April 14th, 2019

Воскресный офф-топ. Четыре незабываемых песни

Сегодня - четрые очень хороших и любимых, но подзабытых сегодня, песни 90-х годов.  
Правда, одну из них недавно возродили на ТВ в программе "Три аккорда", и это приятно.  
Послушайте, вспомните...



Игорь Наджиев - "Не телефонный разговор":









[Spoiler (click to open)]
Ярослав Сумишевский - "У беды глаза зеленые":







Ирина Аллегрова - "Транзит":    






Ефрем Амирамов - "Осень":








Какой будет судьба Израиля после решения Трампа о Голанах?


Президент США Дональд Трамп подписал документ о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. 25 марта 2019 г.   
Фото Carlos Barria, REUTERS   

Что-то Израиль начал нервничать после того, как президент США Дональд Трамп подписал указ о признании за Израилем оккупированной им после войны 1967 года территории сирийских Голанских высот…

Взгляните. ВВС Израиля, которые на сирийской земле в последние годы вели охоту за «Хизбаллой» и иранскими объектами, начали исподволь менять тактику и стали бить уже по собственно сирийским объектам. Хотя с Сирией Израиль в состоянии войны не находится, тем не менее, 13 апреля его авиация нанесла, как обычно, прячась от сирийских ПВО в небе Ливана, авиаудар по району города Масьяф в провинции Хама на западе Сирии. Об этом сообщило сирийское информационное агентство САНА: «Как заявил военный источник, около 02:30 ночи военные самолеты израильского агрессора из воздушного пространства Ливана нанесли удар по одной из военных позиций в направлении Масьяфа. По словам источника, в результате израильского нападения были разрушены несколько зданий и ранены трое бойцов».

И зачем Израилю эта провокация против Сирии, не только не угрожающей ему, но и ослабленной в результате гражданской войны и интервенции? «Не буди Лихо», и Израиль дождался недвусмысленного заявления Дамаска. Сирия не исключает военного решения вопроса Голан, но борьба с терроризмом в приоритете, заявил глава МИД САР Валид Муаллем: «Когда мы говорили обо всех способах (возвращения Голан), то имели в виду, в том числе, и военный. Мы не будем исключать военный вариант».

При двух президентах – Хафезе Асаде и Башаре Асаде – Сирия не угрожала Израилю войной за Голаны, она десятилетиями ожидала политико-дипломатического решения проблемы. И что теперь Израиль выиграл от нынешнего обострения? Он хочет получить войну за Голанские высоты?

Дружное неприятие решения Трампа о его признании Голанских высот израильской землей – что в арабском мире, что в Евросоюзе – похоже, стало неожиданностью для израильского руководства. А оно вместо того, чтобы просчитывать варианты от указа Трампа, прежде всего – для себя негативные, было занято предвыборной работой. Премьеру Нетаньяху необходимо было получить большинство в Кнессете, и он воспринял жест Трампа, как сильный козырь в борьбе за голоса избирателей на парламентских выборах.

Вашингтонское издание «The Hill» по этому поводу писало: «Признание аннексии Голанских высот — это один из способов поддержать предвыборную кампанию Нетаньяху. Возможно, решение Трампа поможет Нетаньяху, но оно точно не поможет Израилю. Похоже, ни Трампа, ни Нетаньяху особо не беспокоят возможные последствия признания аннексии Голанских высот. Крайне опасно то, что подобный манёвр может отвлечь внимание международной общественности от вторжения Ирана в западные районы Сирии, которое может закончиться полномасштабной войной между Ираном и Израилем. Если это произойдёт, Трампу и Нетаньяху придётся за многое ответить».     

[Spoiler (click to open)]

Как представляется, военное обострение на границе – это не причина получить удовлетворение от сиюминутного всплеска эмоций избирателей. Однако, всплеска эмоций явно не хватило, и Нетаньяху с его партией «Ликуд», опередив лишь незначительно соперников-центристов, вряд ли сможет собрать устойчивое парламентское большинство для формирования правительства. Кто даст гарантию, что его политические противники не справятся с формированием межпартийной коалиции лучше, чем «Биби? И что Нетаньяху не останется вне правительства со своими голосами в Кнессете?

То есть, решение Трампа не оказало существенного влияния на поддержку «Ликуд» среди избирателей. Зато, как видно, это решение уже доставляет израильским политикам достаточно сильную головную боль – в политическом же смысле слова.

Одним росчерком пера Трамп изменил стратегический расклад сил на Ближнем Востоке, спровоцировав – рано или поздно, но неизбежно – новый всплеск выяснения отношений между здешними странами. Причем, этот указ Трампа одним махом разрушил новые конфигурации взаимоотношений, которые начали, было, складываться в регионе.

Например, теперь уже не видно отчетливых перспектив сближения Израиля и Саудовской Аравии на почве вражды к Ирану. «Саудовская Аравия отвергает любые действия, которые нарушают суверенитет Сирии над Голанскими высотами», – заявил её Король Салман. И по этому поводу тихо радуются сейчас в Тегеране. Значит, с этой стороны у Израиля забот стало не меньше, а больше. Саудиты давние сторонники палестинцев, и уж на этой площадке – через поддержку, например, ХАМАС в Секторе Газа на границе с Израилем – могут доставить не только неприятности, но и новое оружие для палестинцев.

Не зря же в США возник на ровном месте, но – как кстати, скандал по поводу возможной передачи американских атомных секретов Саудовской Аравии. На днях госсекретарь США Майк Помпео был вызван на ковер в Конгресс по поводу информации о «попытках администрации Дональда Трампа передать Саудовской Аравии ядерные технологии». Выяснилось, что министерство энергетики США выдало «шесть тайных разрешений» Эр-Рияду, и это позволяет американским компаниям предоставлять саудитам ядерные технологии. На слушаниях прозвучала удивительная фраза: «Саудовская Аравия – новый рынок, к которому с интересом присматриваются американские компании».

И, если бы Трамп не поддержал стремление Израиля закрепить за собой права на Голаны, то сближение Тель-Авива и Эр-Рияда не помешало бы США начать атомный проект с Саудитами. Но теперь ситуация изменилась, и любые поставки такого рода в королевство становятся угрозой для… да-да Израиля. И Помпео это, кажется, понял. Только что он заявил: «Мы никогда не выпишем Саудовской Аравии чек и не предоставим ей возможности угрожать Израилю и Соединенным Штатам ядерным оружием. Никогда». Вот оно как – «не предоставим ей возможности угрожать Израилю ядерным оружием». Вот оно, значит, куда разворачивается история с подписанием Трампом указа по Голанам. А, ведь, как тихо готовилось сближение саудовцев с израильтянами, но Трамп всё поломал.

Возвращаясь к реакции Сирии, заметим, как непродуманно ответил высокопоставленный дипломат посольства Израиля в США Бенджамин Красна на вопрос о возможных переговорах с САР по Голанам: «Сейчас я не знаю, кто у власти в Сирии (он не знает Асада? – sic!), с какими властями разговаривать. Посмотрим, что будет в Сирии дальше. Но пока не время… Мы давно распространили израильский суверенитет на Голанские высоты. И мы делали все, чтобы укреплять его. Так что, в этом плане для Израиля это сейчас ничего не меняет».

Меняет. Уже поменяло.       

Две истории, неприятных для Израиля         

Не припомнится, чтобы после начала оккупации в 1967 году сирийских Голанских высот, а затем в 1981 году их аннексии, Израиль бы стоял перед угрозой войны за эту землю. Теперь же гарантировать что-то в данном вопросе, вряд ли кто-то решиться. Трамп – намерено либо из-за недопонимания тонких ближневосточных дел – открыл «ящик Пандоры». И в Израиле вспомнили две истории, которые оптимизма там не добавляют.

Первая – незабытое с годами пророчество гуру мировой политики Генри Киссинджера о будущем Израиля. В 2012 году он заявил: «Через десять лет Израиль исчезнет с карты мира», и эта фраза эхом разошлась даже по израильским источникам информации. Кто-то утверждает, что «такого сказано не было», однако, и опровержения от Киссинджера не последовало. Зато со стороны дочернего сайта газеты «New York Post» под названием «PageSix» пришло подтверждение о том, что такие слова все-таки были сказаны. И теперь в Израиле приближение названной даты не могут не ожидать с опаской – всякие предсказания будят у людей интерес и беспокойство.

Вторая история связана с ядерным потенциалом. Уже многие годы Израиль обвиняют в наличие секретного ядерного оружия, но официальная позиция там твердая: «Ничего подобного у нас нет». И вдруг…

Это похоже на скрытое предупреждение тем соседним странам, в частности, Сирии, что Израиль готов ради своей защиты применить атомную бомбу. Дело в том, что на этих днях там «засветили» в одной из публикаций историю израильского ядерного оружия. Причем, засветили, как можно предполагать, намеренно.

Израильское сетевое издание «Детали» рассказало следующее:

«Недавно опубликованные протоколы секретной встречи премьер-министра Леви Эшколя и редакторов газет дают возможность заглянуть за кулисы израильской политики тумана и сокрытия правды о ядерном реакторе в Димоне».

Для справки: ядерный исследовательский центр Израиля расположен вблизи города Димоны. Он был открыт в 1964 году, в 1970-х годах с помощью Франции модернизирован. Находится вне контроля со стороны Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), то есть вне рамок принятых в этих делах правил.

И вот издание «Детали» сегодня как бы намекает на то, что есть-таки у Израиля бомба. Вместе с этим фото от 1963 года «Детали» пишут:


На фото: заседание правительства Израиля, 1963 г.     
Фото Моше Придан, GPO, Государственная фотоколлекция.     

«На открытии секретной встречи, состоявшейся 9 июля 1963 года в Иерусалиме, премьер-министр Эшколь извинился перед своими гостями за опоздание и сразу перешел к теме, в связи с которой он созвал редакторов основных израильских газет. «Цель моего приглашения на эту встречу – помимо того, что это приятно и важно – в том, чтобы обсудить с вами одно дело», – сказал он.

В зале присутствовали высокопоставленные журналисты, члены Совета редакторов. Время от времени они встречались с премьер-министром, министрами и старшими должностными лицами для получения секретной информации, которая не публиковалась. Эшколь процитировал слова Бен-Гуриона (предыдущий премьер-министр Израиля), которого он заменил двумя неделями ранее: «С редакторами газет можно говорить обо всем, и если вы просите, чтобы эти вещи не публиковались, вы можете на них рассчитывать».

Затем он перешел к теме, из-за которой и назначил встречу: публикация статьи о ядерном реакторе в Димоне, которая была написана, несмотря на предыдущее соглашение по этому вопросу. «В последние две-три недели началось то, чего следовало избегать в прессе, – сказал он. – Я имею в виду то, что мы называем «Научно-исследовательским центром в Димоне».

Протокол этой встречи премьера с редакторами, классифицированный, как «секретный» источник, был недавно отсканирован и загружен на сайт госархива. Спустя 56 лет было принято решение его рассекретить. Но 5 апреля 2019 года выяснилось, что документ удален с сайта архива и больше не доступен для просмотра.

Знакомство с этим документом дает редкий, необычный и увлекательный взгляд на израильскую политику тумана вокруг ядерной программы, которая продолжается по сей день, цензурную деятельность и сложные отношения между правительством и прессой в то время.

Согласно протоколу, этой встрече предшествовали другие, на которых редакторов газет вводили в курс ядерной проблемы. Эшколь напомнил собравшимся, что в прошлом им рассказывали секреты, «исходя из понимания и согласия, что известные им вещи не предназначены для того, чтобы писать и говорить об этом». Однако, как сказал Эшколь, редакторы газет «сняли все ограничения», поэтому он «очень обеспокоен».

Эшколь отчитал редакторов газет за публикацию статей, раскрывающих государственные тайны. «В газетах есть такие отрывки… что читателю статьи нужно быть слепым и глухим, чтобы не понять, что Израиль занимается атомной энергией не ради мира, а ради армии и безопасности, – сказал он. – Следует предположить, что это читают арабы, американцы и французы тоже…» Далее он уточнил: «Американское посольство немедленно обращает внимание на такую статью, и она распространяется всюду, где не следует».

Эшколь добавил, что «приближается время, когда переговоры со странами по этому вопросу будут необходимы». В связи с этим, сказал он, «проблема стала более критичной, острой и актуальной». Поэтому он прямо сказал участникам: «Вопрос Димоны, вопрос атомных исследований не должны смешиваться ни с какими другими вопросами».

Редакторы задавали вопросы, просили объяснений и высказывали оговорки. Редактор газеты «Аль ха-мишмар» Яаков Амит пытался избавить от опасений нового премьер-министра. «Вы можете на нас рассчитывать, – сказал он. – Мы рады доверию, которое вы нам оказали, и я уверен, что вы не разочаруетесь в будущем». Он добавил, что «ясно одно: этот вопрос является полностью внутренним и секретным, и всем нам понятно, что речь не идет о разговорах и статьях… Всем нам ясно, что то, что делается в Димоне, не подлежит открытому обсуждению».

Премьер-министр даже позволил завуалированную угрозу: «Я все еще поддерживаю договоренность и прошу, чтобы она выполнялась… Это не вопрос выражения мнения. Вы можете найти много слабых мест и способов критиковать правительство, или высказывать мнение о нем, но если вы приведете именно это в качестве примера – вы откроете опасный фронт».

Обсуждение завершилось так: «Я прошу редакторов газет взять на себя ответственность за то, что газеты не будут писать об атомных исследованиях и атомном потенциале, потому что из этого можно понять, что Израиль делает и что использует для создания военной силы».

Вот такое косвенное признание… Там, в статье на израильском сайте «Детали», есть ещё интересные моменты, но мы изложили самое главное. Можно предположить, что такая утечка не случайна – рассекретили этот документ на несколько дней, а потом опять засекретили, но он уже стал достоянием прессы и общественности.

А для чего была эта утечка? Похоже, что кое-кому израильтяне прозрачно намекнули о том, что у них имеется кое-что из эффективных военных средств. Не будем гадать, но – по факту – ближневосточным соседям было предъявлена «информация к размышлению».

Интересно, как на это среагирует – и среагирует ли вообще – МАГАТЭ, которую в Димону не допускают, несмотря на её обширнейшие полномочия от лица ООН?       

И кто сказал, что Израиль выиграл?         

Некоторые выводы относительно новой ситуации, сложившейся после того, как Трамп подписал свой указ о признании суверенитета Израиля над оккупированными сирийскими Голанскими высотами.

Сначала – позиция России. Признание президентом США Дональдом Трампом суверенитета Израиля над Голанскими высотами – сознательная демонстрация вседозволенности со стороны Вашингтона, считает глава МИД РФ Сергей Лавров: «Я ощущаю, что это осознанная, сознательная демонстрация вседозволенности. И вот такая демонстрация вседозволенности, наряду с угрозами, ультиматумами и санкциями – это, в общем-то, весь инструментарий, которым пользуются на внешнеполитической арене Соединенные Штаты».

Да, подобный образ Америки её не красит. Как минимум…

А теперь сформулируем несколько вопросов, которые, как представляется, могут прояснить ситуацию, раскрывая затененные её стороны:

- Разве это признание укрепляет и усиливает позиции США на Ближнем Востоке? Нет. Например, в ответ со стороны Египта уже последовал отказ участвовать в создании здесь так называемого «арабского НАТО», которое намеревался лепить Трамп из стран Аравийского полуострова, Иордании и Египта.   

- Разве после этого США могут претендовать на роль главного арбитра в ближневосточных делах? А, ведь, арабы поверили когда-то американцам, и палестино-израильское урегулирование было закреплено в ту пору в Кэмп-Дэвиде под Вашингтоном.

- Разве для США, в очередной раз нарушающих нормы международного права, это рано или поздно не «аукнется» в виде роста недоверия к гегемону, который испортил отношения уже со многими странами мира из разных регионов? Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что изменение американцами статуса Голанских высот – прямое нарушение решений Совета Безопасности ООН.

- Разве резкое неприятие Евросоюзом указа Трампа не углубляет трещину в «североатлантическом единстве»? Представитель дипслужбы ЕС Майя Косьянчич подчеркнула, что Евросоюз по-прежнему не признает Голанские высоты частью Израиля. «Мы пока только начинаем получать реакцию Евросоюза, который пребывает в некотором шоке от того, что их партнеры по НАТО творят с международным правом и непосредственно в регионе», – отметила Мария Захарова по этому поводу.   

- Разве для Израиля не возникает новая проблема, поскольку он лишается даже минимального взаимопонимания с арабскими странами, например, с Саудовской Аравией?

- И не Россия ли неожиданно для себя становится теперь гарантом Израиля от возможной конфронтации с арабами, если США для арабов уже не былые партнеры, а союзники врага?

- Если вся Европа не признала аннексию Голанских высот, то станет ли она возражать в случае силовой операции арабов по возвращению Голан Сирии? Ближний Восток напичкан оружием, и некоторые его виды очень эффективны. А Израиль страдает даже от обстрелов ХАМАСа чуть ли не самодельными боеприпасами.

- И не выигрывает ли от всего этого Иран, которого Штаты так хотят ущемить? В случае реинкарнации Израиля, как главного исторического врага арабов, у них просто не хватит сил и средств, чтобы открывать «второй фронт» против Тегерана. Им одного Израиля хватит с лихвой, тем более, что территориальный вопрос здесь опять поднят. А против Ирана у арабов – вражда не за земли, а за влияние в исламском мире. И что важнее для арабских суннитов – война с иранскими шиитами или освобождение Аль-Кудса – Иерусалима?     

- Разве решение США признать Корпус стражей Исламской революции (КСИР) Ирана «террористической организацией» не будет иметь долгосрочных последствий, так как КСИР – это государственная структура, и, поставив её в один ряд с настоящими террористами, американцы открывают новую главу в санкционной политике против неугодных. Теперь неугодных в Вашингтоне официально назвали «террористами». Список открыт?

- В ответ на этот шаг Высший совет национальной безопасности Исламской Республики Иран признал Центральное командование войск США, которые находятся в регионе Ближнего и Среднего Востока (CENTCOM) «террористической организацией». И сразу же бывший заместитель госсекретаря США Уэнди Шерман заявила: «Эта эскалация ставит под угрозу наши войска в регионе». Она понимает, куда эта эскалация может завести самих американцев. Арлингтонское кладбище не беспредельно…

- И ещё надо отметить в этой связи, что госсекретарь Помпео то ли забыл посмотреть на карту, то ли специально проигнорировал новую точку иранского присутствия близ берегов Израиля. Дело в том, что Сирия ответила на выпад Трампа… ассиметрично. Она отдает свой Средиземноморский порт Ирану. И вот это в Израиле вряд ли спокойно снесут.

Издание «Asia Times» сейчас пишет: «Сирия сдает в аренду средиземноморский порт Ирану. Иран арендовал часть порта Латакия. Иранцы стремятся сохранить точку опоры в важнейшей части региона. Для Тегерана, который страдает из-за наносящих ущерб санкций США, долгожданная средиземноморская опора является потенциальным переломным моментом. Точка опоры в Латакии реализует давнюю мечту Ирана о прямом доступе к Средиземному морю, откуда он может поставлять товары, оружие и политическое влияние в остальной мир».   

Смотрим по карте – от Латакии до границы с Израилем около 500 км. И если здесь иранцы развернутся со всеми своими планами – от торговых до военных, то Израиль опять просчитался. Он-то, поддерживая боевиков-исламистов, которые воевали против Асада, желал ослабления Дамаска, а, стало быть, и Ирана, на сирийском участке своих границ. Но… получает теперь головную боль – Иран вышел на Средиземное море!

И кто кого обыграл? И почему Израиль начинает нервничать?

Вот таким образом и разворачивается совсем не в приятную для Тель-Авива сторону решение Трампа о признании Голанских высот израильской территорией.

А не задумал ли Трамп уйти с Ближнего Востока в целях экономии огромных средств – но уйти так, чтоб поссорить всех со всеми? И продолжить хаотизацию этих пространств, используя в качестве инструмента уже не пресловутый жупел «арабской весны», а прямые военные конфликты между странами региона?

Во всяком случае, вариант начала хоть каких-то политических переговоров между арабами и израильтянами сейчас просто не просматривается, а напряжение-то растет.

Как это у нас называется? Кажется, Трамп оказал Израилю медвежью услугу.

Медведь и сюда добрался…


Лавров: Важно не допустить реализации сценария, когда "никто не хотел войны, война была неизбежна"

Очень интересным стало выступление Министра иностранных дел России Сергея Лаврова 13 апреля 2019 года на заседании Совета по внешней и оборонной политике. Текст опубликован на официальном сайте МИД РФ.




Фото пресс-службы МИД РФ


Сергей Лавров сказал:

"Тема сегодняшней дискуссии предельно острая: чего ждать – мировой войны или революции? Такая постановка вопроса еще лет десять назад казалась бы, наверное, совершенно немыслимой, но сегодня воспринимается почти нормально. Потому что у многих есть определенное ощущение тревоги, особенно у тех, кто профессионально занимается внешней политикой и кто обладает опытом кризисов в предыдущие исторические периоды.
Мы исходим из того, что надо быть реалистами, но одновременно, конечно же, не хотим драматизировать ситуацию. В конце концов, поддержание международного мира и безопасности является одним из приоритетов российской внешней политики. Сегодня в основе нашей позиции - мы не раз это подчеркивали - наряду с продвижением национальных интересов  (о том, как их понимать, думаю, попозже подробнее поговорим) это еще и признание особой ответственности России за всеобщую безопасность и глобальную стабильность. У нас есть свои обязанности как ядерной державы, как постоянного члена Совета Безопасности ООН. Этим многое сказано.
У нас есть исторический опыт, особенно уроки XX века, которые говорят о необходимости продуманной и взвешенной линии в международных делах. Важно не допустить реализации сценария, который выражен в известной формуле «никто не хотел войны, война была неизбежна».


[Spoiler (click to open)]

Мы стараемся максимально активно и предметно работать со всеми нашими партнерами, вносим предложения по повышению предсказуемости и доверия в сфере международной безопасности. Напомню об идее заключения Договора о евроатлантической безопасности, о совместной с Китаем инициативе о предотвращении размещения оружия в космосе, о предложении по выработке конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Есть и другие предложения, которые остаются на столе переговоров. Продолжаем добиваться внятной реакции на эти предложения со стороны тех, кто уходит от конкретной, честной, профессиональной дискуссии по этим, несомненно, злободневным проблемам. Как я понимаю, проблема заключается в том, что наши коллеги в Вашингтоне, Брюсселе и в других западных столицах пока к такому профессиональному разговору не готовы.
Что касается американской Администрации, то она, похоже, все больше вживается в роль разрушителя международного правопорядка. Нежелание США смириться с реалиями XXI века очевидно. Оно несет большой деструктивный заряд. Безусловно, Америка по-прежнему остается могущественнейшей державой. Но совокупный вес ее влияния в мире все-таки снижается. И чтобы сохранить за собой собственную, как они сами говорят, «возвышенную исключительность», американцы намерены и прижимать, и топить другие страны.
В Вашингтоне взяли курс на демонтаж договоренностей в сфере контроля над вооружениями. Вслед за развалом Договора по противоракетной обороне (ПРО) сейчас на очереди Договор о ликвидации ракет средней и меньшей (ДРСМД).  После этого нельзя исключать, что возникнут проблемы с продлением срока действия Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ). Все это будет иметь пагубные последствия, причем, не только для тех областей международной жизни, которые регулировались этими договорами, но и для остающихся механизмов в сфере ядерного разоружения и нераспространения. Имею в виду Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) и Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Если оценивать действия Вашингтона в этой сфере, то можно прийти к выводу о том, что возобладали сторонники запуска новой гонки вооружений.
Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно реагировал на подобные процессы. Хочу еще раз подчеркнуть: втянуть Россию в эти затратные упражнения не получится.
Американцы открыто вмешиваются во внутренние дела суверенных государств. Венесуэла у всех на слуху. Блицкриг по смене режима там не удался. Но от цели свержения законного Президента американцы не отказываются. Интервью М.Помпео, где он однозначно заявил, что военная интервенция не исключена, об этом прямо свидетельствует. Американцы даже вытащили из нафталина пресловутую "доктрину Монро". Угрожают, что следующие на очереди – Куба и Никарагуа, как будто не понимают, что этим они противопоставляют себя всему латиноамериканскому (и не только латиноамериканскому) миру. Думаю, что подобное поведение просто неприемлемо.
Из той же серии линия Вашингтона на развал всей базы ближневосточного урегулирования, которая была одобрена в решениях СБ ООН и тем самым стала частью международного права.
Очевиден настрой США и их ближайших союзников на создание некой параллельной международной реальности, в которой бы они сами устанавливали правила и вершили суд. Имею в виду настойчивые попытки навязать понятие «порядок, основанный на правилах». Эти правила придумываются с целью обойти «неудобные» для Запада нормы международного права. А нас обвиняют в нарушении этих «правил», на которых они хотят выстраивать свой порядок.
Например, выступая недавно в Вашингтоне, мой немецкий коллега Х.Маас заявил, что отношения Запада с Россией испортились из-за «неподобающего поведения» России, которая якобы нарушила все правила. Приплетается «аннексия Крыма», вмешательство в конфликт на Востоке Украины, как будто на Западе не известна последовательность событий украинского кризиса. Все знают, что нарушителями были именно США и Европа, которые открыто поддержали, а в значительной степени и спровоцировали государственный переворот в Киеве, не выполнили обязательства гарантов соглашения, который В.Ф.Янукович подписал с оппозицией, а майданный путч представили как «демократическую революцию». Ответственность за хаос, террор и развязанный националистами конфликт возложили на Россию. Наверное, это те самые «правила», на которых наши западные коллеги хотят выстраивать такой порядок.
Недавно изобрели новую вещь - концепцию обеспечения «истинного суверенитета». Ее используют для прикрытия и нажима на развивающиеся государства в самых разных регионах мира. Одновременно добиваются ограничения сотрудничества таких стран с Россией, Китаем и другими независимыми центрами силы.
Как вам известно, США обвиняют нас в ревизионизме в мировых делах. Хотя мы как раз выступаем за сохранение и укрепление всех действующих механизмов международной стабильности. Наверняка эти механизмы нуждаются в обновлении, т.к. жизнь идет вперед. Но проходить это должно на основе консенсуса в рамках правового поля. Это касается, например, реформы Совета Безопасности ООН. Действительно, нужно обновлять международное право в этой его части. Мы выступаем за самую эффективную реформу, которая отразила бы главную проблему на сегодняшний день и обратилась бы к ее решению -  недопредставленность развивающихся стран Африки, Азии и Латинской Америки. Кстати, в ООН действует Комиссия по международному праву. В круге ее ведения в качестве постоянной функции записана кодификация и прогрессивное развитие международного права. Этим и надо заниматься в рамках, которые были согласованы при создании ООН, а не уверять, что эти механизмы устарели, являются слишком громоздкими и неповоротливыми, и поэтому западная группа единомышленников будет сама придумывать правила и заставлять всех остальных жить по ним.
Кстати, наверное, мы - консерваторы в плане соблюдения норм международного права. Мы уверены, что мир сегодня нуждается в правовом регулировании больше, чем в годы «холодной войны», когда сверхдержавы все-таки удерживали друг друга на грани ядерного конфликта. У нас в такой оценке о необходимости укреплять международное право немало единомышленников. Сейчас в Нью-Йорке всерьез обсуждается – во многом под воздействием событий в Венесуэле – идея создания неформальной "группы стран в защиту международного права". В конце концов, американцы какое-то время назад, по-моему, при М.Олбрайт создали "неформальную группу в поддержку демократии". Думаю, международное право – не менее значимая ценность в международных отношениях, чем демократия, тем более что демократию эта американская группа защищала только внутри стран, но никак не на международной арене.
Наша внешняя политика, как об этом не раз говорил Президент России В.В.Путин, прагматична – по крайней мере, мы стремимся к тому, чтобы она была такой – и призвана решать задачи нейтрализации внешних угроз, расширения международного сотрудничества, создавать благоприятные внешние условия для нашего ускоренного социально-экономического внутреннего развития. Не сомневаюсь, что мы все понимаем, насколько это важно сегодня.
Мы стараемся, чтобы наша политика шла от жизни, реалий, от тех вызовов и возможностей, которые возникают на международной арене. Свои подходы выстраиваем на традициях русской дипломатической школы, на ценностях, укорененных в нашей культуре, истории, менталитете. Всегда стараемся вставать на защиту справедливости, законности и равноправия. Это один из основополагающих принципов Устава ООН – суверенное равенство государств. Да, я знаю, что есть оценки в плане «как могут рассуждать о равноправии ядерные государства». На самом деле, Устав ООН создал правовые рамки, в которых суверенное равенство государств было определено одним из основополагающих принципов. С тех пор никто эти принципы не оспорил, несмотря на то что в мире действительно существуют ядерные державы. Но принцип суверенного равенства государств после появления «ядерной пятерки» был переподтвержден заключением Договора о нераспространении ядерного оружия.
Стараемся формировать позитивную повестку дня. Это очень важно. Мы участвуем в многосторонней работе по климату, Целям развития тысячелетия, кибербезопасности, антитеррору, по многим другим актуальным глобальным проблемам. Стараемся конструктивно работать со всеми заинтересованными игроками. При этом не теряем надежду на то, что можно будет найти точки соприкосновения с теми партнерами, с кем отношения не ладятся. Мы открыты к диалогу, готовы проявлять гибкость в той мере, в которой это не противоречит нашим интересам и позволяет находить взаимоприемлемые компромиссы. 

Мы, кстати, работаем с теми же американцами там, где это отвечает и нашим интересам, и интересам Вашингтона. После долгих напоминаний возобновился диалог по борьбе с терроризмом. Между военными активно, продуктивно и, я считаю, результативно функционирует т.н. механизм деконфликтинга в Сирии. Идет диалог и по политическим аспектам сирийского урегулирования. Поддерживаются, причем при инициативной роли США, контакты по Афганистану, Корейскому полуострову. Естественно, осуществляется практическое сотрудничество в космосе.
Мы видим еще потенциал взаимодействия с Администрацией Д.Трампа по такой актуальной проблеме, как защита христиан и других религиозных меньшинств на Ближнем Востоке. Есть и другие примеры. Конечно, хотелось бы, чтобы их было больше. Но мне кажется, ситуация будет развиваться в направлении активизации нашего диалога с Вашингтоном.
В целом мы исповедуем философию взаимной выгоды, добровольности, взаимного уважения. Именно на этих принципах основывается наше взаимодействие с единомышленниками. Прежде всего, с членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), СНГ, ЕАЭС, ШОС, БРИКС. Кстати, ни в одной из этих структур в отличие от НАТО нет задачи работать против кого-то. В уставных документах этих организаций подобных конфронтационных заделов не существует.
Говоря о ЕАЭС, хотел бы отметить, что значительная часть - более 60% внутреннего товарооборота обеспечивается расчётами в национальных валютах. Эта доля постоянно растёт. Мы постепенно уходим от доллара и связанных с его использованием рисков в ситуации, когда международную валютно-финансовую систему используют, ей манипулируют, когда США злоупотребляют своим положением в ней, имею в виду положением доллара.
Буквально через две недели Президент России В.В.Путин с десятком других лидеров примет участие во втором форуме инициативы «Один пояс, один путь» в Китае. Наше партнёрство с Пекином – это не только пример взаимовыгодных всеобъемлющих отношений. Российско-китайское взаимодействие оказывает отрезвляющее влияние на тех, кто продвигает неправовые методы решения международных проблем. Это проявлялось в СБ ООН при рассмотрении сирийского сюжета, когда были внесены односторонние неправомерные резолюции.  Другой пример - когда недавно наши страны наложили двойное вето на американский проект резолюции по Венесуэле, выходивший за все мыслимые и немыслимые нормы международного права и элементарной дипломатической этики. Ещё один хороший пример - совместная работа с Пекином над планом действий по комплексному параллельному урегулированию проблем Корейского полуострова.
На восточном направлении мы также тесно сотрудничаем с Индией, Турцией, Ираном, Вьетнамом, Индонезией и другими странами АСЕАН. Продвигается диалог с Японией. Если говорить о Ближнем Востоке, то нашим преимуществом там является способность разговаривать со всеми игроками даже тогда, когда они не могут общаться между собой.
Укрепляется восточное направление нашей внешней политики в целом. Теперь уже не ЕС, а Китай, страны СНГ, азиатско-тихоокеанского региона (АТР) и БРИКС - наши главные торговые партнеры. По данным ФТС России за 2013-2018 гг., европейская доля в товарообороте снизилась с 49,4% до 42,7%, а доля СНГ, Китая, других стран АТР и БРИКС выросла с 40,2% до 45,2%. Это - ответ пессимистам, не верившим в нашу способность быстро перестроиться и включиться выгодным для нас образом в процесс подъёма Азии.
Что касается Европы, да и Запада в целом, мы по-прежнему готовы выстраивать сотрудничество с Евросоюзом и отдельными западными государствами. С Европой нас многое объединяет в историческом, культурном, человеческом плане. Мы по-прежнему открыты для строительства давно обещанного и провозглашенного в качестве цели общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана. А в более широком плане видим перспективу формирования Большого Евразийского партнёрства, как это несколько лет назад предложил Президент России В.В.Путин на саммите Россия – АСЕАН в Сочи.
Безусловно, будем настаивать на том, чтобы любое взаимодействие было взаимовыгодным. Не снимаем с повестки дня задачу «интеграции интеграций», имею под этим в виду начало контактов между ЕАЭС и ЕС. Первые шаги пока ещё на экспертном, техническом уровне были сделаны. Думаю, что развитие этого процесса будет отвечать реалиям XXI века.
В целом, мне кажется, мы стараемся объективно оценивать международную ситуацию, трудности нынешнего исторического этапа, суть которого заключается в формировании полицентричного миропорядка, который может быть более хаотичным, чем биполярный мир, но именно эти риски, связанные с появлением множества влиятельных игроков, требуют от нас более бережно относиться к тому, что мы называем дипломатией. Работать над смягчением противоречий, над выработкой такой модели, которая будет всех удовлетворять и будет устойчивой. В любом случае несколько центров силы, даже с точки зрения физики, наверное, - более устойчиво и надежно для  окружающего мира, чем два или тем более один.
Видим в ситуации, когда происходят турбулентные процессы, а большие державы хотят определить своё место в будущей конфигурации миропорядка, не только вызовы, но и возможности для позитивного развития.
В заключение хочу подтвердить нашу заинтересованность в поддержании диалога с экспертно-аналитическим сообществом. Со своей стороны, делаем и будем делать все, чтобы продвигать национальные интересы и цели развития нашей страны в непростых международных условиях. В чём заключаются эти интересы и цели? У нас есть "Концепция внешней политики". Тем не менее жизнь идёт вперёд, заложенные в этой Концепции принципы нуждаются в детализации, адаптации к сегодняшним реалиям. Очень рассчитываю, что заседание СВОП поможет нам лучше определяться в этот непростой обстановке".