August 7th, 2021

События в Тунисе - столкновение интересов Франции и Великобритании

На портале InfoRos опубликован мой новый комментарий "Тунис: выбор президента. События в Тунисе, как столкновение интересов Франции и Великобритании".




То, что несколько дней назад в Тунисе – замечательной и тихой когда-то стране Северной Африки, международном курорте – произошел конституционный кризис, известно широко. Сам кризис заключается в том, что на основании 80-й статьи Конституции Тунисской Республики её президент Кайс Сайед распустил парламент и отправил в отставку правительство.
Мы подробно писали об этом в материале «Тунис "закрывает" "арабскую весну"».

В подоплеке этого решения президента Туниса – намерение главы государства и многочисленных его сторонников покончить с властью исламистов (пусть и умеренных), которые захватили эту власть в самом начале «арабской весны» десять лет назад.

Надо помнить, что правящая до последних дней в Тунисе партия «Эн-Нахда» – это одно из ответвлений широкого движения «братьев-мусульман», являющихся в России запрещенной организацией. Также организации и партии этих «братьев» весьма популярны во многих странах Востока. Причем – где-то, как в Саудовской Аравии, их гоняют, а где-то, как в Катаре, они очень близки к правящим кругам. В Египте в разгар «арабской весны» один из этих «братьев» даже был президентом - Мухаммед Мурси. Они в разных странах называют свои организации и партии по-разному, но придерживаются всегда одной и той же идеологической исламистской платформы – чуть помягче или чуть пожестче. А террористической признают эту организацию не только в России, но и ещё в нескольких странах мира, в частности, в Сирии и в Алжире, где её члены участвовали в вооруженной борьбе против правительства.

[Spoiler (click to open)]

Зато более цивильные «братья» правят в Турции. А в Лондоне, например, «братья» – уважаемые люди, там они имеют официальный Информационный центр, и Британия имеет очень тесные связи с Анкарой. И это не случайно, ведь в конце 1920-х годов с этой организацией, созданной в Египте, активно начала работать английская разведка, которая рассматривала «братьев-мусульман» в качестве серьезного противовеса набиравшему тогда силу национально-освободительному движения и в Египте, в частности, и на Ближнем Востоке, в целом, где у Великобритании до Второй Мировой войны было полно колоний, которых она не хотела лишаться. Неудивительно поэтому, что «братья-мусульмане» стали интересны лондонским политикам и спецслужбам, которые издавна стремились сохранить влияние в этой стратегической части мира. МИ-6 там чуть ли не «у их колыбели стояла»…

Так почти век назад англосаксы стали использовать «братьев» в своей борьбе с арабским антиколониальным движением, знаменем которого был президент Египта Гамаль Абдель Насер. А после того, как Насер взял контроль над английской собственностью – Суэцким каналом, «братство» стало для лондонских спецслужб просто незаменимым инструментом в борьбе за сохранение британских интересов на Ближнем Востоке. Этакая «война по доверенности» на Ближнем Востоке вновь, как и в начале ХХ века, стала инструментом англосаксов.

Но теперь «конституционный» переворот осуществлен президентом Туниса против местных «братьев» - и это, как ни крути, удар по британским интересам. Очень важно подчеркнуть, что сам Рашид Ганнуши – лидер исламистского движения Туниса и глава «Эн-Нахды», являющейся частью сети «братьев-мусульман» и бывшей у власти в последние годы, вернулся домой после свержения президента Туниса Бен Али в январе 2011 года из… Лондона, где он находился лет двадцать под присмотром «Интеллидженсе сервис». Был эмигрантом на берегах Темзы, а после «арабской весны» стал главой тунисского парламента. Неплохая комбинация МИ-6 – не находите? Впрочем, Ганнуши теперь из стен парламента сейчас выставили.

Вы представляете: когда «Эн-Нахда» победила на парламентских выборах после событий «арабской весны», лондонские спецслужбисты получили в руки целый Тунис - страну, находившуюся до этого в самых тесных отношениях с Францией, как со своей бывшей метрополией. И вот тут сошлись в клниче интересы давних врагов-соперников – Англии и Франции.

Пока «Брекзит» не состоялся, и Великобритания входила в состав Евросоюза (до 1 февраля 2020 года), в Лондоне не проявляли особой ретивости в плане возрождения соперничества с континентальной Европой. А как покинула Британия ряды ЕС, так и начались разнообразные проблемы в их отношениях, немного, правда, поначалу смикшированные налетевшей на Старый Свет пандемией «ковида». Однако, поле вековой конфронтации опять «заколосилось молодыми побегами», и возобновляющаяся конкуренция Острова и Континента вполне может обернуться всплеском исламистской активности, например, во Франции, который спровоцируют британцы через свою ближневосточную и уже европейскую агентуру.

И в Париже это прекрасно чувствуют – вспомним недавнюю чреду обращений к президенту Макрону со стороны французских отставных генералов, офицеров армии и высоких чинов полиции и жандармерии. Они же – тремя письмами! – обратили внимание и Макрона, и всей страны на необходимость того, чтобы власти исправили «чрезвычайно серьезную ситуацию с точки зрения безопасности и общественного спокойствия» и приняли меры для «отвоевания страны». По словам бывших сотрудников правоохранительных органов, «в некоторых регионах страны законы больше не имеют силы», а «агрессивные меньшинства» оспаривают власть государства. Франция оказалась на пороге гражданской войны с «полчищами исламистов», которые уже захватывают целые территории и устанавливают там свои порядки, противоречащие Конституции Республики.

По мнению ряда обозревателей, с которыми надо согласиться, англичане пошли на «раскачку» ситуации в континентальной Европе с целью развалить ЕС и собрать потом «под себя» те страны, например, Восточной Европы, которые постоянно выступают в споры с Францией и Германией и оспаривают политику Парижа и Берлина – зачастую по указке из Лондона. Последний пример – жесточайшее сопротивление восточно-европейцев идее Меркель и Макрона пригласить Владимира Путина на саммит Евросоюза. Чувствовалась английская координация этой блокировки. Впрочем, в итоге все и вскрылись…

Вот и МИ-6, имея давние и неприятные для той же Франции связи с «братьями-мусульманами» и другими исламистскими организациями на территории Европы, готова использовать их для дестабилизации континента. А где «тылы» у исламистов? Рядом – через Средиземное море, на Севере Африки. В частности, в Тунисе. Сколько уже выходцев из этих мест было зафиксировано в рядах военных исламистских отрядов по всему Ближнему Востоку, а теперь и в странах Европы? И Франция, как представляется, нанесла сейчас свой удар по этому «гнезду» британской агентуры.

Да, как говорят англичане, «highly likely», можно предположить, что демарш французских военных, обратившихся к президенту Макрону, имеет и североафриканское измерение. Его поддержали действующие офицеры армии и спецслужб, поэтому такой вызов может быть напрямую связан с тем, что французские силовики открыли операцию по отсечению «тыла» исламистов, находящегося на территории Северной Африки.

Стремительные и жесткие действия президента Туниса, который сам из числа, как прежде говорили на Руси – «разночинцев», а для исламистской кампании - политик чужой, вряд ли могли стартовать без гарантий серьезной внешней поддержки. Нужны смелость, воля и уверенность в собственных силах, чтобы вот так одним махом рубануть по исламистскому истеблишменту страны. И мы можем предположить, что президент Кайс Сайед провел эту операцию по устранению исламистов от власти, например, при поддержке из Парижа, готового к любым действиям, неприятным Лондону. При этом президент получил огромную поддержку народа Туниса, который за последние 10 лет осознал, что исламисты, как управленцы, провалились – страна в глубоком кризисе. Кстати, и опыт Египта продемонстрировал, что «братья-мусульмане» – хорошие идеологи для захвата власти, но негодные управленцы для её сохранения. А в современном мире уметь управлять государством – это важнейшее условие.

Вот и под таким углом можно оценивать события в Тунисе. Большие державы, как Франция и Англия, «highly likely» возобновили соперничество. И одна из первых стычек произошла на исторической территории французского влияния, которую англичане посчитали, было, «своей».



Воскресный офф-топ. Её имя – Chimène Badi. И её песни






Удивительная вещь – чем больше, тем чаще удивляюсь тому, что ТВ чурается представлять очень качественную музыку, а через возможности Инета эта Музыка не только сохраняется, но и доходит до миллионов слушателей и почитателей.
Уж как я наблюдал за французской эстрадой десятилетиями, а, вот, не усмотрел «звездочку», которая, на секундочку, пела дуэтом с самим Джонни Холидеем. Да и ныне её имя – Chimène Badi (Шимен Бади), французская певица алжирского происхождения - для большинства слушателей не скажет ни-че-го. Что и обидно.
Эта малоизвестная лично для меня, но, судя по репертуару и обожанию публики, очень популярная певица заслуживает того, чтобы о ней не только вспомнить – но и представить её песни уважаемым слушателям блога.
Уверен, что эта встреча будет приятной.

 
Chimène Badi - "Le jour d'après"







[Spoiler (click to open)]
Chimene Badi - "Si j'avais su t'aimer"








Johnny Hallyday & Chimène Badi - "Je te promets"








Chimene Badi - "Le blues"







Chimène Badi - "Entre nous"






Chimène Badi - "En Equilibre"