May 1st, 2020

Первомайский офф-топ. Мир! Труд! Май! Песни!





Поздравляю всех читателей с 1 Мая!    

Было время - ходили мы в этот день студентами на Красную Площадь. Радовались майскому Солнцу. Пели песни.    
Хорошие были песни. Давно не слышал их. Поэтому сегодня вспомню хотя бы некоторые.      
И все они были абсолютно позитивными. И все они были общими - каждую можно петь с друзьями.   
Вспомним хорошее. Вспомним отличные мелодии прошлых лет, они Первомайские - о труде, о дружбе, о мире.
Такие и подобрал сегодня.      
Хотелось бы, чтобы эти песни послушали молодые читатели блога, среди которых немало моих студентов разных лет. Уверен, что им понравится.   


Любовь Орлова - "Марш Энтузиастов". Из к/ф "Светлый путь"






[Spoiler (click to open)]

"А ну-ка, девушки!" Марш женских бригад из к/ф "Богатая невеста":   







"Урожайная". Из к/ф Кубанские казаки:     








Евгений Кибкало - "Ребята настоящие". Из к/ф "Исправленному верить":   








Алексей Рыбников - "Монтажники-высотники". Из к/ф "Высота":   






Леонид Утесов - "Нам песня строить и жить помогает". Из к/ф "Веселые ребята":   







"Москва майская". Сводный хор 3000 певцов Санкт-Петербурга:   






    

Schwach «восточного партнерства»


Флаги стран-участниц «восточного партнерства».   
Второй слева – флаг самого объединения

Сначала напомним о том, что это за понятие «восточное партнерство», о котором сейчас пойдет речь. В 2009 году был инициирован и запущен проект Евросоюза по привлечение на «светлую сторону» восточно-европейских стран – бывших союзных республик СССР, которые ещё не вошли в ряды ЕС – вослед прибалтийских государств.

Замысленный Западом проект создания вокруг России пояса из стран нейтральных – в лучшем случае – или враждебных, как получилось уже с Прибалтикой, было скрыто под вывеской роста и развития интеграционных связей новых восточноевропейских государств с процветающим Евросоюзом.

В проект «восточного партнерства» были приглашены Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина.

Напомним – то был год 2009-й, то есть проект «восточного партнерства» появился вскоре после знаменитой речи Владимира Путина в Мюнхене на Конференции по вопросам политики безопасности-2007. Путин сказал тогда: «НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам… Думаю, очевидно: процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления?»

Запад не стал возражать, не стал отодвигать НАТО от границ России. Наоборот, он начал срочно формировать «восточное партнерство» с прицелом на включение его участников в НАТО, как и балканских стран из числа республик бывшей Югославии. Причем, Болгария и Румыния обозначили тогда свои «сомнения», исходя из того, что «на всех не хватит», если ЕС начнет вкладывать деньги не в членов ЕС, а в соседей – сиречь участников «восточного партнерства». Младоевропейцы быстро смекнули, куда дело может пойти, и напряглись от мысли о том, что «общеевропейская ложка» может быть «пронесена мимо их ртов» – конкурентов не надо.

Прошло десятилетие. Из стран «восточного партнерства» Украина и Грузия уже почувствовали все достоинства разворота на Запад. Полагаем, что комбинированный кризис, накрывший Европу – и экономический, и политический, и кризис структуры Евросоюза после Brexita – уже сейчас дает зримые примеры «европейской солидарности» и «европейских ценностей».

Видимо, в ЕС также растет понимание того, что евроинтеграция с «восточным партнерством» не только притормаживается, но и может быть вообще отправлена в архив – у ЕС проблемы экзистенциональные и совсем иного уровня, чем расширение за счет интеграции новых участников. Там денег сейчас нет даже на прокорм своих младоевропейцев. Вопрос о формировании бюджета Евросоюза на 2021-2027 годы становится принципиальным вопросом взаимопонимания и общеевропейского единства. И вокруг дележа этих денег пошли нешуточные противоречия.

А какое единство без бюджета? А почему Германия должна кормить всех? А почему Франция должна становится евро-донором, когда дома растут расходы для парижан? А что может сделать для всех Италия, которую евроинтеграторы бросили в критический час «коронакризиса»?

И вот, в разгар этих общеевропейских осложнений в конце апреля 2020 года на сайте «Европейского Совета по международным делам» – «The European Council on Foreign Relations» (ECFR) – появляется статья Думитру Минзарари (Dumitru Minzarari) и Вадима Пистринчука (Vadim Pistrinciuc), полная озабоченностей по поводу нелегкой судьбы «восточного партнерства».

[Spoiler (click to open)]

Приуроченная к 10-летию этого проекта, которое тихо прошло мимо общественного внимания в 2019 году, тема, начиная с заголовка, преподносится не в плане провалившейся на этом направлении евроинтеграции, а в плане – ну, Вы уже догадались – кончено, в плане «вины России» за провал проекта.

Под заголовком «A problem shared: Russia and the transformation of Europes eastern neighbourhood» – «Делимся проблемой: Россия и трансформация восточного партнерства» – представлен объемный доклад в форме статьи. Авторы – воспитанники Колумбийского университета США и фонда германского «Konrad-Adenauer-Stiftung», замеченного в активной работе в Киеве во время Майдана-2014 на стороне организаторов государственного переворота. Председатель фонда Ханс-Герт Пёттеринг (Hans-Gert Pöttering) тогда призывал: Украина должна «уверенно двинуться навстречу западным ценностям». Двинулась. Точно.

Сейчас даже этим авторам стало понятно, что «не срастается», и вся обида за провал такого красивого проекта опять выплеснута на… Россию: «Неспособность ЕС укрепить государства восточного партнерства может усилить там Россию и позволить авторитаризму распространиться далее – на запад в ЕС». Вот так – в ЕС начинают беспокоиться… о своей уязвимости. Видимо, адептам «расширения на Восток» стало понятно, что очередной «Drang nach Osten» заканчивается для «восточного партнерства» очередным же schwach’ом. Бумерангс…

Про «общий суверенитет» и «уклончивые» элиты

В самом начале этого объемного доклада сформулированы самые, на взгляд авторов, важные посылы этого аналитического труда. Они, как представляется, понимали, что не каждый читатель доберется до конца их мощного исследования, а поэтому выделили главное в нескольких тезисах.

Поэтому, с них и начнем:

- Политика ЕС по «восточному партнерству» должна получать особое обновление (update) для завершения нынешнего геополитического давления (consummate with current geopolitical pressures).

- Главным недостатком «восточного партнерства» является его проектирование (design), которое позволяет местным политическим элитам строить «фасадную демократию».

- Ядром демократических преобразований являются реформа верховенства закона и надежная защита от внешних угроз (НАТО? – С.Ф.).

- Принятие новой модели «общего суверенитета» (sic!) позволит ЕС в государствах «восточного партнерства» провести реформы и разоблачать не определившиеся, уклончивые местные элиты (expose evasive local elites).

- Неспособность ЕС укрепить государства «восточного партнерства» может усилить там Россию и позволить авторитаризму распространиться далее – на запад в ЕС.

- ЕС должен сделать «общий суверенитет» основой будущих отношений «восточного партнерства», опираясь на импульс нового процесса вступления.

Для начала обратим внимание на главную позицию – общий суверенитет. А «общий суверенитет» в Евросоюзе могут обеспечить только силы НАТО – естественно, после приема страны в состав ЕС. А против кого заточены военные силы НАТО? – Против России. Так что – welcome!

Поэтому тезис в развернутом до конца виде выглядит совсем не столь благостно, как его продвигают авторы статьи. Он выглядит, по сути, следующим образом: «импульс нового процесса» = вступление стран «восточного партнерства» в ЕС; «общий суверенитет» = гарантии «зонтика» НАТО, защищающей от России.

Только авторы доклада об этом скромно умалчивают, завуалировав свои намерения в тумане корректных формулировок. Правда, дальше это будет показано – им не всегда удается держать себя в рамках корректности.

Более того, весь доклад выглядит, как набор рекомендаций по выводу проекта «восточного партнерства» из кризиса и возвращению его в европейский мейнстрим. Пожалуй, они опоздали – кризис шатает основы ЕС, и там уже не до расширения, но свою лепту в реанимацию темы внесли. Да ещё напомнили, что есть такое «партнерство», а потому продвижение этого вопроса надо бы финансировать и далее. Ведь, не будет «партнерства», и снимут с довольствия…

Знаете, с каких слов начинается доклад? Со слов «mixed feelings» – «Смешанные чувства сопровождали десятую годовщину «восточного партнерства» Европейского Союза». Весьма показательно…

Кое-что о том, как «восточное партнерство» сравнили с «задним двором» ЕС

А теперь постараемся выделить из этого доклада самые интересные и показательные отрывки. Тезисно, с комментариями в скобках.

- Что касается вопросов верховенства закона, коррупции и захвата государства плутократическими и коррумпированными группами интересов, то стандарты в странах-партнерах «восточного партнерства» по-прежнему сильно отстают от стандартов ЕС. Есть признаки демократического регресса (democratic regression). (Вообще начинать с таких слов – значит, совсем не уважать те страны, к анализу обстановки в которых приступают авторы доклада. Высокомерие при полном отсутствии дипломатичности. И… хороший урок для участников «восточного партнерства» – так к ним и будут всегда относиться в высоколобой Европе).

- Рост олигархии во всех странах «восточного партнерства» привел к появлению «фасадной демократии» и, что особенно важно – к провалу реформы правопорядка, без которой никакие другие подлинные реформы не могут быть успешными.

- Местное сопротивление реформам усиливается сильным авторитарным посылом со стороны России, которая оказывает финансовую и политическую поддержку отдельным элитам – своим фаворитам (favoured elites). Эта ситуация сохранялась, по крайней мере, на рубеже веков, но стала более актуальной в последнее десятилетие.

- В будущем усиление безопасности будет необходимым компонентом для успешного обновления «восточного партнерства». (Проблема безопасности стран «восточного партнерства», естественно, может быть решена – в их понимании – только в рамках НАТО, куда их будут привлекать).

- Создавая «восточное партнерство», ЕС поначалу избрал половинчатую линию – он стремился избежать прямого вызова интересам России. Для стран-участниц не было сформулировано какое-либо предложение о членстве в ЕС… Теперь ЕС должен в приоритетном порядке пересмотреть свой подход к статусу стран «восточного партнерства». (Похоже, это уже крик в сторону последнего вагона уходящего поезда – денег в ЕС на абсорбцию новых участников нет. На самих младоевропейцев – между прочим, членов ЕС – средств не хватает. Бюджет «завис», а тут призыв сделать «как раньше» и расшириться).

- Следующим его шагом должно стать принятие модели «общего суверенитета» в регионе – расширенной формы взаимодействия с каждым государством-участником, которая включает в себя важные элементы прямого надзора (direct supervision) за реформами со стороны ЕС. (В эти слова надо бы вчитаться чуть ли не по слогам: «пря-мо-го над-зо-ра… со сто-ро-ны ЕС». Это значит, что в ЕС и только там будут решать, как проводить «реформы» в странах «восточного партнерства» и насколько они соответствуют требованиям ЕС. Значит, авторы говорят о назначении гауляйтеров? Так знакомо…)

Но это ещё не всё в данной части – продолжение такое:

- Только это («прямой надзор» - С.Ф.) поможет ликвидировать характер потемкинской деревни «реформ» в рамках «восточного партнерства», и только это поможет убедить избирателей в регионе «восточного партнерства» в ценности усилий ЕС. (И это они пишут в разгар коронакризиса, когда в ЕС все попрятались за государственными границами, забыв про «евросолидарность»).

Вот – свежий Твитт:

- Государства «восточного партнерства», которые объявили о своем стремлении вступить в ЕС, должны присоединиться к модели «общего суверенитета». Молдова, Украина и Грузия уже в той или иной форме поделились своим суверенитетом, пригласив миссии ЕС на свои территории.

- Ключевым элементом будет также расширение набора инструментов для санкций. ЕС может на страну, которая не продвигается по пути реформ, наложить санкции… Целевые санкции против плутократов, которые подрывают проекты «восточного партнерства», станут необходимой мерой, чтобы повысить эффективность новой, более сильной роли ЕС. (Ещё не приняли в свои ряды, а уже грозят санкциями. Готовы «наказать» всех, кто не согласен – так это же чистое насилие и принуждение. Но сами-то авторы полагают, что это «так демократично…»).

- ЕС заявляет, что стремится стать геополитическим игроком. Но, если ЕС не сможет показать примеры того, что он добился реальных перемен, для него становится немыслимым претендовать на звание игрока, который может проявить свою волю на собственном «заднем дворе» (in its own backyard). (Этот тезис должны услышать во всех столицах «восточного партнерства». Они прямо названы «задним двором» ЕС. А их роль – не более, чем помочь ЕС доказать, что тот является «глобальным игроком», поскольку «добился реальных перемен» с тем же «восточным партнерством». О состоянии блага этих стран никто в европах беспокоиться не станет – «задний двор» обязан знать своё место в Европе).

- ЕС должен разработать смелый элемент безопасности в своей политике «восточного партнерства», по крайней мере, ради собственной безопасности и защиты своих инвестиций. (Сказано предельно откровенно – вслед за «своими инвестициями» пойдут войска, чтобы их защищать, а также обеспечивать «собственную безопасность». Ну, прямо, как в знаменитом когда-то фильме «Каин XVIII»: «Пушка к вам едет для защиты вашей страны, а солдаты идут к вам для защиты нашей пушки... Кормить нужно невооружённых солдат, а солдаты с ружьями сами себя прокормят. Дело проверенное – не первую пушку дарим».)

Аналитики «евроинтеграции» уже обманули Майдан

Продолжая обзор этого доклада, продемонстрируем, что именно авторы приписывают России, которая по их убеждению, оказывает «сопротивление». Как «сдастся» – тогда и похвалят? Не дождетесь…

Итак, новая порция откровений. Да – именно откровений, поскольку очень откровенно пишут те, кто стал чрезвычайно озабочен – как перспективами и будущим проекта «восточного партнерства», так и своими личными перспективами. Все это у них уже походит на индийское «заклинание змей», но оно довольно опасно – кобра при определенных условиях может атаковать дудочника.

Авторы доклада пишут:

- Нынешнее положение дел более тревожно для граждан, склонных к реформам, поскольку «восточное партнерство» не учитывает должным образом «двойное сопротивление», присутствующее во многих странах-партнерах. Оно включает сопротивление со стороны местных политических элит, которое, в свою очередь, подкрепляется сопротивлением со стороны России. Кремль влияет на страны «восточного партнерства» с помощью технологий «косвенной агрессии», чтобы ослабить их социальную структуру, создать конфликты на их территории и дискредитировать реформистских политиков. – «…with indirect aggression technologies to weaken their social fabric, create conflicts on their territory, and discredit reformist politicians».

- Замороженные конфликты, поддерживаемые Россией финансовыми и политическими средствами, представляют собой удобный способ для разжигания межэтнической нестабильности и антизападных настроений. (Такое впечатление, что в «The European Council on Foreign Relations» просто ревнуют свой «задний двор» к России. Хотя… это даже хорошо, когда они не понимают, что происходит. Пишут подобное и пышут ложью в адрес России. От бессилия. Значит – в конечном счете, они проиграют).

- Управляемые Кремлем веб-сайты продвигают кампании по дезинформации… Российская деятельность культивирует страх и незащищенность населения. Поэтому нужны серьезные передачи знаний через НПО и институциональные преобразования, чтобы создать хотя бы минимальное сопротивление гибридным угрозам безопасности. А поддержка безопасности стран «восточного партнерства» позволит ЕС внимательно изучить технологии гибридных конфликтов, используемые Россией.

- Важно отметить, что сближение с Европой среди избирателей стран «восточного партнерства» остается популярным, а сближение с Россией – нет.

«Неадекватные вы наши…»

Скажите, пожалуйста, как адекватно воспринимать эти политологические экзерсисы людей, воспитанных в Колумбийском университете и в фонде Аденауэра? Но, их там такому и научили. А, ведь, на подобной «аналитике» строится потом Большая Политика – сам «The European Council on Foreign Relations» представляет страницы для таких докладов и делать выводы. Значит, у редакторов тоже неадекват? А ложные оценки приводят к формированию ошибочной стратегии.

Да, вот такая у них «аналитика», вот такие знания о состоянии дел в обществах «восточного партнерства». Заметим, что аналитики такого же размаха подтолкнули на путь «евроинтеграции» Украину, а по факту они… обманули Майдан.

Ничего эти адепты «восточного партнерства» не поняли, коли козыряют подобными выводами и рекомендациями, но знают точно – им нужен бюджет на следующие многословные доклады. И пророчат, и пугают: «В отличие от 2009 года, вопрос о том, создавать ли более мощное «восточное партнерство», больше не является вопросом, который можно сдерживать… Это связано с усилением активности России в странах «восточного партнерства», а также с вызовами демократической модели и даже неприкосновенностью границ в Европе».

Да, хорошо бы напоследок и пугнуть – не дадите денег, встанет вопрос о «неприкосновенности границ в Европе».

...Безусловно, доклад, опубликованный «The European Council on Foreign Relations», заслужил внимания.

Во-первых, по той причине, что в нем идет разбор ситуации на границах России, и игнорировать такое было бы неправильно. А, во-вторых, в докладе откровенно выплеснуты знания и аргументация тех, кто продвигает «восточное партнерство». И поэтому нам самим проще ориентироваться в их нынешней позиции и последующих планах.

Повторим: даже хорошо, что они не понимают, что происходит, пишут подобное и пышут ложью от бессилия. Значит – проиграют.

Фото дня. Мичиган во гневе: "Лучше я умру стоя, чем буду жить на коленях!"

30 апреля 2020 года в штате Мичиган вооруженные люди захватили помещения местного законодательного органа - Сената. Они требуют отмены карантина в связи с пандемией коронавируса, охватившей США и унесшей уже более 50 тысяч жизней американцев.    
Британская газета "Daily Mail" публикует в связи с этим целую галерею фотографий.      
Газета сопроводила свой фоторепортаж таким предисловием: "Невероятные сцены в Капитолии Мичигана, когда вооруженные люди вторглись туда. Они штурмуют Сенатскую галерею в то время, как законодатели в пуленепробиваемых жилетах голосуют против продления чрезвычайного положения, объявленного губернатором".      




[Spoiler (click to open)]























На плакате надпись: "Лучше я умру стоя, чем буду жить на коленях!"      
Видимо, этот американец читал "Как закалялась сталь" Николая Островского - цитата оттуда:   





Даже детей малых вывели на манифестацию с плакатами: "Свобода однажды потеряна - потеряна навсегда":    





Среди протестующих у стен Копитолия в Мичигане - сторонники Трампа:  











И только вдали на перекрестке стоит одинокая женщина с плакатиком: "Идите домой, ковидиоты!" (Вирус так и называется "COVID-19"):      






Так это - понты или, как пел Шевчук, "предчувствие гражданской войны"?     




Субботний кино-хит. Фильм «Конформист», как диагноз европейского фашизма

Когда в 1970-м году великий – таких сейчас нет – режиссер Бернардо Бертолуччи снял свой шедевр «Конформист», он сам воспринимал свое произведение, как некий протест против того, что политики и подогреваемая ими молодежь не смогли в 1968 году развернуть Францию в сторону «левого поворота».    
Сегодня то парижское восстание студентов видится совсем по-иному. Суть его проявилась с годами, как месть спецслужб США. Мстили они президенту Франции Де Голлю за то, что тот посмел двумя годами раньше - в 1966 году - «потревожить» заокеанские денежные власти, когда прислал в США целый пароход наличных долларов США и потребовал – в рамках существовавшей тогда финансовой системы и её правил – в обмен на эти доллары чистое золото. Я рассказал эту историю в статье «Назад к золоту. На повестке дня вопрос о возвращении драгоценному металлу функции денег».
Всё было тогда, в 1966-м, «по закону». Золото во Францию из Штатов вернули. Но… янки на Де Голля злобу затаили. И в 1968 году, подстрекаемые американской же агентурой, парижские студенты разнесли свою столицу в хлам. Обвинили в произошедшем, как у них в ЦРУ и МИ-6 водится – коммунистов.
Для желающих познакомится с этим французским самонадругательством – видео хроники тех дней 1968 года в Париже:

И ещё:

Потом один из лидеров тех молодежных протестов – Даниэль Кон-Бендит (он в фильме - на первых ролях закоперщика протестов, а не провокатора ли?) станет, ни в чем не бывало, членом Европарламента и впишется в истеблишмент, предав своих соратников 68-го года.   
И Бертоллучи, поняв подлую сущность провокаторов происходивших тогда во Франции событий, снимет ещё один «громкий» фильм – «Мечтатели», в котором он разделался и с этими перевертышами, и со своими иллюзиями 68-го года.    
Потом Бертоллучи снял эпопею «ХХ век» с Жераром Депардье и Робертом Де Ниро, Дональдом Сазерлентом и Доминик Санда. Однако, сила Бертоллучи, как режиссера-гражданина, была, на мой взгляд, выплеснута именно в «Конформисте» -  бывали сюжеты и покруче, но «Конформист» стал и остается одним из самых сильных антифашистских фильмов Европы.  
И юная Доминик Санда, если не ошибаюсь – там первая её большая роль в кино; и Жан-Луи Трентиньян, к тому времени ставший иконой европейского кино после суперпопулярного фильм Клода Лелюша «Мужчина и женщина»; и Стефания Сандрелли, прославившаяся уже в итальянском кино. Это - прекрасные актеры - "столпы" задуманной режиссером истории.  
Полагаю, что многие смотрели шедевр. Но, всё равно, сегодня представляю его уважаемым читателям блога.  
Классика никогда не надоедает. Не так ли?       

</lj-embed>





Все фильмы блога в рубрике "Субботний кино-хит"