serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Category:

Узлы глобального переформатирования - 3

Окончание. 2 часть - "Узлы глобального переформатирования - 2"



География – это судьба. Даже для азиатских Гигантов



Нарендра Моди и Си Цзиньпин прогуливаются по берегу озера в Ухани.
Фото Синьхуа



Пожалуй, эту часть материала самый раз начать с тех же слов: страны Востока «ищут пути консолидации своих сил ради поначалу – защиты от Запада, конвульсирующего и теряющего рамки адекватного поведения, а уже затем – ответных действий, возможно – ассиметричных, в отношении этого колосса на глиняных ногах с кулаками-кувалдами».
Казалось бы, прошлый год, 2017-й, был отмечен ухудшением отношений двух азиатских соседей-Гигантов, партнеров по БРИКС и ШОС – Китая и Индии. Индия, по мнению многих экспертов, вообще начала дрейф в сторону США, опираясь на старую традицию ориентировки на англосаксов. Этакое продолжение колониальной истории, укоренившейся в привычку. Прошли времена дружбы с СССР, и в Дели решили развернуться к Вашингтону, чтобы найти противовес набирающему мощь китайскому соседу. Одним из результатов этого выбора стали «качели» индийской политики, стремящейся к балансу между дозированным сотрудничеством с США и осмотрительным взаимоотношениям с Китаем.
И все бы так и продолжалось, если бы… Если бы в Дели не увидели, что «пал» подожженного американцами Ближнего Востока начал распространяться по просторам Азии в сторону индийских границ. Рядом – религиозные столкновения в соседней Мьянме. Там случился «переход к демократии», на чем настаивали янки – Обама даже ездил в Мьянму несколько раз, как на работу. Это не может не беспокоить Дели с той точки зрения, что сюда, на Юго-Восток Азии, в частности, в ту же Мьянму, начали – при поддержке американцев – перебрасываться силы разгромленного в Сирии ИГИЛа. Уж эта «радость» у границ Индии совсем ни к чему.
Возможно, у индийского руководства есть и иные мотивы для «новой азиатской политики», но результат сейчас проявился довольно неожиданно – премьер-министр Моди приехал к председателю Си Цзиньпину, и по итогам их встречи можно сделать вывод, что период охлаждения отношений двух стран миновал.
 


[Spoiler (click to open)]
Это тем более показательно, что ещё несколько месяцев назад на их границе легко могла вспыхнуть перестрелка.
Это тем более показательно, что Индия открыто выступала против китайского проекта «Один пояс – один путь», усматривая в нем конкуренцию своим торговым отношениям с миром.
Это тем более показательно, что уже давно Моди и Си даже не пожимали друг другу руки.
И вот – времена переменились. Озабоченность развитием ситуации в Азии, куда лезут янки, уже нацеливаясь на удар по Ирану, а это – Большая Война с перекрытием Ормузского пролива и ответным ударам по Израилю – привела лидеров Китая и Индии в город Ухань. Провинциальный город, известный тем, что у Мао Цзэдуна здесь была резиденция на свежем воздухе, и неподалеку Великий кормчий осуществил свой знаменитый заплыв на реке Янцзы. В общем, место знаковое…
Сейчас здесь состоялось, по сути, восстановление нормальных, добрых отношений соседей, которые тревожно оценивают обстановку, сгущающуюся в мире, в целом, и в Азии, в частности. Помимо угрозы войны в Иране, Китай стали сильно задевать торгово-экономические удары Трампа, начавшего торговую войну с Поднебесной. С учетом давления такого же рода со стороны США на Европу, Индия не может быть гарантирована от того, что не станет следующей целью новой американской торговой политики.
И вообще в мире растут опасения относительно будущего мировой торговли с учетом начавшегося по инициативе Трампа развала системы, на которой 70 лет функционировала ГАТТ/ВТО.
Зато два огромных рынка – индийский и китайский, не говоря уже о соседних странах Юго-Восточной Азии, где проживает почти половина Человечества, как представляется, могут стать для двух Гигантов вполне себе перспективными направлениями для развития взаимовыгодных отношений. Почти четыре миллиарда человек – за получение такой торговой площадки и побороться не грех, и силы объединить. Либо – договориться о правилах игры.
Как точно написал один из обозревателей, «вопрос, в сущности, о том, кто в мире — на стороне России (и Китая) в условиях начала торговой войны, а на самом деле войны за передел всей мировой экономической и политической системы».
Перед саммитом министр иностранных дел Китая Ван И сформулировал суть этой встречи так: нужно вынести «стратегическое суждение о происходящем в мире, чтобы две страны поставили новые цели и открыли новые перспективы». Согласно индийским источникам, задача — выработать программу совместной работы на 15 лет вперед.
И вот – саммит. Агентство Синьхуа пишет: «Состоялась неформальная встреча председателя КНР Си Цзиньпина с премьер-министром Индии Нарендрой Моди. Они в дружественной атмосфере провели углубленный обмен мнениями по вопросам международной архитектоники и двусторонних отношений и достигли широких договоренностей».
Каких договоренностей? Синьхуа уточняет: «Лидеры считают, что международная обстановка находится в ключевом периоде изменений и упорядочения, тенденция мира и развития необратима. Китай и Индия – две крупнейшие в мире развивающиеся страны и экономических субъекта с нарождающимися рынками, численность населения каждого из которых превышает 1 миллиард человек. Мирные, стабильные и сбалансированные китайско-индийские отношения – важный активный фактор, обеспечивающий стабильность в мире».
А это уже – политические оценки, мировая торговля здесь – только производное.
И далее – «Китай и Индия будут вместе продвигать демократизацию международных отношений, расширять представительность и право голоса развивающихся стран и стран с нарождающимися рынками, поддерживать многостороннюю торговую систему, выступать против протекционизма и продвигать открытую, инклюзивную, всеобъемлющую, сбалансированную и взаимовыигрышную экономическую глобализацию».
Это – открытый вызов, бросаемый в адрес США, которые именно по каждому указанному выше пункту рушат международные договоренности.
Си Цзиньпин прямо говорит, что «международная обстановка находится в ключевом периоде изменений и упорядочения; взаимосвязи и взаимозависимость между разными странами день за днем усиливаются». А Моди, со своей стороны, отмечает: «Индия и Китай, как две крупнейшие развивающиеся страны с общим 2,6-миллиардным населением, и как два больших экономических субъекта с нарождающимися рынками играют роль стабилизирующих факторов в мире. Развитие двух стран оказывает важное влияние на мир и имеет позитивное значение для других развивающихся стран».
Если перевести это с языка политического, то, во-первых, ясно выказана озабоченность Китая и Индии тем, что происходит в мире и вблизи их границ. Во-вторых, прямо заявлено о консолидации усилий двух Гигантов ради не только развития взаимовыгодного сотрудничества на мировых рынках, но и – что важно – в деле поддержания региональной безопасности. Слова о том, что «тенденция мира и развития необратима» – это по-восточному изысканный вызов США и Ко, стремящихся поломать эту тенденцию к миру и развитию. Умеют же на Востоке излагать мысли так, что по форме мягко, а по содержанию – жестко. И такими заявлениями здесь просто так не кидаются…
Что для России?
Прекрасные отношения с Китаем и добрые, хотя и просевшие в последние годы, отношения с Индией дают Москве прекрасную возможность поднять на новый уровень ту самую «азиатскую тройку», рождение которой ещё 20 лет назад предсказывал Евгений Примаков. Союз Москва-Пекин-Дели – это гарантия мира в Азии, если не во всей Евразии.
Китай уже принял решение о том, чтобы участвовать в тушении сирийского пожара. Индия, судя по всему, начинает перенацеливать силовые структуры от противостояния на границе с Китаем в сторону новых угроз, приблизившихся к ней с других направлений.
При условии дальнейшего сближения Пекина и Дели вполне реальной в нынешней обстановке становится и перспектива потепления отношений Индии с союзником Китая – Пакистаном. Тот недавно разругался с США, крепит связи с Россией, вступил вместе с Индией в ШОС. Чем не предпосылки к переформатированию отношений в сторону сотрудничества в самых разных областях? Тем более в условиях, когда страны Востока ищут пути консолидации.

Негромкий саммит с далекоидущими последствиями
И вот, если в Азии всё четче складывается понимание того, что будущее может быть весьма тревожным в связи с ослаблением Запада и его конвульсивными попытками «переиграть партию и остаться с сильными фигурами» (в загашнике метод Бендера: «Гроссмейстер, поняв, что промедление смерти подобно, зачерпнул в горсть несколько фигур и швырнул их в голову одноглазого противника»), англосаксы продолжают тихо вести свою азиатскую политику. И толк они в этом знают.
Дело в том, что пока мир наблюдал за тремя описанными выше саммитами в Вашингтоне, на межкорейской границе и в Китае, в Лондоне продолжали выстраивать свою линию продвижения в Азию. На сей раз – на Каспий.
Мы уже писали о том, что в эти края лезут американцы, выжимая у Казахстана права на постоянное присутствие в портах Каспийского моря. К удивлению, немалая часть читателей почему-то решила, что речь идет о невероятном «входе в закрытый водоем американского флота». Но дело в другом – дело в базировании в портах Каспия американской сухопутной миссии для самых разных целей. То есть – о создании здесь опорного пункта армии США.
С учетом возможного нападения США на Иран в целях дальнейшего выхода янки на южные берега Каспия, да и нынешнего обострения в Армении – мы можем констатировать подготовку к массированному прорыву американцев в район «мягкого подбрюшья» России.
Поэтому обратим внимание ещё на один саммит, негромко прошедший в Лондоне. Сообщают оттуда вот что: «SOCAR (Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики) и BP (British Petroleum) подписали соглашение о разделе продукции по совместной разведке и разработке перспективного блока «D230» в азербайджанском секторе Каспийского моря. Документ подписан 26 апреля 2018 г по итогам визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Великобританию».
Соглашение подписано на 25 лет. То есть четверть века пребывания на Каспии англичанам гарантированы. В канун Великой Отечественной войны Черчилль рассматривал вариант бомбардировки нефтяных полей в Советском Азербайджане, а сегодня бритты тактику поменяли – нефть здесь уже не советская, поэтому бомбить её не надо. Они уже давно принимают участие в добыче здешних энергоносителей – ВР является оператором нефтегазовых проектов в Азербайджане. И вот получили новый контракт.
О чем вели разговор лидеры Великобритании и Азербайджана, рассказала пресса: премьер-министр Тереза Мэй, помимо обсуждения вопросов двустороннего сотрудничества, выразила благодарность за участие, оказываемое Азербайджаном для «миротворческих операций в Афганистане». Иными словами, одобрила то, какую поддержку получает маршрут транспортировки американо-английских грузов через Азербайджан по Каспийскому морю далее на Казахстан, и далее – посуху до баз НАТО в Афганистане.
Также в ходе встречи стороны также «обсудили вопросы регионального развития и безопасности». Да – региональной безопасности. Хотя, где – Англия, а где – Каспий.
Так это – бизнес? Или… «игры» вокруг Каспия на тему «региональной безопасности»? 





Фото sputnik.az



Что для Росси?
На предстоящий в нынешнем году «Каспийский саммит» пяти прибрежных государств – России, Азербайджана, Казахстана, Ирана и Туркменистана – было бы полезным вынести вопросы, связанные с попытками англосаксов обосноваться на Каспии. Уж очень настойчивы наши «партнеры», уж очень им хочется, используя, в том числе, и шантаж, закрепиться в этом ключевом, как теперь становится абсолютно ясно, регионе Азии. «Анаконда» хочет набросить кольцо на Каспий… 

…Вот так в этих четырех саммитах проявились многие животрепещущие проблемы сегодняшних международных отношений и мировой политики. Ясно одно – мир трансформируется, идет глобальное переформатирование с сопутствующими эксцессами. И многих, как сейчас модно говорить, «игроков» эти перемены заставляют активно искать свое место и в стремительно меняющейся обстановке, и в будущих, конфигурациях.
Саммиты, саммиты, саммиты.
Договоренности, договоренности, договоренности.
Конфликты, конфликты, конфликты.
Новая международная реальность нарождается. Много непонятного прорастает.
Оттого и такое оживление – прямые контакты позволяют хотя бы обменяться мнениями и сверить свои позиции с позициями партнеров. Кому-то важно сохранить влияние и гегемонизм. Кому-то – защитить свои позиции. Кому-то – определиться: «С кем вы, деятели мировой политики?»
И в этих условиях при развязывании узлов геополитического переформатирования даже вспышки эмоций все равно лучше, чем залпы «томагавков». Так, пусть будет больше саммитов! Нет?   



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments