят против полиции баррикады из фургонов, которые стражи порядка сносят бульдозерами, рассказал молодой человек.
При этом, с его слов, есть место и откровенным провокациям: “Раненые прячутся в мечетях, но они даже туда пускают газ”.
Гюрай привел несколько иные данные относительно количества раненых – протестующие заявляют, что таковых более тысячи.
“Эрдоган боится потерять свое место, поэтому держит под гнетом всех: людей, журналистов, бизнесменов, полицию, армию. Это диктатор, который издевается над своим народом, а мы хотим демократии”, – добавил он.
Стрельба теперь, по словам нашего собеседника, происходит в Стамбуле каждый день. Стреляют по людям газовыми патронами.
“По правилам, они (полицейские) должны стрелять вверх под углом в 45 градусов, но они стреляют прямо по лицам. Многие получили тяжелые травмы. Рядом со мной был человек, которому огромный патрон попал в рот, весь газ проник в легкие”.
Такая агрессия со стороны полицейских привела к тому, что объединились “турки, курды, черкизы, все-все”.
“На площадях сейчас нет флагов партии, есть только сам народ, люди с разными идеалогиями. Даже болельщики футбольных команд “Фенербахче” и “Галатасарай”, ненавидящие друг друга, вместе защищают людей от произвола полиции”, – отметил собеседник.
Отвечая на вопрос, будут ли манифестанты протестовать до конца, Гюрай уверенно отрезал: “Естественно. Мы не хотим, чтобы кто-то пострадал, но мы хотим, чтобы Эрдоган отказался от своего кресла. Мы не хотим никого ранить, мы только протестуем и ничего не разрушаем. Мы хотим жить мирно. Мы знаем, среди нас будут раненые, кто-то может умереть, но ради своей цели мы готовы на все”.

О том, как Турция до этого дошла, рассказывает Игорь Семиволос, эксперт Центра ближневосточных исследований:
- Строительство торгового центра в парке возле площади Таксим стало последней каплей для недовольства нынешним турецким правительством.
Ведь никогда не бывает одной причины. Есть целый комплекс глубоких подводных камней.
Во-первых, это грубость нынешней турецкой власти, проявившаяся в разгоне первого, экологического митинга. Это стало причиной массовых протестов на последующие дни, но только непосредственной, спусковым значком.
Во-вторых, это излияние давнего и тяжелого турецкого конфликта между светской и мусульманской частями населения. Как правило, такой конфликт острый и опасный для развития государства. Потому что он идеологический, принципиальный, основывается на представлениях о том, как должен быть построен мир и конкретное государство.
- Почему именно сейчас?
- Не только сейчас - огромные манифестации оппозиционных партий происходили в больших городах еще полгода назад. То есть, протесты происходят периодически. Но именно сейчас они набрали больше отрицательных впечатлений от правительства, и чирей начал прорывать.
Просто предыдущие манифестации устраивали республиканцы или националисты, светские политики, и соответственно, участие в них предусматривало так или иначе, что митингующие придерживаются определенной идеологии.
На Таксиме уже совсем не так. Там нет партийных флагов, и нет политической борьбы как таковой.
- Как правительство реагирует на это?
- Сейчас премьер Эрдоган старается не раздувать события.
Ведь в самом начале своей политической карьеры он победил как мэр Стамбула. Его поддержали как сам Стамбул, так и другие крупные города.
Поддержал и весь турецкий средний класс. Люди хотели освободиться от коррупции и насилия националистов.
Потому что кризис перед его приходом был связан с тем, что откровенно светские партии не могли справиться с развитием страны. Они не могли продемонстрировать нормального управления государством и адекватного плана на будущее. И вот к власти пришли умеренные исламисты, или, сказать иначе, консервативные демократы. Называют себя по-разному, в зависимости от аудитории. И возглавил их как раз Эрдоган.
Они смогли достаточно эффективно управлять страной. Сделали ставку на консервативный средний класс, и он поддержал новую власть.
Но от начала Партия справедливости и развития никогда не выступала за исламское развитие страны. Напротив, Эрдоган все время подчеркивал праве человека быть либо не быть религиозным. То есть, хотел ввести демократические ценности в европейском смысле слова. Дать возможность всем вести себя согласно своим убеждениям. Они адаптировали европейское законодательство в Турции, особенно в области прав человека.
- Но боролись против военных?
- Да, потому что это борьба за ресурсы.
Эрдоган пытался укрепить свою власть, а демократия означала угрозу для светскости, которую должны были военные охранять. Это уже начало вызывать определенное сопротивление в обществе, особенно когда начали арестовывать генералов.
И вот правительство начало искать в обществе союзников, - средствами исламистов увеличивал свою популярность. Тогда Эрдоган в какой-то момент почувствовал, что не имеет политических конкурентов, потому что экономическая ситуация существенно улучшилась. Подумал, что теперь можно немножко пойти на уступки религии. Ведь они консерваторы сами по себе, просто раньше этого нельзя было делать.
Еще перед Таксимом за неделю ограничили рекламу и продажу алкоголя, так как это не соответствует исламским ценностям. И много другого такого.
Но вокруг спора между исламистами и светскостью идет много дискуссий, и это приводит к гражданскому конфликту, напряженности в обществе.
- Состоялось возрождения исламских традиций?
- Видимо так, потому что есть социальная база для такого возрождения. Есть средний класс, который согласился на определенный консерватизм для укрепления своих собственных позиций. Он, так сказать, купил у Эрдогана ислам, но в пакете с удобствами для себя. Поэтому это и стало модно.
- Кто сейчас протестует на Таксиме?
- Очень много пролетариев, часть горожан, плюс образованный класс, поддерживающий светскость государства. Там на самом деле большая смесь - интеллектуалы, националисты, республиканцы. Поскольку, опять-таки, не партии этот митинг организовывали, он получился очень стихийным.
Там собрались все группы, чувствуют опасность от распространения исламских тенденций.
Но определяющим для Эрдогана является то, как поведет себя средний класс. Потому что ему в принципе все равно. Он до сих пор поддерживал правительство только потому, что тот обеспечивал ему постоянно немало привилегий, а вовсе не из-за ислама. Если он почувствует опасность от Эрдогана в результате этих событий, то может поддержать и оппозицию.
Ведь власть уже начинает применять насилие, совершенно так же как до этого националисты. И никто не хочет попасть под горячую руку.
- Правительство может уйти в отставку?
- Не думаю. Как и не считаю это революцией, потому что еще слишком рано выносить долгосрочные выводы.
К тому же Эрдоган - очень упрямый человек, не пойдет просто так, а будет до последнего бороться. Тем более, парламент он контролирует. И опирается он на эти магические 60 процентов населения, которые его поддерживают. Это очень большая цифра, но она сильно зависит от того же среднего класса. Все довольны были тем, что государство их не трогает и позволяет развиваться так, как они хотят.
Но теперь общество столкнулось еще с одной проблемой - вопросом Ататюрка.
- Власть критикует его?
- Не столько критикует, сколько позволяет критику.
Ататюрк - это для турок "collective good", то есть положительный образец, воплощение лучших качеств. Его трудно отодвинуть куда-то в сторону, потому что он и является основателем нынешнего Турецкого государства. Но и не трогать не выходит, ведь отчаянно выступал против исламистов, репрессировал их.
И власть пыталась вопрос Ататюрка просто аккуратно обходить. Однако, когда конфликт в обществе назрел, где-то в последние два года происходит прямое столкновение сторон. И правительство позволяет десакрализацию Ататюрка.
Многие публичных заявления уже требуют его вынести из мавзолея, не говоря уже о том, что критикуют многие его реформы и вообще политику.
Другую часть общества это возмущает. Происходит радикализация, стенка на стенку.
Эрдогану нужно останавливать этот процесс, подтвердив светскость государства. Но он оказался между двух огней.
Ему нужна и мобилизация своих сторонников. Ведь премьер уже успел заявить, что могут выйти на улицу и его сторонники. Под какими лозунгами?
Если лозунги будут происламские, конфликт может приобрести совершенно непредсказуемое развитие. Потому что страна расколется.
- Оппозиционные партии используют эти протесты?
- Пытаются. Но оппозиционные партии не имеют такой поддержки в обществе, которую имеют эти митинги. То есть, трудно из них получить политические дивиденды. Поэтому возглавить протесты им не удастся.
- Как выйти из этого положения?
- Если заявлять о прекращении строительства на Таксиме, то это нужно делать сразу.
Сейчас уже многие не очень и помнят, с чего началось. Беспорядки уже есть, уже разбивают магазины, автомобили и т.д., есть насилие. Митингующие уже требуют отставки правительства.
То есть, переговоры почти невозможны. Все будет зависеть от человеческого фактора.
Эрдоган умеет держать удар и выходить из сложной ситуации. Думаю, ему удастся прекратить эскалацию и начать переговоры хотя бы с малого. Или прийти к компромиссу.
Однако, неизвестно, что у него в голове. Может и использовать силу.
- Армия может поддержать протестующих?
- Это была бы очень удобна для Эрдогана ситуация, потому что он бы просто назвал все это "хунтой" и вышел бы с чистыми руками. Но повторения 1980 года (выступление армии) вряд ли возможно.
Ибо сам Эрдоган за годы своей власти сделал все возможное для того, чтобы создать несколько центров принятия решений в армии. Нет единого центра. Это ранее армия была отдельной, важным институтом. Поэтому не думаю, что военные поддержат протесты. Уже достаточно долгое время войско не вмешивается в политику. Перестало быть "четвертой властью".
Хотя, может вмешаться, если произойдет "кровавое подавление", будут смерти. То есть, когда у армии будет легитимное право остановить беспорядки с какой-то стороны.






Tags: Турция, Эрдоган, беспорядки, протесты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments