May 14th, 2018

Фраза дня: Астана не будет безоговорочно поддерживать Москву во всех вопросах

Сейчас разгораются довольно жаркие дискуссии по поводу того, каковой и почему является позиция Казахстана в Совбезе ООН по ситуации в Сирии - совсем не союзная с Москвой.    
И ещё - что более всего беспокоит Россию - каков смысл политики Казахстана в связи с его законодательным решением о предоставлении армии США опорного пункта - для начала? - на казахстанском побережье Каспийского моря - прямо в "мягком подбрюшье" России на Каспии.    
Мы здесь публиковали свои оценки по этому поводу, в частности, в материале "Приграничье России. Четыре вспышки дестабилизации", где писали следующее: "Мало, кто ожидал от Казахстана вот такого проамериканского решения, когда Сенат парламента РК принял закон РК «О ратификации протокола о внесении изменения в Соглашение между правительством Республики Казахстан и правительством Соединенных Штатов Америки об обеспечении коммерческого железнодорожного транзита специального груза через территорию Республики Казахстан в связи с участием Соединенных Штатов Америки в усилиях по стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан», передает корреспондент Zakon.kz. То есть, Сенат парламента РК разрешил использовать морские порты Курык и Актау для переброски американских военных грузов в Афганистан через Каспийское море".     




    


И вот - ответ из диссиденских кругов Казахстана, очень близких к берегам денежных потоков госдепа.    
И в этом откровении - раскрытие стратегии USA на казахстанской земле. Той стратегии, которая заточена на разворачивание Казахстана против России!    
И, похоже, в Астане этого либо не видят, либо видеть не хотят. Либо видеть... не могут?         
В любом случае, эти вашингтонские экзерсисы подтвержают намерения янки в появлении военспецов и спецслужбистов США на казахстанских берегах Каспийского моря. На этой карте видно - где тот порт Актау, куда собрались передислоцироваться американские Джи-Ай.       
Поэтому прочитать данную "откровенную аналитику" именно сейчас весьма полезно всем, кому не безразлична и безопасность России, и дружба Казахстана с Россией, и общая судьба (вот о чем мало, кто задумывается!) народов (не начальников - но народов!) постсоветского пространства.    
"Имеющий уши да услышит..."            
Читайте, пока власти не заигрались, оперируя "волей народа".     



  [Spoiler (click to open)]

Это стоит знать.     
Айгуль Абдисалимова, специально для «Ферганы» в интервью "Адил Тойганбаев - почему Астана не будет дружить с Москвой против Вашингтона":     



Адил Тойганбаев


"Когда Казахстан воздержался при голосовании за российскую резолюцию по Сирии в Совете безопасности ООН, это вызвало резкое неприятие Москвы: кремлевские политики увидели в этом чуть ли не предательство союзников. Однако у Астаны были свои веские причины проголосовать именно так.  
Руководитель казахстанского Экспертного центра национальной стратегии Адил Тойганбаев рассказал в интервью «Фергане», почему Казахстан занял самостоятельную позицию - и почему Астана не будет безоговорочно поддерживать Москву во всех вопросах.  
- Казахстан воздержался при голосовании по российской резолюции в Совете безопасности ООН, что стало своего рода сенсацией: российские политики отреагировали на наши действия с откровенным разочарованием, некоторые вообще обвиняют нас в предательстве. Насколько объективно мы поступаем в данной ситуации? Ведь некоторое охлаждение и непонимание с РФ теперь неизбежны.   
- Казахстан должен действовать, исходя из собственных интересов и собственного понимания международной обстановки. Сама многовекторность предполагает, что мы не поддерживаем действия и даже заявления государств, если они направлены против других стран. Дистанцируемся от чужих конфликтов и не «дружим с одними против других». Тон и суть российской резолюции были стопроцентно антиамериканскими, они демонстрировали обиду и раздражение после ракетной атаки американской коалиции. Это частная позиция россиян. Для других стран подписываться под ней было бы равносильно отказу от собственного лица. Мы столкнулись не с программной стратегией решения международного конфликта, таких решений резолюция не предлагала, а с заурядной продукцией пропагандистской машины. Тот самый случай, когда молчание - золото. Все остальное - вторично.   
- Но резолюцию поддержал Китай, который как-то сложно упрекнуть во вторичности…   
- Наши китайские друзья реализуют свой жесткий политический интерес, не делая резких шагов. Подписаться под российской позицией - тот максимум враждебности Штатам, который они готовы показать, имея в виду обострение тарифной войны с американцами. Это заявление оказалось для китайцев подходящим поводом сказать многое, не говоря ничего. Что мудро и лаконично. Но Казахстан не находится в состоянии торговой войны с Соединенными Штатами, и наше участие в чужих враждебных действиях, даже на уровне словесной перепалки, бессмысленно и недальновидно
- Какие последствия все это будет иметь для самого сирийского конфликта, ведь он становится все более ожесточенным?   
- Для гражданской войны там сложился самый тупиковый вариант, когда из локальной проблемы она уже стала глобальной. Инструменты решения сегодня находятся за пределами самой Сирии, слишком многое упирается в амбиции и несговорчивость внешних игроков, США и России в первую очередь. Сегодня их неготовность к диалогу - главная проблема. А Сирия стала ареной во многом символичного столкновения интересов больших держав, поддерживающих своих вассалов из местных. Причем по самой Сирии у больших держав принципиальных разногласий нет. Но она стала камнем преткновения, а то, что на этом камне кто-то еще и живет, по существу игнорируется. Главная предпосылка решения этого конфликта - вывести за его скобки крупные мировые государства со всеми их противоречиями. Причем они к этому готовы; и Трамп, и Путин говорят о выводе своих войск, о нежелании оставаться в Сирии надолго. Вот единственная возможность начать полноценный мирный процесс, потому что размежевание зон деэскалации, на которое недавно молились, как на самое действенное решение, предсказуемо осталось на бумаге. Те, кто договариваются о перемирии, никогда не заинтересованы в мире. Это совсем разные, противоречащие категории - перемирие и мир.   
При этом вывести за скобки большие державы, учитывая их рискованную конфликтность, совсем непросто. Они должны иметь гарантии, что минимальные интересы, обозначенные обеими сторонами, будут в послевоенной Сирии учтены. Что никто из них не ушел оттуда формально проигравшим, наоборот, участие в конфликте имело некий результат. Что уход их военных не приведет к деградации даже того относительного равновесия, которое на сегодня есть. Что не будет сомализации гражданской войны сроком на десятилетия. Что кто-то заполнит вакуум, возьмет на себя роль гаранта и куратора мирного плана и политического урегулирования. Кто-то, кому и в Москве, и в Вашингтоне смогут доверять. И кто одновременно имеет широкое проектное видение, знает, что и с кем в Сирии делать.
- Это мог бы быть Казахстан?
- Сложно предположить, кто бы еще это мог быть. При всей положительной динамике, которую обеспечил бы анонсированный ввод межнациональных арабских миротворческих сил, им не выполняется условие равноудаленности от Москвы и Вашингтона. РФ воспримет такую инициативу как проамериканскую. Королевство Саудовская Аравия, готовая стать локомотивом такого мирного решения, внешнеполитически не нейтральна и в политическом внутрисирийском раскладе однозначно настроена на снос режима Асада. Турция, еще один ближний и единоверный сосед для сирийцев, скорее, больше связана союзническими отношениями с Москвой. Плюс к тому, ее роль модератора будет оспорена курдской общиной, сторонниками курдов в Евросоюзе, той же Францией. Турецкий вариант наиболее предпочтительный, но и он не равноудаленный. А дальнейшее присутствие в Сирии немусульманских государств приведет только к эскалации войны, к открытию в ней новых измерений.
- Выходит, Казахстан мог действовать с прицелом на развитие астанинского переговорного процесса? И это было не просто неучастие в голосовании, а часть большого политического плана?   
- Решение, интуитивно или логически, было выбрано абсолютно верное. При всей его дипломатической деликатности. В нем не просто факт отказа подыгрывать дежурным игрокам по Сирии с их обанкротившейся позицией и нахождение вне их бесперспективных споров. Здесь контур собственной наступательной инициативной стратегии, способной переиграть партию заново. Говорят, Астана тщательно обозначает свой нейтралитет, чтобы сохранить и преумножить свои преимущества в качестве переговорной площадки. Но у нее все шансы стать больше, чем площадкой. Стать модератором и даже идеологом новой политической реальности. Можно сказать, что это «сила слабости»? Да пожалуйста. Ведь сами сильные игроки со всеми их ракетами и танками дискредитировали свое участие в Сирии, чем вызваны и инициативы Макрона (французы готовы качественно задействовать свою незаинтересованность, они прежде не засветились в конфликте).    
Сейчас всем необходим независимый и беспристрастный модератор мирного процесса, способный гарантировать относительно нормальное для них развитие событий. Естественно, необходимо согласовать минимальные интересы сторон при таком решении. А для начала сформулировать его на языке политики. Это нужно и сирийцам, и соседям. Есть непримиримые позиции, но их не настолько много, чтобы гражданская война шла десятилетиями. Обозначить формат реального согласия - первая теоретическая задача модератора, и это под силу Астане. За ней много преимуществ, в том числе ее «номинально мусульманский» статус. Предложить мирный план, не сводящийся к уже сто раз звучавшим «прекращаем огонь, сдаем оружие», - значит начать с начала. Потому что мирного плана, плана согласия, по сути до сих пор и не было. И прекращение огня должно стать следствием национального согласия, а не его условием. До сих пор никто не пытался замирять Сирию изнутри. И от этого только хуже стало. Участие чужих государство придало конфликту патовый характер, он сдетонировал.    
- Вы говорите, обанкротилась как та, так и другая сторона. Ни Москва, ни Вашингтон не смогли остановить сирийскую бойню.   
- У больших держав собственные и при том враждебные интересы, отстаивание которых сложно согласовать с задачами умиротворения и политикой ненасилия. Они с самого начала пришли в Сирию с поддержкой разных сторон конфликта, такая установка предполагает экспансию, а не согласие. Так что они выступают как заинтересованные лица, которым нужно продвижение своих вассалов, а не их примирение. Москва дискредитировала себя поддержкой одиозного режима. Асада не принимает не только внутренняя оппозиция, но и арабский мир, за убийства мирных жителей в 2011 году было приостановлено членство сирийцев в Лиге арабских государств, Сирия находится под арабскими экономическими санкциями. Это не позиция какой-нибудь Норвегии, интересная разве что теоретически. Общеарабская обструкция - серьезный фактор, особенно если учитывать, что Асада открыто и вооруженным путем поддерживают иранцы. Плюс крайне невыгодный для него религиозный расклад: как бы он ни отрицал конфессиональный фактор, его противники убеждены в шиитской враждебности и находят ей подтверждения в происходящем в стране. Россия, учитывая ее авторитет в арабском мире, могла бы стать модератором мирного процесса, но приняв одну сторону в конфликте, уже лишена такой возможности.   
Позиция США не менее спорная. Фактически они также вписались за одну из сторон, причем даже менее значимую, чем Асад. И последними действиями показали свою безответственность и исключительную демагогию. С одной стороны, рассуждения о людоедстве Асада. С другой - показушные бессмысленные бомбардировки. Была попытка исполнить роль Робин Гуда, который восстановит справедливость. Но все осталось только на словах, в реальности американцы неповоротливо пытаются решать собственные задачи, главная из которых - свалить из Сирии, по возможности не потеряв лица.     
- По-вашему, турецкий вариант наиболее предпочтительный…     
- Турция - единственная страна, которая защищает в Сирии людей, а не абстрактные геополитические цели. Турки первые из иностранных держав вложились в непосредственную сухопутную операцию против ИГИЛ (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) еще тогда, когда это была сверхмощная военная структура. И они несли на себе все тяготы такой войны. Это пленных турецких пилотов игиловцы показательно сжигали живьем под аль-Баб. Турция создала буферную зону от Африна до Джалабруса, единственное место в Сирии, где нет войны, куда возвращаются беженцы. Зона турецкого контроля отличается от других тем, что бегут в нее, а не из нее. И сама Турция до того стала пристанищем для большинства сирийских беженцев, что дает ей однозначное право на свое слово в сирийском конфликте. При этом за Турцией самая здравая оценка американской ракетной атаки: теоретически все правильно, но недостаточно и запоздало. «Запоздалое оправдание человечности» - скорее всего, так и есть. Все это время именно турки поднимали гуманитарные, а не геополитические вопросы и в меру своих возможностей пытались их решать. И без турецкого участия мирный процесс в Сирии, естественно, невозможен. Как и без общеарабских миротворческих сил. Мы же имеем отношения доверия и с теми, и с другими.   
- Вы могли бы описать контуры возможного мирного плана при казахском участии?   
- Сирия сегодня - ключевой планетарный конфликт, и, прежде всего, необходимо сделать, чтобы он перестал им быть. Об этом мы уже говорили, и это остается изначальным условием. Мы можем обозначить приоритетные направления, вокруг которых возможен внутрисирийский диалог по существу. Даже если какие-то из таких идей не находят поддержку, само их обсуждение способно будет навести стороны на результативный компромисс. Локализация проблемы. Крупные мировые державы должны быть выведены за скобки конфликта. Их интересы должны учитываться, но обеспечиваться другими участниками урегулирования. Внешняя ответственность. Стороны конфликта должны согласовать список арабских, мусульманских государств, доверие к которым у них взаимно. На основе этого списка под эгидой ЛАГ формируется миротворческая военная миссия и военная полиция, которым передается оперативный контроль над территорией САР. Сирийские вооруженные силы не принимают участия в миротворческом процессе, полностью выводятся из всех населенных пунктов и остаются в казармах. Оппозиционные фракции полностью сдают имеющееся у них оружие миротворческим силам. Отказ от претензий. Должна быть прекращена демонизация Асада и его семейства. Стороны конфликта соглашаются, что у сторонников президента есть те же гражданские и политические права, что и у всех сирийцев, и они не являются враждебным кланом, который необходимо устранить любой ценой. И признают в Асаде патриота, для которого интересы страны принципиально важнее личных. Лидерство мира. Собственно, и Асад доказывает это, оформляя досрочную отставку с поста президента и отказываясь претендовать на него в дальнейшем, равно как и от назначения преемника. На переходный период пост президента остается номинальным и вакантным..."

Всё это сказано в интервью небезызвестным казахстанским "оппозиционером". Он очень откровенно рассказал о логике политической линии Астаны в сирийском кризисе.         
Так, может быть, он все исказил?       
Хотелось бы услышать реакцию на эти вирши со стороны серьезных казахстанских представителей.      





Американская суета вокруг Ирана

  



А Вам не кажется странным, что события вокруг Ирана в сопредельных странах начались «дружно» и в одно и то же время?
И израильские бомбежки позиций иранских сил на земле Сирии, и события в Армении, и история с американским проникновением в Казахстан, на берег Каспия. Всё это на фоне начавшегося давления Вашингтона на Тегеран – звенья одной цепи. Достаточно взглянуть на карту. 
Начав «поход на Иран», одновременно, Трамп готовится к замирению с Северной Кореей, чтобы отодвинуть подальше «корейский ядерный вопрос» и получить развязанные руки для активных действий на иранском направлении. Такая избирательная политика – здесь бодаемся, а здесь миримся – продиктована тем, что гегемон уже не тот, и сил на два-три полноценных конфликта у американцев сейчас нет. 
Что для янки важнее – корейский вопрос или иранский? Ответ прост – им важнее всего вопрос китайский, и во вторую очередь русский. Им необходимо укротить Пекин и Москву для того, чтобы спокойно себя чувствовать на мировом Олимпе ещё долгие десятилетия. И именно эта стратегия сейчас начала раскручиваться Соединенными Штатами через оживление корейского и иранского конфликтов.
С Корейского полуострова до Китая рукой подать и военные действия, естественно, затронут Поднебесную напрямую.
А начавшееся давление на Иран – это проецирование американской силы, прежде всего, на южные границы России

[Spoiler (click to open)]


С Китаем США воевать не собираются даже по той причине, что американское экономическое оружие на китайском направлении – без единого выстрела! – представляется более эффективным, чем стрельба и военный конфликт. Китай, поднявшийся за последние полвека на ведущие мировые позиции, совершил этот рывок в значительной степени, благодаря передовым американским технологиям, на базе которых по сей день развивается китайская экономика. 
Американский удар был нанесен в апреле по ZTE – второму, крупнейшему после «Huawei», китайскому производителю телекоммуникационного оборудования и мобильных телефонов. И вот – моментальный и эффективный результат: ZTE под санкциями США, которые на семь лет запретили этой китайской фирме закупать продукцию американских компаний, уже стремительно прекращает свои бизнес-операции. А, поскольку ZTE закупал для изготовления своей продукции процессоры Intel и Qualcomm (этакая производственная кооперация), то из-за санкций компания столкнулась с прекращением поставок американских комплектующих, и производство встало. И эту проблему за пять минут не решить. В результате янки быстро и результативно убирают с мирового рынка конкурента, весьма прежде удачливого. 
Также они готовятся сейчас поступить и с другими китайскими фирмами, ясно демонстрируя Пекину свою волю «удушить» китайские попытки подняться на уровень мирового экономического лидерства. 
Другими словами, с Китаем американцы уже начали войну. Пусть – торговую, но не менее эффективную с точки зрения того, что янки хотят получить в результате. А получить они хотят экономически слабый Китай. Как говорит Трамп, «in the long term China is our biggest challenge» - «в дальней перспективе Китай является нашим самым большим вызовом». И ещё: «As a matter of global American policy, we want to take away Chinas advantages» - «В рамках глобальной американской политики мы хотим убрать китайские преимущества». И у янки начало получаться. 
И при этом Трамп может ещё и отхватить Нобелевку за корейский сюжет! Так зачем ему, потенциальному лауреату Премии мира, портить себе праздник в Осло обострением отношений с КНДР? Он до Ким Чен Ына ещё доберется… 
Правда, многие аналитики сейчас ждут, чем ответит Китай в начавшейся торговой войне? Ибо, если он проглотит обиду с ZTE, то получит новую порцию вашингтонских экономических «хуков справа и слева». Перед янки отступать не рекомендуется. Именно поэтому, кстати, они так недовольны Россией, с которой подобные штучки не прокатывают. Здесь развязанная в 2014 году торговая война в форме санкций, нарушающих все нормы ВТО, приводит к результатам, прямо противоположным тому, что было задумано в Вашингтоне. 
Поэтому с Россией они намерены поступать иным способом – активизацией той самой «петли Анаконды», о которой сегодня начали писать все чаще, поскольку не видеть этого геостратегического феномена невозможно – географические карты просто вопиют!   

  

Мы здесь не раз акцентировали внимание на этой геостратегической ситуации. Очень подробно, например, рассматривали её в недавнем разговоре в студии журнала «Международная жизнь» с директором Центра анализа террористических угроз Рамилем Латыповым. 
Вот, давайте разберем ситуацию вокруг Ирана. Только гляньте на карту региона:   

  


Рядом с Ираном – многие «проблемные точки»: принципиальный враг Саудовская Аравия + недружественные монархии Персидского залива (ОАЭ, Бахрейн); про Афганистан много говорить не приходится; в том же Заливе регулярно находится 5-й флот США. Жить в таком окружении, прямо скажем, не комфортно. Как минимум. 
А ту ещё начались события в Армении, которые пока не ясно, куда приведут. Не исключено обострение на южном Кавказе – Нагорный Карабах это очень чувствительная проблема для любых провокаций, а их-то исключать ныне нельзя. 
А тут ещё США убедили руководство Казахстана открыть для американских военнослужащих двери двух портов на берегу Каспийского моря ради обеспечения транзита грузов для US Army, окопавшейся в Афганистане. То есть, теперь и с севера, со всегда безопасного Каспия Иран увидел – а, уж, Россия тем более! – новую американскую угрозу. 
Трамп не станет открывать войну против Ирана. Оккупировать огромную страну с 80-миллионным населением американцам не по зубам. Вариант потери всего 5-го флота США в Персидском заливе от ударов береговой обороны иранцев, а также возможные ракетные удары по американским базам, как в Заливе, так и в Индийском океане (а там одна Диего-Гарсия многого стоит), не дадут Трампу 100%-ую возможность одержать победу. 
Зато весьма вероятным вариантом станет нарастающее американское давление на Иран в экономическом, политическом и финансовом планах. Давление уже стартовало, и трудно сказать, насколько хватит у Ирана сил, чтобы выдержать его. 
Многое зависит и от решения европейских участников «иранской ядерной сделки». Пока Франция, Германия и даже Великобритания, что называется, «не горят» сворачивать свои многомиллиардные бизнесы в Иране. «Мы, европейцы, заявили, что это (нарушение американцами Соглашения по «иранской ядерной сделке» – С.Ф.) плохо… Неправильно нам самим не соблюдать международное право. Как же тогда объяснить другим державам, которые иногда действуют резко и жестоко, что они не соблюдают международное право и должны следовать нашему примеру, когда мы сами не соблюдаем его?», - заявляет сегодня президент Франции Эммануэль Макрон. 
В подоплеке этого – события-то развиваются стремительно – может оказаться весьма неприятный для Трампа факт: процесс ослабления трансатлантического единства набирает динамику, и остановить этот несущийся под уклон процесс трудно, если уже невозможно, коли в Старом Свете растет восприятие США, как ненадежного партнера. Европейцы даже заговорили о создании собственной армии, а это в перспективе – конец НАТО, так надо полагать? 
В странной ситуации оказывается Израиль. Не зря Нетаньяху сразу после решения Трампа прилетел в Москву, а не в Вашингтон. Израильтяне увидели, что Трамп будет тягаться с Ираном не из-за них! И воевать не станет за Израиль. У Трампа свои задачи. Поэтому израильский премьер столь взволнован и ищет опору в Москве. Он понимает – американское политическое, а не силовое, военное давление на Иран не ослабит позиции иранских сил. А силы эти уже у самой сирийско-израильской границы, что само по себе – логичный результат близорукой позиции Тель-Авива, когда израильское руководство в пику лично Асаду решило поддерживать антиасадовские группы, вплоть до исламистов, которых даже принимали на лечение в израильских госпиталях. 
И что? Спустя семь лет после начала сирийской войны израильтяне увидели – нет, не страшный сон – хуже. Они увидели военные формирования Ирана в бинокль! И занервничали. Одной Хизбаллы им хватало, а тут ещё под боком и иранские части. 
Поэтому не к Трампу полетел Нетаньяху, а к Путину. За помощью. 
Теперь о заботах Москвы в этой иранской партии. 
Россия и Китай, как участники и со-гаранты «иранской ядерной сделки», твердо высказались о неизменности своих позиций, что дает Ирану возможность под «хуками» американских санкций опираться на наши добрые отношения. Про «малого шайтана» в лице России («большой шайтан» это – США) духовные лидеры Ирана уже не вспоминают – у них теперь масса забот экономического и внутриполитического характера. Сохранить стабильность в условиях американского давления – вот задача дня. 
А янки прекрасно понимают, что именно через внутренний переворот в Иране США могут достичь своих целей по переформатированию высшей власти в стране. Цветная революция – вот на что теперь будут здесь тратить силы и средства американцы. И, самое интересное, Трамп откровенно выдал эти планы. Он уже не первый раз выступает в роли бойца, который говорит: «Иду на вы!» Вот послушайте его недавние откровения. Он не про войну говорит, а про… новую «сделку». 
Соединенные Штаты рассчитывают заключить с Ираном новую сделку, заявил президент США, выступая перед своими сторонниками в штате Индиана: «Я надеюсь, что удастся заключить с ними новую сделку, хорошую и честную, которая будет лучше для них. Но мы не можем позволить им заполучить ядерное оружие». 
Согласно публикации американского ресурса «Washington Free Beacon» от 10 мая 2018 года, «администрация Трампа изучает новый план – как спровоцировать смену режима в Иране после выхода Америки из «ядерной сделки». По этому проекту, восстановление жестких экономических санкций «может привести к свержению режима, уже охваченного протестами и кризисом экономики». В данной статье «White House Examining Plan: Regime Change Iran» («Белый дом изучает план смены режима в Иране») говорится, что в Совете по национальной безопасности рассматривают стратегию, с помощью которой администрация Трампа сможет активно действовать, чтобы «помочь неблагополучной иранской общественности свергнуть жестокий правящий режим посредством стратегии демократизации». Стратегия эта уделяет основное внимание тому, «как глубже вбить клин между иранским народом и правящим режимом». 
В общем, цели американские здесь ясны – раскачка внутренней ситуации в Иране под аккомпанемент воплей про недостаток демократии. А, чтобы иранцам стало уж совсем невмоготу, и они бы вышли на массовые протесты против властей, янки шаг за шагом начали обкладывать Иран проблемами, в том числе, исходящими от сопредельных стран. 
Казалось бы, что Ирану до событий в Армении? Но Армения – ближайший сосед, и разворачивание тамошней ситуации после «революции любви» совсем не безразлично Тегерану. А вдруг янки получат при новой власти в Ереване большую свободу рук на границе с Ираном? И где гарантии, что этого не произойдет? 
А, уж появление американских Джи-Ай на Каспии – это совсем не комильфо… 
Вот теперь и примерьте все эти региональные «новеллы» на безопасность России. 
Дестабилизация в Иране, на что откровенно нацелились американцы – путь к смене власти. Не факт, что у янки это получится, но стараться они будут изо всех сил. 
Что им даст смена власти в Иране? Возвращение американского влияния на политику Тегерана. Это – раз. Кстати ещё в начале 1970-х годов США были «лепшими другами» с шахом Ирана Мохаммедом Резой Пехлеви. И исламская революция, затеянная против шаха имамом Хомейни и его сторонниками, была, в том числе, направлена против американского влияния внутри Ирана. 
Сейчас эти антиамериканские силы продолжают находиться в Иране у власти. Вариант их свержения или замены под давлением местной цветной революции, конечно, не исключается. Однако, иранское руководство прекрасно видит подобную перспективу и, наверняка, уже приготовило ответные меры. 
И второе, что дает американцам смена власти в Тегеране, и что представляет причину для нашего беспокойства, это – прямой выход США через Иран на Каспий. Закрытое море-озеро становится плацдармом для проникновения янки аж до Волги. Гитлеровцы шли сюда с запада, янки хотят прийти с юга. Правда, что получилось в итоге у гитлеровцев, всем хорошо известно, как бы кто-то не жалел «несчастных зольдат» вермахта… 
Если появление ограниченного контингента американских Джи-Ай в Казахстане это – попытка прощупать реакцию Москвы, которой только этого «подарка» здесь не хватало, то, вот, «иранский вариант» выхода на Каспий – это, как мы уже писали несколько дней назад, чистый «Карибский кризис 2.0». И придется нам заняться Восточным побережьем США. И оно им надо?  
Так что, если мы станем рассматривать происходящие в разных странах этого региона события, как цепочку увязанных между собой мер, да ещё и продиктованных определенной логикой, то и контрмеры – а без них, похоже, уже никуда – будут вырабатываться на основании понимания общей картины. 
Как писал Сергей Есенин:
«Лицом к лицу  
Лица не увидать.  
Большое видится на расстояньи».   

Да, перед нами – новый раунд «Большой Игры» России и англосаксонского мира в Азии. Она продолжается уже который век. Киплинг был прав: «Только когда все умрут, закончится Большая Игра». 
Сегодня в ней проявляются новые площадки и новые действующие лица. Но задача у англосаксов прежняя при любых раскладах – взять Евразию под контроль.  
Ну, а у нас задача – загнать их к себе домой, на острова.    
И мы это рано или поздно сделаем, объединив усилия со многими странами и народами Азии. Тем более, что власть англосаксов над миром – «уходящая натура». 
Это – не бахвальство. Мы просто научились читать по карте их планы и, соответственно, вырабатываем свою контригру. Земля-то круглая. 
Тем более, что силенок у гегемона уже просто не хватает. Он знает, он чувствует, что британо-американский век подошел к концу. Вот и возбудился…