August 5th, 2020

Брызги кризиса. Августовские тезисы



 

Сначала несколько самых ярких маркеров сегодняшнего положения дел – совсем не сонного по меркам каникулярной летней поры – в мировой политике и экономике.

Навскидку:

- США объявили начало Второй «холодной войны». На сей раз против Китая. На самом деле это не «холодная война», а мобилизация американских возможностей в новых условиях вокруг «угрозы», понятной любому янки, потребляющему местную пропаганду.

- В Евросоюзе всё никак не поделят сжимающийся, как шагреневая кожа, бюджет на 2021-2027 годы. Уже Европарламент не желает одобрять договоренности, достигнутые по бюджету на многодневном саммите ЕС.

- Самому ЕС предстоит выстоять в кризис либо разойтись по национальным квартирам под давлением самых сильных государств, которые не желают «унификации» и единого будущего с восточно-европейскими бедняками, которые требуют, как птенцы в гнезде, чтобы им в клювик положили еду. В Нидерландах уже начали говорить о возможности самим повторить Brexit.

- После недавней публикации скандального русофобского доклада английских спецслужб неожиданно сменился руководитель одной из самых опытных разведок мира – британской MI-6. Место разведчика Алекса Янгера занял высокопоставленный дипломат Ричард Мур.

- Появление турецких войск в Африке – в Ливии – впервые за 100 лет, прошедших после крушения Османской Империи, и возвращение собора Айя-София из статуса музея в мечеть явно намекают на намерения Эрдогана реанимировать Империю в том или ином виде. И он уже начинает чувствовать сопротивление.

- Приближающиеся выборы в США порождают опасения, что страна «свалится» в такое силовое противостояние, какого не было со времен Гражданской войны XIX века. Тем более, что экономическая ситуация просто выгоняет людей на улицы – только что опубликованы официальные данные: американский ВВП сократился на 32,9% во втором квартале 2020 года. То есть, в профессиональных терминах «США официально вошли в техническую рецессию».

- Мировые рынки насыщены эмитируемыми со всем большей скоростью долларами, но самые дальновидные участники финансовых структур уже готовятся «уходить в крипту», что отрежет от долларового сегмента мировой системы солидный кусок.

В общем, мировой кризис обдал, казавшуюся ещё недавно «стабильной» ситуацию в западном лагере, обильными брызгами от падение с высот лидерства в море проблем. Об этих и ряде других феноменов середины лета 2020 года сегодня поговорим. При этом используем собственно западные публикации, чтобы рассказ состоялся от их лица – так он будет абсолютно правдоподобен, безо всяких там англосаксонских «highly likely». Западники сами об этом говорят и пишут.

При этом интересно, что Россия не участвует в данной мировой котовасии – у нас иные заботы. Хотя «партнеры» пытаются втянуть нас во всякие неприятности по периметру границ…

[Spoiler (click to open)]

Новеллы, написанные жизнью

Итак, пройдемся тезисно по очень показательным публикациям западной прессы, которые в других обстоятельствах были бы невозможны и невероятны, а сегодня это – уже предмет для обсуждения.

- В статье «When the System Fails. COVID-19 and the Costs of Global Dysfunction» - «Когда система отказывает. COVID-19 и стоимость глобальной дисфункции» влиятельный американский журнал «Foreign Affairs» оценивает эффективность существующей системы международных институтов в условиях пандемии:

«Заманчиво сделать вывод о том, что многосторонние институты – якобы, «основополагающие» для основанной на правилах международной системы – в лучшем случае менее эффективны, чем рекламируются, а в худшем случае обречены на провал, когда они больше всего нужны. Но этот вывод заходит слишком далеко. Слабое международное сотрудничество – это выбор, а не неизбежность. Особенно разочаровывающим на мировой арене было отсутствие согласованных действий со стороны G-7, G-20 и Совета Безопасности ООН. Лидеры G-7, представляющие крупнейшие в мире развитые рыночные демократии, не встретились до начала марта... Один урок, который возникнет из пандемии COVID-19, заключается в том, что многостороннее сотрудничество может показаться ужасно абстрактным, пока оно вам, действительно, не понадобится. Другой, более сложный урок состоит в том, что многосторонняя система не является саморегулирующейся, автономной машиной, которая запускается в действие всякий раз, когда это необходимо».

Это – очень жесткая оценка происходящего во взаимоотношениях стран «западного мира». Фактически, это – признание фрагментации «единого» некогда Запада перед лицом всего одной проблемы – коронавируса. А как все изменилось! Запад, похоже, попал в ситуацию, с которой не сталкивался прежде – Лидера нет. Трамп активно выводит Америку из самых различных международных договоренностей и структур, показывая остальным, что США уходят в «автономное плавание», а судьба остальных «партнеров» их не волнует. И те оказываются, как брошенные дети.

- Несмотря на, казалось бы, жесткое противостояние демократов и республиканцев в США, ими была создана двухпартийная группа по изучение возможных негативных последствий предстоящих президентских выборов. Газета «Boston Globe» раскрыла некоторые подробности этого мероприятия в статье «A bipartisan group secretly gathered to game out a contested Trump-Biden election. It wasnt pretty» - «Двухпартийная группа тайно собралась, чтобы спрогнозировать в ролевой игре конкурентные выборы Трампа-Байдена. Это было некрасиво». Там говорится следующее: «Группа, в которую входили демократы и республиканцы, собралась, чтобы обдумать возможные результаты ноябрьских выборов, задаваясь вопросами, которые кажутся менее надуманными с каждым днем: что, если президент Трамп отказывается признать проигрыш, как он недавно публично намекнул, что может делать? Как далеко он может пойти, чтобы сохранить свою власть? А что если демократы откажутся сдаться?.. Само существование группы, подобной этой, которая была сформирована в конце прошлого года, подчеркивает степень страха в политических кругах Вашингтона, что Трамп возьмет тот же молот, который он использовал, чтобы сломать нормы исполнительного управления за последние три года, и разрушит деликатную традицию упорядоченной политической смены власти, отказываясь уступать, если он проигрывает».

- И вместе с этой новостью, демонстрирующей «степень страха в политических кругах Вашингтона», появляется невозможная прежде статья в калифорнийском издании «Counterpunch» под заголовком «Get Rid of the Presidency» - «Избавиться от президентства». Здесь автор прямо предлагает отказаться от «института президента» в США и передать верховную власть некоему Федеральному совету. Логика в том, что многие президенты США были избраны большинством голосов выборщиков, но меньшим числом голосов граждан. Ещё несколько месяцев назад такая постановка вопроса казалась нереальной, но теперь «окно Овертона» расширилось до столь широких размеров, что позволительно обсуждать и подобные вещи:

«Каждые четыре года из-за документа, составленного более двухсот лет назад под названием Конституция США, Соединенные Штаты ставят на свои высшие должности людей потрясающей некомпетентности и хитрости, которым со временем удалось превратить пост президента в то, чем он является сегодня. Это – жестокое реалити-шоу, которое принесло вам Вьетнам, Уотергейт, Патриотический акт США и «необходимую войну» Барака Обамы в Афганистане…

Только на нескольких президентских выборах кандидат вступал в должность после получения более 50 процентов поданных голосов. Даже на последних выборах Хиллари Клинтон выиграла всенародное голосование – у неё было голосов на 2,8 миллиона больше, но Трамп был назначен на должность… Я хочу сказать, что слова «американская демократия» и «президентство» имеют очень мало общего… Преимущество Федерального совета в Соединенных Штатах заключается в том, что он введет в правительство руководителя коалиции, который будет принимать решения, согласующиеся с мнением основных политических партий и, следовательно, мы надеемся, электората в целом».

Сложная конструкция. Но, если уж сегодня начинаются в США такие обсуждения, то страна явно готова к переходу в какое-то новое состояние, где «страх» перед будущим в, казалось бы, «самой-самой демократичной политической системе» охватывает политический истеблишмент, который начинает подавать весьма нетривиальные сигналы.

«Холодная война 2.0» - реальность или образ?

Недавнее выступление госсекретаря Майкла Помпео многие обозреватели восприняли, как объявление «второй холодной войны» США. Не сей раз – против Китая. В связи с этим интересно было бы сравнить это со знаменитой речью британского премьера Уинстона Черчилля в Фултоне в 1946 году, где де-факто была провозглашена «первая холодная война» против СССР.

Вот Помпео говорит: «Мы должны признать тяжёлую правду, которая должна вести нас через грядущие годы и десятилетия: если мы хотим видеть XXI век столетием свободы, а не китайским столетием, о котором мечтает Си Цзиньпин, то старая парадигма слепого сближения с Китаем попросту не позволит этого достичь».

А это – Черчилль: «Мы не можем быть слепы к факту, что привилегии, которыми наслаждается каждый гражданин Британской Империи, не имеют силы в значительном числе стран, некоторые из которых являются очень мощными».

Опять Помпео: «Нам нужна стратегия, которая защитит американскую экономику и, естественно, наш образ жизни. Свободный мир обязан возобладать над этой новой тиранией. Какой бы ни была причина, сегодняшний Китай всё более авторитарен в своих границах и всё более агрессивен в своей враждебности к свободе во всём остальном мире. Генеральному секретарю Си не быть вечным тираном внутри и вне Китая — мы этого не позволим».

Черчилль: «Свобода должна быть в каждом доме. Вот сообщение британских и американских народов к Человечеству. Позволить нам проповедовать, что мы практикуем — практиковать, что мы проповедуем».

Ну, и что «напроповедовали британский и американский» народы человечеству? Колониализм и войны? И все никак не уймутся. Пришла ли свобода в дома тех народов, которые уже после Второй мировой войны подверглись военными интервенциям «светочей демократии»? А эти «светочи» все о том же, все пластинку сменить не могут. Ну, просто классическое: «Они ничего не забыли, и ничему не научились».

Такое зацикливание на «уходящей натуре» стало раздражать даже европейских «партнеров», которые резко отреагировали на заявление Помпео. И это тоже – фактор «фрагментации» былого западного единства.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам исключил трансатлантический альянс против Китая и отклонил навязываемое американцами «систематическое соперничество» с Пекином. Джозеп Боррелл призвал к «большой, позитивной повестке дня для сотрудничества по линии ЕС-Китай»: «На фоне напряженности в отношениях между США и Китаем, как главной оси мировой политики, усиливается давление на выбор сторон. Мы, европейцы, должны идти своим путем со всеми вытекающими отсюда проблемами».

- В британской газете «The Guardian» один из старейших её обозревателей Саймон Тисдолл (Simon Tisdall) в статье «Forget Putin, it's meddling by America's evangelical enforcer that should scare us» пишет: «Американское государство показывает миру два лица. Одно доброе, открытое и высоконравственное. Второе — это лицо эгоистичного расчета, где, в конечном итоге, все решает грубая сила. В более спокойные и менее поляризованные времена «особые отношения» в США приносили выгоду Британии. Сегодня все во многих отношениях наоборот. Последним примером американской тактики давления стал истеричный призыв Помпео создать единый фронт «свободных стран», чтобы бороться с «новой тиранией» Китая. Провоцирование «холодной войны» с Пекином устраивает Трампа и республиканцев, которые пытаются удержаться у власти. Но это не устраивает Британию».

Можно предположить, что британского многоопытного автора смущает стиль отношений Трампа к английскому партнеру. И это ещё один кирпичик, пока не критичный, который вынут из стены «единого западного мира».

Так что, заявленная Помпео «холодная война» против Китая вряд ли соберет по свои знамена весь Запад, а потому это историческое название может отдыхать спокойно.

Более того, просто за гранью фола прозвучал сейчас призыв министра обороны США Марка Эспера о том, что «надо избегать мира в Европе»: «Я публично, а также в частных беседах с коллегами отмечал, насколько важно в рамках НАТО и любых других альянсов разделять бремя расходов, чтобы мы все могли сдерживать Россию и избегать мира в Европе (avoid peace in Europe)». А европейцам оно надо?

Как было недавно замечено: главная опасность – это не сила США, а их слабость и непонимание своего нынешнего места в мире.

Европейские сложности

Теперь обратим внимание на происходящие в Европе процессы. В кризисных условиях Европа начинает леветь.

- В статье «France: une gauche à la croisée des chemins» - «Французские левые на перепутье» Бруно Двески (Bruno Drweski) профессор, известный политолог из Национального Института языковедения и восточных цивилизаций делает такой вывод: «Если в течение нескольких лет большинство французов заявили о себе в опросах общественного мнения «против» капитализма, то после начала движения «желтых жилетов» от 60% до 70% французов теперь выступают против существующей системы. Они внезапно зашли гораздо дальше, чем была «антинеолиберальная» риторика, которая прежде доминировала в дискурсе левых с 1980-х годов.

Именно полицейские репрессии, которые французы никогда прежде не могли себе представить, заставило их увидеть насилие системы (тысячи серьезных травм, арестов и тюремных сроков, систематических штрафов, избиений и т.д.). Отсюда их эволюция в сторону антикапитализма, следовательно, объективно влево».

Значит, полевение французской публики – это прямой результат «насилия системы»? Весьма красноречивый вывод, к которому можно приплюсовать поднимающееся недовольство в ЕС методами управления и, как один из результатов это – проявление «левого антиевропейства».

- В статье «The Origins of European Neoliberalism» - «Истоки европейского неолиберализма» эта тенденция отмечена так: «Линия критики левых заключается в том, что ЕС – это «технократия, противостоящая демократии». Никем не избранные еврократы в Европейской комиссии угрожают национальному суверенитету, поскольку они обеспечивают соблюдение бюджетных норм, законов и положений без какой-либо ответственности… Левые должны объединить усилия на европейском уровне».

Что это – если не левый ренессанс? Как и в случае с американскими недовольствами, здесь наглядно демонстрируется «недостаток демократии», о чем вдруг в кризис заговорили на Западе. Напомним, процитированное выше: «Я хочу сказать, что слова «американская демократия» и «президентство» имеют очень мало общего». И теперь: «ЕС – это «технократия, противостоящая демократии». Это они сами пишут…

- Фронда внутри Евросоюза начала тихо разрастаться. На этих днях прошло сообщение, что Нидерланды могут стать еще одной страной после Великобритании, которая попробует покинуть Евросоюз. Поводов для недовольства политикой «единой Европы» там достаточно. По мнению аналитиков, нидерландские власти не согласны с миграционной и финансовой политикой, которую проводит ЕС. Премьер страны Марк Рютте стал главным «спорщиком» на недавнем саммите Евросоюза, где был принят бюджет организации на 2021-2027 годы. Он аргументировал свою позицию тем, что предложенный объем бюджета является затратным, а план по возрождению экономики отвечает интересам тех государств, которые «берут, а не дают», а таких участников ЕС становится больше. Список составляют не только страны Восточной Европы, но Испания, Италия, Греция и Португалия.

Нидерланды – один из спонсоров общеевропейского бюджета. Они же – донор многих беднейших стран Евросоюза. И теперь, когда кризис заставляет считать деньги более тщательно, скупые голландцы не желают раскошеливаться ради «общего евросчастья». А теоретическая потеря ещё одного (после Великобритании) донора евробюджета – это уже критичный вариант для всей конструкции. С учетом тесных связей Нидерландов с Великобританией, такой ход на значительное ослабление ЕС вполне укладывается в рамки вековой вражды Англии и континентальной Европы. «Здравствуй, новый-старый мир!»

- Осложнения в Евросоюзе создает и Венгрия. Как заявил министр иностранных дел страны Петер Сийярто в интервью португальской газете «Diário de Notícias», Будапешт не верит в Соединенные Штаты Европы: «Венгрия заинтересована в сильном Европейском союзе, но мы считаем, что в последнее время действия Брюсселя не всегда направлены на достижение этой цели. Мы не согласны со сближением по принципу федерации. Мы считаем, что ЕС может быть сильным, если все страны-участницы будут сильными. Поэтому мы не считаем политику Брюсселя по ослаблению стран-участниц полезной для будущего Евросоюза. Мы не верим в Соединенные Штаты Европы, мы верим в сильный Европейский союз, основанный на сильных странах-участницах. Именно поэтому Брюссель должен помочь странам-участницам, а не ослабить их».

Этакое скрытое послание в адрес брюссельской бюрократии, за которым – в случае его высоковероятного неисполнения – Венгрия оставляет за собой… А вот на эту тему уже пошли активные разговоры о некоей реинкарнации Австро-Венгрии, естественно, не в прежнем виде Империи, но в иных, более приемлемых для желающих рамках. А желающих копится уже некоторый пул – Австрия, Венгрия, Словакия, Словения, Хорватия. И Чехия очень туда хочет, что является одним из объяснений вспыхнувшей там русофобии, но её принимать в эту компанию вроде бы не собираются.

Турецкий марш по своим и дальним берегам

В Турции, как представляется, уловили нынешний исторический момент, открывающих новые возможности в связи с ломкой ставших привычными за десятилетия рамок международных отношений. И продолжили с новой силой продвигать – чем мы хуже венгров и австрийцев? – идеи реинкранации Османской Империи.

И дело не в том, что Турция активно действует в Сирии. В конце концов, турки считают курдов своими врагами, и пытаются создать для себя «пояс безопасности» вдоль турецко-сирийской границы, заходя в ряде районов на территорию Сирии, где и укрепляются.

Это вражда продолжается десятилетиями, и ничего тут нового нет. Другое дело, когда Эрдоган, явно мечтающий о воссоздании Османской Империи, видит её хотя бы в форме экономической и религиозной общности с рядом региональных движений, ориентирующихся на Турцию, тех же «братьев-мусульман» (организация запрещена в России). Ведь у власти в Турции находятся именно эта политическая сила, обрамленная в «Партию справедливости и развития». Именно с родственными «братьями» на западе Ливии и вступил Эрдоган в союз, приведший к тому, что впервые за 100 лет после крушения Османской Империи турецкие войска ступили на африканскую землю.

Возможно, Эрдоган размышлял о подобном развороте событий ещё во время начала войны в Ливии, когда в 2011 году он посетил давние владения Империи – и Египет, и Тунис, и Ливию. Уже тогда турецкое руководство проявило намерению «собрать» эти территории, рассчитывая, в частности, на то, что в экономическом плане Турция тогда была значительно сильнее этих стран, на которые обрушилась волна «арабской весны», а к власти в тот период там пришли союзные туркам силы. Теперь эта задумка реализуется, и у неё есть перспективы хотя бы в Ливии, поскольку в Тунис и в Египте светские силы «братьев» из власти выдавили.

Следующим шагом турецкого президента стал перевод стамбульского храма «Аия-Софья» из статуса музея в мечеть. По этому поводу высказано много оценок, в основном, критических. А Эрдоган со своей стороны начал решительно выступать против международной критики, говоря, что «превращение собора в мечеть является вопросом суверенитета». По большому счету – это символ возвращения одного из центров ислама на турецкую почву, что, вероятно, спровоцирует конфликт между Турцией и Саудовской Аравией, где находятся мусульманские святые места – Мекка и Медина.

На днях проявился ещё один возможный сдвиг уже в турецкой внутренней политике. Сын Эрдоган Биляль во время интервью на телеканале «CNN Türk» начал обсуждать такие тонкие темы, как национальный алфавит и внешний вид жителей страны. В этой связи надо наполнить, что создатель современного турецкого государства Камаль Ататюрк начинал светские реформы именно с изменений во внешнем виде населения – с перехода на европеизированную одежду и смену алфавита. Теперь мы можем увидеть, как говорится, «возращение к истокам». Что, впрочем, вполне отвечает нынешней массовой тенденции к укреплению национальных государств.

И Эрдоган, как представляется, начал проводить свою линию – перспективы-то он закладывает надолго вперед, спокойно перенося критику. Хотя его уже обвиняют в «колониальной политике». Так главнокомандующий Ливийской Народной Армии Халифа Хафтар недавно заявил: «Мы никогда не примем колониализм. Турки находятся в Ливии уже 300 лет, и ливийцы не видели ничего, кроме зла».

А государственный министр иностранных дел Объединенных арабских эмиратов Анвар Гаргаш назвал действия Турции самой серьезной опасностью, которая угрожает суверенитету арабов в регионе. По сообщению агентства IRNA, он написал в Твиттере: «Похоже, самая большая угроза для нашего региона и суверенитета состоит в том, что термин "региональный империализм" и его господство стал характерным для данной стадии... Наш арабский мир и его столицы не могут обойти молчанием региональное вмешательство и сидеть, сложа руки. Надо положить конец прибытию боевиков и янычаров (так называли пехоту вооружённых сил Османской Империи)».

Известно, что в ОАЕ запрещенных в России «братьев-мусульман» тоже не жалуют, поэтому такая реакция вполне ожидаема. Но в ряде арабских столиц к этому политическому направлению в исламе относятся позитивно, и такая двойственность может сказаться на новом расколе среди арабских стран.

…Вот такие они – эти брызги нынешнего кризиса.

Говорится то, о чем не помышляли раньше.

Делается то, о чем не помышляли раньше.