October 31st, 2016

Лавров: "Наши западные партнеры старались выгораживать засевших в Восточном Алеппо боевиков"

На официальном сайте МИД России опубликованы выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Кипра И.Касулидисом.   
Москва, 31 октября 2016 года:   



С.В.Лавров
- Переговоры с моим кипрским коллегой Иоаннисом Касулидисом прошли в традиционном для нашего диалога доброжелательном и доверительном ключе, обсудили широкий спектр вопросов, которые представляют взаимный интерес. 
Кипр – в числе важных партнеров Российской Федерации. Наши народы объединяют чувства дружбы и взаимной симпатии, что является важным подспорьем в деле поступательного развития двусторонних связей в самых разных областях. 
Министр Касулидис прибыл в Россию в контексте подготовки к председательству Никосии в Комитете министров Совета Европы. Поэтому логично, что основное внимание мы уделили приоритетам Кипра в этой Организации и нашему взаимодействию в ее рамках на ближайшие 6 месяцев, которые будут проходить под руководством наших кипрских друзей в Совете Европы. 

[Spoiler (click to open)]
Мы рассматриваем Совет Европы как важную организацию – гуманитарную опору европейской архитектуры. Считаем важным удерживать СЕ от сползания к «двойным стандартам» и искусственной политизации его повестки дня, к чему подталкивают некоторые наши западные коллеги. Убеждены, что деятельность СЕ сегодня особенно востребована на правозащитном направлении, защиту национальных меньшинств и искоренение массового безгражданства, включая противодействия экстремизму, агрессивному национализму, расовой и религиозной нетерпимости, конечно же, мы считаем принципиально важным уделять приоритетное внимание развитию межкультурного диалога в рамках СЕ. 
Нынешняя непростая ситуация в отношениях России и Евросоюза не могла не сказаться на двустороннем сотрудничестве наших стран, прежде всего на торгово-экономическом взаимодействии. Тем не менее, с удовлетворением констатировали, что наши отношения продолжают отличаться высокой степенью доверия и взаимного уважения. Выразили признательность кипрским друзьям за неизменную готовность содействовать оздоровлению ситуации в Европе. 
Со своей стороны подтвердили принципиальную позицию России по поддержке справедливого и жизнеспособного решения кипрской проблемы на основе добровольного согласия кипрских общин и соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. Поддержим такой формат урегулирования, о котором договорятся сами киприоты. При этом считаем, что любое внешнее вмешательство в кипрские дела, попытки давить на стороны контрпродуктивны и лишь отбросят назад усилия участников внутрикипрских переговоров по достижению компромиссного решения. 
Обсудили ключевые международные и региональные проблемы, особое внимание уделив ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, прежде всего в Сирии. Основной упор сделали на необходимость эффективного противодействия международному терроризму, который бросил вызов всему мировому сообществу. Рассказали нашим друзьям об усилиях России по скорейшему мирному преодолению кровопролитного конфликта в Сирии, включая скорейший запуск без предварительных условий всеобъемлющего межсирийского политического диалога на основе имеющихся резолюций СБ ООН. 
Обсудили ситуацию на Украине, в том числе в свете итогов встречи в «нормандском» формате в Берлине 19 октября. У нас с Кипром единая позиция: альтернативы последовательному и всеобъемлющему выполнению Минских договоренностей, которые были одобрены в том виде, в котором их приняли СБ ООН – нет. Поговорили о том, как украинская тематика рассматривается в СЕ, где в Комитете министров и Парламентской ассамблеи СЕ на сей счет были приняты определенные решения. Считаем необходимым обеспечить неукоснительное выполнение этих решений. 
Признателен своему коллеге за весьма конструктивную работу. 

Вопрос (адресован обоим министрам): Долгое время в прессе обсуждался вопрос о возможности создания российских военных баз на Кипре. Даже назывались разные варианты: Лимассол и военный аэродром в Пафосе. Обсуждался ли этот вопрос сейчас на переговорах? Если нет, то как Кипр готов содействовать России в борьбе с международным терроризмом, особенно учитывая его географическое положение и близость к территориям, захваченным ИГИЛ и другими террористическими группировками? 
С.В.Лавров (отвечает после И.Касулидиса): Мы не обсуждали сегодня ничего подобного. В принципе, корабли ВМФ России периодически пользуются портами Кипра без каких-либо специальных условий, как это принято в соответствии с международным правом. Я не припомню, чтобы эта тема обсуждалась вообще в принципе между Россией и Республикой Кипр. Что касается упомянутого Вами географического положения, то географическое положение наших баз в Хмеймиме и Тартусе вполне благоприятно для того, чтобы обеспечивать необходимые параметры проведения нами антитеррористической операции по просьбе Правительства САР. 
Вопрос: Вчера спецпосланник Генерального секретаря ООН С. де Мистура осудил продолжающиеся атаки вооруженных оппозиционных групп на гражданское население. Можно ли считать это первым сигналом Запада о готовности признать преступления вооруженной оппозиции? 
С.В.Лавров: Во-первых, до сих пор наши западные партнеры старались выгораживать засевших в Восточном Алеппо боевиков. Убеждали нас, что там может быть две-три или чуть больше сотен боевиков «Джабхат ан-Нусры», а все остальные несколько тысяч – это умеренная оппозиция, хотя мы не раз распространяли наши оценки с перечислением всех групп боевиков, которые находятся в Восточном Алеппо и, по нашим данным, напрямую подчиняются «Джабхат ан-Нусре». 
То, что сейчас не только С.де Мистура, но и, по крайней мере, западные СМИ стали открыто говорить, что именно «Джабхат ан-Нусра» осуществляет нападения на позиции правительственных сил, в частности, на юго-западе Алеппо, свидетельствует о том, что все это уже достигло таких масштабов, когда закрывать глаза на бесчинства этих экстремистов не получается. 
Кстати, то, что западные СМИ признают, что во главе этих процессов стоит именно «Джабхат ан-Нусра» – если их там всего 2-3 сотни, они, конечно же, не в состоянии производить такой негативный эффект, такое количество обстрелов гражданских объектов. Это лишний раз нас убеждает, что все остальные боевики, которые находятся в Восточном Алеппо, так или иначе, вольно или невольно, но являются сообщниками «Джабхат ан-Нусры», и если и не участвуют напрямую в этих боевых действиях, то в любом случае ассоциируются с ней. 
Мы в очередной раз настоятельно призываем наших западных и региональных партнеров, которые имеют прямые контакты и влияние на различные группы оппозиционеров, незамедлительно потребовать от них оттуда уйти, отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры», чтобы мы сконцентрировались на борьбе с терроризмом. Если этого не произойдет, то они себя, по сути дела, превращают в сообщников «Джабхат ан-Нусры», тем самым являясь законной мишенью в соответствии с решениями, которые были приняты в СБ ООН. 
Я очень надеюсь, что почти двухнедельная пауза в полетах самолетов российских ВКС и сирийских ВВС должна была бы быть достаточной для того, чтобы такое отмежевание провести. Если его не происходит, то наши предыдущие оценки надо несколько скорректировать. Мы раньше говорили, что, судя по всему, США и их союзники либо не могут, либо не хотят отмежевать умеренных от «Джабхат ан-Нусры». Теперь, видимо, нужно уже говорить о том, что они реально не хотят этого делать. Но разговор у нас продолжается, очень серьезный, в том числе и по линии военных. Мы надеемся, что все-таки возобладает инстинкт самосохранения, потому что заигрывать с террористами, пытаться их использовать в своих целях никогда не приводило ни к чему хорошему. В итоге эти террористы обращали свое оружие против тех, кто пытался их «приручить». Американцам, наверное, как никому другому это известно. 
Вопрос: Мой вопрос относительно кипрского урегулирования касается института гарантий. Мы часто слышим, что институт гарантий необходимо ликвидировать. Я хотел бы спросить, есть ли по этому поводу какие-нибудь соображения, которые Вы бы хотели представить Совету Безопасности ООН? 
С.В.Лавров: Мы привержены решениям, которые принимал Совет Безопасности ООН в поддержку кипрского урегулирования на основе договоренностей двух общин. Мы остаемся на этих же позициях. Вопрос о том, как обеспечивать безопасность единого кипрского государства должен решаться самими кипрскими сторонами. Мы будем уважать любую позицию и любые договоренности, которые будут достигнуты. На данном этапе мы знаем о позиции Республики Кипр. Мы считаем, что эта позиция должна в полной мере приниматься во внимание. Не должно быть попыток искусственно навязывать киприотам какие-либо решения в угоду тому или иному внешнему игроку. Мы настаиваем на том, чтобы ООН и Специальный представитель ООН, который занимается кипрским урегулированием, не пытался искусственно устанавливать какие-то сроки договоренностей и не пытался навязывать рецепты, которые отторгаются одной из сторон кипрского урегулирования.   


Примаков. "Неизвестный"




В эти дни мы вспоминаем о Евгении Максимовиче Примакове.
29 октября – его день рождения. 27 октября на площадке Торгово-промышленной палаты РФ – в Центре международной торговли в Москве, где он проработал последние годы жизни, прошла презентация нового двухтомника под общим названием «Неизвестный Примаков». 31 октября телеканал «Россия 1» представил новый фильм «Я твердо все решил. Евгений Примаков». 
«Неизвестный Примаков» — это сборник из двух книг. Первая книга-том составлена из воспоминаний многих известных людей со всех концов мира, которые работали, спорили и дружили с Евгением Примаковым. Своими размышлениями о нем делятся мировые лидеры, министры, бизнесмены и, конечно, его друзья. А во второй том вошли документы, в том числе, из домашнего архива, которые впервые представлены широкому кругу читателей – они касаются работы Е.М. Примакова на позициях руководителя Службы внешней разведки, МИД России и Правительства РФ. Большинство фотографий в сборнике также публикуются впервые. 
Выступая на вечере, Сергей Степашин, видный общественно-политический деятель России, друг Е.М. Примакова вспоминал о нем так: «Он умел влюблять в себя. Потрясающее чувство и юмора, и такта, и достоинства. Он не был жестоким и жестким, но он был сильным. Сила его была в великодушии и мудрости. Этому не научишь, это – от Бога». 


[Spoiler (click to open)]
Вели вечер в ЦМТ президент ТПП РФ Сергей Катырин, главный редактор «Российской газеты» Владислав Фронин и внук, известный тележурналист Евгений Примаков. Они напомнили о том, что в июне этого года здесь же, в ЦМТ, было представлено собрание сочинений Примакова в 10 томах, а к его дню рождения ТПП РФ, ЦМТ, «Российская газета» и Ассоциация исследователей российского общества с участием членов семьи Евгения Максимовича издали двухтомник «Неизвестный Примаков». Показательно то, что каждый из людей, знавших Е.М. Примакова, к кому обратились авторы проекта – и в России, и, при содействии посольств РФ, – за рубежами, написали и прислали свои воспоминания.
Сергей Катырин процитировал некоторые отрывки из этих воспоминаний: 
- Георгий Данелия: «Евгения Примакова любили и уважали все – и справа, и слева, из центра и из глубинки». 
- Мадлен Олбрайт: «Евгений Примаков всегда твердо стоял на страже национальных интересов России». 
- Валентина Матвиенко: «Чувство юмора у него всегда было отменным. Правда, я до сих пор не знаю – всегда ли это был юмор».   
-Иосиф Кобзон: «Я горжусь тем, что неоднократно пел с Евгением Максимовичем его любимую песню «Если я заболею» на стихи Ярослава Смелякова». 
10-томники собрания сочинений Е.М. Примакова уже в почти 40 российских регионах вручены местным библиотекам и университетам, губернаторам и законодателям. «Главное, что во время этих встреч было много молодежи, которая живо интересуется опытом Примакова, то есть опытом государственного мышления, взвешенного подхода к сложным проблемам внутренней и внешней политики, позволяющим находить конструктивные решения в сложнейших ситуациях», - сказал Сергей Катырин. 
В тот вечер к микрофону выходили академик, директор «Научно-практического центра интервенционной кардиологии» Давид Иоселиани, директор ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова Александр Дынкин, вице-спикер Госдумы Ирина Яровая, заместитель председателя комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Александр Дзасохов, заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов, президент Финансового университета при Правительстве РФ Алла Грязнова, генеральный директор издательского дома «Экономическая газета» Юрий Якутин, глава Службы внешней разведки периода второй половины 1990-х годов Вячеслав Трубников, руководитель ВГТРК 1990-х годов Олег Попцов, другие коллеги и друзья Евгения Максимовича. 



Фото пресс-службы ТПП РФ


Александр Рыбаков, выступивший от имени рабочей группы проекта издания этих книг, отметил: «Когда мы работали над десятитомным собранием сочинений Евгения Максимовича Примакова — это научные работы, публицистика, воспоминания, учебно-методическая литература — то думали, что теперь будем знать о Примакове практически все. Но чем больше мы погружались в работу над изданием, тем сильнее убеждались, что десятитомник не дает исчерпывающей информации, и «неизвестный» Примаков остается… Эти два новых тома в большой мере восполнили то, чего не хватало в десятитомнике. Сейчас мы понимаем, что не хватает и «третьего кирпичика» — хотим создать Интернет-сайт Е.М. Примакова». 
И вот, 31 октября на телеканале «Россия 1» вышел фильм «Я твердо все решил. Евгений Примаков». Специально для этого телепроекта дал интервью министр иностранных дел России Сергей Лавров.   



Фото пресс-службы МИД РФ

Он, в частности, отметил следующее: 
«Когда Е.М. Примаков пришел в публичную политику после работы в Службе внешней разведки в Министерство иностранных дел и позднее, когда он стал премьер-министром, общаясь с зарубежными партнерами, он все это пропускал через себя. Я думаю, у него сложилось четкое впечатление от общения с огромным количеством коллег на постах министров иностранных дел, глав правительств из западных стран, очень четкое ощущение того, как нас воспринимали в тот период. 
Безусловно, уже сам его авторитет, когда он пришел в Министерство иностранных дел, в публичную политику, выправлял многие перекосы в головах наших западных партнёров. Но стержень, который в них сформировался после развала СССР – «что хочу, то ворочу, если кто и скажет мне что-то поперек, то ничего не сделает», ‒ был еще очень и очень серьезным.
Е.М. Примаков прекрасно понимал, что исходя из своей географии, истории, которая писалась кровью и потом наших предков, своей, если хотите, политической культуры, Россия не могла быть ведомой в международных делах, и любые ощущения об обратном – это короткая аномалия, которая не могла длиться долго. 
Поэтому, когда глубочайший патриот своей страны, опытнейший политик, великий государственный деятель, человек с огромной интуицией, с энциклопедическим образованием, с пониманием процессов узнал, что США решили начать бомбежки Союзной Республики Югославия, то он не видел для себя возможности продолжать «бизнес как обычно», лететь к вице-президенту США А.Гору на какой-то важный, но достаточно рутинный переговорный раут. Разворот (самолета Примакова над Атлантикой – авт.) стал напоминанием о том, что у России не может быть иного предназначения в мире, кроме как отстаивать свою Правду, делать это вместе с другими державами, но обязательно добиваясь равноправных отношений и взаимовыгодных договорённостей. 
Агрессия против Югославии была, конечно, именно агрессией. Кстати, это было первое вооруженное нападение в Европе на суверенное государство после 1945 года. 
Если уж мы об этом заговорили, сейчас на фоне того, что происходит вокруг Сирии, наши западные партнеры, прежде всего, американцы, да и британцы, уже доходят в своей истерике до публичных оскорблений, употребляя такие слова, как «варварство», «военное преступление». 
Напомню, агрессия против Союзной Республики Югославии была сопряжена с атаками на огромное количество гражданских объектов, включая, между прочим, телевидение Сербии, мосты, по которым шли гражданские пассажирские поезда, и многое другое. Тысячи погибших, из них несколько сотен детей, четверть миллиона беженцев, о которых никто с тех пор больше не вспоминал. 
Если бы Россия в лице Е.М. Примакова не отреагировала бы так, как он отреагировал, на это грубейшее нарушение международного права, то мы, наверное, себе бы потом этого не простили еще очень долго, и наша история пополнилась бы очень неприятной страницей. Он сделал так, что Россия проявила свой характер и заняла единственно правильную позицию на тот момент… 
Когда Е.М. Примаков пришел в Министерство иностранных дел, сразу стало ясно, что он прекрасно понимает, что нужно делать, как, в общем-то, и везде, где бы он ни оказывался: в журналистике, разведке, в руководстве научных институтов, в парламенте. Он везде сразу видел те «колесики», которые движут коллективом, глубоко понимал настроение коллектива. Он очень доверял людям. Он никогда не «рубил с плеча» и не устраивал кадровых революций. Я разговаривал с коллегами из других структур, где он работал. 
В МИД было то же самое. С ним пришли два-три помощника, его ближайших соратника, которые знали его потребности в организации производственного процесса. Все остальные сотрудники, делавшие уже при нем «примаковскую» внешнюю политику, были кадровые сотрудники МИД, которых он по-своему, с точки зрения своего понимания задач, расставил, нацелил и сориентировал… 
Его черта характера – любовь к жизни и общению, стремление всегда найти единомышленников, тоже очень помогла, помимо его рабочих качеств, для сближения с нашим коллективом. Поэтому он вошел в него и влился абсолютно органично и также органично его возглавил». 
…29 октября могила Евгения Максимовича на Новодевичьем кладбище в Москве была укрыта горой цветов…