serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Category:

Ливийский ажиотаж - 2

Начало - "Ливийский ажиотаж"





Наши интересы

Зачем России «ливийская головная боль»? Во-первых, ещё товарищ Сталин проявлял к Ливии большой интерес, и только по каким-то неизвестным автору причинам после Второй Мировой войны эта страна не вошла в зону влияния СССР. Значит, есть там кое-что для нас стратегически важное – на южном побережье в центре Средиземного моря. Второй побудительный мотив нашего отношения к ливийским событиям – там остались невозвращенными несколько миллиардов долларов, которые ещё Каддафи должен был заплатить российским компаниям за работу в Джамахирии – так что, долги надо платить. Есть ли иные побудительные мотивы для нас участвовать в тамошних делах?

Мы много сотрудничали с Каддафи в течение десятилетий. По-разному, но, дело есть дело. Даже атомный центр в Таджуре сделали. Почитайте, например, этот материал «Группа советских военных специалистов в Ливии», там есть интересные подробности про советских военных советников в Ливии с 1970 года по 1991-й.

Понятно также, что Держава Российская не останется в стороне от энергетических проектов в Восточном Средиземноморье – именно здесь открыты огромные запасы нефти и газа, и за контроль над этими водами разворачивается нешуточная гонка. Надо наблюдать вблизи…

Есть ещё один важный момент – только Россия сейчас может говорить со всеми заинтересованными игроками конфликта – и с противоборствующими сторонами в самой Ливии, и с Турцией, и с Египтом, и с Алжиром, и со странами ЕС, и со странами Персидского залива. Даже с каждым из тех, кто порой друг с другом не общается. А это повышает уровень международного авторитета Москвы. Напомним, как 13 января в Москве прошла не всеми замеченная встреча руководителей спецслужб Сирии и Турции, которые уже лет десять. И так на других направлениях.

А там – вокруг Ливии – целый клубок противоположных интересов: ПНС в Триполи поддерживают, в частности, Турция, Катар, Алжир, ООН, а Хафтара – Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Италия. Определяются Франция и Германия. Но, с каждой их столицей у Москвы есть диалог. То есть, Россия становится той незаменимой фигурой, без участия которой дело с места не сдвинешь. И это поняли. Посмотрите, как вокруг Путина собрались несколько мировых лидеров в ходе конференции по Ливии в Берлине:


Фото пресс-службы Главы Российского государства

[Spoiler (click to open)]

А это видео от корреспондентов из Кремлевского пула говорит само за себя:

В общем, без России не обойтись. А для России любая подобная конференция – возможность прямого разговора с её высокопоставленными участниками. И не только за заявленную тему. Например, в Берлине, как сообщила пресс-служба Кремля, «на полях мероприятия состоялись встречи Президента России с Премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном и Председателем Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен». Подробности не обнародованы, однако, можно предположить, что не только про Ливию говорили. Тем более, что в условиях нынешней международной турбулентности обсуждать требуется многое.

Вот что проявилось

Теперь несколько слов о прошедшей конференции по Ливии в Берлине. Квинтэссенция её, полагаю, в словах Сергея Лаврова: «Пока завязать устойчивый диалог между ливийцами не получается, слишком велики различия в подходах. Но все поступившие здесь предложения будут полезны». Да и видно, что за спинами обеих ливийских сил находятся те Большие интересы, которые не удалось совместить. Зато, возможно, удалось проявить и понять?

Смотрите, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон предложил развернуть в Ливии международный вооруженный контингент для контроля за решением конференции о прекращении огня на юге Триполи. Лондон хочет интервенции.

Шеф госдепа Помпео вел себя сдержанно, говорил по итогам гладко. Указал, что ливийцы сами должны решить, каким будет их будущее – «без насилия, подогреваемого внешними силами». И ни слова о тех «авуарах Каддафи», которые американцы зажали в своих банках – там десятки миллиардов долларов которые помогут «молодой ливийской демократии». Такое впечатление, что приехал он только для демонстрации американского присутствия – Трампу сейчас точно не до Ливии. Есть ли у янки планы по созданию здесь новой военной базы, о чем уже начали писать? Вряд ли Трамп захочет раскошеливаться, когда через море у США прекрасные места дислокации своих ВМС в Италии, а в Африке, как становится понятно, Трамп тратится на Джи-Ай не намерен – ему важнее Тихий океан и там – «сдерживание» Китая. Кстати, только что стало известно: министр обороны США Марк Эспер рассмотрит предложение о сокращении численности войск в Африке – в рамках оптимизации бюджетных расходов планируется сократить пятитысячный контингент.


Госсекретарь Помпео заглянул в глаза Путину

Премьер-министр Италии Джузеппе Конте заявил, что Италия готова взять на себя ведущую роль в мониторинге Соглашения о прекращении огня в Ливии. Встречный вопрос – а оно будет выполняться тем же Хафтаром, у которого забирают победу над ПНС, и который документ не подписывал?

Итальянский аналитик Марко Флориан разъясняет позицию его страны: итальянская нефтегазовая компания ENI вложила деньги в разработку месторождений в Ливии, поэтому любая нестабильность — это финансовые риски. Именно поэтому Италия была заинтересована в диалоге с ПНС Триполи. Но после подписания договора «о морских границах» между Сарраджем и Эрдоганом (о чем мы упоминали выше – С.Ф.) возникли серьезные риски расширения конфликта на всё Средиземноморье. А это для ENI – финансовые риски государственного масштаба. Поэтому дальнейшее сближение Италии с ПНС, «нынешним большим другом Турции», может привести к осложнению отношений Рима с Францией, Грецией, Кипром и Балканами, странами-партнёрами, куда более важными, чем Турция. И Италия сменила фаворита – с протурецкого Сарраджа на Хафтара.

Президент Турции Эрдоган заявил, что не намерен вести диалог с Хафтаром, передает Bloomberg. «Я не сяду за один стол с террористом», - цитируют Эрдогана журналисты. Турецкий лидер указал на то, что сам он поддерживает главу Правительства национального согласия Сарраджа.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас высказался на счёт нефтяной проблемы Ливии: «Канцлер и я в переговорах с премьер-министром Сарраджем и маршалом Хафтаром перед переговорами здесь, в ведомстве канцлера, обсудили вопрос нефти. Обе стороны пояснили, что в целом готовы найти решение». Только потом ни одного из ливийских официальных представителей в двери конференции не впустили – и где после этого будет их готовность «найти решение»?

Ангела Меркель на заключительной пресс-конференции отметила несколько моментов:

- «Да, ливийцы не участвовали в самой конференции, но у нас была возможность проинформировать их об итогах. Мы обошлись без конкретики».

- Участники конференции в Берлине договорились о всеобъемлющем плане урегулирования в Ливии.

- Согласованный в Берлине документ будет одобрен Совбезом ООН и станет частью политического процесса урегулирования.

В итоге участники встречи согласились воздержаться от оказания военной поддержки сторонам конфликта. Но, полагаем, что Эрдогану это не могло понравиться.

Не было прогресса и в отношениях лидеров двух противоборствующих в Ливии сторон – Саррадж отказался от каких-либо встреч и совместных переговоров в Берлине с Хафтаром.

Решения берлинской конференции теперь пойдут в Совет безопасности ООН, который, как стало известно, проведет внеочередную встречу специально для обсуждения итогов конференции по Ливии в Берлине. Но, пока не будет согласия и подписей под принятом в Берлине документом оскорбленных западниками Сарраджа и Хафтара, то кто станет выполнять эти решения «на земле»? Интервенты из стран НАТО?

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш говорит, что основная цель конференции – прекращение боевых действий в Ливии. По мнению Гутерриша, существует опасность разрастания ливийского конфликта в региональный, поэтому «настало время для немедленных и решительных действий по предотвращению полноценной гражданской войны». Он напомнил о необходимости соблюдения эмбарго ООН на поставки оружия сторонам конфликта. По его словам, берлинская конференция призвана создать благоприятную международную среду, чтобы сами ливийцы собрались вместе для поиска решения конфликта.

По настоянию именно России, напомню это ещё раз, ливийцы были-таки приглашены в Берлин, но к конференции не допущены. Так они все-таки – участники урегулирования или «сидят в приемной»?

Участниками стали вместе с президентом России Владимиром Путиным:

- канцлер Германии Ангела Меркель,

- президент Алжира Абдельмаджид Теббун,

- премьер-министр Великобритании Борис Джонсон,

- президент Египта Абдель-Фаттах Сиси,

- председатель Совета министров Италии Джузеппе Конте,

- президент Республики Конго Дени Сассу Нгессо,

- министр иностранных дел ОАЭ Абдалла Аль Нахайян,

- президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган,

- президент Франции Эммануэль Макрон,

- начальник канцелярии комиссии ЦК Компарии Китая по иностранным делам Ян Цзечи,

- госсекретарь США Майкл Помпео,

- генеральный секретарь Лиги арабских государств Ахмед Абуль Гейт,

- генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш,

- председатель Европейского совета Шарль Мишель,

- председатель комиссии Африканского союза Муса Факи Махамат,

- председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен,

- верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель Фонтелес.

В Берлине в эти часы находился спецпосланник ООН в Ливии Гасан Саламе.

…И ни слова об истоках ливийского кризиса

В основной декларации под названием «Заключительные положения Берлинской конференции по Ливии. 19 января 2020 года» сказано многое – в ней 55 пунктов. Отметим, на наш взгляд, самые интересные.

Кстати, в документе нет ни слова об агрессии НАТО против Джамахирии 2011 года, хотя именно она и привела к сегодняшней ситуации – как будто нынешний кризис возник спонтанно, а не стал результатом разгрома страны. Но кто ж из НАТОвцев будет вспоминать свои грехи...

Итак, некоторые позиции:

- Мы, участники, подтверждаем свою твердую приверженность суверенитету, независимости, территориальной целостности и национальному единству Ливии. Только политический процесс, осуществляемый под руководством и при активном участии самих ливийцев, может положить конец конфликту и привести к установлению долгосрочного мира.

- «Берлинский процесс», в котором мы принимаем участие в целях поддержки реализации плана из трех пунктов, предложенного Специальным представителем Генерального секретаря ООН Гассаном Саляме на рассмотрение Совета Безопасности ООН, преследует единственную цель: оказать содействие ООН в объединении международного сообщества в поддержку мирного урегулирования ливийского кризиса. Конфликт в Ливии не может быть разрешен военными средствами.

- Мы обязуемся воздерживаться от вмешательства в вооруженный конфликт или во внутренние дела Ливии и призываем всех международных игроков сделать то же самое.

- Мы приветствуем заметное сокращение насилия с 12 января, а также прошедшие 13 января в Москве переговоры, а также все другие международные инициативы, направленные на то, чтобы проложить путь к договоренностям о прекращении огня.

- Мы призываем к всеобъемлющему процессу демобилизации и разоружения группировок и формирований ополченцев в Ливии.

- Мы призываем СБ ООН ввести соответствующие санкции в отношении нарушителей соглашений о прекращении огня, а государства-члены – выполнять их.

- Мы обязуемся безоговорочно и в полной мере уважать и выполнять эмбарго на поставки оружия, введенное резолюцией 1970 (2011 г.) СБ ООН и последующими резолюциями Совета, в том числе, по нераспространению оружия из Ливии, и призываем всех международных игроков поступить аналогичным образом.

- Мы призываем к созданию дееспособного Президентского совета и формированию единственного, объединенного, инклюзивного и эффективно работающего правительства Ливии, утвержденного Палатой представителей.

- Мы призываем к открытому, подотчетному, справедливому и равноправному распределению государственных богатств и ресурсов между различными географическими районами Ливии, в том числе, посредством децентрализации и поддержки муниципалитетов, устраняя тем самым основной источник недовольства и причину взаимных обвинений.

- Мы призываем Генерального секретаря ООН, его Специального представителя по Ливии и председателя «Берлинского процесса» довести итоги процесса и конференции до сведения ливийского народа. Мы приветствует тот факт, что премьер-министр Ф.Саррадж и маршал Х.Хафтар номинировали своих представителей для участия в военном Комитете в составе «5+5».

- С целью создания возможности для субстантивных и серьезных переговоров в Комитете «5+5» все участники Конференции объявляют, что воздержатся от любых дальнейших военных развертываний или операций на период соблюдения перемирия.

- Мы создаем Международный комитет по сопровождению под эгидой ООН, который будет состоять из всех стран и международных организаций, принявших участие в сегодняшней Берлинской конференции по Ливии, в целях поддержания координации по итогам конференции.

Сергей Лавров: «Мы, конечно, будем учитывать мнение ливийцев»

Итоги состоявшейся конференции подвел Сергей Лавров, сделав заявление для СМИ. Отметим следующие позиции в выступлении нашего министра:

- Берлинская конференция по ливийскому урегулированию «долго готовилась – где-то месяца четыре».

- Россия участвовала в подготовке с самого начала. Мы приняли участие во всех пяти подготовительных раундах. Именно по нашему настоянию организаторы отошли от своей первоначальной задумки собраться без ливийских сторон. На Конференцию были приглашены ливийские лидеры – имею в виду Председателя Правительства национального согласия Ф.Сарраджа и Командующего Ливийской национальной армией маршала Х.Хафтара. Также по нашей инициативе был расширен круг участников из числа соседей Ливии, потому что обеспечение их интересов и учет их мнения крайне важен для того, чтобы любые договоренности были устойчивыми.

- Третий момент, на котором мы тоже настаивали, – необходимость четко и недвусмысленно воспроизвести в документах Конференции ключевые положения имеющихся резолюций Совета Безопасности (СБ) ООН по Ливии, прежде всего в том, что касается констатации отсутствия военного решения и подчеркивания необходимости обеспечить ливийское урегулирование силами самих ливийцев, без вмешательства извне.

- Удалось «настроить» итоговый документ сессии таким образом, что все, что содержится в плане конкретных рекомендаций и предложений, должно быть акцептовано, одобрено ливийскими сторонами.

- Президент России В.В.Путин изложил нашу позицию и подчеркнул, что при рассмотрении этих рекомендаций, которые были одобрены в Берлине, в Совете Безопасности ООН мы, конечно, будем учитывать мнение ливийцев. Прежде чем СБ ООН может приступить к работе над этим документом, такое мнение должно быть четко изложено.

- Ливийские стороны сделали маленький шаг вперед по сравнению со встречей, которая состоялась 13 января с.г. в Москве. Они договорились делегировать по пять представителей в создаваемый по инициативе ООНовцев военный комитет, в рамках которого будут рассматриваться все вопросы, связанные с обеспечением перемирия. Как вы знаете, перемирие по инициативе России и Турции вступило в силу в ночь на 12 января с.г. Сегодня констатировали, что оно в целом соблюдается, хотя отдельные нарушения имеют место с обеих сторон.

- Создаваемый военный комитет из пяти представителей от Ф.Сарраджа и Х.Хафтара соответственно будет под приглядом ООНовцев заниматься разработкой конкретных мер доверия, которые позволят сделать перемирие устойчивым.

- В целом мы считаем Конференцию весьма полезной. Понятно, что решать в конечном итоге самим ливийцам. Понятно, что пока завязать устойчивый, серьезный диалог между ними не получается – слишком велики различия в подходах, но тем не менее те рекомендации и предложения, которые содержатся в итоговом документе Берлинской конференции, пополняют копилку идей, предлагаемых международным сообществом для того, чтобы ливийские стороны смогли согласовать условия, которые позволят им сесть за стол переговоров и начать договариваться.

Если не ошибаюсь, в Берлине формулу «Мы, конечно, будем учитывать мнение ливийцев», высказал только Лавров.

Хозяйка Меркель была предельно конкретна на пресс-конференции: Хафтар и Сарадж не участвовали к конференции по Ливии, но «мы их проинформировали об итогах». Мол, «решим и вам укажем». А как потом выполнять? Давить ливийцев силой? Вводить санкции? Устраивать оккупацию? Если бы не Россия, то так оно бы и пошло. Но Меркель почувствовала, что без Москвы этот узел не распутать – и поехала в начале января к Путину договариваться. И теперь западникам «давить свое» приходится уже не в той в ситуации, когда никто им не возразит и не осадит.

Вообще складывается впечатление – НАТОвцы указывают ливийским представителям «их место в приемной, а не за столом переговоров» по той причине, что в свое время Каддафи вел себя с ними достаточно независимо, за что и пострадал. А НАТОвцы не желают возрождения «духа Каддафи». Мне приходилось бывать в Ливии в командировках с десяток раз, и сложилось такое впечатление о характере ливийцев: они могут гнуться, но не ломаются; они горды, зачастую, заносчивы и не терпят никакого диктата.  Не могу сказать, что в целом особо к себе располагают - в других арабских странах люди помягче, скорее, есть у них комплекс превосходства.

И, если сегодня Саррадж, зависимый от иностранной поддержки, не может противиться такому к нему отношению западников, то Хафтар, сразу перекрыв нефтепоставки и не раз отказываясь ставить свои подписи под теми бумагами, что ему не по нраву, уже демонстрирует независимое поведение. А это значит, что народ за ним пойдет – «своего» почувствует.

И что делать НАТОвским «друзьям Ливии» без самих ливийцев?



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments