May 3rd, 2020

Футбол давно минувших лет. Субъективные заметки




Одна из больших потерь, вызванная в мире пандемией коронавируса - это потеря футбола для сотен миллионов людей по всей Земле. Я не преувеличиваю - все же знают, что матчи Чемпионатов мира по футболу собирают аудиторию по 3-4 миллиарда телезрителей. А сейчас эту массу болельщиков лишили самого для них важного - практически все национальные футбольные чемпионаты, все игры на еврокубки и другие региональные соревнования прерваны и перенесены на посткоронавирусный период.
Тем не менее, хочется футбола. По ТВ периодически крутят записи прошлых игр. И некоторые болельщики были на первых порах даже введены в заблуждение - в середине апреля мне позвонил старый друг и сказал: "Только что по Матч-ТВ показали "Реал" - "Барселона". "Реал" выиграл 2:0, а ты мне говоришь, что никто не играет". Он не понял сразу, что это была запись двухнедельной давности...
Итак, сейчас будет немного футбола в виде воспоминаний и размышлений. Дело в том, что в моей журналистской биографии есть одна очень приятная и очень важная для меня глава - многие годы я был, помимо обязанностей международного обозревателя, ещё и футбольным обозревателем газеты "Правда". Я вел репортажи с Чемпионата Африки-1990 из Алжира и с Чемпионата мира-1998 из Франции. За что был даже приглашен в спортивную секцию Союза журналистов Москвы.
Так вот, сегодня в условиях пандемии и самоизоляции хочу вспомнить давний материал, написанный на рубеже 90-х, но не потерявший своего смысла. В те годы мне в руки попали записи на кассетах VHS официальных фильмов ФИФА (Международной федерации футбола) о чемпионатах мира предыдущих лет. Тогда это было в диковинку, и я решил написть "Субъективные заметки" о том, что увидел на экране. Они были опубликованы, но, к сожалению, тот большой текст не сохранился, а осталась у меня лишь короткая его версия - страниц 10 на машинке. И именно её, отыскав недавно в своем архиве, решил представить сегодня уважаемым читателям, среди которых, без сомнения, много любителей футбола.




Такое фото - размером метр на полметра - годами висело у меня в кабинете. Подарил его мне кто-то из наших фотокоров, работавший в Англии. На этом фото - сборная СССР на ЧМ-1966 в Англии. То был один из лучших составов сборной страны, добившийся единственный раз в истории призового места на Чемпионатах мира.



В стане болельщиков нередко спорят до хрипоты — какие футболисты сильнее: те, что играли в 50-60-х годах, либо нынешние? К сожалению, мы не властны свести на одном поле легендарных асов давней поры, когда они были в расцвете сил, и сегодняшних мастеров в равном, честном поединке. Поэтому объективного сравнения нам достигнуть не дано. И все же многие болельщики склонны утверждать, что прежде, мол, и нападающие были лучше, и полузащитники посильнее, и вратари поярче, ну, а защита вообще непроходима. Только назовут имена Боброва, Яшина, Стрельцова, Нетто, Воронина, Симоняна, Понедельника, и спорить как-то неудобно — что ни футболист, то легенда. Чемпионы Олимпиады-56, обладатели Кубка Европы-60. Естественно, в памяти остались они неоспоримыми авторитетами.
И вот довелось мне увидеть документальные фильмы о чемпионатах мира по футболу 1958, 1962, 1966 годов. Это было потрясающее зрелище, которое, помимо подлинного наслаждения от соприкосновения с историей футбола, дало повод для тех же размышлений: сильнее раньше играли или нет? Поэтому и взялся я за эти сугубо субъективные заметки. Подчеркиваю это, поскольку некоторые сцены из жизни большого футбола, казавшиеся когда-то не поддающимися сомнению истинами, предстали с экрана телевизора при спокойном их просмотре иначе, чем о них не раз писали наши обозреватели.


[Spoiler (click to open)]
А начать хотелось бы с того, что даже болельщики старшего поколения, не говоря уже о сегодняшних молодых людях, не могли ни в 1958, ни в 1962 годах увидеть по телевизору чемпионаты мира из Швеции и Чили. Лишь в 1966 году с первенства мира в Англии была организована первая прямая трансляция всех игр, и мы, мальчишки, часами сидели у экранов. Поэтому лишь единицы, те, кто присутствовал в Стокгольме либо в Сантьяго-де-Чили, помнят, как все это было. Остальные же любители футбола узнавали о происходящем на футбольном поле из газет или из радиорепортажей Вадима Синявского и Николая Озерова.
Начну с описания наиболее интересных моментов встреч советской команды на первенствах 1958 и 1962 годов.

Швеция-58

На первый матч против сборной Англии наши вышли с высоко поднятыми головами. Еще бы! Ведь за два года до этого они стали чемпионами Олимпиады в Мельбурне. Со сборной СССР тогда ох как считались! В дебюте она и показала, на что способна. Удар по английским воротам, мяч отскакивает от вратаря, и Симонян добивает его в сетку. 1:0. Через несколько минут наша атака по правому краю, пас в центр, и совершенно свободный Иванов (где же защита?) обходит выходящего навстречу вратаря и посылает мяч в сетку. 2:0. И это притом, что родоначальники футбола в 1958 году, как, впрочем, и всегда, имели крепкую команду. Стоило нашим успокоиться, соперники доказали свой класс. Подача слева, Яшин бежит к правой от себя стойке ворот, а мяч пролетает мимо него, и нападающий наносит удар головой. Неуклюжий подскок вратаря с растопыренными руками и ногами не спасает. 2:1. Через несколько минут в толкучке у наших ворот мяч еще раз запихивают в сетку, но гол не засчитан. Англичане давят. За Яшиным по штрафной бегают, пытаясь отнять мяч, три (!) нападающих соперника. Вратарь увертывается от них, как может. А потом — нарушение в нашей штрафной площади, и с пенальти счет сравнивают —2:2.




Тот гол англичан в ворота Яшина.


Дальше — матч с бразильцами, которые только начинали под руководством тренера Феолы свое восхождение к чемпионским высотам. Причем делали это, как ни покажется парадоксальным, почти шагом. Они играли с мячом, как кошка с мышкой — мягко, легко, упруго, слегка приседая на полусогнутых ногах. Сила их состояла в смене ритма. Скорость движения игрока с мячом резко возрастала лишь при сближении с соперником. Так, по 2-3 раза Диди, Вава, Гарринча и их товарищи меняли ритм, постоянно ставя защитников в тяжелое положение. Подстраховка в обороне у большинства команд была в те годы слабая, а один на один бразилец разделывался с любым соперником.
Игра против бразильцев у сборной СССР, прямо скажем, не получилась. Хотя Гарринчу, например, постоянно держали двое, именно он и еще Вава доставили нашим ребятам больше всего хлопот. На смене ритма Вава прорвал защиту, вышел один на ворота и забил, а потом он с Гарринчей сыграл в стенку, и счет установился окончательный — 2:0. Была у нас возможность забить гол, но Жильмар взял мяч после удара Иванова метров с тринадцати.




Гарринча бьет в штангу ворот Яшина.


Затем была победа наша над австрийцами, и понадобился дополнительный матч с англичанами за выход в 1/4 финала. Вот когда сборной СССР повезло. Англичане даже гол забили, на мой взгляд, “чистый”, но не засчитанный. А удар Ильина метров с десяти застал их вратаря врасплох, поскольку тот бил по центру хитро из-под ноги защитника.
Закончился для нас тот чемпионат на игре со Швецией в 1/4 финала. Всегда трудно играть с хозяевами поля, а тут еще наложилась усталость от прошедшей накануне тяжелой переигровки с англичанами. В общем, наша сборная в той игре выглядела не лучшим образом. Сначала курьезный гол забил лидер шведов Курт Хамрин: он ушел по правому краю от опекуна, пасовал вдоль ворот, но попал в ногу защитнику. Мяч отскочил прямо в голову Хамрину, а от нее в ворота. Яшин почему-то был в это мгновенье в другом углу. Потом “провалилась” защита в центре, Симонсен легко вышел один на один и метров с пяти послал мяч низом в сетку.
Это — отдельные эпизоды наших игр. И должен сказать, что на общем фоне, за исключением, конечно, бразильцев, наши футболисты смотрелись неплохо. А чем же все-таки в целом была характерна игра команд на шведском чемпионате? Конечно, в футболе тех лет есть отличительные от сегодняшнего футбола черты, и, может быть, оценив их, болельщику легче будет сравнивать плюсы и минусы футболистов старшего поколения и нынешнего.
Прежде чем посмотреть на поле, стоило взглянуть на трибуны. Меня больше всего поразил внешний вид сидевших там людей. Все были одеты так, словно находились в театре. Мужчины — в галстуках, женщины — в элегантных нарядах. За воротами без всяких обязательных теперь решеток в 2—3 метрах ближний ряд трибун. Да еще с деревьев близ стадионов в небольших городах Швеции гроздьями свисали оставшиеся без билета болельщики. Тогда это было зрелище, где, видимо, не могла прийти даже мысль о потасовках фанатов, на усмирение которых теперь бросают большие силы полиции. По лицам, выхваченным операторами, было абсолютно ясно: люди воспринимали футбол как духовное зрелище.
Вратари, все как один в кепочках, — в центре внимания. Поэтому и вид у них был слегка пижонский. Для красоты носили белые пояса на одинаковой у всех черной форме. Многие играли без перчаток, подчеркивая свой профессионализм. Особый шик — броски по углам. Это теперь стражей ворот учат “выбирать место”, а тогда старались прыгнуть за мячом, сорвать аплодисменты. Игра на публику! Так публика этого и ждала!
Не удивляюсь, что “правило четырех шагов” (отмененное сейчас) придумано было для вратарей значительно позже, потому что в Швеции, да и в Чили они вводили мяч в поле чрезвычайно быстро. И на то был свой резон: одним таким ударом или броском руки голкиперы отрезали близ своей штрафной большие силы соперника — пятерых нападающих, а порой еще и полузащиту, в которой числились по тем временам два человека. Система была, как известно, “дубль-ве” (1+3+2+5). И именно в Швецию бразильцы привезли свою победную новинку 1+4+2+4, благодаря которой и выиграли чемпионат.

Так вот, при трех защитниках пяти нападающим атаковать было весьма вольготно. Малочисленная оборона играла неплотно, давая спокойно обрабатывать мяч, как правило, чисто, без намеренной грубости. Уж как Гарринча терзал своих визави, но никто его по ногам не бил. Вот за майку цепляли — что было, то было.







Часто в штрафной нападающие были не “разобраны”, а уж выходы вдвоем на одного защитника можно было видеть сплошь и рядом. Много голов было забито по центру с 7-8 метров, причем без помех. Удары при этом — поразительно! — зачастую тихие, стелющиеся, но точно идущие по углам. Очень часто — вот что такое фланговые атаки и классные крайние нападающие! — голы забивались после того, как прострелы вдоль ворот замыкались у дальней штанги (опять же без помех со стороны защитников). Не говоря уже о том, что хорошим тоном считалось пару раз в матче нанести удар по воротам через себя. Делалось это также без борьбы с обороной. У последней вообще, по-моему, в те годы мысли не появлялось сбить ушедшего в отрыв нападающего.
Играли, одним словом, красиво, для удовольствия своего и зрителей. Не знаю, прав ли я, но показалось, что далеко не последнюю роль в высшей степени спортивном, джентльменском поведении футболистов сыграло одно обстоятельство. Игроки той плеяды показались мне старше своих лет. Послевоенная юность наложила на этих, тогда еще молодых, ребят свой отпечаток, и, рано повзрослев, они привносили в футбол чувство радости бытия, столь знакомое людям, пережившим войну. Такие парни по ногам бить не станут. Даже после забитых голов их реакция казалась более сдержанной, чем у нынешних игроков. Куча-мала возникала крайне редко — эмоциям воли особо не давали. Мужчины!
Но среди них именно в 1958 году появился худенький, щуплый парнишка, которого-то и выпускали поначалу только на замену, зато после финального матча Бразилия-Швеция иначе как в основном составе под номером 10 он не появлялся. Конечно, речь идет о Пеле. Его потрясающие способности до поры до времени оказались скрыты от публики, поскольку у бразильцев блистали — и как блистали! — Вава, Гарринча, Диди, Нильтон Сантос, Жильмар. Зато лишь только поставили 17-летнего футбольного гения на игру в компании авторитетных лидеров, он сыграл даже ярче, чем они.
Вот идет финал. Гарринча дважды своим коронным приемом обводит на правом краю защитника, стоит, танцуя на месте, и вдруг, словно взрыв, уход вправо, и опекун уже за спиной (все этот финт знали, но справиться не могли) — пасует вдоль ворот, а там центрфорвард передачу замыкает в сетку. Бьет Гарринча в крестовину, бьет в штангу! Он неудержим (бразильцы тогда, кстати, пять голов забили). А вот затмил Пеле и его.
Что такое футбольная классика, я теперь знаю. Это — третий гол в шведские ворота. Пеле в центре штрафной принимает верхний мяч на грудь. На груди же обносит его вокруг защитника, делая это в прыжке. Потом через секунду перебрасывает мяч высоко через второго защитника, который его атакует, и резко с ходу бьет в левый от себя угол.







Думаю, что именно после этого гола Пеле признал мир. А ведь дальше он только совершенствовался, играя все сильнее, вплоть до последнего бразильского триумфа в 1970 году в Мексике.
Об этом разговор еще впереди, а завершая сюжет о шведском первенстве, добавлю лишь один штрих — о судействе. Рефери модно сейчас ругать за небрежности, а болезнь это давняя. И, более того, хозяевам поля тогда просто подсуживали, уберегая их ворота от пенальти в матчах против Венгрии и ФРГ. Видно, тема стара, как сам футбольный мяч, и дело здесь не столько в квалификации судей, сколько в их психологии и честности. Чемпионат в Швеции показал, что проблема эта и в те годы была актуальна.



Продолжение - "Футбол давно минувших лет. Субъективные заметки" - 2

Футбол давно минувших лет. Субъективные заметки - 2

"Футбол давно минувших лет. Субъективные заметки". Начало

Продолжим нашу футбольную сагу.
Это - фотография сборной СССР на чемпионате 1958 года в Швеции, о котором рассказано в первой части. 




Чили-62

...Быстро идет телевизионное время. Полтора часа, и жизнь целого чемпионата мира заканчивается. Жаль. Зато есть в этом свое преимущество — поставил другую кассету, и как-будто не бывало четырех лет, отделяющих Стокгольм от чилийского первенства 1962 года. Минута-другая, и ты уже погружаешься в продолжение захватывающего зрелища, сравнивания по ходу два турнира, находя общие черты, угадывая намечающиеся перемены.
Даже специалисты футбола в нашей стране, не говоря уж о любителях, знали о чилийском чемпионате меньше, чем о шведском. В Латинскую Америку поехали поглядеть на игры считанные единицы. Большинство же, насколько мне известно, даже записи с матчами нашей сборной не видели. До сих пор идут в прессе споры — виноват ли Яшин в поражении команды от чилийцев 1:2 в четвертьфинале? Как умудрились мы пропустить гол после прямого удара с углового в матче с Колумбией? Хотелось бы в меру сил внести ясность, поскольку все те моменты — перед глазами на экране.
Но прежде несколько слов о том, как проходил чилийский турнир. Его антураж уже отличался от шведского. Если европейцы заполняли трибуны на всех играх, то чилийцев волновали только встречи их сборной. Это сказывалось и на посещаемости, и на количестве фоторепортеров за воротами — эта публика с тех пор стала неотъемлемой частью любого футбольного действа. От четырех-пяти и до нескольких сот снимающих освещали каждый матч. Появились и решетки вокруг поля, но не на всех стадионах, что позволяло болельщикам при случае выкатываться группами на газон и прерывать ход игр, а однажды даже разнимать массовую драку футболистов. Последние не в пример прошлому опыту частенько пускали в ход кулаки для выяснения отношений (наши этим не отличались). Какое уж тут нормальное состязание, если в разгар атаки между ногами игроков начинает метаться неизвестно как выбежавшая на поле собака?
Мне представляется, хотя точно судить не берусь, что после подобного беспредела, когда на поле кроме игроков и судьи мог появиться кто угодно — от фоторепортеров, бегавших через центральный круг от ворот к воротам в миг пенальти, до животных, — было принято решение отгородить сетками и решетками трибуны, на которых людей в галстуках становилось все меньше и меньше.
Вот так в Чили болельщики смотрели некоторые матчи:






[Spoiler (click to open)]
Несмотря на многие анекдотические эпизоды, первенство запомнилось иными чертами. И прежде всего более четкой игрой команд в защите, что в конечном итоге сказалось на результативности — в Швеции забивали чаще и больше. Фокус в том, что, применив систему 1+4+2+4, бразильцы не только укрепили центр нападения, сдвоив его, но и спровоцировали увеличение игроков защиты. Былое преимущество нападающих “пять против трех” растаяло. В Чили это стало очень заметно. Там так же много, как и четыре года назад, было дриблинга и финтов, столь же усердно футболисты “таскали” мяч, скупо отдавая пасы, но комбинации тех же бразильцев у самых ворот получались не столь эффективны, так как поле для маневра сузилось. Даже при превосходной технике, но на прежних малых скоростях, которые были заметны у всех команд, труднее стало преодолевать массированную оборону. Однако нет худа без добра — часто голы начали забивать сильными дальними ударами. Прицельная стрельба Гарринчи по “девяткам” принесла его команде несколько голов.
Бразильский гол в "девятку":







В такой игре вновь блеснули, отбивая мертвые мячи, вратари. И, коли речь зашла о вратарях, не могу не сказать об игре Льва Яшина, на которого обрушилась критика после провала на чилийском первенстве. Яшина называли чуть ли не главным виновником поражения от чилийцев. Чтобы как-то прояснить ситуацию, опишу все голы, забитые в ворота сборной СССР за четыре матча.
Югославов мы тогда одолели 2:0, хотя могли и пропустить, когда Яшин не удержал в поднятых руках мяч, и тот скользнул над головой ему за спину. Хорошо, что рядом не было нападающих. Один гол от уругвайцев (наша команда выиграла 2:1) был забит в сутолоке у ворот. А вот с колумбийцами пропустили аж четыре. И это при том, что матч начался для наших очень удачно: Иванов (дважды) и Численко забивают три мяча. На этом вроде успокоились и выпустили соперника одного к воротам, за спины двух защитников. Удар в правый верхний угол был из разряда не берущихся. Потом наши футболисты забивают четвертый гол и опять расслабляются - 4:1 в нашу пользу.
Колумбийцы же наказывают их удивительным голом. С углового мяч послан низом к ближней штанге, где стоит, кажется, Чохели. И в момент, когда нужно этот мяч отбивать, защитник вежливо пропускает его, отступив на шаг в сторону. Говорят, что Яшин в тот момент крикнул: “Бери!”, а Чохели послышалось: “Беру!” Как бы там ни было, мяч оказался в сетке.
Яшин негодует - "залетело" прямо с углового!








Третий гол залетел в наши ворота после того, как слева два нападающих обыграли трех защитников, передали мяч в центр, а там уже из-под ноги игрока обороны колумбиец бил в правый угол. Яшин в красивом броске пытался взять мяч, но запоздал. Потом был проход соперника от ворот Колумбии через центр поля, пас вразрез между двумя нашими защитниками, выход один на один. Яшин бросился, пытаясь выбить мяч ногой, но смазал, и нападающий ударил в ворота, где страховал вратаря полевой игрок. 4:4. Вот как сложился тот воистину загадочный матч.
И, наконец, четвертьфинал против хозяев (опять, как в Швеции) — чилийцев. Матч мы проиграли 1:2. Перед первым голом в наши ворота судья мог спокойно назначить пенальти — нарушение против игрока соперников было, на мой взгляд, в пределах штрафной, но у самой ее границы. Видимо, поэтому рефери ограничился штрафным ударом. Защитники, облегченно вздохнувшие от того, что одиннадцатиметрового не будет, стенку как надо не поставили. И вот под углом примерно в сорок пять градусов к воротам слева чилиец нанес удар. Яшин провожает мяч взглядом, а тот залетает в ближний угол. 1:0.
Чилийская газета с эпизодом того матча:







Затем в суматохе у ворот чилийцев Численко счет сравнивает. Те начинают с центра и теряют мяч. Его перехватывает Понедельник и видно, что начинает, как говорили раньше, “мастериться”. В его движениях появляется некая небрежность, спровоцированная чувством превосходства над соперником. Так бывает после забитого гола. Понедельник дает пас Иванову, у которого в движениях сквозит то же самое. Он смотрит куда-то вперед, не замечая в шаге от себя чилийца, который без борьбы выкрадывает мяч у нападающего. Чилийская атака заканчивается ударом метров с двадцати пяти. Яшин снова запаздывает с броском.
Ну что после этого: винить вратаря или нет? Я лично заметил, что, как говорится, “бабочек” он нахватал. Так что критика в его адрес была справедлива. Конечно, Лев Иванович — вратарь в прямом смысле слова легендарный, но нельзя не признать, что и в Швеции, и в Чили большинство голов в ворота сборной СССР забиты были после его ошибок. Кинопленка соврать не даст. Почему он пропускал мячи, которые в таких же ситуациях сотни раз эффектно отбивал, увы, никто теперь не скажет...
При некоторых различиях чемпионаты мира 1958 и 1962 годов схожи манерой игры команд. Ее главная отличительная черта — невысокие скорости, просто несравнимые с сегодняшней темповой борьбой на поле. Позволю себе назвать футбол тех лет и нынешний двумя разными футболами. Думаю, что с тем, как двигались раньше, с той тактикой играть против современных команд было бы просто бесполезно — уровень несопоставимый.

Англия-66

Чемпионат мира 1966 года в Англии подтвердил сказанное выше. Тихоходы бразильцы были нокаутированы еще в подгруппе и не попали даже в 1/4 финала. Вот так обошлась футбольная жизнь с чудо-командой, дважды подряд увозившей на родину из Стокгольма и Сантьяго-де-Чили “Золотую богиню” — приз лучшей сборной планеты. На английских стадионах Бразилия предстала столь же техничной, но тактически отсталой и, главное, медлительной. Время требовало нового футбола, и, по-моему, турнир-66 дал заметные сдвиги в развитии игры.
Великого Пеле уводят с поля почти в слезах. Он вернется через четыре года, и "отомстит обидчикам" - в Мексике в 1970 году завоюет с Бразилией очередное "золото":







Да, уж по самому фильму, отснятому в ходе чемпионата, видно, что время уходит вперед: и для футбола, и для самой цивилизации, порождением которой стала эта потрясающая игра. Набирала скорость жизнь землян, которые начали с полета Гагарина осваивать космос. Именно тогда появились первые признаки наступавшей научно-технической революции. Благодаря этому лента об английском чемпионате была снята в цвете, еще ярче демонстрируя краски незабываемого праздника.
Эпоха отразилась и в принципиально новых элементах соревнования, которое — чудо! — при тех же правилах приобрело оттенок свежести и обновления. А главным элементом перемен явилась, на мой взгляд, незабываемая для нас, тогдашних мальчишек, прямая трансляция матчей из Англии по советскому телевидению.
Последнее обстоятельство делает мою задачу — рассказать о футболе былых лет, основываясь на фильмах, — более простой. Чемпионат-66 видели, надеюсь, многие болельщики, поэтому вдаваться в детали игр, которые у истинных любителей футбола до сих пор стоят перед глазами, не вижу смысла. Но вот поразмышлять с высоты прошедших лет о том, что отличало то первенство, думаю, есть резон. Ведь то, что порой проходило мимо взора увлеченных текущей борьбой болельщиков, сейчас можно разобрать в спокойной обстановке, остановив запись, просмотрев наиболее интересные или спорные моменты в замедленном темпе.
Начну, пожалуй, с деталей, бросившихся сразу же в глаза и демонстрирующих новизну зрелища, к которому вроде бы все за десятки лет привыкли. Во-первых, чемпионат-66 показал высокую культуру отношения к футболу. Удивляться этому не приходится — родоначальники игры решили продемонстрировать миру свое уважение к ней. И проявилось это в первую очередь в блистательной ухоженности футбольных полей. Ни в Швеции, ни в Чили стадионы не были столь идеально подготовлены, трава на полях не была столь элегантно, со вкусом подстрижена. Сетки ворот были идеальны, и ни одному судье не пришлось, как это бывало в Чили, останавливать матч для штопки порванных “неводов”, принимавших забитые мячи. В Англии впервые на чемпионатах мира низ трибун был украшен разноцветной рекламой. Поначалу это казалось необычным, даже ненужным, вроде лишнего декора, отвлекающего от сути происходящего. Однако к этому с годами привыкли, и теперь без рекламных щитов международные турниры вроде и не смотрятся.
Но, как это ни парадоксально, с возрастанием культуры оформления футбольного зрелища прямо пропорционально стала падать культура его зрителей. От былого хождения на футбол, словно в театр, не осталось и следа. На стадион пришло новое поколение, забывшее о неизменных прежде галстуках, но принесшее с собой флаги любимых команд, разучившее их песни, наряженное в их цвета и уже балующееся на трибунах пивком и виски для “поддержания тонуса”.
“Новая волна” болельщиков появилась именно во время английского первенства мира. Процесс с тех пор, как говорят, пошел, и знакомые по старым фильмам хилые наряды полиции близ трибун вызывают сейчас, в годы разгула околофутбольных хулиганов, лишь ностальгическую усмешку.
Ну что же, бросив взгляд на трибуны, можно обратить его теперь и на поле. А там с первого же матча начали разворачиваться события довольно интересные. Как же иначе, если уже в дебюте сошлись представители уходящего в прошлое тихоходного футбола — уругвайцы и проповедники нарождающегося “тотального” — англичане? Нет, я не ошибся, применив термин “тотальный” к футболу, показанному хозяевами чемпионата в 1966 году. До “летучих голландцев”, потрясших своей игрой через восемь лет в ФРГ, было еще довольно далеко, но ее черточки определенно начали просматриваться уже на английских стадионах. И это особенно заметно сегодня, когда эпоха Круифа, не говоря уже об эпохе Бобби Чарльтона, стала достоянием истории. С высоты лет самые малые намеки на перемены в командной тактике заметны значительно отчетливее, чем в пылу текущей борьбы.
Так вот в первом же матче чемпионата был дан наглядный урок соревнования двух футбольных эпох. Техничные уругвайцы медленно пытались обвести каждый своего опекуна, медленно двигались к воротам соперника, куда тот успевал стянуть большие силы — четырех защитников да еще двух-трех полузащитников. А англичане укрепили и оборону, и центральные зоны поля, где добивались численного преимущества. Потом специалисты скажут, что родоначальники футбола модифицировали бразильскую систему 1+4+2+4 в 1+4+3+3 и двинули тактику вперед. Но более всего поразили они и уругвайцев, и зрителей своим стилем игры. В нем не было бразильской ажурности и не на технику делался акцент. Команда брала мощью, скоростью прежде невиданной, давлением почти силовым и полной самоотдачей, борьбой за мяч на любом участке поляны. Если шла атака, то в ней принимали участие не только штатные форварды, но и полузащитники, если англичане оборонялись — в штрафной мелькала даже лысина нападающего Бобби Чарлтона.
В этой новой для команды игре не нашлось места бесспорному авторитету среди английских футболистов, любимцу публики центрфорварду Джимми Гривсу. Его выпустили на один матч, в рисунок командных действий он явно не вписался и провел остаток чемпионата на скамейке запасных. Вот так ушел еще один реликт отошедшего в прошлое футбола 50-х.
Первый матч Уругвай-Англия закончился нулевой ничьей, и можно было гадать, сдержат ли представители старой школы энергичных и амбициозных проповедников нового стиля игры. Однако турнир рассеял эти сомнения. Как оказалось, скорость, командный маневр стали решающими факторами побед. И первой жертвой пали двукратные чемпионы мира — бразильцы.
Они привезли в Англию команду возрастную, зрелую, но, я вынужден повториться, медлительную. После их провала в подгруппе, когда, проиграв два матча португальцам и венграм, бразильцы не смогли даже выйти в 1/4 финала, многие объясняли это тем, что в игре с Португалией был выбит — в прямом смысле слова — Пеле. Его так усердно колотили по ногам, что великий футболист уже в первом тайме передвигался по полю шагом, прихрамывая на перебинтованную после очередного варварского удара ногу. Но его партнеры тоже отнюдь не бегали за мячом. Да, прекрасно бил по “девяткам” Гарринча, но только из стандартных положений. С игры бразильцы не забили ни одного гола! Преодолеть насыщенную оборону соперников легкой рысцой они не могли. Их нападающие были медлительнее защитников команд, им противостоявших. Именно в этом, на мой взгляд, причина поражения чудо-команды в Англии. Видимо, они сами все поняли, и через четыре года в Мексике показали миру совершенно другую игру — по существу свой же фирменный футбол, но на предельных скоростях!
Ну а теперь самое время вспомнить о нашей сборной, для которой Чемпионат-66 стал пока наиболее яркой страницей в истории ее участия в первенствах мира. Тогда в первый и пока последний раз советские футболисты вышли в полуфинал и заняли общее четвертое место. Хороша была команда! Особенно выделялись Валерий Воронин, которого включили тогда в символическую сборную мира, и Лев Яшин. Благодаря стойкости Яшина наши смогли-таки одолеть в 1/4 финала венгров. Ведь при счете 2:0 в нашу пользу те пошли на такой штурм, что один гол сквитали, а затем наша защита, изрядно помятая, постоянно открывала им возможности поразить ворота повторно. Но вратарь сборной СССР стоял насмерть!
Валерий Воронин против Эйсебио в матче СССР-Португалия, проигранного 1:2:
  







Другие игроки были, на мой взгляд, не столь ярки, но в целом смотрелись прекрасно, проявили характер, волю и стойкость. Ведь в 1/2 финала против ФРГ после удаления Численко и тяжелой травмы Сабо наши играли-то практически вдевятером! И если бы Поркуян не смазал удар головой минуты за две до конца второго тайма и сравнял бы счет, неизвестно, как бы сложилось дополнительное время. Характер был у ребят!
Обидно только, что второй гол от немцев пропустил Яшин так же, как и второй гол за четыре года до этого от чилийцев. Беккенбауэр бил с тех же 25 метров в тот же правый от вратаря верхний угол, а голкипер не стал прыгать, сделал за мячом пару шагов, да так и не достал его.
Были в нашей игре и курьезы. Защитник Данилов стукнул по мячу от души — мяч и лопнул. А Банишевский — центрфорвард, пытаясь вогнать мяч в ворота соперников, промахнулся и послал его через трибуны за пределы стадиона. Кто из нынешних такой удар повторит?
Вспоминая сборную образца 1966 года, я уже не могу однозначно утверждать, что сегодняшние игроки ее победили бы. Качественные сдвиги в футболе коснулись тогда и нашей команды.
Советская сборная образца 1966 года была быстрой, атлетичной, ей было не занимать воли и твердости; та сборная, думаю, могла бы на равных тягаться с нынешними асами. Наблюдение за ее игрой еще больше укрепило меня в мысли, что смена футбольных эпох пришлась именно на середину и конец 60-х годов, когда были посеяны зерна современной игры.
Игорь Численко забивает гол в ворота Венгрии в 1/4 финала:






Рассказ о событиях английского первенства, конечно же, был бы не полон, если обойти один из ярчайших эпизодов того чемпионата — гол в ворота ФРГ в финале. Для многих до сих пор он остается одним из самых загадочных голов чемпионатов мира.
Напомню: атака англичан справа, пас в штрафную немцев, удар нападающего по воротам. Мяч попадает в перекладину, отскакивает вниз, ударяется о землю и, крутясь, вылетает прочь в поле. Англичане, уверовав, что был гол, даже не пытаются добить мяч в сетку, которой он так и не коснулся, а принимаются прыгать от радости. Еще бы — теперь 3:2 в их пользу! Но был ли гол? Немцы апеллируют к арбитру. Тот бежит консультироваться с судьей на линии Тофиком Бахрамовым. Бахрамов утвердительно кивает головой, и немцы начинают с центра.
Сколько потом было пересудов вокруг этого гола! Если бы англичане не забили четвертый мяч, то их право на первенство навсегда осталось бы под большим вопросом. Теперь видеотехника позволяет рассмотреть то, чего не мог уловить человеческий глаз в долю секунды. Кручу пленку на самой малой скорости и вижу: мяч ударяется в перекладину, отскакивает прямехонько на ленточку ворот и вылетает в поле. Гола не было! Это отчетливо видно на видеозаписи. Ну а во время игры судья мог тонкости и не разглядеть. А может быть, арбитры просто проявили человеческую слабость. Попробуй отмени гол, когда весь стадион убежден, что мяч забит...
Сыграло это свою роль или нет, но с того матча наших судей на финал чемпионатов мира уже не приглашали, а ведь и в Чили решающую игру обслуживал Николай Латышев, и в Лондоне Бахрамов был избран не случайно — очень высоким оставался авторитет советских арбитров. Вот как злополучный, незабитый гол сказался на судьбе не только немецкой команды, но и наших футбольных судей.
Англичане с Кубком "Золотая Богиня":
    






Что еще сказать о чемпионате-66? Это было уже уходившее, но восхитительное для болельщиков время, когда многие команды вели в бой великие игроки, которым по силам было даже в одиночку решать судьбы футбольных сражений. В ту пору блистали столь разные по стилю и манере, но сходные по уровню высокого мастерства Бобби Чарльтон, Гарринча, Эйсебио, естественно, Пеле, появился Беккенбауэр. Потом к ним добавились Гердт Мюллер, Круиф.
Увы, времена созвездий прошли, и лишь отдельные “звезды” сияют нам. Футбол становился все более сложным, задачи на поле приходилось решать не в одиночку, а благодаря командному маневру. И это повелось — я твердо убежден — с английского чемпионата, где хозяева сыграли прелюдию “тотального футбола”. На мой взгляд, как раз в исполнении англичан, а не голландцев, как принято думать, был показан первый матч настоящего “тотального футбола” на чемпионатах мира. Случилось это через четыре года после лондонских баталий, в 1970 году в Мексике. Причем, соперником тогдашних чемпионов с Туманного Альбиона была обновленная, впитавшая все новое и лучшее из мировой практики, блистательная и в то время непобедимая новая сборная Бразилии.
Бразильце во главе с Пеле празднуют победу в 1970 году:







Жаль заканчивать эти заметки. Соприкосновение с историей, да еще с такой интересной, приносит радость и немного грусти от того, что все уже в прошлом. Но я уверен: те ощущения можно вернуть, окунувшись опять в гущу футбольных баталий прошлых лет - посмотрев фильмы о чемпионатах той поры.   
И пусть тогда каждый болельщик сам решает, когда в футбол играли лучше: раньше или теперь.




«Пражская весна-2020» – новый ориентир в судьбе Чехии


Снос памятника маршалу И.С. Коневу в Праге.
Фото news-front.info

Все помнят «Пражскую весну-1968»? Тогда такими красивыми словами было названо стремление чехов на Запад. Спустя полвека появилась кровавая «арабская весна», но это другая история, хотя названия – как близнецы.

Хотя глава чехословацкой компартии пан Дубчек уверял Москву, что его партактив стремится только к созданию «социализма с человеческим лицом», но никак нее помышляет о «переходе на Запад». Но тренд был проявлен и определен на перспективу.

Да, «пражская весна» была пресечена войсками стран Варшавского договора. Почему? По той простой причине, что военное противостояние с НАТО в Европе было очень мощным, и потеря одной из стран с переходом её в стан противников, просто пробивала брешь в общей обороне. А генералы смотрели на штабные карты, а не на страницы пражских газет, пестревших призывами к «обновлению социализма». И ещё генералы смотрели на границу Чехословакии с ФРГ, вдоль которой были уже развёрнуты войска НАТО.

В условиях, когда в Европе друг против друга стояли армии Варшавского договора и НАТО, выпадение Чехословакии из линии этого фронта становилось критичным и катастрофическим для государств соцлагеря. Ну, а если перевернуть ситуацию, то представьте себе такую же катастрофу для НАТО, если бы из её рядов выпала бы тогда, скажем, Германия. Фронт открыт – вперед на Запад на Восток!

[Spoiler (click to open)]

«Путь на Запад», как возвращение в 1930-е

Уже тогда, в 1968-м, Чехословакия ментально избрала для себя «путь на Запад», и в 1989 году реализовала это желание, затеяв одну из первых цветных революций под флагом «бархатной». Что было неудивительно, поскольку ориентирование на Германию и на Западную Европу, в целом, являлось для чехов нормальным и исторически обусловленным. В отличие, кстати, от словаков, с которыми чехи быстренько разошлись по отдельным странам, поставив крест на единой Чехословакии.

В конце 1930-х чехи не стали сопротивляться Гитлеру и отдали ему свою страну после «мюнхенского сговора-1938», состоявшегося между Германией, Италией, Великобританией и Францией. И они неплохо себя ощущали в качестве «протектората» под немцами в период Второй Мировой войны, исправно поставляя на Восточный фронт производимое в Чехии оружие – и немцам, и венграм, и румынам – от стрелкового до танков, из которого фашисты убивали советских людей.

Воевать толком против СССР чехи не стали, в отличие, например, от активничавших под Воронежем венгров, но снабжение чешской военной продукцией войск объединенной Европы под командованием гитлеровцев осуществлялось регулярно, в стабильном графике.

На фото – подбитый под Москвой чешский танк «Pz-35» с погибшим немецким экипажем:


Фото из waralbum.ru

И вот внутреннее стремление, проявленное в 1968 году – «Уходим на Запад», так и осталось побудительным мотивом чешского общества. Принятое ещё тогда, это решение было стратегическим и судьбоносным.

Помните Швейка?

"По дороге из Кветова во Враж, которая идёт всё время на запад, со Швейком заговорила старушка, возвращавшаяся из костёла домой:
– Добрый день, служивый. Куда путь держите?
– Иду я, матушка, в полк, в Будейовицы, на войну эту самую.
– Батюшки, да вы не туда идёте, солдатик! – испугалась бабушка. – Вам этак туда ни в жисть не попасть".

Сейчас «путь на Запад» чехи увидели ещё раз – в условиях приближающегося фундаментального кризиса Евросоюза. Совсем скоро младоевропейцам из стран Восточной Европы, зачисленным в состав ЕС в последние десятилетия, надо будет принимать принципиальное решение: куда, понимаешь, идти, когда объединенная Европа окажется приятным, но – воспоминанием?

К этой гипотезе подталкивает оценка сегодняшних отношений в Евросоюзе, где уже начались горячие обсуждения вокруг консолидированного бюджета на 2021-2027 годы – кто и сколько получит «из общего котла». А делить евросчастливцам приходится теперь усыхающий «бюджетный пирог», и нет у младоевропейцев оснований надеяться, будто станут их также щедро осыпать миллионами евро, как это было в течение ушедших 15-20 лет. Один Brexit пробил в бюджете ЕС столь крупную пробоину, что остойчивость этой конструкции уже вызывает реминисценции с судьбой «Титаника».

Посудите сами:

- Германия демонстрирует нежелание кормить за свой счет лимитрофов,

- Италия на грани экономического коллапса, и от неё помощи не будет,

- Великобритания «сделала ЕС ручкой», забрав с собой все свои финансовые обязательства,

- Франция хочет руководить и лидировать в Евросоюзе, только одна она не в состоянии финансово поддержать ораву голодных нищебродов,

- Бенилюкс мечтает о возвращении в формат «Общего рынка» 1950-х годов – где было шесть стран-основателей: Франция, Германия, Италия, Бельгия, Люксембург и Нидерланды. И никаких нахлебников.

Ещё будучи председателем Европейского Совета, Дональд Туск в свое время открыто предупреждал: «Brexit может стать началом конца не только для ЕС, но я для всей политической цивилизации Запада». «Brexit станет катастрофой, как для ЕС, так и для Британии», - уверен бывший глава Европарламента Мартин Шульц.

На недавней Мюнхенской конференции по безопасности главная тема была «Westlessness»! О чем мы подробно писали в материале «Мюнхен. В поисках потерянного Рая. Лозунг дня – “Беззападность”». Там, если смотреть с позиций темы нашей сегодняшней статьи, интересна пара тезисов:

«- Для Европейского Союза задача непропорционально сложна – ЕС является новичком в игре Великих держав. Европейские лидеры, похоже, признают, что им необходимо ознакомиться с правилами этой Игры…»

«- В наши дни трудно избежать впечатления, что Запад отступает, находится в упадке и подвергается постоянным атакам – как изнутри, так и извне».

И это всё было заявлено и сформулировано задолго до пандемии коронавируса, накрывшей Европу.

Сейчас в Евросоюзе все настолько перепуганы, что закрыли свои границы, хороня «свободу передвижения», считавшейся чуть ли не главной свободой в ЕС. Фрагментация, как по соображениям карантина, так и в связи с критическим сокращением финансовых возможностей – это в ЕС уже не завтрашний день, а реальность…

Призрак Австро-Венгерской империи

Значит, в ЕС рано или поздно «старослужащие» заявят, что «на всех рассчитано не было», и восточный балласт будет отправлен по адресу «двухскоростной интеграции Европы». Что недвусмысленно предполагает практику развития отдельных регионов ЕС с «опорой на собственные силы». Спасибо китайским товарищам за подсказку названия.

В складывающейся обстановке чехи, судя по всему, рассчитывают, что их по старой – со времен Второй Мировой войны – памяти те же немцы «возьмут с собой в светлое будущее». Это предполагает, прежде всего, вопрос, поставленный Шариковым в фильме «Собачье сердце» на предмет того, «где столоваться?». И, похоже, сегодня «коллективный Шариков», который родом из Праги, решил для себя этот вопрос, как и в 1968-м, как и в 1989-м годах. Однако, не факт, что его «души прекрасные порывы» будут трогательно восприняты в Берлине.

А на кого, кстати, чехам ещё рассчитывать, кроме Германии? Если только на Австрию. Но, тогда из глубин ХХ столетия может появиться – нет, не тень отца Гамлета, а призрак Австро-Венгерской империи, где чехи были подданными и не более. Благо, потомки Габсбургов, правивших в Вене в лице Франца Иосифа до 1918 года, живы и прекрасно себя чувствуют. Лет десять назад парламент Австрии даже отменил запрет «для членов императорских домов или семей, которые когда-либо принадлежали к таковым, на право быть избранными на пост главы государства». Как в воду глядели. А в Будапеште-то, открыто поддерживающем традиции и культивирующем самоуважение, могут даже проявить благосклонность к такому повороту… История повторяется?

Хоть будить призраков – дело стрёмное, но может всё сложиться и как у Швейка: «Койка у нас есть, стол есть, лавки есть, места много, похлебка нам полагается, хлеб дают, жбан воды приносят, отхожее место под самым носом. Во всем виден прогресс».

Похоже, для того, чтобы оказаться в немецкой обойме и не остаться с вопросом Шарикова «А где же я буду харчеваться?», чехи и подняли флаг, под которым мечтают перейти под крыло сильного соседа, когда члены Евросоюза дадут старт программе «двух скоростей».

Посольство США рекомендовало…

Тем не менее, это стремление к лучшей доле, продемонстрированное в Праге, высветило ещё одну сторону местного менталитета. Реализация мечты «пражской весны-1968» оборачивается появлением западных кураторов, которые даже формулируют целеполагание для публикаций чешской прессы. И вот мы видим, как в Чехии проявилась «рука англосаксов». Причем, сразу две руки – вашингтонская и лондонская.

В первом случае выяснилось, что снос памятника пролоббировало… посольство США в Чехии. Информационное агентство REX сообщило, что «американцы указали МИД Чехии на отсутствие в их столице памятного места, позволяющего праздновать победу во Второй Мировой войне без привлечения внимания к решающему вкладу СССР в разгром гитлеровской Германии. Этим памятным местом представители посольства США выбрали площадь Интербригад, которая уже не одно десятилетие является местом встречи ветеранов и ассоциируется с победой над фашизмом. Именно на этой площади стоял памятник советскому военачальнику, который чешскому руководству приказали снести».

Приказали – снесли.

Если вы думаете, что в Европе на произошедшее закрыли глаза, то это не так. Скандал разразился настолько громкий, что влиятельная французская газета «Le Monde», а у неё сложилась репутация свободной трибуны, где высказываются без ограничений, написала: «Prague règle ses comptes historiques avec la Russie dans ses rues» - «Прага сводит исторические счеты с Россией на своих улицах».


Чешский работник муниципалитета скалывает надпись на постаменте снесенного памятника маршалу И.С. Коневу.
AP Photo    

В комментарии сказано: «Французский эксперт по Центральной Европе Жак Рюпник отмечает, что снос статуи пришелся на тот момент, когда консервативные и католические активисты восстанавливают Марианскую колонну на площади Старе-Место в центре столицы. Этот символ католицизма и Австро-Венгерской империи был возведен Габсбургами в 1650 году, но затем снесен после развала Австро-Венгрии в 1918 году».

Так-так-так. Габсбургов, значит, в Праге вспомнили и решили прославить спустя 100 лет?! Ну, это вполне укладывается в нашу версию, сформулированную выше – насчет призрака…

«Le Monde» подводит итог содеянного: «В период между двумя войнами целью было избавиться от австрийского наследия, а сейчас нужно избавиться от советского и российского наследия».

Ну, как же без англичан-то…

Бритты давно здесь получили свой участок в СМИ, с которого активно продвигают дежурную, многолетнюю идеологию подрыва связей на континентальной Европе. Единая Европа для Великобритании – самый близкий и самый опасный противник. Ещё со времен Наполеона. А сближение Европы с Россией – для бриттов вообще неприемлемо.

Вспомним, например, одну из цитат о смысле британской политики от известного английского деятеля Нормана Энджелла (Ralph Norman Angell). Он писал ещё в 1923 году, но в Британии ничего не меняется – традиции, сэр: «Мы не терпим существования настолько сильной группы соперничающих с нами государств, сопротивление которой было бы для нас безнадежным, которая обрекла бы нас на постоянно подчиненное положение в дипломатии, а наше свободное передвижение по земному шару могло бы иметь место лишь с ее молчаливого согласия. В этом весь raison d’être — баланс сил... Принцип «баланса сил» означает в действительности требование превосходства».

Вот так «баланс сил = превосходство» в понимании лондонского политического класса.

И вот к истории со сносом памятника И.С. Коневу подключились сами бритты. Есть в Праге такое издание журнал «Respekt». Оно начало выходить во время «бархатной революции» 1989 года и сотрудничает с британским изданием «The Economist» столь плотно, что в каждом номере публикует два британских материала. Именно на его страницах в разгар скандала вокруг сноса памятника публикуется антироссийская «клюква», на которую даже отреагировал наш МИД – настолько все вызывающе ангажировано и ложно. Очень похоже на то, что в данном случае мы видим довольно результативную попытку переключить внимание публики со скандала вокруг памятника на другую тему. Естественно, в очередной раз использована русофобия. Это так по-британски…

В ответ на выдумки союзного с англичанами чешского журнала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова 29 апреля заявила на брифинге, что в Праге должны осознавать – провокация с, якобы, планировавшимся Россией отравлением чешских политиков будет иметь последствия для отношений с Москвой.

Официальный представитель нашего МИД, в частности, указала: «Чешское издание «Respekt» опубликовало некие «результаты журналистского расследования», согласно которым российская сторона через Посольство в Праге, якобы, собирается «физически устранить» инициаторов сноса памятника маршалу И.С. Коневу, для чего в чешскую столицу прибыл «сотрудник российской спецслужбы» с «ядом в чемодане». Это уже болезненные фантазии. Здесь критиковать, описывать или давать им какую-либо иную характеристику просто невозможно. Это граничащая с каким-то болезненным бредом очередная грубая провокация со стороны деструктивных сил в Чехии, которые хотят любой ценой нанести урон российско-чешским отношениям и, как мы понимаем, ради достижения этой цели они готовы на все. Исходим из того, что в Праге должны в полной мере осознавать всю серьезность последствий использования таких методов и манипуляций».

А, поскольку, и в других СМИ Чехии начались набросы на ту же тему, да ещё сходу вспомнили про британскую историю со Скрипалями, то можно говорить о том, что это – целенаправленная чреда провокаций, устроенная ради отвлечения внимания людей от 75-ой годовщины освобождения Праги от гитлеровцев Советской Армией. А кому это выгодно, как не тем, кто уже которое десятилетие занимается подменой исторический фактов, и приводит европейцев к ложному пониманию истории Второй Мировой войны?

Взгляните на результаты опроса во Франции: «Кто внес наибольший вклад в победу над Германией в 1945 году?». Динамика ответов с 1945 года по 2015 год ясна – сейчас новые поколения в Европе уверены, что победили американцы:

Вот так и промывают мозги евросчастливцам.

Путь «пражской весны» привел к игнорированию норм международного права. За что боролись?

Всё это очень хорошо укладывается в перспективу желаемого ухода Чехии с немцами, если Евросоюз не выдюжит в результате нынешних пертурбаций и все-таки пойдет путем «двухскоростной интеграции», отодвигая на задний план поддержку младоевропейцев. А в рядах тех, кто будет обделен, чехи не хотели бы оказаться. Значит, им срочно – пока ключевые решения не приняты – надо продемонстрировать лояльность к тем, кто пойдет вперед на более высокой скорости.

Впрочем, русофобская информационная кампания все равно пройдет, зато в России уголовное дело против тех, кто принял решение о сносе памятника И.С.Коневу, уже заведено. И ясно, что авторы провокации перепугались – уголовное дело тем и серьезно, что оно не будет закрыто, пока суд не разберется. То есть, виновные рано или поздно понесут наказание. И не факт, что Интерпол не выдаст их российскому правосудию. Тот же журнал «Respekt» признает, что старосте района «Прага-6» теперь грозит арест при любом выезде за границу, хотя западные страны, по идее, его выдать не должны. Впрочем, ситуация может поменяться, и «кто-кому-чего должен» – станет вопросом риторическим. Чехи уйдут к немцам, а немцы начнут сильнее дружить с Россией…

Это – вопросы будущего, а сейчас очередной штрих на картину этой истории нанесли сами местные власти. В районе Ржепорые на окраине Праги поставили мемориальную доску с металлическим шестом в честь власовцев, которые принимали участие в пражских боях мая 1945 года в этом предместье. Теперь там стало модным утверждать, что, мол, не Советская армия освободила Прагу, а именно эти части предателей и коллаборационистов из РОА.

На фото мая 1945 года ясно видно, что пражане встречают И.С.Конева, а не власовцев, сбежавших к англосаксам при появлении на горизонте Советской армии:


Фото waralbum.ru

Посольство России в Чехии уже выражало протест против установки доски, заявив, что РОА была коллаборационистской армией, созданной руководством Третьего рейха, и установка памятника нарушает международные обязательства Чехии по «Конвенции ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности» от 1968 года. Года – «пражской весны», которая, в конце концов, сегодня приводит чехов к решениям, противоречащим международному праву. За что боролись-то?

Тем более (sic!), элементом «мемориала» власовцам – помимо доски, которая внизу слева на заднем плане – стала вот такая фигурка, прилепленная сверху на металлический шест (опять же на фото слева):


Фото от «Репортер»

Вам не кажется, что эта фигурка, установленная чехами, смахивает на германскую каску, которой накрыт советский танк? И причем здесь власовцы? Зато чехи явно выслуживаются перед немцами.

И ещё – по поводу мотива сноса памятника Ивану Степановичу Коневу. Чехи инкриминируют советскому военачальнику его участие в подавлении венгерского вооруженного мятежа в 1956 году. Мол, нечего в Праге сохранять память о «душителе свободы».

Для этих «знатоков истории» напомним что написано в книге «Записки из чемодана» - это рукопись воспоминаний Ивана Александровича Серова, бывшего  в 50-е годы руководителем КГБ СССР. В этой книге говорится следующее: «В городах, захваченных повстанцами, полным ходом шли расправы над коммунистами и сотрудниками госбезопасности. После того, как в конце октября 1956 года из Будапешта был выведен советский гарнизон, восставшие разгромили горком ВПТ, принародно повесив 20 коммунистов. Всего же за 17 дней беспорядков в Венгрии без суда и следствия было казнено примерно 800 человек. Активное участие в революции принимали бывшие «хортисты» — гитлеровские пособники. Только за первую неделю «революции» из тюрем освобождены почти 10 тысяч уголовников, не считая политических: большинство из них вливались в ряды «борцов за свободу». Из рассекреченных  документов КГБ известно, что с конца октября 1956 года через границу с Австрией и Югославией было переброшено большое число эмиссаров ЦРУ. Тогда же самолетами Красного Креста в Будапешт доставили до 500 боевиков, а через австрийскую границу нелегально перешли около 4 тысяч хортистских офицеров (адмирал Миклош Хорти в годы войны стоял во главе прогитлеровского режима Венгрии). Под Мюнхеном экстренно развернули военную базу ЦРУ».

Вот этот военный мятеж и, в котором активничали бывшие солдаты нацистской Венгрии, разбитые в 1945-м м желавшие реванша при поддержке Запада, и давил И.С.Конев, будучи в тот год Главнокомандующим Объединёнными вооружёнными силами Организации Варшавского Договора. С фашистами после войны у нас цацкаться не привыкли. А Прагу в 1968-м Иван Степанович пальцем не тронул, так что чехам нечего на него наговаривать. Их мотивы для сноса памятника – сфабрикованы, а объяснения – надуманы.

Зато теперь видно, как неистребимо стремление на Запад. Оно, проявленное ещё в 1968-м году, значительно сильнее, чем выполнение Конвенции ООН. Тем более, за это игнорирование международных норм пражским властям выговаривать из западных столиц никто не станет – у них самих на Западе теперь вместо международного права вводится необъяснимый «порядок, основанный на правилах».

По этому поводу недавно высказался Сергей Лавров: «Хотел бы напомнить один принципиальный, концептуальный вопрос, который мы заостряем в последнее время. Я имею в виду, тенденцию в действиях наших западных партнеров к тому, чтобы пореже упоминать международное право, а то и вообще убрать это словосочетание из лексикона. Вместо устоявшегося термина «международное право» они стараются использовать новую формулу «порядок, основанный на правилах». Мы видим, как эта концепция обретает плоть и реализуется в практических действиях наших западных партнеров в том, что касается перенесения за пределы ООН, за рамки универсальных, многосторонних институтов тех вопросов, по которым Запад хочет отстаивать исключительно только свою точку зрения и не хочет договариваться».

Теперь в этих «правилах», продвигаемых западниками – снос советских памятников, провокации, информационные фейки...

Они не понимают смысл слова «Освобождение»

Конечно, в Европе есть истинные друзья России.

Но, к сожалению, в преддверии 75-й годовщины нашей Великой Победы в европейских странах происходят события, которые никак не назовешь дружественными по отношению к России.

То Европарламент возлагает ответственность за начало Второй Мировой войны и на фашистскую Германию, и на СССР, о чем мы писали в материале «Русофобия: болезнь или «коллективное бессознательное» Запада

То, вот, в Чехии сносят – в канун Юбилея Победы, чтобы было больнее – памятник маршалу И.С. Коневу, командовавшему советскими войсками, освобождавшимися Прагу.

То младоевропейцы оскверняют памятники советским войнам-освободителям в бывших соцстранах Европы. Только что, 16 апреля 2020 года Посольство России в Болгарии опубликовало заявление: «Посольство выражает возмущение в связи с очередным кощунственным актом вандализма в отношении братской могилы советских воинов в Добриче, где это уже второй за неделю случай глумления над памятью тех, кто отдал свою жизнь за освобождение Европы и мира от фашистской чумы».

Полюбуйтесь:

Видимо, такое понятие, как «Освобождение», в европейском понимании вряд ли адекватно нашим чувствам и восприятию. Осознают ли евросчастливцы его суть? Вряд ли. Ведь, трудно припомнить, кого сами европейцы когда-то освобождали. В их истории веками были и колониальные захваты дальних земель – в Африке, в Азии, в Южной Америке; и междоусобные войны по всей Европе. Трудно понять друг друга, когда даже на восточно-европейских языках русское слово «внимание» звучит, как «pozor».

Они смотрят на нас – в их историческом понимании, а другого просто нет – будто на пришедших с Востока «завоевателей». И не могут понять, зачем русские считают, будто здесь «они кого-то освободили»? Они сами не знают, что такое принести свободу другим народам, и как этим мы можем гордиться.

Откуда все европейские фобии? Один пример.

Когда-то датский журналист, с которым мы «зацепились языками» на кофе-брейке во время давней ближневосточной конференции, сказал мне: «Мы вас всегда опасаемся. Ты на карту посмотри – Россия такая большая, а мы такие маленькие». Печально, но таков их менталитет, укоренившийся веками.

А в пражской истории основное, на наш взгляд, то что Чехия сделала выбор. Она хочет, как всегда, «уйти на Запад». Это – её ориентир.

Вопрос только в том, примут ли её там?