April 3rd, 2021

США идут на комбинированное противостояние с Китаем

 
Ирония судьбы – государственные американские флаги шьют в Китае.
Фото AFP

«Мы должны ответить на возникающие вызовы, которые ставит перед нами Китай. США создают межведомственную группу по Китаю, в том числе, для отражения вызовов в сфере обороны».

Джо Байден, президент США

Не прошло и 100 дней после инаугурации Байдена, как американские политологи начали выдавать на-гора аналитику на тему того, как быть Америке с Китаем, как ей себя с ним вести?

Недавняя встреча в Анкоридже продемонстрировала, что в Пекине знакомы с этими предложениями штатовских «think tanks». Иначе бы китайская делегация не вела переговоры столь жестким способом. Они знали, что готовят американцы, и в какой тональности те намерены разговаривать и действовать в отношениях с КНР.

В системе мер, которые начали разрабатываться в глубине команды Байдена, уже проявились некоторые контуры будущей политики Вашингтона на китайском направлении. Самое интересное, что эти первые наработки абсолютно не совпадают с теми прогнозами, что предварительно высказывались относительно характера отношений новой администрации США с КНР. Многие эксперты полагали, что Байден, как политик, который многое сделал для развития связей с Поднебесной в ту пору, когда был вице-президентом у Обамы, будет доброжелателен к Пекину в отличие от пошедшего на конфронтацию Трампа.

Однако, на этом направлении Байден не только не изменил тон, заданный Трампом, но, напротив, его ужесточил. И сегодня отношения двух сверхдержав – лидеров мировой экономики – уходят все больше в прямую конфронтацию. Некоторые даже говорят о близком военном столкновении.

Поскольку их конфликт может стать ведущей темой ближайшего десятилетия, было бы интересно посмотреть, какова аргументация американских авторов относительно целей, смыслов и перспектив этого противостояния. Поэтому попробуем охватить несколько тем, обсуждаемых в американском экспертном сообществе.

Оговоримся, что «нельзя объять необъятное», хотя можно ознакомиться с самыми цитируемыми материалами. Этим и займемся.

[Spoiler (click to open)]

В Совете национальной безопасности США кадровая перестройка

Например, такое известное издание, как вашингтонское «Politico» в статье «To Counter Chinas Rise, the U.S. Should Focus on Xi. A proposal for a full reboot of American strategy toward China» («Чтобы противостоять подъему Китая, США должны сосредоточиться на Си. Предложение о полной перезагрузке американской стратегии в отношении Китая») анализирует доклад организации американских «ястребов» «Atlantic Council» («Атлантический совет») о новой стратегии в отношениях США с Китаем: «The Longer Telegram: Toward a New American China Strategy» - «Самая длинная телеграмма: Вперед к новой американской стратегии в отношении Китая».

Причем, этот призыв о «полной перезагрузке американской стратегии в отношении Китая» вполне укладывается в форму той новой внешней политики Байдена, которую вместо трамповской «Make America Great Again!» уже стали именовать «America is back

Ясно, что после четырех лет конфликта Вашингтона (в пору Трампа) и Пекина по самым разным направлениям – от торгово-экономического до военно-морского – Байден вынужден сформулировать именно свое видение отношений с крупнейшей мировой державой, в которую превратилась КНР при могучей многодесятилетней поддержке самих США. Да, кризис углубляется, но «видение»-то необходимо для стратегических ходов. А пока – тактика, причем, негативная.

При этом для Байдена будет совсем непросто строить отношения с Пекином хотя бы потому, что у него в свое время были прекрасные отношения с китайскими руководителями, а теперь на POTUSe уже висят подозрения в коррупционных связях, появившихся там за время «тесных контактов». Да и в ходе избирательной кампании Байден позволил себе несколько личных выпадов против Си Цзиньпина, что в Пекине заметили. И как проводить эффективную позитивную политику в таких условиях?

Тем более, что со времен Обамы в руководстве демпартии доминирует идея разворота острия внешней политики США на регион Тихого океана. Теперь к этому добавилась сравнительно новая идея Индо-Тихоокеанского региона.

И вот информированное вашингтонское издание «Politico» сообщило, что новый советник Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан реорганизовал Совет национальной безопасности, сделав приоритетным противодействие Китаю именно в Индо-Тихоокеанском регионе. Для этого он сократил штат команды, занимающейся Ближним Востоком, и добавил больше должностей, связанных с Азией. Салливан говорит, что США должны быть «готовы к действиям» и «наложить издержки» на Китай по вопросам Гонконга, Тайваня и Синьцзяна.

Нынешние и бывшие официальные лица США, которых цитирует «Politico», заявили, что новая администрация «хочет избежать еще одной трясины на Ближнем Востоке», чтобы сосредоточить внимание на Восточной Азии.

Многие члены кабинета министров Байдена также высказались жестко в адрес Пекина и ясно дали понять, что противодействие Китаю является главным приоритетом для новой администрации. «Наиболее важная проблема, с которой столкнулись Соединенные Штаты в XXI веке – это подъем все более авторитарного Китая под руководством Си Цзиньпина», - отмечено в упомянутом докладе «Atlantic Council».

А потом и госдеп выдал свою формулу: США смотрят на отношения с Китаем через призму конкуренции и намерены противостоять действиям Китая.

Где «противостоять»? Прямо в той части Азии, которая к территории КНР и примыкает. И начинаются «танцы» с соседними странами. Как говориться, «для танго нужно двое», но янки решили станцевать ансамблем – гуртом надежнее… Что, кстати, косвенно демонстрирует нарастающую немощь гегемона, который уже не в состоянии не то, чтобы вести «две с половиной войны», как это было названо в их документах прежней Эпохи, а просто «пойти на войну».

США уже не в состоянии обеспечивать свои «жизненные интересы» без посторонней помощи.

Помните, как недавно Байден призывал потенциальных союзников под свои знамена: «Мы активизируем наши связи с нашими союзниками и партнерами. Наши союзы – это то, что военные называют «мультипликаторами силы». Они наша уникальная ценность... Поэтому мы делаем сейчас большой рывок, чтобы восстановить связь с нашими друзьями и союзниками и заново изобрести партнерские отношения, которые были созданы много лет назад, чтобы они соответствовали сегодняшним и завтрашним задачам. Сюда входят страны Европы и Азии, которые были нашими ближайшими друзьями на протяжении десятилетий, а также старые и новые партнеры в Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке». Видно же, что это – новая риторика с позиции увядающей силы...

И вот янки стали собирать целую «рать» в Индо-Тихоокеанском регионе для давления на Китай извне. А также прорабатывать вопрос о давлении на Пекин изнутри – причем, столь вызывающе, что министр иностранных дел КНР Ван И заявил прессе: Китай вместе с Россией будет бороться против любых «цветных революций», что было воспринято журналистами, как предупреждение о возможном провоцировании подобного сценария в самом Китае.

Это стало как бы эхом, отзвуком угрозы в сформулированной в Вашингтоне сентенции: «Из-за масштабов экономики и вооруженных сил Китая, скорости его технического прогресса и его радикально отличного от США мировоззрения, подъем Китая теперь глубоко затрагивает все основные национальные интересы США. Это – структурная проблема, которая постепенно вырисовывалась в течение последних двух десятилетий. Приход к власти Си значительно обострил эту проблему и ускорил ее график».

И далее, опять же, в интересах консолидации американской «рати», сказано: «Си больше не является проблемой для превосходства США. Теперь он представляет собой серьезный вызов всему демократическому миру. Главный стратегический вопрос для Соединенных Штатов – что с этим делать

В прицеле – товарищ Си

Американские аналитики предлагают разработать «двухпартийную национальную стратегию, которая будет направлять политику США в отношении Китая, возглавляемого Си. Причем, стратегию долгосрочную – на следующие три десятилетия».

И дают совет Байдену: «Эффективная будущая стратегия США и Китая должна основываться исключительно на предположении, что китайская система обречена на неизбежный крах изнутри». Вот почему китайцы, видя это, подняли публично тему угрозы «цветной революции».

По мнению американцев, «Китай под руководством всех пяти своих постамаоских лидеров до прихода Си мог работать с Соединенными Штатами. Под их руководством Китай стремился присоединиться к существующему международному порядку, а не переделывать его по собственному разумению. Это говорит о том, что миссия американской стратегии в отношении Китая должна заключаться в том, чтобы увидеть, как Китай вернулся на путь, который был до 2013 года, то есть во времена стратегического статус-кво – «до» правления Си Цзиньпина».

«Из всех элементов, которые до сих пор обычно отсутствуют в обсуждениях стратегии США в отношении Китая, такое более четкое сосредоточение на внутренних линиях разлома внутри китайского руководства является наиболее важным». – «Of all the elements commonly missing from discussions of U.S. strategy toward China so far, this sharper focus on the internal fault lines within the Chinese leadership is the most critical».

Вот так – открытым текстом.

И далее: «Учитывая реальность того, что сегодняшний Китай – это государство, в котором Си централизовал почти все полномочия по принятию решений в своих руках,.. стратегия США должна оставаться ориентированной на Си, его ближайшее окружение и политический контекст Китая, в котором они правят… Вся политика США, направленная на изменение поведения Китая, должна строиться вокруг этого факта, иначе она может оказаться неэффективной. Эта стратегия также должна быть долгосрочной».

Аналогичный по теме материал публикует нью-йоркское издание «Sino Insider»: «How America approaches the CCP threat now will have profound ramifications for the world» - «То, как Америка подходит к угрозе со стороны КПК, сейчас будет иметь серьезные последствия для всего мира». Там сказано более, чем откровенно: «U.S. strategy should thus revolve around leadership change, not regime change» - «Стратегия США должна вращаться вокруг смены руководства, а не режима».

Это – относительно планов организации давления на китайское руководство изнутри. А теперь вернемся в Индо-Тихоокеанский регион, чтобы оценить стратегическую обстановку там.

Кого засосет «воронка антикитайских союзов»?

Во-первых, риторика американцев в адрес Китая после вступления в должность Байдена ещё более ужесточилась и ожесточилась.

На брифинге для прессы 25 января, сразу после инаугурации пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки объявила, что администрация Байдена вроде бы стремится подойти к Китаю с «некоторым стратегическим терпением» (« with “some strategic patience”»), но на деле все оказывается ещё хуже, чем у Трампа.

Так в июне 2020 года российский аналитический центр «Институт РУССТРАТ» проработал вопрос о том, намерены ли США воевать с КНР, и если «да», то «зачем»? Это исследование содержится в докладе «Оценка вероятности и практической формы вооруженного конфликта между США и Китаем». И на основании собранного материала был сделан вывод: война неизбежна, поскольку целью США в ней является смена китайской власти на заведомо проамериканскую. В первую очередь, в вопросе свободного допуска американского финансового капитала в экономику КНР, которая по всем прогнозам довольно скоро станет первой в мире.

То есть, американцы готовы заниматься своим любимым делом «make money» уже в Китае, и «тайваньский вариант» для Вашингтона остается единственным годным «полем битвы» для военной победы над КНР и дальнейшего установления контроля над выросшим гигантом. Но!

Проблема янки, по мнению авторов доклада в том, что действовать им надо категорически быстро, потому что, «исходя из динамики роста военной мощи НОАК, после 2028 года американская армия не сможет разбить китайскую даже на локальном ТВД Тайваня». А к середине нынешнего века Китай по экономике превзойдет не только Соединенные Штаты, но и весь западный мир, в целом.

И, судя по резкому росту темпов и объемов публикаций о «неизбежности именно военного варианта», процесс подготовки уже начат. Он займет не менее трех-четырех лет. За эти короткие годы американцам необходимо собрать некую коалицию из числа географически близких к Китаю стран, а также государств, входящих в НАТО, чтобы победа была неминуема.

Для янки категорическим императивом стало «засасывание в воронку военных антикитайских союзов» всех возможных участников. И уже сейчас американская активность на этом пути заметна невооруженным глазом.

Недавно министры иностранных дел стран ЕС в ходе видеоконференции с госсекретарем США Блинкеном приняли решение «тесно координировать свои шаги по противодействию России и Китаю». «Это был крайне насыщенный разговор, мы подтвердили свое намерение вместе отвечать на внешние вызовы, включая противодействие России и Китаю», - заявил по завершении встречи верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

Одновременно пошли попытки разрушить европейско-китайский формат сотрудничества, известный, как «17+1» через давление на Польшу и страны Балтии, на которые США имеют решающее влияние.

В материале «China is Crossing Limits of Diplomatic Conduct. But It Must Know Notion of Middle Kingdom is Obsolete» - « Китай выходит за рамки дипломатического поведения. Но он должен знать, что понятие Срединного царства устарело» индо-американский ТВ-канал «CNN NEWS18» подчеркнул: «Китай не упоминался в совместном заявлении лидеров «четверки», но он фигурировал в обсуждениях, и каждый лидер высказал свое мнение. Все справедливо считали, что «четверка QUAD» (США, Индия, Австралия, Япония – С.Ф.) должна иметь более широкую повестку дня, чем просто Китай, чтобы эти четыре страны выработали привычку работать вместе для общих целей.

Китай уже некоторое время демонстрирует свое неповиновение мировому общественному мнению. Но у него много уязъвимостей перед лицом согласованного отпора, поскольку его морские пути сообщения могут быть нарушены».

От слов быстро переходят к делу – 2 апреля США, Республика Корея и Япония обсудили на трехсторонних переговорах в стенах Академии ВМС США в Аннаполисе (штат Мэриленд) близ Вашингтона вопросы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

В столице Шри Ланка Коломбо начал работу Трехсторонний секретариат по морской безопасности в составе Шри-Ланка, Индия и Мальдивы под патронажем США. Причем, Мальдивская Республика, находящаяся в Индийском океане, недавно подписала оборонительное соглашение с США.

Стало известно, что в документе от 2018 года под названием «Стратегические рамки США для Индо-Тихоокеанского региона», намеренно рассекреченном в начале 2020 года уходившей администрацией Трампа, описывается создание организации с участием Индии и стран Южной Азии. В нем указана цель США: «Ускорить рост Индии и ее способность служить сетевым поставщиком услуг безопасности и основным партнером в области обороны… Укрепить потенциал новых партнеров в Южной Азии, включая Мальдивы, Бангладеш и Шри-Ланку, чтобы создать новую инициативу по образцу «Инициативы по морской безопасности в Юго-Восточной Азии» для повышения осведомленности о морской сфере, взаимодействия и обмена данными с Соединенными Штатами в их регионе».

Этот план ясно дает понять, что описанные меры относятся к американским намерениям по сдерживанию Китая. А Индия названа «основным оборонным партнером» США.

Известно, что в самой Индии бытует весьма настороженное отношения к Китаю, хотя обе страны входят и в БРИКС, и в ШОС. И этим хотят воспользоваться американцы, перетягивая Дели на свою сторону. А, точнее, пытаясь из Индии сделать военный противовес Пекину в Индо-Тихоокеанском регионе, название и формат которого и появился-то не так давно в политическом лексиконе.

Это – к вопросу к тому, как формируется геостратегический международный язык.

Пойдут ли Индия и другие за Вашингтоном?

Вот, например, группа ведущих индийских экспертов в эти дни утверждает на страницах «Times of India», что «Индия должна сократить связи с Китаем по трем ключевым направлениям» - «India must curtail ties with China in 3 key areas». Де-факто, этот призыв к разрыву с Пекином в ряде ключевых областей хорошо укладывается в американскую стратегию создания «недружественного окружения Китая».

Интересна логика авторов этого, как они сами назвали «study» – «исследования», которые пишут: «Индия должна создать коалицию с 20 странами, с которыми Индия разделяет ценности и интересы. Естественными партнерами в создании такой коалиции являются три группы стран:

(а) основные демократии мира,

(б) страны в индийском регионе и

(в) страны, имеющие общую границу с Китаем, включая такие крупные державы, как Россия, которые «являются нашими естественными партнерами в этом предприятии».

Создание подобных коалиций, включая «четверку QUAD», – это «срочная необходимость».

Что касается «трех ключевых направлений отказа от сотрудничества», они, по предложению индийских авторов, таковы:

- Введение ограничений против компаний, контролируемых китайским государством, при наличии у них контрольного пакета акций в «горячем списке уязвимых инфраструктурных индийских активов»;

- Избегание привязок к технологическим стандартам, которые контролирует Китай;

- Осуществление индийского надзора и блокировки той слежки за индийскими гражданами со стороны Китая, которая, по всей видимости, осуществляется через бэкдоры в сетевом оборудовании».

Эти предложения, естественно, льют воду на мельницу американских планов. Однако, в Индии слышны и другие голоса.

Например, есть обоснованное мнение известнейшего политолога, посла Индии Бхадракумара (M K Bhadrakumar), высказанное им на страницах «Asia Times» - «US-China struggle is unlike the old Cold War» («Американо-китайская битва не такая, как была старая холодная война»). Он пишет веско и логично без эмоций: несмотря на то, что новая администрация США провела 12 марта конференцию со своими партнерами по четырехстороннему диалогу по безопасности – Австралией, Индией и Японией, её результаты могут быть совсем не такими, как желают американцы. Почему?

«Китай ослабил мощь США не только в Азии, но и на международном уровне, используя антиглобализм времен правления Трампа.

Китай переиграл США в мировой экономике.

Ярким примером является региональное всеобъемлющее экономическое партнерство, которое включает страны АСЕАН, а также те же Австралию, Новую Зеландию, Южную Корею и Японию. (Мы писали об этом в материале «И станет «Третий мир» Первым?»).

Сейчас мировая экономика нуждается в «капитальном ремонте», чтобы справиться с климатическим кризисом, безудержным неравенством, автоматизацией и другими проблемами, а сотрудничество с Китаем необходимо здесь для разработки новых правил…

По сути, ощущение кризиса в Соединенных Штатах проистекает из снижения их всеобъемлющей конкурентоспособности. В этом заключается парадокс: гегемонистская структура США остается примерно такой же, но поддерживающая ее внутренняя сила ослабевает. Это противоречие не может быть разрешено путем укрепления связей со всеми союзниками, экономика которых сокращается».

С подобным подходом к анализу ситуации согласен известный обозреватель «Asia Times» Кен Моак (Ken Moak), который дает четкие ответы в статье «Why there will be noAsian NATO» - «Почему не будет «азиатского НАТО», анализируя интересы стран, которых США намерены втянуть в свою «антикитайскую воронку». Мир усложнился:

«- У Японии нет экономических или геополитических причин противостоять Китаю. В самом деле, именно китайский рынок, выступающий одновременно в роли производителя и потребителя японских товаров, в значительной степени предотвращает Японии от дальнейшего погружения в яму кризиса. Да и сами США, в значительной степени, ответственны за экономическое и геополитическое «недомогание» Японии – вспомним «принуждение» Японии к подписанию «Plaza Accord» в 1985 году. (После этого стремительный рост экономики Японии – до 19% в год! – был резко обрублен американцами, и началась продолжительная стагнация – С.Ф.)

- Индия также может не захотеть присоединиться к «азиатскому НАТО», на то есть уважительные причины. Индия не только рискует своими национальными интересами, если официально оформит военный союз с США. Она стремится стать глобальной сверхдержавой и не хочет ставить под угрозу отношения с Россией, а также предпочитает «независимую» политику в отношении Китая.

- Австралия, может быть, более всего готова присоединиться к «азиатскому НАТО», чтобы сдержать Китай, но, к сожалению для этого проекта, география и экономические реалии мешают. Направляя почти треть своего экспорта в Китай, принимая массу китайских студентов и туристов и находясь далеко от Европы и Северной Америки, Австралия обнаружила, что движение по сближению с США «приносит больше боли, чем выгоды».

- Другие азиатские страны, такие как Южная Корея, еще с меньшим энтузиазмом относятся к выбору стороны американо-китайского конфликта».

В обзоре «The dilemmas of regional states: How Southeast Asian states view and respond to IndiaChina maritime competition» - «Дилеммы региональных государств: как государства Юго-Восточной Азии рассматривают и реагируют на морское соперничество между Индией и Китаем», выпущенном Университетом Nanyang (Сингапур), ситуация оценивается следующим образом: «Снижения обязательств США в области безопасности в регионе может привести государства Юго-Восточной Азии к быстрым корректировкам, начиная от отхода от жесткой балансирующей позиции по отношению к Китаю в его взаимоотношениях с США. А, в некоторых случаях, даже к поддержке Китая».

А что такое «обязательства в области безопасности»? Это – деньги и флот.

И как сегодня с этим у Америки?

Совпадут ли американские возможности с их желаниями?

Вот какой комбинированный удар готовят США по Китаю.

Их цель понятна и многократно описана в аналитических материалах – подчинение Китая либо даже уничтожение его потенциала, как главного глобального конкурента Вашингтона периода первой половины XXI века.

Гегемон последнего столетия не хочет покидать мировой Олимп, хотя, как известно, с Олимпа одна дорога – вниз. А на острой вершине долго сидеть неудобно – ещё Наполеон говорил, что «штыками можно сделать всё что угодно; только нельзя на них сидеть», да и на борту авианосца любого политика может укачать.

Вот американцы и должны слезать со штыков US Army. Они уже ставят на прикол свои авианосцы. А как без них воевать с Китаем? – Только чужими руками «союзников» или экономическими методами. Что в нынешних условиях не слишком очевидно или вероятно.

Значит, остается третий путь – подрывная работа с упором на организацию «цветной революции» в Пекине. Ван И, видимо, намекнул на такой вариант развития Вашингтоном конфронтации с КНР.

Во всяком случае, уже теперь понятно, что «разрядки» при Байдене ждать не нужно – все пойдет по негативному сценарию.

А вот хватит ли у США нескольких компонентов для успеха своей политики – это вопрос.

Действительно, хватит ли у них:

- времени,

- финансовых средств,

- военной силы,

- спокойствия в собственном тылу,

- поддержки союзников,

- умения строить стратегию нового типа, а не повторять использованные прежде, пусть и удачные в иную эпоху, ходы,

- решимости руководства

- и целого ряда других составляющих в реализации антикитайской политики, чтобы она была эффективной и результативной?

Похоже, что попытки собрать новые «союзы» у китайских границ при таком стратегическом планировании, каким сегодня представляется эта работа в США, американцам не зададутся. И им вряд ли удастся окончательно добиться своих целей.

Косвенное доказательство этого – вернувшиеся разговоры о расширении «ответственности» НАТО вне рамок географического региона Североатлантического союза. Да, эту перспективу обсуждали в 2012 году на саммите НАТО в Чикаго, однако, массированного продолжения та дискуссия не имела.

Зато теперь эту идею, кажется, хотят реанимировать ради того, чтобы помочь США справиться с Китаем. И вслед за «миссией в Афганистане» появится у НАТОвских стран Европы «миссия в Южно-Китайском море».

В Азии эту игру уже рассмотрели. Пепе Эскобар, один из самых известных обозревателей «Asia Times», в материале «US-NATO vs Russia-China in a hybrid war to the finish» - «США-НАТО против России-Китая в гибридной войне до конца» отмечает: «Эта «дорожная карта» НАТО, расписанная вплоть до 2030 года, нацелена на то, чтобы демонтировать все соответствующие узлы и «укромные уголки» евразийской интеграции, особенно те, которые напрямую связаны с проектами создания инфраструктуры нового китайского Шелкового пути «Один пояс – один путь». Конкретно – инвестиции в Иран, реконструкция Сирии, реконструкция Ирака, реконструкция Афганистана».

Почему США стали тормошить само НАТО на предмет «покорения новых горизонтов»? Да потому, что идея создания «НАТО для Юго-Восточной Азии», похоже, будет столь же неплодотворна, как и сходная идея создать «НАТО для Ближнего Востока», о чем мы писали в 2016 году в материале «Течет Висла: путь от Варшавского договора до саммита НАТО».

Как говаривал один киногерой: «Это – размах! Это – масштаб!» А другой, по иному поводу, заметил: «Хотеть не вредно…»

Да – масштаб! Только, откуда им взять ресурсы на новый «Дранх нах Остен» – на реализацию «наступления НАТО на Восток» в XXI веке?

Так и хочется сказать американцам, процитировав незабвенного Виктора Степановича Черномырдина: «У кого руки чешутся — чешите в другом месте».

Хотя… даже можно себе представить, кто сразу и с песнями согласится на эту авантюру под стягами США – восточноевропейские русофобы. Да ещё – Лондон, скучающий по всемирной славе, но абсолютно не готовый к военным авантюрам, поскольку растерял свой «оборонный потенциал». Мы угадали?

Ну, как говорится, «Кардинал и галантерейщик – это сила!»

Новая Эпоха – новые Смыслы

…Эта история только начинается.

Байден поддержал и углУбил антикитайский курс.

США ещё надо искать и привлекать партнеров в этой опасной игре.

У Вашингтона стремительно уходит время, необходимое для подготовки «победоносного военного столкновения» с Китаем.

В Пекине отдают себе отчет, что американцы могут спровоцировать внутренние проблемы для КНР.

Американцы теперь не смогут при всем желании, как считали многие, «развернуть Китай» от Москвы к Вашингтону. Слишком много уже наломано дров.

Китай хочет более тесных отношений с Россией.

Позицию России раскрыл на днях Сергей Лавров в интервью телепрограмме «Большая Игра»:

«Часто спекулируют насчет того, что Россия и Китай могут заключить военный союз. Во-первых, в одном из документов на высшем уровне подчеркнуто, что наши отношения не являют собой военный союз, эту цель мы не преследуем. Военный союз в его классическом понимании мы видим на примере НАТО, такого союза нам не надо… Такой союз – это союз эпохи «холодной войны».

Я бы сейчас мыслил категориями современной эпохи, когда формируется многополярность. В этом смысле наши отношения с Китаем совсем другие, нежели отношения классического военного союза. Может быть, они даже более близкие в определенном смысле».

Новая Эпоха – новые Смыслы, новое качество отношений.

А вот американцы действуют по знакомому им шаблону, который когда-то приносил им успех. Они, как говориться, «садятся в карету прошлого». Это многим видно. И многим также ясно, как подобному напору противостоять, чтобы его нивелировать и блокировать.

Если уж вспоминать классиков, то можно процитировать Гегеля: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса».

Известный китайский политолог, профессор Школы международных исследований и директор Института международных отношений Пекинского Университета Ван Ивэй (Wang Yiwei) вот так определил китайские взгляды на происходящее: «Китай не изолирован ни США, ни Западом, ни даже всем международным сообществом. Чем больше враждебности они проявляют, тем больше у них беспокойства. Когда США путешествуют по миру, чтобы просить поддержки, единства и помощи у своих союзников, это означает, что гегемония США ослабевает…

Не дайте себя обмануть санкциям между Китаем и ЕС, которые безвредны для торгово-экономических связей. И лидеры ЕС не будут настолько глупы, чтобы полностью отказаться от Всеобъемлющего соглашения об инвестициях между Китаем и ЕС, потому что они знают, что никогда не получат такой выгодной сделки».

Если мир не хочет воевать, а хочет торговать и жевать, то у американской военной инициативы в Южно-Китайском море и вокруг него перспектив мало.

Воскресный офф-топ. Таня Буланова и её проникновенные песни. Продолжение истории

Как и обещал - сегодня ещё одна коллекция замечательных песен Татьяны Булановой, которые "перевернули" в её пользу музыкальные пристрастия 1990-х.
Первая подборка песен Татьяны Булановой - здесь

"Скажи мне правду, атаман"






[Spoiler (click to open)]

"Странная встреча"







"Белая ночь"








"Последний Звонок"








"Плачу"







"Кем ты стал"





"Чья вина"







"Иди, любимый мой, родной"










Впереди - ещё одна программа замечательных песен Тани Булановой!