serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Переговоры Россия-Египет в Москве. Пресс-конференция глав МИД РФ и АРЕ

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Египта Н.Фахми.
Москва, 13 февраля 2014 года.


Фото m.ruvr.ru




Сергей Лавров:
"Уважаемые дамы и господа,
Мы завершили работу в формате «два плюс два», которая началась с раздельных встреч министров иностранных дел и министров обороны России и Египта. Мне с моим коллегой г-ном Н.Фахми поручено от имени этого формата познакомить вас с результатами.
Это первый в истории двусторонних связей совместный визит в Москву руководителей МИД и Минобороны Египта.
Формат «два плюс два» был запущен в ноябре прошлого года в Каире.
Проведение второго раунда переговоров сегодня в Москве подчеркивает значение, которое обе стороны придают задачам укрепления отношений между нашими странами, вышедших на уровень многопрофильного партнерства.
Наши связи базируются на прочном фундаменте дружбы и взаимовыгодного сотрудничества. За прошедшие десятилетия Россия и Египет не раз сообща находили совместные ответы на общие вызовы и угрозы, с которыми сталкивался регион Ближнего Востока и Северной Африки.


Мы приветствовали итоги состоявшегося в январе с.г. в Египте референдума, на котором была утверждена новая конституция страны. Впереди – президентские и парламентские выборы.
Поддерживаем усилия египетского руководства по обеспечению стабильности государства, устойчивой экономики и эффективно функционирующих институтов власти.
Договорились о дальнейших путях выстраивания наших двусторонних отношений, включая созыв в ближайшее время Совместной Российско-Египетской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, заседание которой состоится в конце марта этого года.
Условились ускорить подготовку документов, которые придадут дополнительный импульс развитию нашего военного и военно-технического сотрудничества. Эти вопросы были предметом переговоров между Министром обороны России С.К.Шойгу и Первым вице-премьером, Министром обороны АРЕ А.Сиси.
Обменялись мнениями по проблематике международных отношений, включая региональную повестку дня. Исходим из того, что все проблемы в регионе Ближнего Востока и Северной Африки должны решаться исключительно мирным путем через инклюзивный диалог, без попыток изолировать кого-либо или навязывать что-либо извне, на основе уважения права народов на самостоятельный выбор форм и методов государственного управления.
Что касается конкретных региональных ситуаций, особое внимание уделили сирийской проблеме.
Подчеркнули необходимость обеспечения политического урегулирования, прекращения любого насилия в рамках межсирийского диалога на основе Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г. Мы ценим конструктивную позицию Египта в поддержку данного процесса.
Затронули проблему арабо-израильского урегулирования, подчеркнули совместную приверженность его достижения на известной международно-правовой основе через прямые переговоры, которые сейчас продолжаются между палестинцами и израильтянами.
Мы рассмотрели ситуации в Судане, Ливии, Йемене, Ираке, обсудили другие аспекты региональной повестки дня, включая задачу продолжения работы по подготовке и созыву конференции по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки.
Особое внимание уделили практическим вопросам, необходимым для повышения эффективности борьбы с терроризмом, который, как мы еще раз подчеркнули, не имеет национальности, не связан с какой-либо религией и является общим злом для всего человечества.
Все аспекты нашей дискуссии отражены в совместном заявлении по итогам встречи в формате «два плюс два». Этот документ будет опубликован в ближайшее время после завершения переговоров российских и египетских министров у Президента России В.В.Путина.
В целом мы удовлетворены состоявшимися переговорами, которые подтвердили востребованность механизма регулярных консультаций. Это позволяет нам оперативно сопоставлять подходы и определять возможности полезного взаимодействия как по развитию двусторонних отношений, так и по решению острых проблем ближневосточного региона.

Вопрос (обоим министрам): Как механизм «два плюс два» может повлиять на углубление двусторонних отношений, а также урегулирование региональных проблем, в том числе проблемы воды в Африке, которая в ближайшее время может серьезно обостриться?
С.В.Лавров (отвечает после Н.Фахми): Подписываюсь под тем, что сказал г-н Н.Фахми. Считаем, что данный формат весьма полезен и дает возможность системно и комплексно подходить к двусторонним и региональным делам с точки зрения политического, военного, военно-технического сотрудничества. Этот формат по определению серьезно укрепляет взаимное доверие, отражает зрелый характер нашего партнерства, обретающего стратегические черты.
В отношении региональных проблем формат «два плюс два» позволяет более доверительно сопоставлять оценки ситуации в той или иной части Ближнего Востока и Северной Африки, определять направление возможных совместных действий для способствования урегулированию кризисов на основе разделяемых Россией и Египтом принципов, о которых мы говорили: исключительно мирный путь решения всех проблем, недопущение какого-либо вмешательства извне, уважение суверенитета, территориальной целостности государств и права народов самостоятельно определять модели развития своих стран.
Что касается водных ресурсов, то эта проблема становится все более острой не только на Севере Африки, но и в других районах мира. Исходим из того, что любые возникающие вопросы должны решаться на основе международного права, достижения взаимоприемлемых договоренностей непосредственно заинтересованными сторонами. Принципиально важно учитывать реальные потребности населения в водных ресурсах. Исходя из этого, нами было закреплено такое понимание в совместном заявлении, текст которого будет распространен сегодня.

Вопрос: Сегодня стало известно, что Россия внесла в СБ ООН свой проект резолюции по гуманитарной ситуации Сирии. Является ли этот документ принципиально новым или это поправки к тексту, предложенному Австралией и Люксембургом? Затрагивается ли в нем проблема террористической угрозы в САР? Будет ли Россия настаивать на принятии нашего проекта или готова работать над поправками в предложенный западными странами документ?
С.В.Лавров: Нами действительно был представлен самостоятельный документ, посвященный той же проблеме, что и проект резолюции, внесенный Люксембургом, Австралией и Иорданией. Это «внешний ряд» соавторов, а есть у него и пока громко не заявившие о себе соавторы, но они не отрицают своей причастности к составлению данного документа.
Исходим из того, что гуманитарный кризис – это одна из острейших проблем, связанных с происходящим в Сирии. Предпочитаем полагаться на конкретные дела, а не слова, раздувающие в эмоциональном ключе эту проблему. Нагнетание риторики не может заменить практических шагов «на земле», которые сейчас требуются и активно предпринимаются международными гуманитарными агентствами. Стараемся предметно помогать этой работе, содействуя их диалогу с сирийскими властями по решению конкретных проблем.
На основе такого кропотливого, терпеливого, некрикливого подхода на данном этапе удалось благополучно решить проблему доставки гуманитарной помощи в старые кварталы г.Хомса, в лагерь палестинских беженцев «Ярмук». Хотя в обоих случаях боевики пытались создать проблемы для успешного осуществления данных операций.
Считаем, что опыт Хомса и «Ярмука» востребован, настаиваем на его распространении на другие части Сирии, включая заблокированные боевиками районы Нубуль, Захра, Хасеке.
Призываем партнеров из стран Запада и региона, имеющих влияние на боевые отряды оппозиции, употребить свое влияние для разблокирования этих точек и обеспечения доставки туда гуманитарной помощи.
Оценивая роль, которую может сыграть ООН, мы, прежде всего, руководствуемся уже имеющейся правовой базой – международным гуманитарным правом, на основе принципов которого 2 октября 2013 г. было одобрено заявление Председателя Совета Безопасности ООН, являющееся развернутым консенсусным документом. В нем изложены шаги, которые необходимо осуществить на практике для облегчения гуманитарной ситуации в САР в строгом соответствии с принципами международного гуманитарного права.
Наши западные партнеры считают, что заявления мало, и нужна резолюция. Но отличие продвигаемой ими резолюции от нашего понимания ситуации состоит, прежде всего, в том, что они очень выборочно толкуют эту ситуацию, взваливают всю вину на режим, не уделяют должного внимания создаваемым в гуманитарной плоскости действиями боевиков проблемам.
Проект резолюции составлен в ультимативном ключе, содержит угрозы санкций. Сам по себе ультиматум – за 15 дней раскрыться со всех сторон, вопреки принципу уважения суверенитета Сирии, чтобы конвои могли следовать в различные части страны без согласия центральных властей – является санкцией, и мы на это пойти не можем.
Россия, повторю, отстаивает необходимость сконцентрироваться на практической работе. Конечно же, значительно труднее помогать правительству договариваться с различными отрядами оппозиции о разблокировании тех или иных районов для доставки гуманитарной помощи, чем принимать резолюции в Совете Безопасности или на Генеральной Ассамблее ООН. Однако первый путь гораздо более продуктивен.
Если же наши партнеры убеждены, что Совет Безопасности должен еще что-то сказать по гуманитарной проблеме, мы, в порядке изложения наших подходов, подготовили свой проект резолюции, который будем готовы обсуждать. Это не поправки к проекту, который внесли Люксембург, Австралия и Иордания. Это наше видение того, какую роль СБ ООН может сыграть, если мы хотим содействовать решению проблем, а не антагонизировать ту или иную сторону. Потому что подобные попытки приведут лишь к поляризации позиций сторон: одна сторона будет считать, что ее дискриминируют, а другая сторона, в данном случае оппозиция, будет считать, что ей все дозволено, потому что ее Совет Безопасности осуждать не собирается.
Безусловно, не менее острой проблемой является терроризм, так как от него, как и от гуманитарного кризиса в Сирии, страдают не только сирийцы, но и страны региона. Фактов, подтверждающих множащиеся угрозы со стороны террористических группировок, становится все больше. Они хорошо известны и сильно нас тревожат.
Поэтому мы внесли в СБ ООН проект еще одного документа (в данном случае пока начинаем консультации), посвященного задачам борьбы с терроризмом в Сирии. При этом мы опираемся не только на базовые принципы о необходимости борьбы с терроризмом без каких-либо исключений, одобренные Советом Безопасности и другими структурами ООН.
Мы также учитывали содержащиеся в принятом в июне 2013 г. заявлении «восьмерки» призыв к правительству и оппозиции объединиться для искоренения терроризма с сирийской земли. Этот призыв ничем не был обусловлен, и нас очень тревожит эволюция в подходах некоторых наших западных партнеров по отношению к проблеме терроризма в принципе.
Они нам говорят о том, что терроризм в Сирии нужно как-то останавливать, но пока Президент Б.Асад находится у власти, это сделать невозможно. Это, по сути, означает, что наши партнеры отходят от базового, универсального, незыблемого принципа о том, что терроризм не может быть оправдан ничем.
Они, таким образом, пытаются оправдывать террористов и выдвигать ультиматумы фактически в пользу тех, кто поддерживает террористические проявления в Сирии.
Исходя из изложенного, мы и предлагаем упомянутые два документа на рассмотрение членов Совета Безопасности.
Убеждены, что нужен именно честный разговор, с учетом всех факторов, влияющих на ситуацию в Сирии, а не попытки спекулировать на сирийском кризисе и авторитете СБ ООН для одностороннего продвижения ее политических задач.
Наша позиция предельно ясна. Мы по-прежнему привержены Женевскому коммюнике от 30 июня 2012 г. и настаиваем на его выполнении в полном объеме.
Мы не согласны с попытками выдергивать из этого коммюнике какую-то одну задачу и интерпретировать ее некорректным образом, как это происходит с положением этого документа о создании переходного управляющего органа.
В данном конкретном случае наши партнеры все оставляют в стороне, а именно – борьбу с терроризмом, прекращение насилия, осуществление локальных замирений для доставки гуманитарной помощи.
Все Женевское коммюнике сводится к созданию переходного управляющего органа. Причем, эта задача интерпретируется как предполагающая смену режима, что является грубым искажением Женевского коммюнике.
Мы выступаем за комплексный подход, который будет уважительно относиться к очень сложному консенсусу, достигнутому в Женеве 30 июня 2012 г. Именно этот документ был одобрен Советом Безопасности во всей полноте, без каких-либо довесков или изъятий, и именно он лежит в основе переговоров в рамках «Женевы-2».

Tags: Египет, Женева-2, Сергей Лавров, переговоры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments