June 17th, 2021

Какие «зарницы» промелькнули над Женевским озером?


Владимир Путин и Джо Байден перед началом переговоров в Женеве.
Фото пресс-службы Главы Российского государства

«Встреча была в целом результативной. Она была предметной, конкретной и проходила в атмосфере, которая настраивала на достижение результатов, а главный из них – это те «зарницы» доверия, о которых мы сейчас говорили».

Владимир Путин по итогам саммита с Дж.Байденом.

Женева. 16 июня 2021 года

«Политическая Евронеделя», как можно было назвать турне президента США по странам Старого Света, была коронована саммитом Владимира Путина и Джозефа Байдена на берегу Женевского озера.

С давних времен Швейцария служила некоей нейтральной зоной даже в период Второй Мировой войны, когда все гремело, рушилось и грохотало вокруг, а тут люди гуляли по берегу Женевского озера, как и в мирное время... Вот и теперь, когда избирали «нейтральную» почву для российско-американских переговоров на высшем уровне, берег Женевского озера представился руководителям России и США весьма удобным местом – и с политической, и с логистической точек зрения. Встретились практически на полпути, если точками отсчета брать географический центр России и географический центр США.

А вот насчет того, чтобы сблизить свои отношения, разошедшиеся далеко от точки даже нормальных дипотношений, речи между Москвой и Вашингтоном до последнего времени не было. Вернее, Москва не раз подтверждала, что готова поговорить и обменяться мнения по широкому круг осложнившихся международных проблем, а со стороны администрации Байдена раздавались лишь… Ну, вы сами помните, что оттуда неслось. И вдруг…

Наверно, самая большая загадка саммита в Женеве – почему Байден стал с таким напором предлагать Путину эти переговоры? Почему там столь стремительно сменился политический ветер? Не захлестнет ли этот резкий галс американскую лодку? Слишком резво выворачивают…

Американский разворот. Куда? И почему?

Многие обозреватели со всего мира высказывали свои предположения по поводу того, что могло вызвать у американцев столь высокую обеспокоенность, если они настойчиво пошли по пути в Женеву и даже – на время – отказались от гневной риторики в адрес России. Что-то, видимо, им срочно понадобилось. Но – что? Янки не шибко податливы на эмоции, зато сверхпрагматичны, чтобы вот так лихо «ударить по тормозам» и в канун саммита заморозить любые антироссийские выпады, которые мы привыкли видеть в формах разнообразных претензий, обвинения и санкций, исходящих из Вашингтона.

Владимир Путин напомнил журналистам на завершающей пресс-конференции после переговоров с Байденом в Женеве 16 июня: «Соединенные Штаты объявили Россию своим врагом и противником, Конгресс это сделал в 2017 году…»

Даже их европейские сателлиты просто ошеломлены столь резким поворотом в политике Байдена и гадают: этот «поворот к Москве» будет закреплен, или же всё – просто тактический ход, чтобы перед переговорами не злить русских, ну, а, уж потом, как добьются-то своего, так и отношения, закрепленные в их законе, вернутся на круги своя?

Вопрос очень острый: «Что там “подгорает” у американцев?». И мы предложим свое видение, поскольку его понимание может раскрыть ту часть начавшегося переговорного процесса, что будет срыта от глаз общественности. Серьезные темы любят тишину. Темы эти известны и видны, только решение подобных проблем не нуждается в широкой публичной дискуссии. А почему мы не можем предположить, что побудительным мотивом для Вашингтона выйти на срочные переговоры с Москвой стала какая-то нештатная ситуация? Ну, не Украину же обсуждать – там, на границе, месяц назад армия России все и всем вежливо объяснила: «Расходитесь, граждане…»

[Spoiler (click to open)]

Поэтому нашу лепту в число предположений вносим. Горячих «тем», которые беспокоят Байдена, в наивысшей степени, как представляется, две – и обе замыкаются на большие неприятности для Америки: одна неприятность политико-экономическая, грозящая крахом всего, что там было создано за десятилетия, включая финансовую систему; а также вторая – неприятность природная, все-таки территория США в последнее время стала подвержена новым, по качеству и интенсивности, климатическим и другого рода естественным перегрузкам.

Вот, ближайший соратник президента Трампа, который открыто демонстрирует, что «вернулся в игру», генерал Майкл Флинн объявил, что «следующие четыре недели шокируют любого». Трамп намерен предоставить документы о том, как были сфальсифицированы прошедшие выборы в пользу Байдена. И для Байдена «политическая Евронеделя» должна бы стать крепкой информационно-пропагандистской акцией для самих США и для мобилизации его сторонников. Притом, что в самой демократической партии начинается грызня между «левыми» и другой частью нового истеблишмента, куда этих «левых» не пустили после выборов.

Также интересно будет посмотреть, например, на содержание доклада Пентагона, который, как заявлено в «New York Times», выйдет 25 июня, и будет посвящен – это американцы объявили сами и открыто – теме НЛО. Летают, мол, «прямо под носом». Там обещают серьезную сенсацию. Но это уже – уход в такие дебри…

Почему-то многие сошлись на том, что не видно особого смысла так стремительно собирать саммит от лица Байдена – человека, бывшего вице-президентом у Обамы, который всего-навсего лет 7 назад назвал Россию «страной-бензоколонкой» с «порванной в клочья экономикой». Что обсуждать с Москвой? Или пресловутую «дружбу против Китая» (эта версия наиболее распространена в экспертном сообществе), или начинать переговоры ради отказа России от наших новых вооружений, которые кстати, никому не угрожают кроме возможного агрессора? Потому и не посмеют «сунуться» – пусть только попробуют… И от этого отказываться? Во имя американской нужды?

Но, почему-то на пресс-конференции президента России не был серьезно поднят вопрос о стратегических проблемах – американские журналисты сильно интересовались «по поводу нашей несистемной оппозиции», а, ведь, в зале на пресс-конференции Владимира Путина присутствовал в составе российской делегации сам начальник Генерального Штаба Российской армии, участвовавший в переговорах, но по этому направлению переговоров никто даже вопроса не задал. Западникам важнее «оппозиция», чем более серьезные темы? Им, оказывается, важнее требовать «соблюдения прав человека в России». «Мелко, Хоботов...» (с)

Владимир Путин на днях в интервью NBC в шутку посоветовал американцам жаловаться со своими обидами на «страшных русских хакеров» «в Международную лигу сексуальных реформ». Возможно, это адрес пригодится и в иных ситуациях, когда они захотят в очередной раз на нас давить и жаловаться. А зато на саммите ярко проявилось то, что в США со своего любимого конька не слезли. «Права человека всегда будут на столе», - сказал Байден на переговорах, а потом хвастался этим на своей пресс-конференции…

Но, что тогда больше всего беспокоит Вашингтон? Они собрались лететь в Женеву, чтобы обсудить «права человека» в России? Ну, это, как в нашей классике: «Три дня я гналась за вами, чтобы сказать, как вы мне безразличны». (с) «Обыкновенное Чудо»).

Вот Байден сейчас и говорит уже другим тоном: «Мы пытаемся определить, где у нас есть общие вопросы, и то, по каким вопросам можно работать вместе. А там, где у нас есть разногласия, мы можем сделать всё для того, чтобы мы – две Великие Державы – смогли рационально и предсказуемо обсудить эти вопросы».


Президенты России и США и руководители внешнеполитических ведомств Сергей Лавров и Энтони Блинкен.
Фото пресс-службы Главы Российского государства

Там у них, видно, что-то действительно «подгорает», и это стало самой большой загадкой в стремительных действиях американцев по созыву саммита.

Так «политическая Евро-неделя» или «неделя англосаксонская»?

В канун саммита Россия-США прошла та самая «политическая Евронеделя», когда в течение нескольких дней президент Байден общался с европейскими лидерами, да и с руководством стран «Большой семерки» в Англии. Во многих комментариях, приходивших из Европы, всё это было преподнесено, как «сверка часов, которая позволит Байдену выступить на переговорах с Путиным от лица объединенного Запада».

Зато сами американцы подчеркивали через прессу иное: каждое утро – до того, как выслушивать мнения представителей ЕС, Байден проводил интенсивные консультации со своим окружением и советниками, хорошо знающими Россию. Президент встретился с бывшими послами США в РФ Майклом Макфолом и Джоном Теффтом; с бывший первым замом генерального секретаря НАТО Роуз Готтемюллер; со старшим директором по России в Совете национальной безопасности Эриком Грином; с бывший сотрудником Совета нацбезопасности Фионой Хилл, которая в 2018 году сопровождала Трампа на встрече с Путиным в Хельсинки.

Более, того, как сообщил журнал «Time» , президента США к встрече с российским лидером готовил лично нынешний директор ЦРУ, бывший посол в Москве Уильям Бернс, выступающий за возвращение к сдерживанию России, как и во времена «холодной войны». Эти встречи для Байдена были важнее, чем прием по утрам челобитных от младших европартнеров.

Да, президент США был принят Её Величеством Королевой Великобритании Елизаветой II, причем, как просочилось в прессу, она интересовалась у Байдена отношениями с Россией.

Да, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и Джо Байден договорились в ходе саммита G7 создать новую «Атлантическую хартию» по «защите демократии». Показательно, что к этому «святому делу» они не собираются подключать страны Евросоюза, поскольку этот документ, как сообщают со ссылкой на канцелярию Джонсона, «по своему духу будет похож на Атлантическую хартию 1941 года, подписанную премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем и президентом США Франклином Рузвельтом, в которой были заложены основы будущего послевоенного мира». О, как! А СССР где «в послевоенном мире был»? А ООН кто создавал, как международную основу послевоенного мира»?

Видно, англосаксы планируют свой «Мир Будущего» для себя любимых – «на двоих», и к этому плану континентальная Европа допущена не будет.

Похоже, что европейские проблемы вообще уходят для США из фокуса их интересов. А возможное назначение бывшего премьер-министра Великобритании Терезы Мэй в 2022 году на пост генерального секретаря НАТО после ухода в отставку Столтенберга, вообще поставит НАТО под англосаксонский контроль, и на вопрос «Кто на Западе главный?» будет дан исчерпывающий ответ.

Заметим, что два сторонника «зеленой повестки» - Байден и Джонсон создали для прессы странный уголок переговоров на фоне большого и голого пня. Что бы это значило в плане экологии? Хотя Байден пообещал на климатические новеллы до… 40 триллионов долларов инвестиций, но такой объем – в половину нынешнего ВВП мира! – может быть пока лишь строчкой в рекламном проспекте…


Фото Рейтер

Так вот, после его ухода ото пня, к Байдену потянулись просители с восточных земель Европы. Причем, они настойчиво продвигали хозяину Белого дома свои идеи насчет того, о чем президент США должен вести разговор с президентом России. Руководитель Польши Дуда, например, добился-таки короткой аудиенции, челобитную подал, и Байден, как сообщили его сотрудники, обсудил с паном Анджеем планы на саммит с Путиным. А вот руководитель Украины был лишен такого счастья.

При этом выяснилось от министра иностранных дел Польши Збигнева Рау, что американцы даже не поговорили с Варшавой насчет того, что США отказались от ряда санкций в отношении строительства газопровода «Северный Поток-2». Отвечая на вопрос, как он узнал об этом, министр ответил: «Из СМИ… США не нашли времени на консультации с наиболее уязвимым к последствиям этого решения регионом в мире».

Зато после встречи с Байденом сияло прибалтийское трио. Кто-то в прессе даже задал вопрос: «Они всегда ходят вместе?» Да, Байден, как когда-то и Обама, решил уделить время сразу трем лидерам балтийских республик – Эстонии, Литвы и Латвии – «на полях» саммита НАТО, и они «обсудили вызовы, которые исходят со стороны России и Китая». Где Таллин с Ригой, и где Шанхай?.. Тем не менее, пообщались, посидели «на полях» – тем и рады, что про них пока не забывают…

Впрочем, из Европы – из уст местных отставников, которые, как водится, регулярно «прозревают», как только покидают свои государственные посты, раздавались и вполне себе адекватные оценки «политической Евронедели». Экс-премьер Словакии Ян Чарногурский, например, четко расставил акценты и ударения: встреча Путина и Байдена «имеет большее значение, чем саммит НАТО». Именно от этой встречи для судеб мира зависит, пойдут ли Москва и Вашингтон путем постепенного восстановления доверия, а мир – по пути разоружения или гонки вооружений.

В единственном документе, принятом Президентами России и США по итогам саммите в Женеве 16 июня 2021 года, именно эта тема была выделена, как приоритетная: любая война – это прекращение всяких дискуссий.

«Совместное заявление Президентов России и США по стратегической стабильности»

«Мы, Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент Соединенных Штатов Америки Дж.Р.Байден, отмечаем:

Россия и США демонстрировали, что даже в периоды напряженности они способны добиться прогресса в реализации совместных целей по обеспечению предсказуемости в стратегической сфере, снижению рисков вооруженных конфликтов и угрозы ядерной войны.

Недавнее продление Договора о СНВ является свидетельством нашей приверженности контролю над ядерными вооружениями. Сегодня мы подтверждаем приверженность принципу, согласно которому в ядерной войне не может быть победителей, и она никогда не должна быть развязана.

Для достижения этих целей Россия и США в ближайшее время запустят комплексный двусторонний диалог по стратегической стабильности, который будет предметным и энергичным. Посредством такого диалога мы стремимся заложить основу будущего контроля над вооружениями и мер по снижению рисков».

В условиях, когда США и Великобритания намерены продвигать свой новый региональный (пока ещё не глобальный) проект «Атлантической хартии», им, естественно, требует обезопасить тылы. Может быть, именно это является побудительным мотивом для Байдена срочно договориться о стратегической паузе, за время которой англосаксы намерены перегруппировать свои силы?

Мы же недавно подробно разбирали здесь многочисленные документы последних месяцев, принятые в Лондоне, которые ярко демонстрируют вполне серьезные намерения Великобритании вернуть себе мировое доминирование. А в союзе с США это сделать будет, как они полагают, значительно быстрее и эффективнее, чем без него – ну, не с Берлином же или с Парижем дружить Лондону в процессе вожделенной реинкарнации Британской Империи?

И Байден бриттам подыгрывает. Так, почему мы не можем предположить, что эта комбинация реальна? Посидели Байден и Джонсон у пня? – Посидели. Договорились о чем-то? – Договорились.

Владимир Путин: «Разговор был весьма конструктивен»

Сами западные журналисты из пресс-пула Байдена, например, Эндрю Рот (Andrew Roth) из английской «The Guardian», признались, что вместо трех раундов переговоры ограничили двумя, и это стало для них неожиданностью. Объяснения они не нашли – может это было свидетельство того, что все пошло «не по плану», либо наоборот — что стороны решили «ускориться по каким-то вопросам»?

Во всяком случае, как и было оговорено заранее – советники отговорили Байдена выходить на совместную пресс-конференцию, и Владимир Путин примерно час отвечал на вопросы, часть которых имело к саммиту весьма отдаленно отношение. Как написали в нашем пресс-пуле в «ТГ Пул № 3»: «Пресс-конференция по инициативе Путина превращается в публичную дискуссию президента России с американскими журналистами, а при этом нашу прессу на пресс-конференцию Байдена официально не пустят и на порог».

Да, такое впечатление, что серьезные глобальные вопросы американских журналистов не волновали совсем. Поэтому мы выделим в этом обзоре главные выводы, которые представил Владимир Путин на основании прошедших переговоров. Заметим здесь, что Джо Байден не начинал своей пресс-конференции, пока Путин не завершил встречу с прессой. Как сообщили, Байден наблюдал за её ходом по ТВ.

Владимир Путин рассказал, в частности, такие подробности:


Фото пресс-службы Главы Российского государства

- Президент Байден – человек очень опытный, это совершенно очевидно. Мы с ним с глазу на глаз разговаривали почти два часа. Не со всеми лидерами так подробно идёт разговор с глазу на глаз.

- Никакого давления мы не испытывали, хотя разговор был прямой, открытый и без всяких лишних дипломатических отклонений от заданных тем.

- Темы примерно, наверное, всем известны: стратегическая стабильность, кибербезопасность, региональные конфликты, торговые отношения, еще говорили о сотрудничестве в Арктике – вот примерный набор.

- Я считаю, что не было никакой враждебности. Наоборот. Наша встреча проходила, конечно, в принципиальном ключе, по многим позициям наши оценки расходятся, но, на мой взгляд, все-таки с обеих сторон было продемонстрировано желание понять друг друга и искать пути к сближению позиций. Разговор был весьма конструктивен.

- На Соединённых Штатах Америки и на Российской Федерации лежит особая ответственность за стратегическую стабильность в мире, исходя хотя бы из того, что мы являемся двумя крупнейшими ядерными державами – и по количеству боезапасов, боеголовок, и по количеству средств доставки, и по уровню, по качеству, современности ядерных вооружений. Мы эту ответственность осознаём. Думаю, для всех очевидным является тот факт, что Президент Байден принял ответственное и, на наш взгляд, абсолютно своевременное решение о продлении договора СНВ-III на пять лет.

- Договорились также о том, что Министерство иностранных дел Российской Федерации и Госдеп США начнут консультации по всему комплексу взаимодействия на дипломатическом треке. Там есть о чем говорить, завалов накопилось очень много.

- Что касается возвращения послов в места своей работы – в Москву, соответственно, американского посла, в Вашингтон – российского: мы договорились о том, что этот вопрос решен, они возвращаются к месту своей службы постоянной. Когда конкретно – завтра, послезавтра – это вопрос чисто технического характера.

- По поводу «красных линий»… Это понимание рождается в ходе переговорных процессов по ключевым направлениям взаимодействия. Пугать друг друга бессмысленно. Когда люди встречаются для переговоров, чтобы наладить отношения, так никогда не делается, иначе не нужно встречаться.

- Могу Вам сказать, что в целом нам понятно, о чём говорят наши американские партнёры, им понятно, о чём мы говорим, когда речь ведём о «красных линиях». Должен Вам сказать откровенно, так далеко и подробно расставлять акценты и что-то делить – до этого, конечно, мы не дошли.

- Что касается Украины, то – да, эта тема затрагивалась. Не могу сказать, что уж очень подробно. Но, насколько я понял Президента Байдена, он согласен с тем, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать Минские соглашения. По поводу возможного вступления Украины в НАТО – эта тема затрагивалась «мазком». Здесь, пожалуй, нечего обсуждать.

- Что касается обязательств по поводу Украины. У нас обязательство только одно – способствовать реализации Минских соглашений. Если украинская сторона готова к этому, мы пойдем по этому пути, без всякого сомнения.

- Мы проводим учения на своей территории – так же, как Соединенные Штаты проводят на своей территории многие учения. Но мы не проводим учений, подтаскивая свою технику и личный состав к государственным границам Соединенных Штатов Америки. К сожалению, наши американские партнеры делают это прямо сейчас. Поэтому озабоченности должны быть не у американской стороны по этому поводу, а у российской. Но это тоже предмет разговоров и выяснения позиций.

- Освоение Арктики вообще и Северного морского пути в частности представляет огромный интерес для экономики очень многих стран, в том числе нерегиональных… Россия, как и Соединённые Штаты, является одним из восьми членов Арктического совета. Россия председательствует в этом году в Арктическом совете. Больше того, между Аляской и Чукоткой проходит известный пролив: с одной стороны ‒ США, с другой стороны ‒ Россия. Всё это вместе должно нас подталкивать к объединению усилий.

- Президент Байден поставил вопрос о работе «Свободы» и «Свободной Европы» в России, которых мы объявили иноагентами. У меня создалось впечатление, что члены американской делегации не знали, что до этого – у нас всего-то два таких средства массовой информации, которые работают на зарубежную аудиторию, «Russia Today» и «Sputnik» – до этого американская сторона объявила их «иноагентами» у себя.

- По поводу искажений, недомолвок или, наоборот, каких-то атак – такова практика международных отношений сегодня. Ничего здесь не сделаешь, я к этому привык давно, и с этим мы все живём десятилетиями.

- Президент Байден не приглашал меня в гости. Я пока тоже не сделал такого приглашения. Мне кажется, что для таких поездок, для таких встреч, для таких визитов должны созреть условия.

- Откуда Вы взяли про иллюзии? Иллюзий никаких нет и быть не может.

Джо Байден: «Я сказал президенту Путину, что моя повестка дня не против России или кого-либо еще»

Посмотрев ТВ с пресс-конференцией Владимира Путина, к журналистам вышел Джо Байден. И начал по суфлеру:

- Я знаю, что вокруг этой встречи было много шумихи, но для меня встреча довольно простая (its pretty straight forward to me). Во-первых, ничто не заменит диалог лицом к лицу между лидерами. И президент Путин, и я разделяем уникальную ответственность по управлению отношениями между двумя могущественными и гордыми странами. Это отношения, которые должны быть стабильными и предсказуемыми, и мы должны иметь возможность сотрудничать там, где это в наших общих интересах, и выяснять, где у нас есть разногласия.

- Я хотел, чтобы президент Путин понял, почему я говорю то, что говорю, и почему я делаю то, что делаю, и как я буду реагировать на конкретные действия, которые наносят ущерб интересам Америки.

- Я сказал президенту Путину, что моя повестка дня не против России или кого-либо еще. Это для американского народа. Это моя обязанность как президента.

- Я также сказал ему, что ни один президент Соединенных Штатов не смог бы сохранить веру в американский народ, если бы он не выступил в защиту наших демократических ценностей… «Права человека всегда будут на столе», - сказал я ему. Дело не в том, чтобы просто преследовать Россию, когда они нарушают права человека. Все дело в том, кто мы есть. Как я мог быть президентом Соединенных Штатов Америки и не выступать против нарушения прав человека?


Телесуфлер был представлен в обложке из флагов США.
Фото с Twitter американского пресс-пула

- Я поднял дело о двух незаконно заключенных в тюрьму американских гражданах, Поле Уилане и Треворе Риде. Я также поднял вопрос о способности «Радио Свободная Европа» или «Радио Свобода» работать, а также о важности свободной прессы и свободы слова. (Неужели Байден добивался встречи с Путиным из-за этих тем? – С.Ф.)

- Я также сказал, что есть области, в которых у нас есть взаимный интерес к сотрудничеству, для нашего народа, русского и американского народов, но также на благо мира и безопасности мира. Одно из таких направлений - стратегическая стабильность... То есть, обсудить и поднять вопрос о стратегической стабильности и попытаться создать механизм, с помощью которого мы бы этим занимались.

- Мы подробно обсудили дальнейшие шаги нашей страны по мерам контроля над вооружениями. Шаги, которые нам необходимо предпринять, чтобы снизить риск непреднамеренного конфликта.

- Я рад, что он согласился сегодня начать двусторонний диалог о стратегической стабильности, применить дипломатическое слово, чтобы сказать: «Соберите наших военных экспертов и наших дипломатов вместе, чтобы они работали над механизмом, который может привести к контролю над новым и опасным и современным оружием, которое появляется, сокращая время ответной реакции, и повышая вероятность случайной войны». (А вот это уже реальная обеспокоенность США – наше новое гиперзвуковое оружие. Американцы запросили время на выравнивание ситуации? Но текст-то, судя по картинке (точка трансляции – 03:52), был написан заранее и выведен на телесуфлер также заранее – С.Ф.)

- Еще одна область, на которую мы потратили много времени, - это киберугроза и кибербезопасность. Я говорил о предложении, что определенная критическая инфраструктура должна быть закрыта для атак, проведенных «кибер-» либо любыми иными способами. Я дал им список из 16 конкретных объектов, которые определены как «критически важная инфраструктура» США, от энергетического сектора до наших водных систем. (США поняли, что они уязвимы в этом кибер-секторе, и эти 16 объектов похожи на их «красную линию» – С.Ф.)

- Мы договорились поручить экспертам в обеих наших странах работать над определенным пониманием того, что запрещено, и следить за конкретными делами, которые происходят в других странах, и в любой из наших стран. (Очень интересное сотрудничество может получиться – С.Ф.).

- Есть длинный список других вещей, на которые мы потратили время: вновь открыть гуманитарную помощь Сирии, чтобы мы могли передавать продукты питания, простую еду и предметы первой необходимости для людей, умирающих от голода.

- И Россия, и США заинтересованы в том, чтобы Иран не приобрел ядерное оружие.

- Мы говорили, как мы можем обеспечить сохранение Арктики и ее региона для сотрудничества, а не для конфликта. Я видел по ТВ пресс-конференцию президента Путина, когда он говорил о необходимости для нас иметь какой-то образ действий, чтобы Арктика была фактически свободной зоной (а это что за искажение, откуда он такое вынес? – С.Ф.), и о том, как каждый из нас может внести свой вклад в ее развитие.

- Обсудили совместные усилия по предотвращению возрождения терроризма в Афганистане. Россия очень заинтересована в том, чтобы не допустить возобновления терроризма в Афганистане.

- Я сообщил о непоколебимой приверженности Соединенных Штатов суверенитету и территориальной целостности Украины. Мы договорились продолжить дипломатию, связанную с Минскими соглашениями («…to pursue diplomacy related to the Minsk Agreement». Это – важное признание – С.Ф.). И я выразил американскую озабоченность по поводу Беларуси.

- Я сделал то, для чего пришел. Во-первых, определить пять областей практической работы, которую наши две страны могут сделать для продвижения наших общих интересов, а также на благо мира. Во-вторых, сообщить напрямую и лично, что Соединенные Штаты будут реагировать на действия, которые наносят ущерб нашим жизненным интересам или интересам наших союзников. В-третьих, чтобы четко изложить приоритеты нашей страны и наши ценности, чтобы он услышал это прямо от меня.

- Должен вам сказать, тон всех встреч за все четыре часа был хорошим, позитивным. Никаких резких действий предпринято не было. Когда мы не соглашались, это не делалось в гиперболической атмосфере (hyperbolic atmosphere).

- Теперь мы создали четкую основу для того, как мы намерены вести себя в отношениях между США и Россией. Впереди еще много работы.

- Я слушал значительную часть пресс-конференции президента Путина. И, как он указал, речь идет о практических, простых, не бессмысленных решениях, которые мы должны принимать или не принимать. В течение следующих шести месяцев или года мы узнаем, действительно ли у нас есть важный стратегический диалог. Узнаем, работаем ли мы над всем, начиная с освобождения людей в российских тюрьмах, или нет. (Байден хочет освободить своих граждан из российских трем. Как сообщил ТАСС, ФСИН передала в МИД РФ список из 17 американцев, осужденных в России за бытовые и общеуголовные преступления – С.Ф.).

Потом Байден отвечал на вопросы журналистов, закончив общение с ними рядом претензий. «Вы настроены негативно», - сказал Байден прессе в аэропорту перед вылетом в США. «Чтобы сделать репортаж, вы должны быть негативными... Вы никогда не задаете позитивных вопросов…» Байден сказал, что не будет делиться с прессой своими дальнейшими ожиданиями или подробностями о этой встрече.

…Судя по первым откликам, многие обратили внимание на то, что темы Китая или пандемии «COVID-19», которые, как предполагали, могут стать центральными в переговорах, не поднимались кроме короткого вопроса Байдену, который он быстро свернул.

Да, а на вопрос: «Удалось ли выйти на новый уровень взаимопонимания и, главное, доверия с Президентом США?» Владимир Путин ответил: «Знаете, Лев Толстой как-то сказал: В жизни нет счастья, есть только зарницы его – дорожите ими. Мне кажется, что в такой ситуации… «зарницы» его, мне кажется, промелькнули».

«Зарницы счастья» над Женевским озером… Красиво.

Фото дня. Послесловие к саммиту в Женеве. "Вы, сэр, пятым будете..."

Владимир Путин 16 июня 2021 года провел российско-американский саммит с очередным президентом США.    
Отношение Америки к России стабильно негативное, что бы там не менялось, кто бы там не сменялся...     


Фото дня. Послесловие к саммиту в Женеве. Часть вторая

Только что опубликовал такой вот фото-факт "Послесловие к саммиту в Женеве", как вдруг натолкнулся на ещё одну историческую картинку.
И добавляю к предыдущему посту это обновление, как "Часть вторая".
Весьма показательно получается.
В первой части сказано: "Отношение Америки к России стабильно негативное, что бы там не менялось, кто бы там не сменялся..."  - и эта фраза требует уточнения.
Ещё как менялось в "позитивную сторону" отношение США к Москве, когда Горбачев стал разговаривать с Рейганом запанибрата (на фото 1986 года).






Чем все кончилось, мы знаем...
Но как же "хорошо" тогда Америка относилась к СССР, с каким расположением, сколько елея было залито в уши и на уши Михалсергеича.
Геополитика - вещь жесткая, это вам не на мягком диване сиживать...