serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Category:

Кто сказал, что в Мали всё затихло?



После трех месяцев постоянного пребывания на первых полосах СМИ новости из Мали стали постепенно суше.
Это может говорить только о том, что война закончилась, и ее основные цели достигнуты. Однако операция "Сервал" все еще продолжается, но только для Франции.
На первый взгляд, операция "Сервал" увенчалась успехом. Франция убедительно победила исламистов и готовится передать поддержание правопорядка в Мали вооруженным силам государства и войскам ЭКОВАС. К тому же, миротворческую миссию Франции признало ООН, о чем говорит Премия мира ЮНЕСКО.
Но в этих военных действиях много вопросов, пишет обозреватель Сергей Василенков.
Во-первых, с кем и против кого борется Франция в Мали, чьи интересы защищает?


Франция воюет с "потенциальными предателями" франкофонских задач Парижа в Западной Африке против врага, искусственно взращенного, за чужие интересы в ущерб своим собственным.
"Потенциальные предатели" французских интересов в Западной Африке — это нынешние союзники (политики и военные) Мали.
Сегодня они борются вместе с французскими легионерами, однако Париж забывает о том, что нынешняя малийская хунта всегда была ориентирована на Соединенные Штаты.
Так, военные действия закончились, но их результаты не могут сильно радовать. Франция потеряла нескольких военнослужащих, но ситуация в Мали поменялась в худшую для Парижа сторону.
Исламисты остались несломленными, они гарантированно перейдут к тактике партизанских набегов и террора на базы правительственных войск и миротворцев.
Перспективы налаживания отношений с сепаратистами и для руководства Мали, и для Парижа как посредника, существенно ухудшились. Настроенные про-американски малийские военные в условиях продолжающихся столкновений на севере Мали, скорее всего, сохранят политическое влияние.
Руководство Нигера, получив поддержку Соединенных Штатов в благодарность за размещение базы для беспилотников, сможет занимать более выгодную экономическую и политическую позицию в отношениях с Францией, в частности по вопросам эксплуатации урановых рудников, крайне важных для Парижа.
Франции придется некоторое время сохранять свое военное присутствие в Мали, что приведет к дополнительным военным потерям и экономическим затратам (и это на фоне кризиса).
Кроме того, Франция после войны с исламистами Мали стала наиболее желанной среди европейских стран целью для террористических атак экстремистов. Вот такие итоги военного конфликта для Франции.
Патовая ситуация, возникшая в Мали после интервенции Франции, которая не пускала армию страны в северный город Кидал, похоже разрешится конфронтацией Парижа и Бамако, анализирует ситуацию пожелавший остаться неизвестным автор.
5 июня малийцы начали наступление на Кидал, разгромив в двух боях туарегов-сепаратистов из MNLA.
Сразу же с начала восстания туарегов Национально-Освободительного Движения Азавада (MNLA, Mouvement nationale de libération de lAzawad) в малийской прессе появились утверждения, что повстанцев поддерживает и финансирует Франция.
Эти обвинения удачно ложились на распространённую в Мали франкофобию.
Но когда туарегов из захваченных городов изгнали радикальные исламисты, все подозрения забылись.
Незадолго до этого, в марте 2012 года в стране произошёл военный переворот, и анти-французские речи затерялись в море анти-патриотических обвинений, которыми малийские политики поливали друг друга. Даже наоборот, Париж стали приводить в пример своему индифферентному правительству.
Европейцы в это время активно протаскивали через Совбез ООН возможность интервенции, красочно описывая зверства исламистов. Чего, кстати, не наблюдалось когда в Азаваде верховодило MNLA.
К началу года малийское общество уже было "разогрето" кадрами и информацией об отрубании рук, разрушении мавзолеев, сожженными рукописями Тимбукту (которые в итоге оказались невредимыми), трёхдневным возможным захватом столицы Бамако. Настолько, что с цветами и флагами встретило интервентов.
В честь погибшего вертолётчика Бото планировали называть детей, улицы, хотели ставить памятники, и, как апогей, присвоение Олланду звания "почетный гражданин Томбукту" и обморок малийской девочки при встрече с французским президентом.
И во время этой обстановки панибратства и добродушия, французские войска высаживаются в Кидале, столице северного чисто туарегского региона, не поставив в известность малийских "партнёров". Недоразумение, подумали малийцы, и стали ждать прихода туда своей армии.
Но время шло, в Кидал отправились чадские солдаты, вышли из небытия туареги MNLA, и объявили, что регион будет контролироваться ими. Правда, о независимости Азавада они уже не говорили - лишь автономия и возможность самоопределения.
Получив тыловую базу, они стали совершать набеги и грабить соседние регионы, Гао и Томбукту.
Министерство обороны Мали что-то мямлило в ответ на претензии общества - то солдат не хватает, то автомобилей, то бензина.
Французы на удивление лояльно относились к хозяйничающим в регионе бывшим (бывшим ли?) сепаратистам.
Даже больше - пару раз они с воздуха атаковали бойцов арабского ополчения MAA (Движение Арабов Азавада, Mouvement des Arabes de l’Azawad) когда те сталкивались с туарегами. И эти вмешательства французской авиации стоили арабам нескольких жизней и потерянных городов.
По некоторым данным, уход армии Чада из Кидала также связан с давление Франции.
12 апреля смертник взорвал себя около чадского патруля, убив трёх солдат. Смертник был опознан как член MNLA, и чадцы якобы начали проводить жесткие задержания и допросы лидеров MNLA, но из Парижа последовала отмашка. Через пару дней, армии Чада в городе уже не было.
Иногда эти отношения Франции к туарегам объяснялись помощью, которую оказывают последние в борьбе с исламистами и поиске французских заложников. Как бы то ни было, именно MNLA теперь стала новой властью в Кидале.
В Мали 28 июля должны пройти президентские выборы.
Дата, предложенная Францией и её подпевалами из ЭКОВАС (Экономическое сообщество стран Западной Африки) в самый разгар боёв против исламистов, вызвала в своё время недоумение малийцев. Страна под оккупацией, можно ли проводить выборы?
Видимо, французам надо было скорее пройти этап передачи власти гражданским институтам (сейчас в Мали временный, исполняющий обязанности президент) и сохранить статус своих войск и вооружённых туарегов в Кидале.
Ближе к выборам отдельные раздражённые голоса превратились в общий хор - будет ли наша, малийская армия в Кидале?
Политики зарабатывают очки и играют на анти-туарегских настроениях.
30 мая в Гао прошла тысячная анти-олландовская демонстрация.
Умеренные туареги создали в мае "Высший Совет [за Единство] Азавада" (Haut conseil [pour lunité] de lAzawad, HCA/HCUA). Многие усматривают в этом желание элиты Кидала остаться в политике.
Аменокаль (вождь) туарегов в той или иной степени, через своих сыновей и дочерей, контролировал все движения Азавада. И MNLA, и выделившийся из неё "Ансар-Дин", и MIA (Исламское Движение Азавада, Mouvement islamique de lAzawad) куда влились некоторые боссы и бойцы разгромленного французами и чадцами "Ансар-Дин".
Видя возросшее влияние MNLA, в котором теперь тон задавали заграничные диссиденты и бывшие ливийские бойцы, аменокаль создаёт HCUA.
С другой стороны, MNLA запятнал себя кровью малийских солдат, и Высший Совет был создан как союз умеренных туарегов.
Поначалу на него внимания не обратили. Но 2 июня, после 48 часов переговоров, MNLA и HCUA подписали Меморандум о взаимопонимании. Теперь они хотят создать общую политическую платформу и должны выступать с одних позиций в переговорах с Бамако.
Оба движения требуют от государства Мали признать право на самоопределение народом Азавада.
Одновременно начались гонения на чернокожих жителей Кидала, которых называли шпионами Мали. Некоторые были арестованы, и, когда они отказались поддерживать в будущем MNLA/HCUA в противостоянии с Бамако, были высланы из города.
В очередной раз показался вроде забытый образ отделения северных территорий - одно дело кучка вооружённых людей, пусть и поддерживаемых Францией, другое - присоединение к ним аменокаля и всей элиты туарегов. Армия решила не ждать.
Итак, в начало июня сложилась следующая картина.
- Мали (патриотическая часть народа, армии, властных институтов): страна остаётся единой, светской; выборы в Кидале проходят при присутствии армии и администрации; MNLA должна разоружиться.
- Франция: страна остаётся единой, светской; выборы в Кидале проходят при наличии администрации но без армии Мали, в крайнем случае (2 вариант) допускается прибытие батальона GTA1, (это малийские солдаты, которых с апреля тренируют европейские инструкторы миссии EUTM); MNLA будет вооружена до окончания переговоров с Бамако.
- MNLA/HCUA: Азавад признаётся территорией конфликта с будущими переговорами и с правом народа на самоопределение; вывод армии Мали с территории Азавада, развертывание солдат MINUSMA (Международной Миссии ООН по Поддержке Мали), именно MINUSMA будет нести ответственность за обеспечение избирательного процесса; оружие остаётся у MNLA, но она выходит из городов, сдавая свои базы и посты миротворцам.
Армия сделала свой ход - начала наступление на Кидал.
Тысячи демонстрантов в городе Гао на севере Мали обвинили Президента Франции Франсуа Олланда в сговоре ради оккупации вместе с сепаратистскими повстанцами из регионального центра Кидал.
Военная операция под французским командованием в Мали вытеснила боевиков-исламистов из ряда северных городов, но Кидал оставили в руках сепаратистов-туарегов.
Туареги утверждают, что они не позволят власти Мали управлять выборами в Кидале.
Представители официального Мали и туареги достигли все-таки принципиального соглашения о прекращении боевых действий в ходе переговоров, проходивших в столице Буркина-Фасо – городе Уагадугу, сообщает Reuters. Это произошло после того, как малийские регулярные войска начали наступление на город Кидаль, по-прежнему находящийся под контролем туарегов.
В ходе переговоров было также достигнуто предварительное соглашение о возвращении на занятые туарегами территории представителей центральной администрации и сил армии.
Это особенно актуально накануне всеобщих выборов, которые должны состояться в конце июля. Именно с ними связывают преодоление сложившегося кризиса.

Сотрудники Управления ООН по правам человека выявили многочисленные нарушения со стороны сил безопасности Мали, совершённые в ходе операций против повстанцев на севере страны.
Проведённое расследование показало, что правительственные силы совершали внесудебные казни, убийства на этнической почве, похищения людей, пытки и незаконные аресты.
Заместитель Верховного комиссара ООН по правам человека Флавия Паньсери, выступая перед членами Совета по правам человека заявила, что в числе совершённых преступлений – изнасилования и вербовка малолетних:
«По сообщениям разных источников, включая родственников жертв, мы получили сообщения о том, что девушек насильно выдавали замуж за членов вооружённых групп в Гао и Томбукту. Во многих случаях эти девушки подвергались групповым изнасилованиям, а затем их отсылали домой. Оценить масштабы сексуального насилия в Мали в 2012 году нелегко, поскольку женщины неохотно рассказывают о том, что с ними произошло».
Также поступают сообщения о вербовке несовершеннолетних в ряды вооружённых группировок и об актах возмездия по отношению к туарегам и арабам со стороны правительственных сил.

Налет трех французских беспилотных летательных аппаратов (БЛА) "Харфанг" (Harfang) в Мали превысил 1600 часов. Эти аппараты, базирующиеся в Нигере у границы с Мали, совершили свыше 100 полетов.
Об этом сообщили ВВС Франции. Интенсивное применение этих аппаратов связано с расширением их применения в Мали для поддержки наземных войск в рамках операции "Сервал" (Serval).
В Нигере с января этого года действует французское подразделение по обслуживанию БЛА "Харфанг", ранее применявшихся в операциях в Афганистане и Ливии.
Как сообщило министерство обороны Франции, применение БЛА в Мали ведется с января этого года. Экипажи операторов БЛА "Харфанг" и наземных техников входят в состав эскадрильи ED-1/33 "Белфорт" (Belfort), которая осуществила первый полет БЛА над Мали 17 января 2013 г.
В Мали французские БЛА обеспечивают поддержку наземных войск. Информация с борта БЛА поступает командирам наземных подразделений, обеспечивая им хорошую ситуационную осведомленность на малийском театре военных действий.
БЛА также взаимодействуют с самолетами ВВС и ВМС Франции, действующими над территорией Мали.
На борту БЛА установлены лазерные целеуказатели, с помощью которых осуществляется подсветка наземных целей и наведение на них высокоточных боеприпасов, сбрасываемых с французских самолетов, включая самолет разведки и радиотехнической разведки ВМС Франции "Атлантик".
БЛА выполняют полеты днем и ночью продолжительностью свыше 20 часов, что лучше всего показывает, насколько непростая ситуация в Мали, несмотря на все заявления французских властей.

Кстати, о сказанном выше Париж, между прочим, предпочитает особо не распространяться...

Подробности происходящего в Мали в материалах "Кавардак в Сахеле" и "Война в Мали: цели заявленные и тайные".

Tags: Мали, Франция, интервенция, туареги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment