serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто! Мать потеряла ВОСЬМЕРЫХ сыновей, погибших в боях за Родину

Этим проникновенным материалом завершаю серию "22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто!"    
Вечная Память Павшим за Родину!






В небольшом городе Задонске Липецкой области стоит один из самых пронзительных памятников великой войне.   
Это памятник Матери - Марии Матвеевне Фроловой, потерявшей в сражениях за свободу и независимость Родины восьмерых сыновей.   
Об истории этой семьи есть рассказ – «Война отняла восьмерых сыновей», который привожу с некоторыми сокращениями.  
А всего у Матери было десять сыновей и две дочки…
Их отце умер перед самой войной.    
Первым уехал в армию ещё задолго до войны старший сын Михаил. Спокойный, рассудительный, он имел необыкновенную жажду знаний. В школе практически не получал четвёрок, читал запоем. Вот и весь Мишин нехитрый рецепт поступления в институт: учить всё, что задают, и много читать самому. Он окончил политехнический институт, стал преподавателем военно-морской академии и заслужил звание подполковника. В первый же день войны Михаил выступал по радио, призывал не падать духом и биться с врагом. Сам он занимался вопросами защиты кораблей от магнитных мин врага.  
Многие считали, что способ Фролова даже превосходил курчатовский: не требовал большого количества провода, это выходило значительно дешевле. Ни один корабль, на котором использовался этот метод, не подорвался на фашистской мине. За это достижение Михаилу присудили Сталинскую премию. Но он об этом узнать не успел: во время испытаний военного корабля попал под бомбёжку, получил тяжёлое ранение и умер в одном из госпиталей Ленинграда.
А семья до поры до времени ничего не знала о достижениях своего первенца, ведь работа была засекреченной. Считали, что Михаил только читает лекции в академии...



[Spoiler (click to open)]

Второй сын, Дмитрий, с детства «болел» морем. Он мечтал попасть на флот, и мечта сбылась. В конце 1930-х Дмитрий бороздил мор и океаны. А перед войной даже не успел побывать дома — на Балтийском флоте встал на защиту Ленинграда. В конце осени 1941 года корабль, на котором служил Дмитрий, подорвался на мине. В живых осталось только трое моряков, среди них и Фролов, тяжело контуженный. В тот раз Дмитрий выжил, хотя врачи долго боролись за его жизнь. Снова отправился на флот. Дмитрий неоднократно был ранен – доктора спасали. Но последнее ранение было особенно тяжёлым: в голову. И, хотя юношу вновь вернули к жизни, но ненадолго: он вернулся домой и умер от ран.
Третьего брата звали Константином. Окончив в родном городе ремесленное училище, он отправился к старшим братьям в Ленинград, поступил на вечернее отделение одного из институтов и начал работать. Женился. В первые же дни войны ушёл на фронт добровольцем. Однажды позвонил жене: «Встречай на вокзале, скоро приеду поездом!» Не помня себя от радости, она за полчаса добралась до вокзала. И увидела оцепление: поезд попал под бомбёжку, погибли практически все находившиеся в нём люди...    
Четвёртый брат Тихон стал вальцовщиком, а перед началом войны записался в аэроклуб. На фронте служил в артиллерии, а потом в лётных войсках: пригодилось юношеское увлечение. Он летал на самые опасные задания, много раз был ранен. В 1944 году Тихон стал командиром эскадрильи, и вскоре ему присвоили звание капитана. Весной 1945 года Тихон повёл свой полк на бомбёжку фортов Кенигсберга и погиб.  
О пятом - Василии известно не так много. Он тоже уехал вслед за братьями в Ленинград, работал токарем на заводе. Ушёл на фронт добровольцем. Слал матери письма, и в последнем написал: «Вряд ли я вернусь отсюда — такое здесь идёт крошево. Но мы перца им подсыплем, могилу свою тут фрицы найдут. Всех обнимаю крепко и очень люблю...» Василий погиб на Невской Дубровке.    
Шестой - Николай - рос мальчишкой не слишком бойким и крепко любил мать. На ленинградском заводе перед войной работал слесарем. К нему даже инженеры за советом ходили. Золотые руки — сам собрал несколько телевизоров. В первый же год войны Николай окончил школу младших командиров. Много раз был ранен. С войны вернулся, но вскоре умер.    
Седьмой сын Леонид имел бронь, и на фронт его не брали. Летом 1941 года он работал токарем на ленинградском заводе. Это был мастер высшего класса, и сам директор завода крепко-накрепко приказал парню забыть о фронте — такие люди требовались на рабочем месте. Но Лёнька не этого хотел, он писал заявление за заявлением с просьбой отправить на фронт — все отклоняли. Но однажды работники военкомата дали-таки промашку: немного опоздали с подтверждением его брони. И Леонид быстро сел на поезд вместе с другими добровольцами. Дважды в пути ему передавали телеграммы от директора завода с просьбой-приказом вернуться, но токарь Фролов не вернулся. Он служил на «летучке» - передвижном ремонтном пункте, мстил за погибших братьев. А танки ремонтировал прямо на поле боя. Однажды в «летучку» угодил фашистский снаряд...
Восьмой сын Пётр приехал в Ленинград, будучи ещё школьником. Правда, совесть не позволила висеть на шее у братьев, и потихоньку от них он устроился на завод, а после уроков мчался на смену в цех. Лихо гонял на мотоцикле — и в военную пору доставлял донесения. Ходил в разведку. Получил ранение, но в госпитале залёживаться не стал, убежал на передовую. Погиб в 1943 году.
Алексея, который работал на эвакуированном заводе, на фронт так и не отпустили. Всю войну трудился, не щадя себя. После войны до самой смерти жил в Казани.
Митрофан среди братьев рос самым слабым, он ещё в раннем детстве тяжело переболел, чуть не умер. Но повоевать успел целый год и остался жив. Жил в Ленинграде, но каждое лето приезжал в родной Задонск, ухаживал за домом и садом. И всё казалось ему, что настанет день — соберётся вместе вся его большая дружная семья... Но мечта эта не сбылась.
Сестра Антонина тоже до войны уехала в Ленинград. Там, поначалу в чужом для них городе, она заменила братьям мать. Эвакуироваться не стала, осталась в блокадном городе. Вот что она написала домой, в Задонск, маме и сестре осенью 1943 года: «Здравствуйте, дорогие мама и Анюта! Не писала вам давно, не могла. Была больна, да и хорошего мало — не хотела расстраивать, волновать вас. Пока что жива, а что дальше будет, не знаю. Ужасов было очень много. Да и сейчас они продолжаются. Работаю с утра и до ночи... Как мы иногда мечтаем о картошке в «мундире»! Полтора года, как мы её не ели...»    
Всю войну вторая сестра Анна была при матери, помогала ей изо всех сил. Свою жизнь устроила только после войны, но замужество не сложилось, брак быстро распался. К несчастью, Анна лишилась и своего единственного ребёнка — дочери. Она работала учителем и всю свою нерастраченную любовь отдавала чужим детям.  

Сама Мария Матвеевна прожила долгую жизнь, умерла в 96 лет. Она знала наизусть письма всех своих погибших детей. Часто сидела на скамеечке у дома. Проходила мимо чужая детвора — одаривала конфетой или пряником.
А улица, где проживало когда-то большое семейство Фроловых, теперь называется в их честь. В этом — огромная заслуга липецкого журналиста Александра Косякина, который узнал об этой семье и первым написал.  
Стоит теперь в Задонске памятник матери — установили его к 60-летию нашей Победы.    
Большую часть денег на памятник выделила администрация Липецкой области, но и очень весомые суммы собрали липчане и ленинградцы.    
Скромный памятник. Но пройти мимо, ни о чём не призадумавшись, не получится...    








Вечная Память Героям, отдавшим жизни за Родину!




Tags: 22 июня, Великая Отечественная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments