May 3rd, 2018

Узлы глобального переформатирования

 

Концовка апреля 2018-го стала весьма показательным периодом времени, когда буквально в течение трех-четырех суток произошли саммиты глав тех стран мира, которые сегодня более всех заинтересованы в том, чтобы получить на будущее – в канун принципиальных выяснений «кто есть в Мире who» – наиболее удобные позиции для ведения последующих действий против своих непосредственных конкурентов.
Причем, в поисках так называемого concordance, сиречь – согласия, международные гранды проявили себя по-своему. На Западе – через развитие конфликта. На Востоке – через преодоление конфликта. И в этом проявилась глубинная суть и задиристого Запада, и мудрого Востока.
В сухом остатке этих саммитов мир увидел расширяющуюся трещину на прочной некогда льдине евроатлантической солидарности – ну, на то она и льдина, чтобы плавать только по холодным водам международного противостояния. Увидел мир и стремительные шаги азиатов навстречу друг другу – они уже фиксируют западную истерику, и в преддверии «большой схватки» предпочли – здесь и сейчас – отставить в сторону обиды и былую вражду, чтобы извлечь для себя пользу из надвигающегося глобального переформатирования.
Да, Киплинг был прав, когда писал: «Запад есть Запад, а Восток есть Восток. И вместе им никогда не сойтись». Менталитет разный, ценности разные. Даже взгляды на доминирование разные. Западники – нахрапистые, хорошо вооруженные пираты. Зато восточная, азиатская культура предполагает медленное поглощение. И вся эта история с возвышением Азии и увяданием англосаксонского мира, бывшего лет 500 при земной власти, разворачивается на наших глазах.
Именно с этой точки зрения хотелось бы оценить нынешнюю активизацию лидеров ведущих государств и Запада, и Востока, первые из которых (причем, далеко не все) готовятся к последнему глобальному наступлению в стиле «пан или пропал», а другие ищут пути консолидации своих сил ради поначалу – защиты от Запада, конвульсирующего и теряющего рамки адекватного поведения, а уже затем – ответных действий, возможно – ассиметричных, в отношении этого колосса на глиняных ногах с кулаками-кувалдами.
В общем, Мир ждет этакую «битву Давида и Голиафа 2.0» (чем не сценарий для противостояния США с Ираном?), и прошедшие саммиты, на наш взгляд, просто необходимо рассматривать в целом, чтобы из этой обще картины выявить тенденции подготовки к схватке.  

[Spoiler (click to open)]

Мимика Меркель будет посильнее заявлений Трампа  

Не успели высохнуть в саду Белого дома следы президента Франции Эммануэля Макрона, который высаживал там вместе с Дональдом Трампом «дуб мира», упрятанный «на карантин» сразу же после отъезда француза, как в стенах резиденции президента США появилась канцлер Германии Ангела Меркель.
Деревьев она там не сажала – времени ей дали в обрез – всего три часа, из которых на общение с Трампом протокол выделил 120 минут. Но она также и не пошла на уступки Трампу, чем сильно обеспокоила POTUSa, зато вела себя весьма ярко с точки зрения той мимики, сопровождавшей их переговоры. Лицо канцелярины периодически являло выражения, по которым можно было судить о её отношении к происходящему. 

 

Приехала она, как писала накануне немецкая пресса, ради того, чтобы как-то повлиять на Трампа в его решительном стремлении пересмотреть основные принципы торгово-экономических отношений США и Евросоюза. ЕС от торговли с США имеет профит, американцы имеют убытки, и Трампу это не может нравиться. В рамках НАТО дело ещё сложнее – США тянет на себе почти 80% бюджета Североатлантического альянса, а некоторые его участники даже не платят уставные 2% от ВВП в НАТОвскую кассу, которая де-факто стала кассой американской. Да-да, важно понимать, что США хотят получить с Европы до 200 миллиардов долларов в рамках общих обязательств, сокращая на эту сумму свой вклад в общий бюджет.
У европейцев своя задумка – они не желают тратиться на НАТО, а желают нарастить альтернативные оборонные расходы Евросоюза. В 2021-2027 годах эта статья бюджета ЕС вырастет на 40% - до 27,5 млрд евро. И ещё Европейская комиссия предлагает создать общий оборонный фонд в 13 млрд евро. На НАТО денег не остается?
Более того, союзники по НАТО даже не стремятся ныне безоговорочно поддерживать США в их политике устрашения Сирии и Ирана. И это всё происходит в условиях, когда Трамп отчаянно нуждается в верных соратниках перед ударом по Ирану. Одного Израиля ему мало, британцы доказали свою лояльность, но воевать им практически нечем. А у Франции с Германией военная сила уже не та… Остальные – «по кустам». Так и выходит – Трамп давит на выполнение европейцами американских условий, да ещё втягивает их в очередную военную авантюру. А те упираются и подталкивают Трампа на площадку обсуждения экономической тематики.
Если Макрон на переговорах в Вашингтоне очень осторожно продвигал европейскую точку зрения насчет взаимной торговли, подкрепляя свою позицию полным одобрением воинственной политики США, то Меркель в Белом доме сделала упор именно на экономике и торговле. Война для Германии на Ближнем Востоке сегодня совсем не актуальна.
Со стороны Вашингтона приезд лидеров Европы, которые после выхода Британии из ЕС реально становятся во главе Старого Света и уже без англосаксонского давления, был хорошей возможностью и надавить лишний раз на младших партнеров, и привлечь их к реализации трамповского плана по восстановлению Америки через новые рамки отношений США-ЕС. Американцам нужен рынок Евросоюза с его высокой покупательной способностью. Нужна и регламентация европейского импорта в США, превратившегося в прямого конкурента американских производителей.
Вот такую двуединую задачу и решал Трамп на встречах с лидерами Франции и Германии, а ответы Меркель вольно или невольно отпечатывались на её лице. 

  

Трамп выложил берлинскому союзнику несколько требований:
- согласие на возвращение антииранских санкций, а то и на военный удар по Ирану;
- увеличение взноса в НАТО до уставных 2% ВВП Германии, а это, на секундочку, почти 75 миллиардов евро;
- отказ от сопротивления в торговой войне, затеянной США для защиты собственного рынка от более дешевых товаров из Китая и ЕС.
Берлинский союзник сформулировал отказ, но не такой, что хотел Трамп. Логика его поведения в том, что сегодня Германия занимает пятое место по объемам своего экспорта в США. Впереди – Канада, Мексика, Китай и Япония. Это кто ж откажется от зачетного 5-го места просто так, по просьбе Трампа?
Да, саммит с этой точки зрения, оказался безрезультатным для Трампа, который получает в результате сильного экономического конкурента в лице Германии, не желающей поступаться ни принципами, ни положением своих компаний. Они уже терпят знатные убытки от санкций против России, а тут их ещё принуждают к отказу от выгодной торговли с США, ведь рост заявленных Трампом таможенных пошлин на 10-25 процентов заставит немцев отвернуться от американского рынка. Газета «The Wall Street Journal» сообщила, что Меркель выступила против ужесточения экономических санкций против России, так как они «негативно влияют на бизнес немецких компаний».
Результат – Меркель осталась на стороне своих производителей, перейдя в открытую оппозицию американцам. Можем ли мы предполагать, что этого часа в Берлине ждали со дня начала американской оккупации Германии? Неужели мы наяву слышим эти слова Меркель на пресс-конференции в Вашингтоне: «Время послевоенного порядка, длившееся более 70 лет после второй мировой, минуло». «Европа больше не может полностью зависеть от США и Великобритании после Брексита и избрания Дональда Трампа президентом», заявила Ангела Меркель незадолго до визита в Вашингтон на митинге в Мюнхене. Это ли не сон?!
Немцы дали также понять, что для них срыв «ядерной сделки» с Ираном (Иран и шесть держав – Россия, США, Британия, Китай, Франция и Германия – в 2015 году достигли соглашения по иранской атомной программе), на что давит Трамп, «будет чревато выйти боком», поскольку на Иран завязаны многие торгово-экономические связи европейского капитала. Не зря же глава дипломатии ЕС Федерика Могерини с порога отвергла попытки Израиля втянуть Европу в войну против Ирана. А, ведь, Штатам будет невыгодно введение односторонних санкций против Тегерана, если ЕС не откажется от своих торгово-экономических отношений с ним. Тогда полноценной блокады не выйдет, и пока Европа не горит желанием ни воевать против Ирана под командованием США, ни терять новые миллиарды от придуманных янки санкций.
Германии уже достаточно – в нехорошем смысле слова – санкций против России, навязанных ей Штатами. Меркель в Вашингтон и ехала поговорить об ослаблении этих мер, но, не добившись своего, все равно продемонстрировала, что единства в этом вопросе у неё с Трамп нет.
К слову, похоже, что нынешние события в Армении – это подготовка Штатов к захвату под контроль важной территории, граничащей с севера с Ираном. Де-факто Армения – это тыл Ирана, если рассматривать фронт американского нападения со стороны Персидского залива. Вот янки и цементируют этот тыл, чтобы могли они потом давить на Тегеран с двух фронтов. Разве нет? Ведь Ереван забурлил… вовремя для американцев – прямо под отмену Трампом «ядерной сделки» с Ираном.
Анализируя результаты визита Меркель к Трампу, лондонская газета «The Guardian» пишет: «Хотя оба лидера подчеркнули тесные связи США и Германии, их сдержанная встреча резко контрастировала с пышным государственным визитом президента Франции Эммануэля Макрона».
Апогей этих впечатлений – в словах Трампа по итогам переговоров: «Нам нужны отношения на основе взаимности. Таковых у нас нет».

   

А Меркель просто поставила точку в вопросе об атлантической солидарности, заявив, что «времена, когда Германия и Европа могли полностью полагаться на всесильного партнера в лице США, прошли», и, что «отныне и страны ЕС, и ФРГ должны брать на себя больше ответственности в международной политике». Старый Свет упорно сопротивляется принесению себя в жертву во имя спасения американской экономики.
Разойдясь и осмелев, канцелярина пошла ещё дальше в своих откровениях. «Между нами с США наблюдается высокий уровень единодушия по поводу конфликтов с Россией и роли Москвы в Сирии», но (sic!) «никто не заинтересован в плохих отношениях с Россией», – заявила она. И – вишенкой на торте – стало её обещание в ответ на призыв Трампа раскошелиться для НАТО до 2% ВВП. Обещание щедрое – будут НАТО проценты, но не 2%, а 1,3%. А было у ФРГ – 1,25%… Для президента США, который упорно желает монетизировать всю политику США, это было сродни пощечине. Он-то выражал недовольство и требовал раскошелиться, а получил от немцев прирост их взносов в кассу НАТО на… 0,05 процента. Издевательство над янки, нет?
При этом выход против США на поле торговой войны с открытым забралом для Меркель может плохо кончиться. А потому, сказав «А» ей надо срочно говорить «Б» и собирать союзников-заединщиков для противостояния янки. Она это прекрасно осознает, поэтому сразу же за визитом к Трампу последовали её контакты с Макроном и с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Как говорится, «в свете недавних переговоров Меркель и Макрона с президентом США Дональдом Трампом», три лидера провели телефонную конференцию, и дружно (насколько это можно ожидать от таких партнеров) подтвердили свою готовность защищать торговые интересы Евросоюза от санкций США. Спустя сутки Мэй даже выступила с инициативой заключить новый договор о партнерстве с ЕС после Брексита.
Тем не менее, официальный представитель правительства Германии Штеффен Зайберт объявил: «Они (Меркель, Макрон и Мэй) были едины во мнении, что Соединенные Штаты не должны прибегать к торгово-политическим мерам против ЕС, а Евросоюзу в противном случае следует быть готовым решительно защищать свои интересы в рамках международного торгового порядка».
Не исключено, что европейцы впервые почувствовали возможность ответить янки за хамство замгоссекретаря Виктории Нуланд, которая в разгар киевского Майдана в 2014-м году бросила в эфир «Fuck EU». Возможно, сейчас американцы и дождутся-таки ответа на эту тему.
В таких условиях не исключен и аккуратный разворот Меркель к Москве. Она уже виртуозно провела партию с «Северным потоком-2», получая на руки вентиль к трубе европейского рынка газа, вплоть до снабжения Франции и Великобритании русским голубым топливом. Теперь её задача столь же виртуозно перейти на правильную сторону европейской экономики, сохраняя военно-политический нейтралитет. Задача сложная, но выполнимая. Внутри Германии она может на этой волне получить нежданную поддержку от своих критиков и оппонентов из партии Альтернатива для Германии, если ещё «доработает» вопрос с афро-азиатскими переселенцами, уже доставшими местных бюргеров.
Очень интересны размышления о судьбе германо-американских отношений от израильского обозревателя Соломона Манна. Он пишет то, о чем и в Европе, и в Германии предпочитают молчать. И пишет, в частности, так: «Меркель остается лишь осторожно начинать гибридную торговую войну с США, пытаясь привлечь незаметно партнеров, обиженных Америкой и нанося удары там, где американская машина будет давать сбои… Германия отныне будет говорить то, чего хотят США, а делать то, что выгодно Германии. Все дипломатические возможности исчерпаны – начинается гибридная война, лицемерная и подлая, но вынужденная».
Вывод для России.   
Мы не можем не приветствовать конфликт в рядах соперников, которые перешли к давлению на Москву. Их разрозненные ряды смотрятся весьма привлекательно. Как тут не вспомнить классика про «империалистические противоречия»? Правда, 100 лет назад эти противоречия вылились в Первую мировую войну. И об этом нельзя забывать.
Так что, сформулированный вначале наш тезис о подготовке Запада к «последнему глобальному наступлению в стиле “пан или пропал”» иллюстрируется отсутствием единства в западном лагере. Пожелаем им успехов на этом пути. 

Продолжение - "Узлы глобального переформатирования - 2"




Узлы глобального переформатирования - 2

Продолжение. Начало - "Узлы глобального переформатирования"



«На Корейском полуострове больше никогда не будет войны»





Лидеры двух корейских государств рука об руку пересекают общую границу


«На Корейском полуострове больше никогда не будет войны, началась новая эпоха мира. Южная Корея и КНДР прекращают любые враждебные действия в отношении друг друга», - говорится в тексте Декларации о мире и объединении Корейского полуострова, принятой на саммите лидерами Республики Корея Мун Чжэ Ином и КНДР Ким Чен Ыном.
Да, в последние дни апреля 2018 года лидер Корейской Народной Демократической Республики Ким Чен Ын совершил исторический шаг, переступив границу с Республикой Кореей в местечке Пханмунджом. Этот саммит руководителей двух корейских государств дал ответ на давний вопрос о том, что они могут сказать друг другу, когда и если встретятся? Вопрос не праздный, учитывая воспитываемые десятилетиями – после Корейской войны начала 1950-х годов – чувства «любовь/ненависть» по обе стороны «железного занавеса», опустившегося на границу по 38-й параллели полуострова. Война, напомним, длилась с 1950 по 1953 годы, а мирный договор тогда не был подписан.
Парадокс истории в том, что именно при угрозе американского военного удара по северной части полуострова руководство южной части разделенного народа выступило, по существу, против своих вашингтонских кураторов. Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин принял историческое решение, а верховный лидер КНДР Ким Чен Ын его поддержал, и вот уже зов братской крови привел их на границу, чтобы глаза в глаза поговорить о том, как жить дальше. Поговорить вне доступа ни враждебных янки, ни союзных китайцев или русских. Они заслужили это высокое уединение, этот дуэт без посторонних.
Участники саммита не без пафоса заявили, что прибыли на переговоры с «ощущением начала новой истории на пути к миру и процветанию», и от слов быстро перешли к делу.

[Spoiler (click to open)]


Они посадили на границе дерево, которому, к счастью, не угрожает судьба дуба, что был подарен Макроном Трампу и оказался быстренько выкорчеван вашингтонской санэпидстанцией по подозрению в каком-то недуге, возможно, «ящуре»…
Но, главное, лидеры двух Корей письменно зафиксировали новые отношения – они подписали совместную Декларацию и условились продолжать активный диалог на высшем уровне. Последнее для корейской истории – дело важнейшее, ведь давным-давно был лишь единственный случай встречи глав двух государств, а теперь этот диалог может перерасти в постоянную практику.
28 апреля 2018 года – исторический день – КНДР и Южная Корея договорились объявить об окончании войны между странами в ближайшее время.
В совместной Декларации о мире, процветании и объединении Корейского полуострова КНДР и Южная Корея указано, что стороны договорились решать гуманитарные проблемы, включая проблему воссоединения корейских семей.
Будет создан совместный пункт оперативной связи.
Южнокорейские и северокорейские военные договорились поддерживать постоянный контакт, в том числе, на уровне глав оборонных ведомств.







Чуть ли не главный вопрос в этом регионе мира – наличие ядерного оружия у КНДР. Практически все мировое сообщество, включая Россию и Китай, выступает за денуклеаризацию полуострова, однако, сами северные корейцы уверены, что именно их атомная бомба гарантирует стране независимость, иначе бы янки стерли КНДР с карты.
Поэтому важнейшим пунктом Декларации – подтверждение, что общей целью является денуклеаризация региона, передает ТАСС. Достаточно широкая формулировка, включающая, судя по всему, и американское ядерное оружие. А какие взгляды на это у американцев?
Да, сейчас ситуация может измениться, если… Если Трамп перестанет выступать с такими заявлениями, какое он сделал 30 апреля: «Если США выйдут из ядерной сделки с Ираном, это станет правильным сигналом для КНДР». Видите – сплошное «если», поскольку POTUS открыто объявляет, что подписанные США договоренности с Ираном в рамках «ядерной сделки» ничего для Вашингтона не стоят, и он скоро их просто порвет. А это не может добавить КНДР оптимизма даже при подписании каких-то документов об «отказе от бомбы» с гарантиями Трампа.
Тем не менее, разговоры о начале процесса денуклеаризации Корейского полуострова уже пошли. Первым об этом сказал президент Республики Корея Мун Чжэ Ин: «Это была историческая встреча. Больше не будет войны на Корейском полуострове. Полная денуклеаризация Корейского полуострова начинается сегодня».
Однако, есть и вторая часть процесса ядерного разоружения на полуострове – присутствия здесь избыточного, в нынешних условиях разрядки напряженности, контингента войск США. Уже прозвучало: вооружённые силы Соединённых Штатов в Южной Корее не покинут Корейский полуостров даже в случае подписания мирного соглашения с КНДР. Это заявил советник южнокорейского президента Мун Чжэ Ина. «Позиция правительства заключается в том, что силы США в Корее играют роль посредника между основными державами, окружающими страну, такими как Китай и Япония. Власти считают, что военные США нужны в регионе». И что после этого думать руководству КНДР?
А в США легкая эйфория – «Ын сдался, мы победили!», «Трампа – на Нобелевку!» Однако те же американцы должны отдавать себе отчет, что корейское урегулирование, к которому, как представляется, они сами и подтолкнули, когда поставили корейцев по обе стороны границы в ситуацию предвоенную, это урегулирование станет концом их оккупации Южной Кореи. Трамп намерен говорить с Ыном об отказе от бомбы, но не намерен обсуждать с Мун Чжэ Ином вывод своих войск. Да и Япония уж никак не рада перспективе возможного воссоединения двух Корей. Так что, предпосылки для денуклеаризации появились, но контуры реализации этого процесса вослед политическим заявлениям пока не просматриваются.
Возможно, именно этим вопросам будет посвящен объявленный на ближайшие дни саммит Южной Кореи, Японии и Китая.
Пока новости и заявления такие:
- С 21 апреля Северная Корея прекратила проведение ядерных испытаний и запуск межконтинентальных баллистических ракет.
- Ким Чен Ын заявил, что у КНДР нет необходимости в ядерных боеголовках, если США официально прекратят войну.
- Ким Чен Ын обещает никогда не применять силу.
- Южная Корея заявила, что КНДР планирует в мае закрыть свой ядерный полигон Пунгери (не единственный в стране). Процесс закрытия полигона будет контролироваться экспертами Южной Кореи и США.
- Ким Чен Ын заявил, что у КНДР есть ещё два больших ядерных полигона.
- Ким Чен Ын заявил, что власти КНДР в любой момент готовы приступить к диалогу с Японией.
На вполне законный вопрос о том, «почему руководители двух Корей решили провести свой саммит до встречи Ына с Трампом?», есть такое мнение, что корейцы хотят предложить Трампу уже согласованное ими решение. То есть, показать, что Трамп встречается с полномочным представителем Корейского полуострова, а не просто с лидером КНДР. Таким образом, корейцы кладут на стол Трампу общую позицию, и это усложнит американцам попытки, как обычно, давить поодиночке.
А, если к этому добавить согласование корейской позиции с Пекином и Москвой – высокие корейские делегации побывали только что и там, и там, то Трампу будет противостоять уже целая коалиция с продуманной и согласованной военно-политической платформой урегулирования.
Москва, кстати, не претендует на роль участника на возможных четырехсторонних переговорах двух Корей, Китая и США. Об этом говорит заместитель министра иностранных дел России Игорь Моргулов: «У России нет ни оснований, ни мотивов стремиться стать стороной такого договора. Это дело непосредственных участников Корейской войны. Видим свою роль не в погружении в коллизии прошлого, а в энергичной и терпеливой работе на будущее — совместных усилиях по созданию прочного механизма мира и стабильности на Корейском полуострове и Северо-Восточной Азии, в целом, учитывающего интересы всех вовлеченных сторон». При этом дипломат отметил, что Москва «настроена самым активным и инициативным образом продолжать участие в поиске решений всех проблем Корейского полуострова».
И в самой Республике Корея, например, не видят перспектив без участия Москвы. Именно поэтому президент Мун Чжэ Ин сразу же по итогам саммита с Ыном позвонил Владимиру Путину. Он подробно проинформировал президента России о переговорах в Пханмунчжоме.
Выводы для России.
Мир на Корейском полуострове Москва искренне приветствует. Отказ от ядерного оружия КНДР – это и российское требование, однако, на одностороннее разоружение без встречных американских обязательств и действий северные корейцы вряд ли согласятся. Значит, янки должны отступить, а вот это представить себе крайне сложно.
Создание зоны мира и сотрудничества на территории, граничащей и с Россией, и с Китаем – это цель, которая теперь должна присутствовать во всех документах и переговорах вокруг Корейского полуострова. Американцев из этого региона Азии пора выдавливать. И в условиях, когда США начали торговую войну против Южной Кореи, их позиции здесь совсем уж будут двусмысленными.
Буквально только что Республика Корея пошла на конфликт с Вашингтоном и известила ВТО о решении «зеркально» приостановить действия своих льгот и других обязательств в отношении торговли с США. Так что, у США одновременно и «давить», и «получать желаемое» сейчас здесь не выйдет. Сеулу важнее мир на полуострове и нормальные глобальные торговые отношения, а не выполнение американских планов по восстановлению США за счет партнеров.
В целом, мир на Корейском полуострове нужен даже Японии, которая несколько месяцев назад запаниковала относительно возможной войны и попадания под северокорейские ракеты. Теперь в Токио расслабились, и потому им самим это урегулирование очень нужно. Поэтому, ещё один адепт мирного решения корейского вопроса – это Япония, чего от неё трудно было ожидать года два назад.
Главная загадка сегодня – как поведет себя Трамп, оказавшийся перед чуть ли не единым фронтом здешних государств, почувствовавших ветер перемен к миру? Один из его вариантов – переключиться на Средний Восток, а – параллельно – на корейский сюжет у янки уже силенок не хватает. Так что, Иран, держись!
И, опять возвращаясь к началу этого материала, напомним один из выводов: страны Востока «ищут пути консолидации своих сил ради поначалу – защиты от Запада, конвульсирующего и теряющего рамки адекватного поведения, а уже затем – ответных действий, возможно – ассиметричных, в отношении этого колосса на глиняных ногах с кулаками-кувалдами». Ближайший саммит Южной Кореи, Китая и Японии – когда это они садились за общий стол? – должен продемонстрировать эту тенденцию. И это будет, как говорят дипломаты, важная новелла.

Окончание - "Узлы глобального переформатирования - 3"

Узлы глобального переформатирования - 3

Окончание. 2 часть - "Узлы глобального переформатирования - 2"



География – это судьба. Даже для азиатских Гигантов



Нарендра Моди и Си Цзиньпин прогуливаются по берегу озера в Ухани.
Фото Синьхуа



Пожалуй, эту часть материала самый раз начать с тех же слов: страны Востока «ищут пути консолидации своих сил ради поначалу – защиты от Запада, конвульсирующего и теряющего рамки адекватного поведения, а уже затем – ответных действий, возможно – ассиметричных, в отношении этого колосса на глиняных ногах с кулаками-кувалдами».
Казалось бы, прошлый год, 2017-й, был отмечен ухудшением отношений двух азиатских соседей-Гигантов, партнеров по БРИКС и ШОС – Китая и Индии. Индия, по мнению многих экспертов, вообще начала дрейф в сторону США, опираясь на старую традицию ориентировки на англосаксов. Этакое продолжение колониальной истории, укоренившейся в привычку. Прошли времена дружбы с СССР, и в Дели решили развернуться к Вашингтону, чтобы найти противовес набирающему мощь китайскому соседу. Одним из результатов этого выбора стали «качели» индийской политики, стремящейся к балансу между дозированным сотрудничеством с США и осмотрительным взаимоотношениям с Китаем.
И все бы так и продолжалось, если бы… Если бы в Дели не увидели, что «пал» подожженного американцами Ближнего Востока начал распространяться по просторам Азии в сторону индийских границ. Рядом – религиозные столкновения в соседней Мьянме. Там случился «переход к демократии», на чем настаивали янки – Обама даже ездил в Мьянму несколько раз, как на работу. Это не может не беспокоить Дели с той точки зрения, что сюда, на Юго-Восток Азии, в частности, в ту же Мьянму, начали – при поддержке американцев – перебрасываться силы разгромленного в Сирии ИГИЛа. Уж эта «радость» у границ Индии совсем ни к чему.
Возможно, у индийского руководства есть и иные мотивы для «новой азиатской политики», но результат сейчас проявился довольно неожиданно – премьер-министр Моди приехал к председателю Си Цзиньпину, и по итогам их встречи можно сделать вывод, что период охлаждения отношений двух стран миновал.
 


[Spoiler (click to open)]
Это тем более показательно, что ещё несколько месяцев назад на их границе легко могла вспыхнуть перестрелка.
Это тем более показательно, что Индия открыто выступала против китайского проекта «Один пояс – один путь», усматривая в нем конкуренцию своим торговым отношениям с миром.
Это тем более показательно, что уже давно Моди и Си даже не пожимали друг другу руки.
И вот – времена переменились. Озабоченность развитием ситуации в Азии, куда лезут янки, уже нацеливаясь на удар по Ирану, а это – Большая Война с перекрытием Ормузского пролива и ответным ударам по Израилю – привела лидеров Китая и Индии в город Ухань. Провинциальный город, известный тем, что у Мао Цзэдуна здесь была резиденция на свежем воздухе, и неподалеку Великий кормчий осуществил свой знаменитый заплыв на реке Янцзы. В общем, место знаковое…
Сейчас здесь состоялось, по сути, восстановление нормальных, добрых отношений соседей, которые тревожно оценивают обстановку, сгущающуюся в мире, в целом, и в Азии, в частности. Помимо угрозы войны в Иране, Китай стали сильно задевать торгово-экономические удары Трампа, начавшего торговую войну с Поднебесной. С учетом давления такого же рода со стороны США на Европу, Индия не может быть гарантирована от того, что не станет следующей целью новой американской торговой политики.
И вообще в мире растут опасения относительно будущего мировой торговли с учетом начавшегося по инициативе Трампа развала системы, на которой 70 лет функционировала ГАТТ/ВТО.
Зато два огромных рынка – индийский и китайский, не говоря уже о соседних странах Юго-Восточной Азии, где проживает почти половина Человечества, как представляется, могут стать для двух Гигантов вполне себе перспективными направлениями для развития взаимовыгодных отношений. Почти четыре миллиарда человек – за получение такой торговой площадки и побороться не грех, и силы объединить. Либо – договориться о правилах игры.
Как точно написал один из обозревателей, «вопрос, в сущности, о том, кто в мире — на стороне России (и Китая) в условиях начала торговой войны, а на самом деле войны за передел всей мировой экономической и политической системы».
Перед саммитом министр иностранных дел Китая Ван И сформулировал суть этой встречи так: нужно вынести «стратегическое суждение о происходящем в мире, чтобы две страны поставили новые цели и открыли новые перспективы». Согласно индийским источникам, задача — выработать программу совместной работы на 15 лет вперед.
И вот – саммит. Агентство Синьхуа пишет: «Состоялась неформальная встреча председателя КНР Си Цзиньпина с премьер-министром Индии Нарендрой Моди. Они в дружественной атмосфере провели углубленный обмен мнениями по вопросам международной архитектоники и двусторонних отношений и достигли широких договоренностей».
Каких договоренностей? Синьхуа уточняет: «Лидеры считают, что международная обстановка находится в ключевом периоде изменений и упорядочения, тенденция мира и развития необратима. Китай и Индия – две крупнейшие в мире развивающиеся страны и экономических субъекта с нарождающимися рынками, численность населения каждого из которых превышает 1 миллиард человек. Мирные, стабильные и сбалансированные китайско-индийские отношения – важный активный фактор, обеспечивающий стабильность в мире».
А это уже – политические оценки, мировая торговля здесь – только производное.
И далее – «Китай и Индия будут вместе продвигать демократизацию международных отношений, расширять представительность и право голоса развивающихся стран и стран с нарождающимися рынками, поддерживать многостороннюю торговую систему, выступать против протекционизма и продвигать открытую, инклюзивную, всеобъемлющую, сбалансированную и взаимовыигрышную экономическую глобализацию».
Это – открытый вызов, бросаемый в адрес США, которые именно по каждому указанному выше пункту рушат международные договоренности.
Си Цзиньпин прямо говорит, что «международная обстановка находится в ключевом периоде изменений и упорядочения; взаимосвязи и взаимозависимость между разными странами день за днем усиливаются». А Моди, со своей стороны, отмечает: «Индия и Китай, как две крупнейшие развивающиеся страны с общим 2,6-миллиардным населением, и как два больших экономических субъекта с нарождающимися рынками играют роль стабилизирующих факторов в мире. Развитие двух стран оказывает важное влияние на мир и имеет позитивное значение для других развивающихся стран».
Если перевести это с языка политического, то, во-первых, ясно выказана озабоченность Китая и Индии тем, что происходит в мире и вблизи их границ. Во-вторых, прямо заявлено о консолидации усилий двух Гигантов ради не только развития взаимовыгодного сотрудничества на мировых рынках, но и – что важно – в деле поддержания региональной безопасности. Слова о том, что «тенденция мира и развития необратима» – это по-восточному изысканный вызов США и Ко, стремящихся поломать эту тенденцию к миру и развитию. Умеют же на Востоке излагать мысли так, что по форме мягко, а по содержанию – жестко. И такими заявлениями здесь просто так не кидаются…
Что для России?
Прекрасные отношения с Китаем и добрые, хотя и просевшие в последние годы, отношения с Индией дают Москве прекрасную возможность поднять на новый уровень ту самую «азиатскую тройку», рождение которой ещё 20 лет назад предсказывал Евгений Примаков. Союз Москва-Пекин-Дели – это гарантия мира в Азии, если не во всей Евразии.
Китай уже принял решение о том, чтобы участвовать в тушении сирийского пожара. Индия, судя по всему, начинает перенацеливать силовые структуры от противостояния на границе с Китаем в сторону новых угроз, приблизившихся к ней с других направлений.
При условии дальнейшего сближения Пекина и Дели вполне реальной в нынешней обстановке становится и перспектива потепления отношений Индии с союзником Китая – Пакистаном. Тот недавно разругался с США, крепит связи с Россией, вступил вместе с Индией в ШОС. Чем не предпосылки к переформатированию отношений в сторону сотрудничества в самых разных областях? Тем более в условиях, когда страны Востока ищут пути консолидации.

Негромкий саммит с далекоидущими последствиями
И вот, если в Азии всё четче складывается понимание того, что будущее может быть весьма тревожным в связи с ослаблением Запада и его конвульсивными попытками «переиграть партию и остаться с сильными фигурами» (в загашнике метод Бендера: «Гроссмейстер, поняв, что промедление смерти подобно, зачерпнул в горсть несколько фигур и швырнул их в голову одноглазого противника»), англосаксы продолжают тихо вести свою азиатскую политику. И толк они в этом знают.
Дело в том, что пока мир наблюдал за тремя описанными выше саммитами в Вашингтоне, на межкорейской границе и в Китае, в Лондоне продолжали выстраивать свою линию продвижения в Азию. На сей раз – на Каспий.
Мы уже писали о том, что в эти края лезут американцы, выжимая у Казахстана права на постоянное присутствие в портах Каспийского моря. К удивлению, немалая часть читателей почему-то решила, что речь идет о невероятном «входе в закрытый водоем американского флота». Но дело в другом – дело в базировании в портах Каспия американской сухопутной миссии для самых разных целей. То есть – о создании здесь опорного пункта армии США.
С учетом возможного нападения США на Иран в целях дальнейшего выхода янки на южные берега Каспия, да и нынешнего обострения в Армении – мы можем констатировать подготовку к массированному прорыву американцев в район «мягкого подбрюшья» России.
Поэтому обратим внимание ещё на один саммит, негромко прошедший в Лондоне. Сообщают оттуда вот что: «SOCAR (Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики) и BP (British Petroleum) подписали соглашение о разделе продукции по совместной разведке и разработке перспективного блока «D230» в азербайджанском секторе Каспийского моря. Документ подписан 26 апреля 2018 г по итогам визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Великобританию».
Соглашение подписано на 25 лет. То есть четверть века пребывания на Каспии англичанам гарантированы. В канун Великой Отечественной войны Черчилль рассматривал вариант бомбардировки нефтяных полей в Советском Азербайджане, а сегодня бритты тактику поменяли – нефть здесь уже не советская, поэтому бомбить её не надо. Они уже давно принимают участие в добыче здешних энергоносителей – ВР является оператором нефтегазовых проектов в Азербайджане. И вот получили новый контракт.
О чем вели разговор лидеры Великобритании и Азербайджана, рассказала пресса: премьер-министр Тереза Мэй, помимо обсуждения вопросов двустороннего сотрудничества, выразила благодарность за участие, оказываемое Азербайджаном для «миротворческих операций в Афганистане». Иными словами, одобрила то, какую поддержку получает маршрут транспортировки американо-английских грузов через Азербайджан по Каспийскому морю далее на Казахстан, и далее – посуху до баз НАТО в Афганистане.
Также в ходе встречи стороны также «обсудили вопросы регионального развития и безопасности». Да – региональной безопасности. Хотя, где – Англия, а где – Каспий.
Так это – бизнес? Или… «игры» вокруг Каспия на тему «региональной безопасности»? 





Фото sputnik.az



Что для Росси?
На предстоящий в нынешнем году «Каспийский саммит» пяти прибрежных государств – России, Азербайджана, Казахстана, Ирана и Туркменистана – было бы полезным вынести вопросы, связанные с попытками англосаксов обосноваться на Каспии. Уж очень настойчивы наши «партнеры», уж очень им хочется, используя, в том числе, и шантаж, закрепиться в этом ключевом, как теперь становится абсолютно ясно, регионе Азии. «Анаконда» хочет набросить кольцо на Каспий… 

…Вот так в этих четырех саммитах проявились многие животрепещущие проблемы сегодняшних международных отношений и мировой политики. Ясно одно – мир трансформируется, идет глобальное переформатирование с сопутствующими эксцессами. И многих, как сейчас модно говорить, «игроков» эти перемены заставляют активно искать свое место и в стремительно меняющейся обстановке, и в будущих, конфигурациях.
Саммиты, саммиты, саммиты.
Договоренности, договоренности, договоренности.
Конфликты, конфликты, конфликты.
Новая международная реальность нарождается. Много непонятного прорастает.
Оттого и такое оживление – прямые контакты позволяют хотя бы обменяться мнениями и сверить свои позиции с позициями партнеров. Кому-то важно сохранить влияние и гегемонизм. Кому-то – защитить свои позиции. Кому-то – определиться: «С кем вы, деятели мировой политики?»
И в этих условиях при развязывании узлов геополитического переформатирования даже вспышки эмоций все равно лучше, чем залпы «томагавков». Так, пусть будет больше саммитов! Нет?   



Сергей Лавров: "Глубокое беспокойство вызывает пренебрежение со стороны США к международному праву"

На официальном сайте МИД России опубликовано интервью министра иностранных дел Сергея Лаврова итальянскому журналу «Панорама».    
3 мая 2018 года   




en-GB1  es-ES1  ru-RU1  fr-FR1
Вопрос: Может ли в действительности быть вооруженное столкновение между Россией и какими-то странами Запада?   
С.В.Лавров: Очевидно, что ситуация в мире, к сожалению, становится все более напряженной и менее предсказуемой. Мы неоднократно отмечали, что такое положение дел – прежде всего, результат непрекращающихся односторонних действий США и подмятых ими под себя некоторых западных государств. Речь идет о малой группе стран, не представляющих значимой доли человечества, но пытающихся сохранить средневековое доминирование в мировых делах, тормозящих объективный процесс формирования полицентричной системы международных отношений. Они нагнетают конфронтационность, создают атмосферу недоверия и стратегической неопределенности, замораживают каналы диалога. Создают ситуации, когда цена блефа или ошибки может стать глобальной.   
Россия хотела бы полагаться на торжество здравого смысла «с той стороны». Ведь при всем расхождении позиций мы несем совместную ответственность за благополучное будущее всего человечества, за эффективное решение ключевых проблем современности. Но этот «здравый смысл» подразумевает способность лидеров коллективного Запада действовать ответственно и предсказуемо, неукоснительно соблюдать международное право, опираясь на Устав ООН. В этой способности мы в последнее время все больше вынуждены сомневаться.   


[Spoiler (click to open)]
Вопрос: Кого из лидеров западных стран Россия считает наихудшими партнерами?   
С.В.Лавров: Российская дипломатия не рассматривает происходящее на международной арене в таких категориях. Взгляд на двусторонние отношения через призму отрицания отторгает вся наша внешнеполитическая философия. Готовы к кропотливой работе со всеми в интересах укрепления международной и региональной безопасности и стабильности, продвижения положительной двусторонней повестки дня.   
Понятно, что с некоторыми вести дела непросто. Особенно трудно с теми, кто отрицает верховенство международного права и делает выбор в пользу шантажа, угроз и провокаций. От этого проблемы в межгосударственных отношениях множатся, а пространство для конструктивного взаимодействия сужается.   
Международная жизнь – «улица с двусторонним движением». «Игра в одни ворота» с Россией бесперспективна. Надеемся, что это рано или поздно осознают. Прежде всего в США.   
Вопрос: Как Вы прокомментируете инциденты с применением химических отравляющих веществ в Дума (Сирия) и в Солсбери?   
С.В.Лавров: Что касается Думы, никакой химатаки 7 апреля там не было. Была очередная нечистоплотная провокация, состряпанная теми, кто не заинтересован в установлении мира в Сирии. Никого не призываем верить нам на слово. Поэтому изначально открыто выступали за расследование случившегося силами Организации по запрещению химического оружия. К нему могли бы подключиться и национальные эксперты из США и Франции.   
Вместо этого, в тот момент, когда группа ОЗХО уже находилась в Бейруте и была готова выехать в Дамаск и далее – в Думу, в отношении Сирии – суверенного государства, члена ООН – был совершен акт агрессии.   
Не можем принять логику тех, кто выдает произвольное наказание за лучшее доказательство вины. Это нонсенс. Абсурдны и последующие обвинения в том, что российские военные якобы затянули выезд экспертов, а сами тем временем «зачистили место». Любой специалист подтвердит: уничтожить следы химической атаки в условиях разрушенной застройки невозможно – вещества проникают глубоко в почву, в стены зданий.
21 апреля в Думе наконец-то побывали эксперты ОЗХО. Взяли необходимые пробы. 25 апреля они вновь посетили Думу. Ожидаем, что результатом их поездок станет объективное независимое расследование, включая посещение всех объектов, имеющих отношение к утверждениям о химатаке и к деятельности экстремистов по производству отравляющих веществ. Со своей стороны, как могли, содействовали работе экспертов. Мы отыскали свидетелей провокации и невольных участников устроенной «Белыми касками» инсценировки – мальчика Хасана Дияба и других жителей Думы. 26 апреля в штаб-квартире ОЗХО они рассказали о том, как на самом деле снималось постановочное кино про химатаку.
4 марта на территории Великобритании произошел трагический инцидент с Сергеем и Юлией Скрипаль. В Лондоне утверждают, что было применено боевое нервно-паралитическое вещество. С момента происшествия британская сторона – подчеркну, в нарушение своих международных обязательств – отказывается информировать нас об оказываемой помощи пострадавшим, ходе расследования, не предоставляет нам консульский доступ, который необходим, когда речь идет о российских гражданах.
Более того, Лондон пренебрег не только нормами международного права, но и элементарной этики, да и просто здравого смысла. Не предъявляя доказательств и даже не дожидаясь завершения британского расследования по линии Скотланд-Ярда, выяснения конкретной картины, правительство Великобритании обвинило Россию, развернуло масштабную антироссийскую политическую и информационную кампанию. Наши предложения о совместном расследовании, законные требования предоставить факты, включая образцы примененного вещества, были проигнорированы.
Поведение британских властей вызывает множество вопросов. В частности, замалчивается информация о деятельности расположенной недалеко от Солсбери секретной лаборатории в Портон-Дауне. Сами пострадавшие упрятаны британскими спецслужбами. Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение Скрипалей, втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию. Это абсолютно неприемлемо.
Лондон подменяет профессиональную работу экспертов в рамках соответствующих международных механизмов пустыми заявлениями и «мегафонной» дипломатией.
Еще раз – мы готовы к предметному взаимодействию с британской стороной. Призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России.
Вопрос: Можно ли считать, что война с Украиной – это как «первородный грех», который явился причиной всех последующих проблем?   
С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы обратить внимание на принципиальный для понимания происходящего момент – никакой войны Россия с Украиной не ведет. Войну против собственного народа развязали пришедшие к власти в феврале 2014 года в результате государственного переворота националисты, которые не приемлют инакомыслия и хотят с помощью силы насаждать свой «порядок». Идет война между Киевом и собственно украинскими регионами.   
Внутриполитический кризис на Украине был инспирирован извне группой западных государств во главе с США, считающих весь мир сферой своего влияния, замахнувшихся на исключительность, делящих народы на «свои» и «чужие».
Показательно, что члены ЕС – Германия, Польша и Франция, засвидетельствовав в феврале 2014 г. соглашение об урегулировании кризиса между правительством и оппозицией, мгновенно отказались от своих гарантий под этим документом, как только радикалы его растоптали. А НАТО, которая до переворота призывала действующего президента Украины не применять армию против протестующих, после госпереворота резко изменила тон и стала призывать незаконно захвативших власть путчистов использовать силу в отношении не согласных с ними регионов «пропорционально».   
В линии Запада в этом сюжете нет ничего проукраинского, все – антироссийское. Мы видим, что для США и ряда их сателлитов разговоры о создании в Евро-Атлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности были ширмой, прикрытием для продолжения архаичной практики захвата геополитического пространства, передвижения разделительных линий на восток – как через расширение НАТО, так и в рамках реализации есовской программы «Восточное партнерство». В течение многих лет Киев пытались заставить сделать ложный выбор «с нами или против нас», между развитием сотрудничества на Востоке или на Западе, что в конечном итоге привело к коллапсу украинской государственности, никогда и так не отличавшейся крепостью. Итог на сегодня – де-факто потеря независимости, страдания людей, развал народного хозяйства страны, которая имела все возможности стать в Европе одной из наиболее стабильных и экономически крепких.
Очевидно, что устойчивое урегулирование ситуации на Украине возможно лишь путем полного и последовательного выполнения Минского «Комплекса мер». Альтернативы нет. Должны быть приняты закон об особом статусе, о проведении в Донбассе местных выборов, об амнистии, реализована конституционная реформа. Эти аспекты имеют ключевое значение для достижения внутриукраинского мира. Необходимо, наконец, чтобы Киев установил прямой диалог с Донецком и Луганском для совместного поиска компромиссов, согласования вариантов решения имеющихся проблем.
К сожалению, в Вашингтоне, Лондоне, ряде других западных столиц так и не сделали правильных выводов из украинской трагедии. В различных регионах мира продолжаются сомнительные геополитические игры с «нулевой суммой». Наращиваются подрывающие стратегическую стабильность усилия по развертыванию глобальной системы ПРО, укрепляется потенциал и растет не адекватная реалиям военная активность НАТО в Европе, ведущая к фрагментации европейского пространства безопасности. Самое глубокое беспокойство вызывает открытое пренебрежение со стороны США и их союзников к международному праву, к Уставу Организации Объединенных Наций, вмешательство во внутренние дела государств – вплоть до попыток свержения там правительств.
Наглядным проявлением такой деструктивной линии стали нанесенные 14 апреля под абсолютно сфальсифицированным предлогом ракетные удары по территории Сирийской Арабской Республики. Этот акт агрессии против суверенного государства негативно повлиял на международную и региональную стабильность, сыграл на руку террористам. Закоперщики подобных акций должны, наконец, осознать, что такое безответственное поведение чревато самыми серьезными последствиями для глобальной безопасности. И тем, кто сегодня играет с огнем в различных регионах, пытается прикармливать террористов для использования в геополитических играх, завтра придется за это расплачиваться у себя дома. От таких угроз, как террор, не укрыться на «островах безопасности» для избранных.   
Вопрос: Даже последние итальянские выборы показали, что «ветер популизма веет над Европой». Не считаете ли Вы, что этот ветер в пользу России? Или, возможно, в настоящий момент Европа, создавая образ врага из далекой России, таким образом пытается решить свои внутренние проблемы, связанные с популизмом и экономическим кризисом?   
С.В.Лавров: Что касается нынешних политических тенденций в Европе, то вопрос следует, скорее, задавать самим европейцам. Со своей стороны хотел бы лишь отметить, что мы не вмешиваемся в ведущиеся внутриполитические дискуссии, не выражаем предпочтения относительно результатов выборов в различных государствах Евросоюза. Искренне желаем европейским странам успешно преодолеть имеющиеся проблемы. Готовы взаимодействовать с любыми политиками, которые проявляют встречный интерес и нацелены на развитие прагматичного диалога с нашей страной.   
К сожалению, вынуждены констатировать, что внутри Евросоюза активно действует немногочисленная, но крайне агрессивная группа стран-русофобов, всеми силами препятствующая возвращению российско-есовских связей на траекторию поступательного развития и разыгрывающая антироссийскую карту для решения узкокорыстных задач. Такая линия не способствует оздоровлению ситуации на нашем общем континенте, мешает сопряжению усилий по эффективному решению общих и для России, и для ЕС проблем.   
Надеемся, что ЕСовские партнеры смогут преодолеть «инерцию мышления», самостоятельно определять свои приоритеты без оглядки на внерегиональных игроков, а также не идти на поводу у упомянутого антироссийского меньшинства. Убеждены, что подавляющее большинство европейцев заинтересовано в мирной и процветающей Европе, не желает возвращения к конфронтации времен «холодной войны», к которой их упорно пытаются подтолкнуть.   
Вопрос: Почему в мире все больше обособленных в своем роде стран-лидеров (Китай, Турция, Россия, Египет, и даже США)? Не считаете ли Вы, что государства становятся все более авторитарными?   
С.В.Лавров: Сегодня мы, как я уже отметил, – свидетели процесса формирования полицентричной системы мироустройства. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и политического влияния, но новой многополярной конструкции еще только предстоит придать устойчивость.   
В наших общих интересах, чтобы действия всех международных игроков носили не деструктивный, а созидательный характер, опирались не на силу, а на международное право. Только путем сложения потенциалов с опорой на авторитет ООН возможно эффективное решение многочисленных проблем современности. Иными словами, полицентричность должна способствовать налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и плодотворного партнерства на основе взаимного движения интересов.
Что касается России, то наш внешнеполитический курс нацелен на продвижение положительной, объединительной повестки дня в интересах недопущения скатывания международной жизни к хаосу и конфронтации, обеспечения политико-дипломатического урегулирования многочисленных кризисов и конфликтов.
Мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Как ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности ООН выступаем гарантом глобальной стабильности, препятствуем принятию решений Совета Безопасности, задуманных в оправдание планов одностороннего применения силы против неугодных «режимов» в нарушение Устава Объединенных Наций.   
С удовлетворением констатирую, что мы не одиноки в своих усилиях. В частности, хотел бы особо отметить важную роль российско-китайского всестороннего взаимодействия, служащую образцом для отношений держав в XXI веке. Тесно сотрудничаем с союзниками и единомышленниками – как по двусторонней линии, так и в рамках различных многосторонних форматов, таких, например, как ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС, ШОС.
Выделю также «Группу двадцати», где на основе равноправия согласовывают консенсусные договоренности члены «семерки» (которая уже не в состоянии в одиночку решать многие проблемы) и члены БРИКС, поддерживаемые единомышленниками. В принципе деятельность «двадцатки» – прообраз института справедливого глобального управления, опирающегося не на диктат, а на поиск баланса интересов.   
Вопрос: Разрыв между действиями и риторикой Д.Трампа по отношению к России несколько раз показал свою противоречивость. Как это воспринимается в России?   
С.В.Лавров: Конечно, плохо если слова расходятся с делами. К сожалению, мы часто сталкиваемся с ситуацией – причем применительно не только к российско-американским отношениям, но и к другим международным темам, – когда звучащие в Вашингтоне заявления не соответствуют реальным действиям. Взять, к примеру, сирийскую проблематику. Хотя в Госдепартаменте США и Белом доме клятвенно заверяли, что их единственная цель – изгнать из этой страны террористов, на практике США сейчас активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата, фактически ведут курс на развал Сирии. Такой курс поощряют и отдельные союзники США.   
Мы неоднократно говорили, что положительно оцениваем слова президента Дональда Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами. Более того – полностью разделяем такой настрой и готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из искусственного тупика, в который их завела администрация Б.Обамы. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном взаимоуважительном сотрудничестве будем только по практическим шагам.     
Пока ситуация в отношениях продолжает деградировать. Если от президента США и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, где нашу страну выставляют угрозой, выступают за «системное сдерживание» России с использованием санкций и других инструментов давления. Все это, понятно, рождено внутриполитическими разборками в Вашингтоне и не имеет ничего общего с реальностью.   
Очередным провокационным выпадом стало решение властей США от 26 марта выслать 60 сотрудников наших представительств и закрыть Генеральное консульство в Сиэтле. Формальный предлог высылки и лишения нас консульского учреждения – мнимая причастность России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей – не выдерживает никакой критики. Разумеется, мы не могли оставить эту враждебную акцию без ответа.   
Примечательно, что Вашингтон предпринял ее вскоре после телефонного разговора президентов, который носил конструктивный характер. Д.Трамп звонил В.В.Путину 20 марта, чтобы поздравить с победой на президентских выборах, и вновь подтвердил стремление найти точки соприкосновения по широкому спектру вопросов. Предлагал как можно скорее провести встречу на высшем уровне, приглашал в Белый дом, говорил о желании наладить координацию усилий на международной арене, вместе заняться обузданием гонки вооружений.   
Пока многие в Вашингтоне продолжают погружаться в самовоспроизводящуюся русофобию, взаимодействие по важным вопросам глобальной повестки пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между Россией и США.   
Надеюсь, что здравый смысл со временем возьмет верх в вашингтонских коридорах власти. Мы хотели бы установления нормальных, предсказуемых, даже, если хотите, дружественных отношений с США. Но не ценой торговли принципами и национальными интересами России.   
Вопрос: Во что обходятся России санкции и чего это стоит Европе? Неужели все, что мы делаем в Европе – ошибочно, а что вы – правильно?   
С.В.Лавров: Существуют различные оценки ущерба. Называются различные цифры. При этом главная потеря, на наш взгляд, заключается в утрате доверия, восстановить которое будет весьма непросто.
Любые односторонние меры экономического давления не только нелегитимны с точки зрения международного права, но, как показывает практика применения, – нерезультативны. Инициированные американской администрацией и подхваченные ЕСовским Брюсселем как инструмент оказания долгосрочного давления на Россию, они не привели к смене нашего внешнеполитического курса. Не заставили нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым.   
Но при этом мы никогда – в отличие от лидеров некоторых западных стран – не претендуем на истину в последней инстанции. Из Брюсселя – от НАТО и ЕС – мы слышим заверения в готовности к диалогу с Москвой, но только если Россия покается и признает себя виноватой во всем, в чем ее обвиняют. Мы так никогда не поступаем, всегда подчеркиваем готовность к компромиссам, к признанию законных интересов любых партнеров, которые в ответ признают интересы России и хотят договариваться с позиций прагматизма, а не в русле логики игр с "нулевым результатом".   
Российская экономика адаптировалась к санкционному давлению. Более того, его последствия удалось обратить нам на пользу. Оздоровление проходит банковский сектор. Значительно снизилась инфляция. Уменьшается зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры. Одновременно использовали создавшуюся ситуацию для поиска новых точек экономического роста, наращивания производства собственной продукции, а также расширения торгово-экономических связей с теми государствами, которые открыты к честному, взаимовыгодному сотрудничеству. А таких в мире – подавляющее большинство.   
Не секрет, что значительная часть антироссийских установок генерируется из-за океана, а потом насаждается Европе под аккомпанемент заклинаний о необходимости крепить «трансатлантическую солидарность». Насколько это соответствует европейским интересам? При том, что США потерь для себя не несут. Выиграет ли Европа от раскручивания санкционной спирали, учитывая, что на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира? На этот вопрос могут ответить только сами граждане стран Евросоюза.   
Россия себя от Европы не отделяет, не закрывается. Думаю, что время объективно работает на восстановление связей Россия-ЕС на благо наших народов, во имя стабильности и процветания европейского континента.   
Вопрос: Позвольте мне задать несколько циничный вопрос о войне в Сирии: все используют курдов, а затем «сливают» их. Почему?   
С.В.Лавров: Мне трудно согласиться с такими обобщениями. Далеко не все. Россия, например, в ходе конфликта в Сирии никого не использовала и не использует в узкокорыстных целях. Российские военные, находясь на сирийской территории по приглашению законного правительства этой страны, всемерно способствовали ликвидации военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ.   
Свой вклад в общие усилия по разгрому терроризма внесли и курдские отряды народного ополчения, защищавшие свои дома и свою родину – Сирию. Они действовали как неотъемлемая часть сирийского общества, как граждане своего государства.
Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны. Это, в частности, вновь подтвердил Президент В.В.Путин в ходе пресс-конференции в Анкаре 3 апреля с.г.   
Спрашивать про использование и «слив» курдов следует не нас, а тех, кто разжигает сепаратистские настроения, притворно обещая свое покровительство, кто препятствует восстановлению контроля законного правительства САР над обширными частями страны, кто поощрял курдов к объявлению в одностороннем порядке «федерации» и занимался формированием ее силовых структур с функциями, входящими в исключительную компетенцию сирийского государства.   
Вопрос: Моя дочь спрашивает меня: почему так трудно достичь мира во всем мире? Что бы Вы ей ответили?   
С.В.Лавров: Наверное, потому что мир сложнее, чем кажется. Международные отношения становятся все более многокомпонентными, складываются из взаимоотношений множества субъектов – государств, наднациональных институтов, неправительственных структур. Все они очень разные и не всегда ведут себя последовательно и рационально.   
Но добиться мирного сосуществования и устойчивого развития все-таки возможно. Для этого следует отказаться от философии гегемонизма, вседозволенности и собственной исключительности, от нелегитимного использования силы, от послушного подчинения блоковой дисциплине в ситуациях, когда вам пытаются навязать подходы, противоречащие вашим национальным интересам. Необходимо, наконец, вспомнить о зафиксированных в Уставе ООН основополагающих принципах международного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами. Если совсем просто – уважать друг друга. Любой другой путь по определению ведет в тупик.   
Россия – при любых обстоятельствах – продолжит энергично работать над сохранением и развитием здоровых начал в мировых делах, способствовать поиску развязок стоящих перед всем человечеством проблем.