March 31st, 2021

10 лет «арабской весны». Хаос и война вместо «демократизации». Растворившиеся иллюзии

На портале InfoRos опубликован мой новый материал к 10-летию начала «арабской весны» - «10 лет «арабской весны». Хаос и война вместо «демократизации». Растворившиеся иллюзии арабских интеллектуалов».
Два предыдущих материла из этой серии:
- «10 лет «арабской весны». Ливийская трагедия. Зачем Запад разгромил Ливию – из ненависти к Каддафи или по иной причине?»
– «10 лет «арабской весны». Часть первая – на подступах к Сирии».






Продолжая обзор событий «арабской весны», развернувшейся на Ближнем Востоке десять лет назад, имеет смысл напомнить о тех иллюзиях, которые она породила – на первых порах – в арабском обществе. Теперь, вспоминая первую фазу «арабской весны», надо сказать, что ожидания были не просто завышенные, но… ложные. Многие арабы ждали улучшения, а получили катастрофу.
Точная дата начала «арабской весны» не совсем очевидна. С одной стороны – уже в ноябре 2010 года в Алжире начались беспорядки, которые очень оперативно нейтрализовали власти. Казалось, что это – эпизод. После того, как в Сиди-Бузиде (Тунис) в декабре того же года произошло самосожжение молодого парня, также несколько недель было тихо. Люди знали, что этот Мохаммед Буазизи, который поджег себя, был выпускником вуза, имел диплом учителя, но рабочего места в школе не нашел, пошел торговать овощами и фруктами без лицензии и без медицинского сертификата. На этом основании полиция товар конфисковала. Все по закону.
А потом – в январе 2011-го – вдруг рвануло!
О тунисских событиях ещё поговорим, а теперь перенесемся в соседний Египет, который принял эту трагическую «эстафету». И именно в Каире произошел перелом ситуации, после которого «арабская весна» начала набирать силу и энергетику.


[Spoiler (click to open)]
Приходилось уже отмечать, что отставка президента Египта Мубарака под давлением бесновавшейся толпы на площади Тахрир в Каире состоялась в удивительный день – 11 февраля 2011 года. Если представить эту дату только цифрами, то адепты нумерологии и конспирологии скажут вам, что вот он – сакральный, пограничный, переломный момент в Истории арабского мира.
Действительно, мы видим в дате ухода Мубарака фантастический порядок цифр – 11.02/2011.
Это – рубежная дата в жизни и Египта, и всего Ближнего Востока.
И после ухода Мубарака, как будто, плотину прорвало – «арабская весна» расцвела, и её трагедия обрушилась на Ливию, Сирию, Йемен…
Но, почему эта трагедия получила оптимистическое имя «арабской весны»? Вопрос сколь правильный столь и сложный для точного ответа – «Почему?» Потому, что и на Западе, в США, где все это планировалось и провоцировалось, и в среде арабских интеллектуалов-оппозиционеров, коих полно в каждой стране, начала гулять идея о некоем «демократическом возрождении» Ближнего Востока – были, мол, там «тоталитарные режимы», а теперь начнется эра «демократического процветания».
И, поначалу, арабы не поняли, куда их заведут американцы. «Сегодня арабские народы открывают новую страницу в своей истории. Безвозвратно кануло в Лету утверждение о том, что арабы и мусульмане исторически исключены из демократического процесса, ибо генетически не склонны к демократии», - писал в 2011 году известный ливанский общественный деятель, координатор движения «Васатия» («Умеренность») доктор Вассим Каладжие. Надежды были большие и радужные. Арабская интеллигенция полагала, что после ухода «диктаторов» жизнь волшебным образом перемениться, и наступит там вожделенная Свобода.
Они не помнили, что эта формула «Свобода, Равенство, Братство» - «Liberté, Égalité, Fraternité» во Франции, например, прошла через… гильотину и «крепкую руку» Буонапарте – сиречь Наполеона, который зачем-то полез в Россию и потерял после этого ВСЁ?
В один голос два простых человека – Бешир Сасси, тунисский безработный, и Абдельхамид Гохар, египетский крестьянин, говорили мне: «Мы рады тому, что у нас свершилась Революция. У нас теперь много свободы и демократии. Никто нас не может арестовать только за то, что мы думаем не так, как наши новые правители. Мы не стали лучше жить, но мы стали более свободными – и это самое главное». Они радовались свободой слова, но у них отняли «свободу жизни». Совсем не равный обмен.
И события «арабской весны» пошли по совсем «недемократическому» сценарию.
В том же Египте к власти пришли «братья-мусульмане» (запрещены в РФ) во главе с приехавшим из США человеком по фамилии Мурси, который оказался на деле не «президентом всех египтян», а только раскольником, за кем были примерно 40% населения, которые поддерживают политику «братьев». В конце концов, египетская армия переломила ситуацию – во главе государства встал генерал Ас-Сиси. И после опыта правления «братьев-мусульман» разговоры о «демократизации по западному образцу» там как-то поутихли… Свои есть традиции у тысячелетнего Египетского государства.
И вот здесь мы подходим к редко обсуждавшемуся, но ключевому вопросу «арабской весны»: «Сколько эта “весна” стоила? Во что она обошлась народам тех стран, которые попали в эту мясорубку?»
В первые же дни после свержения президента Бен Али в Тунисе в прессе разнесли слух, что «у него и у его окружения за границей спрятано 40 миллиардов долларов».
В первые же дни после свержения Мубарака в Египте в прессе разнесли слух, что «у него и его окружения за границей спрятано 70 миллиардов долларов».
В первые дни после свержения Каддафи в Ливии обсуждали, что «у него лично за границей спрятано почти 120 миллиардов долларов». Поболтали и…
И где теперь эти, озвученные западной пропагандой и арабской прессой, авуары бывших «диктаторов»? И почему эти деньги не были возвращены «освободившимся» народам после «победы над диктаторами»? Ответ прост – Запад эти деньги при-кар-ма-нил! Миллиарды! Как это называется? Это называется «Большой Хапок»!
Хотя потом было доказано, что авуары «диктаторов» это – государственные деньги, размещенные в западных банках, да и они оказались не столь огромны. Тем не менее, даже эти средства в казну пострадавших от «весны» арабских стран не были им возвращены.
Всем теперь ясно, как Запад помог «молодой арабской демократии», и сколько он взял себе за эту «услугу»?
Внутренний и внешний долг Египта после «революции» достигли вкупе беспрецедентных размеров, превысив после событий на площади Тахрир 240 млрд долларов. Вот она – цена «арабской весны» только для Египта. Хорошо ещё там обошлось без полномасштабной гражданской войны, хотя армия постреляла в исламистов изрядно.
Это все надо крепко помнить – развал власти, гражданская война, десятки тысяч могил и гигантские финансовые и экономические потери. Они – самые важные отличительные черты той самой «арабской весны», которая на первых порах в умах местных интеллектуалов возбудила у них иллюзии «демократизации».
А какой урок извлечен? Самое интересное – одну из наиболее адекватных оценок высказала израильская газета «The Jerusalem Post». Так сказать – «взгляд со стороны». На её страницах был прогноз по поводу того, что именно привнесет смена поколений арабских правителей в их будущую политику на базе знаний, понимания происходящего и опыта «арабской весны». Интересно, что автор «довернул» свои размышления до того вывода, что новая власть в арабском мире будет править… по-старому (“новый авторитаризм”). Он полагает, что «демократия» на классический западный манер здесь не приживется, а перемены, если и случатся, то будут, в первую очередь, направлены на укрепление власти: «Для правящих элит арабских стран, несмотря на смену поколений и разочарование Америкой, статус-кво представляется предпочтительнее хаоса Йемена и Ливии».
От себя добавим – за термином «демократия», за этой красивой идеей идут многие. Но как только начинаешь понимать, что «демократия» – суть категория экономическая, что это – система власти в интересах частных производителей, т.е. власти не для всех, а только для частных собственников, – то ее привлекательность для широких масс, особо для наемных работников, может быстро потускнеть. И вы понимаете, какая требуется титаническая работа по продвижению в арабские массы «демократических идей».
И это – очень показательно в отношении стран и народов Ближнего Востока…
Мы продолжим анализировать итоги «арабской весны».