June 13th, 2021

«Примаковские чтения-2021»: Идеи и прогнозы - 1

Открытие конференции «Примаковские чтения-2021». 
В президиуме Александр Дынкин, Юрий Ушаков и Сергей Катырин.
Фото пресс-службы ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН

«Сильная Россия сегодня не должна ассоциироваться с угрозой стабильности в мире. К выводу об опасности, исходящей от России, может привести только инерционность мышления».
Евгений Примаков

Состоявшаяся в Москве VII конференция «Примаковские чтения-2021» собрала и в зале Центра международной торговли, и в режиме он-лайн сотни участников из пары десятков стран мира. Многие зарубежные гости из-за коронавируса не смогли присутствовать лично, но очень результативно выступили по видео-связи в дискуссии, охватившей центральные темы мировой политики.

На наших страницах опубликована серия подробных репортажей о двух днях заседаний «Примаковских чтений» - «VII “Примаковские чтения”», «Нужно ли Китаю глобальное лидерство?», «Роль Евросоюза после пандемии COVID-19» и «Российско-американские отношения, что дальше: “русская рулетка” или “американские горки”?» В зале конференции прозвучали очень интересные оценки и прогнозы, и сегодня мы постараемся выделить наиболее, на наш взгляд, запомнившиеся и… перспективные.

Можно надеяться на то, что эти мысли и предложения будут в дальнейшем использованы и в научном, и в прикладном планах, что всегда ценил Евгений Максимович Примаков, у которого научная деятельность сочеталась и переплеталась с конкретной работой на внешнеполитическом направлении.

«Европа 300 лет была единственным источником модернизации для России»

Юрий Ушаков, помощник Президента Российской Федерации, председатель Оргкомитета международного научно-экспертного форума «Примаковские чтения»:

- Обстановка в мире продолжает осложняться, становится все менее предсказуемой. Деградирует и глобальная система безопасности... В целом, нарастает конфликтный потенциал, не урегулированы многие застарелые региональные кризисы, появляются новые локальные очаги напряженности… Особое беспокойство вызывает то, как складываются взаимоотношения по линии «Восток-Запад».

Александр Дынкин, президент ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, основатель Форума:

- Россия преодолела 2020 год лучше, чем любой другой мировой кризис в тридцатилетней постсоветской истории. И все это в рамках 103 раундов американских санкций… Похоже, мир на пороге новой, пока еще мягкой, биполярности, где одним полюсом выступает связка «Москва-Пекин», а другим - «Вашингтон-Брюссель»… Европа 300 лет была единственным источником модернизации для России. Сегодня в глобальном мире появились другие источники инвестиций и технологий, другие более динамичные торговые партнеры.

Cергей Kатырин, президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, со-основатель Форума:

«Один из вызовов для предпринимательских кругов – вмешательство политики в экономику… ТПП России поддерживает позицию о том, что необходимо реформирование ВТО в соответствии с современными вызовами».

Сергей Лавров: «Никто не может “отсидеться в тихой гавани”»


Фото пресс-службы МИД РФ

Сергей Лавров, Министр иностранных дел Российской Федерации:

- Убежден, что мы не можем игнорировать непреложный факт, заключающийся в том, что нынешнее мироустройство – это сумма договоренностей держав-победительниц во Второй мировой войне. Россия будет возражать тем, кто хочет подвергнуть сомнению итоги этой войны. Мы не можем, и не будем подыгрывать тем, кто хочет попытаться обратить вспять естественный ход истории.

- Специфика текущего момента в том, что пандемия коронавируса существенно ускорила ход событий, при этом не только не разрешила имеющиеся проблемы, но и породила новые вызовы. Имею в виду всеобщий экономический спад, разрыв производственно-сбытовых цепочек, усиление настроений изоляционизма, геополитический оппортунизм. При этом эта общая беда через все эти обострившиеся проблемы стала напоминанием и о беспрецедентной взаимозависимости всех членов международного сообщества. Никто не может «отсидеться в тихой гавани».

- Мы действуем в русле объединительной философии, лежащей в основе выдвинутой Президентом России В.В.Путиным инициативы содействовать формированию Большого Евразийского партнерства.

- Мы, действительно, хотим – и это официально провозглашено, заниматься дедолларизацией нашей экономики, нашей финансовой системы.

[Spoiler (click to open)]

В зале заседаний Конференции «Примаковские чтения-2021»
На первом плане – Александр Дзасохов и Сергей Лебедев.
Фото пресс-службы ЦМТ


Где он – голос молодежи, который «не так силен, как раньше»?

Елена Телегина, декан факультета международного энергетического бизнеса Российского государственного университета нефти и газа имени И.М. Губкина:

- Специфика новых вызовов состоит в том, что энергетический сектор становится сектором услуг – энергия превращается из товара в услугу.

Джонатан Штерн, главный научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований (Великобритания):

- Сценарий перехода к нулевым выбросам означает стабильный рост спроса до 2025 года, достижение плато к 2030 году и резкое падение после. При этом в странах Европы падение спроса на газ начинается уже в 2020-е годы.

Павел Завальный, председатель Комитета Государственной Думы Российской Федерации по энергетике:

- Нельзя не учитывать тот факт, что стремление ряда стран достичь углеродной нейтральности имеет негативные последствия для интересов России.


Фото пресс-службы ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН

Константин Косачев, заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ:

- Главным преимуществом коллективного Запада является высокая степень его внутренней мобилизованности и структурированности, а также его влияние на СМИ и гражданские общества по всему миру – Запад располагает прекрасными «средствами доставки» своих идей. России необходимо активно выступать с различными инициативами международного характера.

Иван Крастев, председатель Центра либеральных стратегий (Болгария):

- По сравнению с 1960-ми годами численность молодежи – наиболее гибкого слоя общества – снизилась, ее голос не так силен, как раньше. Однако страны ЕС предоставляют молодому поколению возможности для влияния на происходящее, поскольку осознают, что единственный способ оставаться «на гребне волны» – это соответствовать современным тенденциям.

Федор Войтоловский, директор ИМЭМО им. Е.П. Примакова РАН, член-корр. РАН:

- США совершили ошибку, выбрав стратегию «двойного сдерживания» России и Китая. Это способствует политическому сближению России и Китая. Однако, Китай стремится сохранить взаимозависимость с США. И ЕС тем более не готов портить свои отношения с Китаем. Удастся ли Западу вернуть внутреннее единство за счет консолидации против Китая и России?

Рене Нюберг, посол Финляндии в России (2000-2004 гг.):

- Пандемия коронавируса привела к резкому ускорению процессов цифровизации, расширению возможностей применения цифровых технологий, в том числе, искусственного интеллекта, а также формированию новой «цифровой культуры». Вместе с тем, резко возросли и риски кибербезопасности.

Паоло Магри, исполнительный вице-президент Итальянского института международных политических исследований:

- Одна из главных проблем состоит в том, какие именно ценности будут менять лицо европейского общества, и как будут в этом процессе меняться сами эти ценности? Встает и вопрос о судьбе демократии – на неё серьезное влияние оказывают процесс миграции из Азии и Африки в страны Европы, где политические партии начали бороться за голоса этнических меньшинств… Будет ли Россия или какая-либо другая страна способна предложить альтернативную, но более привлекательную систему ценностей взамен европейской? Нужны новые идеи.

Коллективное лидерство – цель «развития» или «соперничества»?

Анатолий Торкунов, ректор МГИМО МИД России:

- Идея «коллективного лидерства» – одна из главных идей Е.М. Примакова. Ее реализация может сыграть ключевую роль в развитии международных отношений.


Фото пресс-службы ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН

Фу Ин, председатель Центра международной безопасности и стратегии Университета Цинхуа:

- Глобальное лидерство, прежде всего, подразумевает борьбу с хаосом и поддержание порядка в мире, и оно возможно только на многосторонней, кооперативной основе – это не может быть гегемонией одного государства.

Александр Ломанов, заместитель директора по научной работе ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН:

- Запад не принял Россию в свои ряды, а Китай, как самобытная цивилизация, имеет еще меньше шансов войти в западный мир и стать соавтором новых правил международных отношений. Однако, у России и Китая есть достаточный багаж сотрудничества, чтобы писать правила вместе.

Томико Ичикава, генеральный директор Японского института международных отношений:

- Происходит изменение международного общественного мнения о Китае. Китаю необходимо формировать новый международный образ – привлекательный, «приятный.

Дэн Смит, директор Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI):

- В мире существует множество проблем, которые не могут быть решены без договоренности Китая и США. Вопрос в том, как сбалансировать «сотрудничество» и «конкуренцию»?



Продолжение репортажа - "«Примаковские чтения-2021»: Идеи и прогнозы" - Часть 2


«Примаковские чтения-2021»: Идеи и прогнозы - Часть 2

Начало репортажа: "«Примаковские чтения-2021»: Идеи и прогнозы" - Часть 1


Мир не будет – ни «глобусом НАТО», ни «глобусом ЕС»

Александр Грушко, заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации:

- Безусловно, мир не будет ни «глобусом НАТО», ни «глобусом ЕС». Мир уже имеет полицентричный характер, и дальнейшая трансформация международных отношений будет связана с обеспечением вариативности путей развития различных государств.


Фото пресс-службы ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН

Тома Гомар, директор Французского института международных отношений:

- В числе политических амбиций Евросоюза – более активное участие на пространстве Индо-Тихоокеанского региона.

Надежда Арбатова, заведующая Отделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН:

- Верховный представитель Союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что «внешняя политика ЕС заключается в изменении внутренней политики других стран». Это – совершенно новое определение внешней политики, подтвердившее отход от положений «Глобальной стратегии безопасности» ЕС.

Маркус Эдерер, посол Европейского союза в Российской Федерации:

- ЕС выступит мировым лидером в «зеленой» повестке, будет определять новые стандарты в этой сфере. Если ЕС и Россия смогут «озеленить» свои отношения, это позволит оздоровить их.

[Spoiler (click to open)]

Фактор Китая, как тема для многих регионов

Вячеслав Трубников, член дирекции ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН:

- В индийском национальном характере заложено стремление разрешать противоречия путем компромиссов… Принципы «неприсоединения» во внешней политике Индии сменились тем, что по-английски называется «multi alignment», или «многоприсоединение», «разноприсоединение».

Самир Саран, президент фонда «Observer Research Foundation» (Индия):

- Для Индии остаются нерешенными вопросы о том, как реагировать на агрессивную экспансию Китая, и какое партнерство необходимо строить с другими державами?.. Мы наблюдаем трансформацию правил миропорядка. Для Индии важно, чтобы в его основе лежали три ключевых принципа: «справедливость», «равноправие» и «порядок».

Алексей Куприянов, руководитель Группы Южной Азии и региона Индийского океана «Центра азиатско-тихоокеанских исследований» ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН:

- Двум державам – Индии и Китаю – тесно в одном регионе. Интересы Южной Азии и Восточной Азии неизбежно сталкиваются. Для уравновешивания этой ситуации привлекаются внешние игроки, такие как США, Япония, Австралия. Свои интересы в регионе имеют Великобритания и Франция... России и Индии важно сохранить стратегическую независимость – соперничество США и Китая не продлится вечно, поэтому строить на его основании долгосрочные отношения – большая ошибка.

«Мы наблюдаем изменение баланса сил на Ближнем Востоке»

Виталий Наумкин, научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН:

- Динамика палестино-израильского конфликта говорит о том, что надежды на создание независимого палестинского государства утрачены… Мы наблюдаем изменение баланса сил на Ближнем Востоке.

ДаниэлЛеви, резидент «US/Middlle East Project»:

- Было бы неверно рассматривать текущую динамику палестино-израильского конфликта исключительно, как его эскалацию: речь идет о более фундаментальных процессах, и прежде всего об утверждении в самом Израиле новой парадигмы.

Хью Ловатт, член исследовательской группы программы ближневосточных и североафриканских исследований Европейского совета по внешней политике (ECFR):

- Среди факторов нынешних изменений – мобилизация молодого поколения в Палестине, формирование новых движений вокруг государств региона, растущие требования к урегулированию на основе равных прав для палестинцев не только на оккупированных территориях, но и в самом Израиле… Если система «двух государств» более не работает, остается лишь одна альтернатива – сформировать одно государство.

Конфликтные отношения на глобальном уровне проецируются на Центральную Азию

Сергей Лебедев, председатель Исполнительного комитета – Исполнительный секретарь СНГ:

- Регионализация сегодня – это столь же значимый процесс, как глобализация. Центральная Азия занимает значимое место в международной политике… Главная задача государств Центральной Азии – обеспечение стабильности и безопасности в регионе.

Элдор Арипов, директор Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Республики Узбекистан:

- Важно, что тренд государств Центральной Азии на региональное сближение был поддержан нашими партнерами – появились форматы «Центральная Азия +», «Россия – Центральная Азия»… Мы не замыкаемся только на себе, но и выходим за пределы региона: активно обсуждаются вопросы межрегионального взаимодействия, например, по линии Центральная Азия – Южная Азия.

Ирина Звягельская, руководитель «Центра ближневосточных исследований» ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН:

- Конфликтные отношения на глобальном уровне проецируются на Центральную Азию. По мнению ряда экспертов, конкурентными проектами является инициатива Китая «Один пояс, один путь» и Транс-Тихоокеанское партнерство США. В регионе разворачивается конкуренция Ирана и Турции.

Кайрат Келимбетов, председатель Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан:

- Возрастает открытость Центральной Азии для мировой экономики… Мы придерживаемся стратегии – «win-win». Страны региона начали с очень низкого старта, но сегодня можно с оптимизмом смотреть в будущее – нам есть, к чему стремиться. Мы хорошо знаем друг друга, и серьезно нацелены на стратегическое партнерство.

В «системе координат», в которой мы работали с США, «больше работать не получится»

Сергей Рябков, заместитель Министра иностранных дел РФ:

- Динамика современных международных отношений намного выше, чем раньше. В той системе координат, в которой мы работали многие годы, больше работать не получится. Необходимо приложить максимальные усилия к фокусированной работе над новой конфигурацией в сфере контроля над вооружениями.

Томас ГРЭМ, главный научный сотрудник Совета по международным отношениям (США):

- В Вашингтоне много говорят о «стратегической перенастройке» отношений России и Китая – мы не считаем, что такие отношения РФ и КНР продлятся долго… Главная задача США – сформировать предсказуемые отношения с Россией. Хотя ключевым вопросом остается стратегическая стабильность, одной её недостаточно. Если будет налажен устойчивый диалог, то это уже будет успех.

Сергей Рогов, научный руководитель Института США и Канады РАН:

- Малое «подлетное время» (от стран НАТО к РФ – ред.) в 3-4 минуты может спровоцировать более опасную ситуацию, чем «карибский ракетный кризис» 1962 года… Появляется возможность начать трехсторонние переговоры с участием России, Китая и США. К ним могут присоединиться Индия и, даже, Пакистан. Это вряд ли завершится юридически обязывающим соглашением, но какие-то правила соперничества будут установлены…

Александр Кули, профессор политологии в Барнард-колледже Колумбийского университета (США):

- Большая проблема – продвижение демократии: для США – это магистральная линия, для России – источник нестабильности. У России и США разное понимание того, кто устанавливает международные правила, определяет международный порядок… Нужно признавать разность приоритетов и начать принимать позиции друг друга. Следует различать «интересы» и «вмешательство», четко обозначить «красные линии». Также необходим диалог России и США по Китаю.

Франко Фраттини, президент Итальянского общества международных организаций (SIOI):

- Сегодня Европа важна для новой американской администрации более, чем когда-либо. А Европа меняется – она больше не хочет просто двигаться в фарватере США, как это было в период президентства Обамы, когда мы слепо следовали стратегии США. ЕС необходимо укрепить свои возможности, быть автономным игроком… Приоритет номер один для США – Китай. Сближение России и Китая будет иметь негативные последствия, как для России, так и для Запада.

Свобода слова и «свобода слова»…

…Вот такие мнения и высказывания прозвучали на VII-х «Примаковских чтениях-2021».

Да, были ещё американцы, которые на голубом глазу «убеждали публику» в стиле булгаковских персонажей: «Вашингтон не имеет возможности приказывать другим странам и сообществам, во что им верить». (Это говорил Роберт Дали, директор Института Киссинджера по Китаю и США при Международном научном центре Вудро Вильсона). Ну, как это комментировать? – Люди же живут в своем мире, и верят в реальности сказок про «Алису в стране чудес» и «Властелина колец»…

Было также весьма экстравагантное заявление из Парижа о том, что – цитата: «Пандемия коронавируса показала, что: во-первых, ЕС – это третий по значимости игрок в мире после США и Китая, во-вторых, она показала эффективность управленческих механизмов ЕС». Самомнение у мсье зашкаливает. Видимо, мы читаем разные европейские газеты по поводу того, как жестко и жестоко коронавирус проходится по Европе уже в течение более, чем года, и по сей день– локдаун на локдауне, эффективность их собственных вакцин поставлена под сомнение, а тут такое: «…Пандемия показала эффективность управленческих механизмов ЕС». Видимо, у них за каждым словом, выходящим за рамки «линии Евросоюза», следят, и в результате, вполне себе объективные и адекватные в иных темах эксперты здесь начинают… «экспериментировать» с самим фактами. Ну, они же сами себе такие рамки создали.

В общем, западники в своем репертуаре – ни убавить, ни прибавить. Но и забывать про их позиции и намерения не надо. Несмотря на то, что было сказано важнейшее: «Европа 300 лет была единственным источником модернизации для России. Сегодня в глобальном мире появились другие источники инвестиций и технологий, другие более динамичные торговые партнеры».

А уж, если открыто и «с нажимом» говорить о том, что к переговорам о «ядерном контроле» могу присоединиться и Индия, и Пакистан, которые официально владеют ядерным оружием, то почему мы проходим мимо таких адресов, как Париж и Лондон?

Почему до сих пор стесняемся говорить о необходимости – если уж пошла речь о «глобальном контроле за атомной бомбой» – привлечения к этим планетарным (!) переговорам Франции и Великобритании, которые также официально владеют ядерным оружием? Земля на всех одна. Нет?

А, уж, неназванную здесь периферию даже пока не трогаем, хотя и там есть основания кое-кого привлечь к глобальным переговорам… Сначала пусть постоянные члены Совета Безопасности ООН сядут за круглый стол, как и почти 80 лет назад, и столетия назад – на примере «Рыцарей круглого стола». Может так англосаксам будет кое-что понятнее – за «круглым столом» все равны?

У нас, как показывает опыт – на «Примаковских чтениях» все говорят без стеснения. Это – настоящий обмен мнениями в столь любимой на Западе манере «свободы слова», но – в нашем реально свободном исполнении.

Мы благодарим пресс-службы ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН и ЦМТ за предоставленные материалы о работе Конференции.