February 11th, 2020

Призыв ветеранов дипломатии России и США: «Сохраните СНВ-3!»


Рис. от globallookpress

Игорь Иванов и Мадлен Олбрайт – руководители МИД России и госдепа США в 1990-е годы, дипломаты, имеющее огромный опыт и хорошо понимающие мировые вызовы, люди, которые досконально знают, что такое глобальная безопасность – выступили с призывом-предупреждением на страницах американской газеты «The New York Times». Они опубликовали за двумя подписями совместную статью, озаглавив её «A Plea to Save the Last Nuclear Arms Treaty» - «Призыв к сохранению последнего договора по ограничению ядерных вооружений».

Если с российской стороны подчеркивание важности подобных договоров, касающихся планетарной стабильности и безопасности, это – наша неизменная позиция, то подпись под этим «Призывом» бывшего госсекретаря США можно расценивать, как проявление серьезной озабоченности определенного круга американского истеблишмента. Просто так такие публичные жесты там не делаются.

Мадлен Олбрайт отличалась в годы своего руководства госдепом (1997-2001 гг.) четким стремлением проводить нужную США внешнюю политику, не сомневаясь даже в необходимости военных действий. Она поддерживала военно-политическое давление на Ирак времен Саддама Хусейна и была шефом дипломатии в дни разгрома Югославии в 1999 году авиацией НАТО при ведущей роли США. Свое отношение к России, на грани русофобии, Олбрайт особо не скрывала, хотя по долгу службы поддерживала рабочие связи с Москвой и с руководством российского МИДа. Тогда американцы – было время – открыто и активно продвигали свои интересы внутри нашей страны, и госсекретарь принимала в этом процессе непосредственное участие.

В общем, Олбрайт нельзя отнести к тем американским деятелям, которые могли бы испытывать хоть какую-то симпатию к русским. Поэтому подпись под этим «Призывом» ставит она только из-за того, что знает – безнаказанной бомбежки России по сценарию Югославии не получится. Она знает, что в ответ на подобное нападение будет не просто забрасывание посольства США банками с чернилами, как делали московские студенты весной 1999 года, а прилетит конкретно. Адреса уже указаны – по штабам.

[Spoiler (click to open)]

Видимо, намерение Дональда Трампа выйти и из Договора СНВ-3 об ограничении стратегических вооружений, немало взбудоражило тех американских политиков, которые обладают адекватными знаниями по поводу того, что может случиться при потере контроля над стратегическими ядерными силами. Ещё одним побудительным мотивом подобных действий этой части заокеанского истеблишмента могла стать демонстрация Россией новых видов русского оружия. Американцы, в отличие от нас, никогда не призывают к переговорам, если чувствуют свое превосходство – договариваться с более слабым партнером они считают ниже своего достоинства.

Можно, например, напомнить, как в 2018 году сенатор-республиканец Том Коттон и конгрессмен от республиканской партии Лиз Чейни предложили законопроект, который ограничивает продление российско-американского договора СНВ-3 после 2021 года. В их заявлении говорилось: «Этот законопроект препятствует финансированию продления нового договора СНВ до тех пор, пока президент не подтвердит конгрессу, что Россия согласилась на контролируемое сокращение своих запасов тактического ядерного оружия и включение своих новых систем в рамки нового договора СНВ». Они хотят разоружения России. А что господа Коттон и Чейни предлагают взамен? Ни-че-го.

А теперь-то ситуация изменилась. В Вашингтоне же услышали слова Владимира Путина, сказанные в «Послании Президента Федеральному Собранию»: «Впервые, хочу это подчеркнуть, впервые за всю историю существования ракетно-ядерного оружия, включая и советский период, и новейшее время, мы никого не догоняем, а наоборот, другим ведущим государствам мира ещё только предстоит создать оружие, которым уже обладает Россия».

Поэтому появление подписи Олбрайт под статьей, призывающей, прежде всего – США, не отказываться от Договора СНВ-3, можно расценивать, как выражение глубокого беспокойства относительно безопасности самих Соединенных Штатов со стороны тех, кто там реально оценивает угрозу. Под этим, похоже, не только Олбрайт, но и стоящие за ней трезвомыслящие представители вашингтонского истеблишмента готовы теперь подписаться. Только многим из них надменная гордость не позволяет. Зато Мадлен Олбрайт не стала её демонстрировать – она же, в конце концов, дипломат, хотя с восточно-европейским гонором знакома не понаслышке. Ведь, ей, судя по всему, небезразлична судьба и безопасность Америки.

Обратимся тексту этого документа, который «The New York Times» преподносит так: «Two former diplomats, from Russia and America, call for extending the nuclear arms limitation pact called New START, to make the world more secure» - «Два бывших дипломата из России и Америки призывают к продлению Договора об ограничении ядерных вооружений – новому Договору по СНВ, чтобы сделать мир более безопасным». И если Игоря Иванова, действительно, волнуют вопросы глобальной безопасности, то Мадлен Олбрайт, не стоит сомневаться, озабочена исключительно безопасностью её Соединенных Штатов.

Вот, что мы читаем в их статье: «На протяжении большей части прошлого десятилетия российско-американские отношения находились в состоянии кризиса. Даже те линии коммуникаций, которые раньше считались повседневными, оказались заблокированными, и это углубляло взаимное недоверие и затрудняло попытки снизить напряженность и избегать ошибок.

Нынешнее положение не отвечает стратегическим интересам ни одной из сторон и порождает риски для всеобщей безопасности, поскольку Россия и Соединенные Штаты – единственные страны, располагающие ядерными арсеналами, способными уничтожить друг друга вместе со всем остальным Человечеством».

Естественно, такое положение вещей «не отвечает стратегическим интересам ни одной из сторон». Сиречь – американской стороны. Неужели кто-то полагает, что янки, подписывая такие бумаги, вдруг озаботились безопасностью России? Другое дело – в США сейчас признали утрату своего превосходства и… забеспокоились. Кстати, и в 1972 году, когда Никсон приехал в Москву подписывать первые документы об ограничении вооружений, это было связано с тем, что советские ракеты стали столь точны, что могли залетать янки «прямо в форточку», и американцы постарались нивелировать это преимущество СССР.

Поэтому в статье Игоря Иванова и Мадлен Олбрайт говорится о том, что, несмотря на нынешние сложные взаимоотношения Вашингтона с Москвой, «обе страны способны предотвратить еще большее снижение международной стабильности посредством продления Договора о мерах по дальнейшему ограничению стратегических наступательных вооружений от 2010 года, срок действия которого истекает через год – 5 февраля 2021 года… Приняв своевременные меры, США и Россия могут избежать бессмысленного и опасного возвращения к балансированию на грани войны. Нет никаких причин откладывать эту задачу на будущее. И начать нужно именно с продления договора СНВ-3».

То, что Россия не хочет «балансирования на грани войны», естественно и понятно. Интересно, что об этом начинают говорить в США. Пожалуй, со времен Караибского кризиса 1962 года таких выражений, характеризующих отношения двух ядерных держав, не припомнить.

«Условиями Договора по СНВ-3 предусматривается возможность его продления на следующие пять лет при согласии глав обоих государств. Президент Владимир Путин и Президент Дональд Трамп должны воспользоваться этой возможностью». Это прямое обращение к главам супердержав именно сейчас, в середине февраля 2020 года, весьма вероятно, связано с тем, что Трамп отбил, наконец, наскоки внутренних противников, грозивших ему импичментом, и теперь получил более широкую свободу рук, в том числе, на внешнеполитическом поле. Хотя не будем забывать, что именно администрация Трампа никак пока не реагирует на призывы Москвы продлить действие Договора СНВ-3.

Игорь Иванов и Мадлен Олбрайт справедливо подчеркивают те вещи, о которых трудно услышать из уст американских действующих политиков – это, ведь, принципиальная позиция России, но вот и Олбрайт под ней подписалась: «Сегодня наблюдается рост геополитического напряжения в мире, и основные международные игроки в своих военных стратегиях все больше и больше опираются на ядерное оружие. Эксперты гораздо больше времени и сил уделяют разработкам новых систем оружия, чем поиску путей недопущения ядерного конфликта. А кое-кто даже всерьез поверил в то, что ядерную войну можно выиграть». И кто же этот «кое-кто»? Ясно, что замечание – в адрес американцев, и Олбрайт его высказывает. Весьма показательно.

Важная часть этой статьи отведена международному обсуждению поставленных проблем безопасности: «В конце прошлого года, в рамках Аспенского форума министров, мы встретились в Вене с другими бывшими министрами иностранных дел из более, чем десятка стран для того, чтобы переосмыслить состояние международной безопасности, исходя из нынешних тревожных тенденций. Мы покинули Вену с чувством глубокой озабоченности возможными глобальными последствиями ускоряющейся мировой гонки вооружений, нарастанием рисков вооруженных инцидентов и распада системы соглашений о сокращении и нераспространении вооружений… По итогам нашей встречи вместе с 24 бывшими министрами иностранных дел мы выступаем с заявлением, призывающим глав всех стран безотлагательно принять меры против угрозы ядерного оружия».

То есть, можно расценивать это обращение двух ветеранов дипломатии России и США, как выражение не только их собственных озабоченностей, но и как позицию целого ряда бывших руководителей дипломатических ведомств из более двух десятков стран мира. А это звучит, как общий призыв: «Мы уверены: мир должен двигаться в ином, менее опасном, направлении».

Услышат ли в Белом доме своего бывшего госсекретаря? Среагирует ли Трамп на мнение ветеранов мировой дипломатии? Волен ли он в своих поступках такого рода, чтобы не похоронить СНВ-3?

Во всяком случае – перед нами хороший пример того, как появился и проявился элемент того знаменитого в 1950-60-е годы «Движения борьбы за Мир», которое мобилизовывало массы людей из разных стран. И Большой войны удалось избежать, в том числе, и благодаря воле, проявленной миллионами.

Сегодня это движение, казалось бы, в прошлом, но «Призыв» российского и американского ветеранов дипломатии может неожиданно стать тем примером проявления современной «Общественной инициативы во имя мира» в условиях, когда, действительно, у некоторых горячих голов возникают идеи относительно выхода из продолжающегося мирового кризиса в их пользу с использованием силовых мер.