serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Category:

Персидские мотивы в багровых тонах


Персидский залив. Иран. Остров Ормуз. «Багровый пляж» назван по цвету воды – его окрасила глина с большим содержанием железа. 
Фото из Twittera

В связи с продолжающейся паузой, вызванной задержкой с пересчетом голосов на выборах президента США, в разных районах мира происходят события, на которые никак не реагируют американцы, привыкшие за десятилетия быть участником или даже «судьей» в любом более-менее серьезном международном событии.

Гегемон «устал» или «надорвался» - пишет пресса, а пока окончательного диагноза нет, другие силы тестируют пределы своих возможностей в условиях относительного нейтралитета Вашингтона.

Смотрите:

- Войну в Карабахе закончили даже без каких-то заявлений со стороны США, хотя те - сопредседатели, вместе с Россией и Францией, Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта. 

- Полтора десятка стран Юго-Восточной Азии и примыкающих к ней островных государств без всякого участия Соединенных Штатов решили и создали собственную огромную зону свободной торговли.

- Иран потерял ведущего физика-ядерщика Мошена Фахризаде (Moshen Fakhrizadeh), который погиб после теракта, в организации которого в Тегеране обвинили Израиль, и это резко обострило отношения в регионе Персидского залива. И американцы опять в стороне, хотя этот район мира считается вроде бы их «зоной жизненных интересов».

Мы не раз писали здесь о том, что вокруг Персидского залива с давних пор возникло соперничество сразу четырех региональных сил, не говоря уже о силах внешних. Для понимания нынешней ситуации не будет лишним напомнить следующие позиции, отмеченные в нашем материале 2016 года «Если Ближний Восток зажигают, значит это кому-то нужно»:

«После начала «арабской весны» у сильных региональных государств – Турции, Саудовской Аравии, Ирана и Израиля – появились перспективы упрочить свое влияние здесь в будущем, когда пламя Хаоса пойдет на убыль.

[Spoiler (click to open)]

Карта от «Аргументы и факты»

Турция (турки) в лице президента Эрдогана мечтает о новой эре нео-османизма. И это уже не секрет ни для кого. А, значит, турки хотят вернуть влияние хотя бы на части территории бывшей Блестящей Порты, например, в Сирии и Ираке.

Саудовская Аравия (арабы) также хотят взять под контроль земли Сирии и Ирака, чтобы получить выход со своей нефтью на новые рынки, прежде всего, Европы. Плюс – помешать перспективному росту влияния в регионе Ирана. Заметим, что палестино-израильский вопрос как бы «растворился» среди более важных для ведущих арабских государств на сегодня проблем.

Иран (персы) намерен стоять до конца на защите «шиитского пояса»: Тегеран – Багдад – Дамаск, плюс ливанская «Хизбалла». В Иране прекрасно понимают, что без этих союзников ему грозит единый фронт остальных региональных сил.

Израиль (евреи) ведет себя очень тихо, лишь порой огрызаясь бомбежками объектов Ирана и «Хизбаллы» на территории Сирии. Однако, по признанию ряда израильских политологов, Тель-Авиву очень выгоден распад Сирии и ослабление этого сильного арабского государства, с которым он граничит. Вопрос о принадлежности оккупированных Израилем Голанских высот в случае падения Асада отпадет, как они полагают, сам собой.

В результате мы имеем четыре силы – турки, арабы, персы и евреи, – каждая из которых видит в сирийском и иракском кризисах перспективы получить нечто своё».

Со дня этой публикации миновало пять лет, но ничего не только не изменилось, но даже некоторые интересы проявились ещё более наглядно.

И вот сейчас, когда на дворе «стратегическая пауза», вызванная неопределенностью с фигурой будущего президента США, пошла вверх динамика противостояния этих четырех сил, явно нацелившихся на приобретение своих, более перспективных позиций в регионе.

Перечисленные выше события весьма точно вплетаются в канву таких намерений. Более того, для достижения своих целей мы видим попытки создания хотя бы временных коалиций между участниками этой региональной «четверки».

О подоплеке «странной коалиции»

Да, жизнь рождает весьма «странные коалиции», саму возможность создания которых ещё некоторое время назад трудно было себе представить. А сегодня – пожалуйста!

Вот что пишет по этому поводу Билл Ван Окен (Bill Van Auken) – представитель американских левых, которые в последнее время вышли в США из тени: «Убийство иранского ученого-атомщика Фахризаде произошло менее, чем через неделю после того, как премьер-министр Израиля Нетаньяху и госсекретарь США Помпео совершили секретную поездку в саудовский город Неом для встречи с фактическим правителем Саудовской Аравии наследным принцем Мухаммедом бен Салманом, и основной темой встречи был Иран». И эта встреча происходит на фоне давнего обострения отношений Саудовской Аравии с Ираном.

Обратим внимание на следующее – информация о тайной встрече руководства Израиля и Саудовской Аравии появилась ещё несколько дней назад, но обе стороны обходили стороной ответ на прямой вопрос: «А переговоры-то состоялись?»

Тем не менее, здесь мы не только процитируем американского автора, но и отметим: не в первый раз просачиваются сведения о контактах, как правило, непубличных, двух столиц – Тель-Авива и Эр-Рияда. Но факт последнего события подтверждает очень информированный израильский источник – близкий к спецслужбам страны интернет-сайт «Debka.com» в статье «Netanyahu flies to Saudi desert city to meet Crown Prince and Pompeo» - «Нетаньяху летит в город в саудовской пустыне, чтобы встретиться с Наследным Принцем и Помпео». Там сказано: «Эта встреча была тайной до тех пор, пока рейс премьер-министра Биньямина Нетаньяху не приземлился в городе Неом на западе Саудовской Аравии в воскресенье вечером, 22 ноября, для ведения уникальных переговоров с наследным принцем Мухаммедом бен Салманом и госсекретарем США Майком Помпео. Его сопровождал директор Моссада Йосси Коэн. Ни одна из сторон официально не подтвердила это событие, которое считается первой израильско-саудовской встречей на высоком уровне после многих лет тайных контактов между двумя странами».

Если формулировать коротко и точно, о чем сообщили приведенные источники, то можно отметить:

- Тайная встреча была воспринята, как сигнал о том, что премьер-министр Израиля вернется к активной кампании противодействия ядерной сделке, которую шесть ведущих мировых государств подписали с Ираном в 2015 году (в США тогда был президентом Обама). Дональд Трамп вышел из этого соглашения в 2018 году. Теперь вице-президент при Обаме – и нынешний претендент на Белый дом Джо Байден готов к ней вернуться. Нетаньяху категорически против.

- 12 ноября Трамп встретился со своим советником по национальной безопасности, чтобы обсудить предложение о нанесении авиаударов по ядерному объекту Ирана. Принц Мухаммед бен Салман, как сообщается, «был менее, чем в восторге от военного удара по Ирану». Он опасается, что саудовские нефтяные объекты «станут целями иранского возмездия».

Между тем газета «New York Times» сообщила, что «один американский чиновник – вместе с двумя другими сотрудниками разведки – сказал, что за нападением на иранского ученого стоит Израиль». Он добавил в оправдание: «Было неясно, насколько США могли знать об операции заранее, но эти две страны являются ближайшими союзниками и давно обмениваются разведданными относительно Ирана». Возможно, это убийство стало эхом совещания у Трампа? Израильтяне на что-то ориентировались?

В любом случае видно, как за сближением Израиля и Саудовской Аравии сегодня явно и открыто стоят американцы.

Известный на Ближнем Востоке журналист, который уже несколько десятилетий описывает происходящее и имеет надежные источники информации, Элайя Манье (Elijah J Magnier) прямо пишет: «Президент США Дональд Трамп и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху решили, что Иран является их злейшим врагом и что его ядерные и ракетные программы должны быть сорваны или уничтожены всеми средствами». А, поскольку Иран также назван в Эр-Рияде главным противником, то саудо-израильское партнерство под патронатом США уже не выглядит «странной коалицией», когда вопрос поставлен в знакомой многим форме: «Против кого дружим?»

Многоопытные в понимании местных раскладов британцы буквально вторят этим оценкам в той же тональности. «Как рассматривать израильско-саудовские отношения?» - задается вопросом английская ВВС в комментарии «Israel and Saudi Arabia: The relationship emerging into the open» - «Израиль и Саудовская Аравия: отношения становятся открытыми». И ВВС находит свой ответ:

«Потепление продолжается уже некоторое время. Обе страны были встревожены политикой администрации Обамы в регионе, которую их правительства считали «слабостью» перед лицом растущего Ирана. Обе выступали против ядерного соглашения с Ираном. И обе хотят, чтобы против расширяющегося влияния Тегерана были приняты гораздо более жесткие меры, не в последнюю очередь – в Сирии. В частности, Израиль не упускал возможности проинформировать, подтолкнуть и «намекнуть на растущую глубину своего диалога» с Эр-Риядом. Саудовская Аравия была гораздо более сдержанной… Но разве всё это не нечто большее, чем просто сближение на базе формулы “Враг моего врага – мой друг”?»

«Далеко непрозрачные отношения Саудовской Аравии с Израилем могут быть больше, чем просто объединение против Тегерана или попытки повлиять на администрацию Трампа в Вашингтоне», - отмечает ВВС, намекая на то, что партнерство Израиля и Саудовской Аравии может способствовать программам развития обеих стран: у Израиля – технологии, у саудитов – деньги…

Видно, что в подобной комбинации интересов нет пункта «война с Ираном», но выдержат ли договаривающиеся стороны именно такие рамки возможного сотрудничества? И не противоречат ли мнению ВВС намерения сторон «открыть небо для их военных самолетов»?

Связка Катар-Турция-Иран – не подарок для саудитов и израильтян

И вот здесь вырисовываются ещё пару сюжетов, которые явно добавляют военно-политические краски в происходящие процессы. Во-первых, турецкий фактор, а во-вторых, раскол в правительстве Израиля и четвертые за последние месяцы досрочные выборы в Кнессет.

Начнем с оценки второго факта. И сразу поставим вопрос: «А не с иранской ли темой это связано?» Видимо, в известной степени, на это вопрос можно ответить: «Да!»

Буквально спустя считанные дни после гипотетической американо-израильской встречи с саудовским руководством в самом Израиле распалось коалиционное правительство в составе партий «Ликуд» и «Кахоль Лаван», с превеликим трудом созданное из двух партий, исходно неприемлющих политические программы друг друга. Лидер «Кахоль Лаван» Бенни Ганц обвинил Биньямина Нетаньяху «во лжи». И не с саудовским ли визитом связана такая болезненная реакция партнера по коалиции?

Вот как анализирует ситуацию та же хорошо информированная «Debka.com»: Ганц обвиняет Нетаньяху в том, что «он ставит свои личные проблемы с законом выше потребностей страны». Нетаньяху не намерен выполнять свое обязательство по передаче поста премьер-министра Ганцу, как это было оговорено при создании коалиции. Действующий премьер рассказал о своих «намерениях остаться», а также резко заметил, что «выборы плохо скажутся на стране». Нетаньяху, похоже, «рассчитывает на свои выдающиеся подвиги в области миротворчества в регионе».

Да ещё – опять же в эти часы – просачивается инсайд о том, что «Саудовская Аравия позволила Израилю использовать свое воздушное пространство для нанесения ударов по Ирану». Впрочем, израильтяне смягчают информационную ситуацию, объявив, что Саудовская Аравия позволяет израильским коммерческим рейсам, а не военным самолетам, следовать через её воздушное пространство в ОАЭ. Но, дыма без огня не бывает…

В любом случае, возможный успех в сближении с саудовцами – в продолжение недавнего установления дипотношений Израиля с целым рядом арабских стран – будит у Нетаньяху надежду на сохранения своей политической и административной позиции премьера и после новых выборов.

А теперь второй сюжет, связанным с Турцией, без участия которой сейчас не обходится ни один конфликтный вопрос вокруг её границ – в ареале бывшей Османской Империи.

Напомним, что турецкие войска уже стоят на берегу Персидского залива – в Катаре близ столицы Доха расположены две военные базы турецких армии и ВВС, и президент Эрдоган посещал обе. Показательно, что базы эти находятся на расстоянии нескольких десятков километров от границы Саудовской Аравии. А Катар, в отличие от саудитов, имеет самые тесные отношения с Ираном – вот такой парадокс «заливной» политики.

Не будем забывать о неожиданном для многих сближении Турции с историческим соперником – Ираном. Этот процесс начался после того, как Россия, именно Россия, убедила – ещё несколько лет назад – и Тегеран, и Анкару принять участие в «астанинском формате» переговоров по сирийскому урегулированию. И три страны стали гарантами этого процесса. Начались регулярные встречи и контакты лидеров трех стран, и при этом небыстро, но поступательно, пошел рост взаимопонимания между Турцией и Ираном.

И как сбрасывать со счетов этот важнейший для региональной политики Залива фактор?

Так что, в случае обострения саудовско-иранских отношений мало, кто даст гарантии того, что турецкие войска не начнут свои операции с территории Катара, который граничит с Саудовской Аравией. Так сказать, расположились в «мягком подбрюшье» Эр-Рияда.

И вот, буквально «в последний час» приходит сообщение о срочном визите в Катар Джареда Кушнера, зятя и советника Трампа, который во многом влияет на ближневосточную политику президента США. Кушнер уже встретился с эмиром Эль-Тани.

К слову о Катаре. На карте – динамика развитии инфраструктуры иностранных военных баз на территории этого эмирата. Начинали американцы (1996), подтянулись афганский «Талибан» с «братьями-мусульманами» (2014), присоединился Иран (2017), а ныне появилась Турция (2019).

На оставшейся свободной от баз, немилитаризированной территории страны планируют провести в 2022 году Чемпионат Мира по футболу в Дохе:

Резюмируя информацию о происходящем, можно сделать некоторые выводы:

- США в лице Трампа война с Ираном сейчас не нужна – он получит в ответ гробы своих солдат, а это фактор, который похоронит его политическую карьеру и сразу отдаст кресло президента Байдену. Трампу нужен такой Риск? Если, конечно, Трамп не самоубийца, на которого он, впрочем, не похож.

- Посылка в район Персидского залива и бомбардировщиков US Air Force, и авианосной группы «Nimitz» - это не прелюдия к войне, а демонстрация силы – ну, как пару лет назад у берегов Северной Кореи. И чем тогда всё закончилось?

- А вот возможное столкновение Израиля с Ираном сразу же взрывает весь регион, и Трамп получает прекрасный шанс ввести «военное положение» в США или «чрезвычайное положение» или ещё какие-то «ограничительные меры» и заняться под таким прикрытием серьезной разборкой со своими врагами-конкурентами из числа деятелей демпартии.

- Уже видна поляризация – возможно, тактическая, а не стратегическая – в четырехугольнике региональных лидеров: Саудовская Аравия + Израиль и Иран + Турция. При этом интересно, что, по мнению аналитиков, которые строят долгосрочные стратегии, через некоторое время может начаться сближение Ирана с… Израилем, как двух государств, имеющих стратегическое видение на весь XXI век и нуждающихся друг в друге в этом непростом регионе мира. Цитирую то, чему сам был удивлен, но оценки такие уже высказаны.

- В случае начала военных действий Турция получит подтверждение своего решения о создании военных баз в Катаре – в самом центре Персидского залива, на земле бывшей Османской Империи, чьей дальней провинцией был тогда весь Аравийский полуостров…

Выбор прост – договариваться или воевать

…Не хотелось бы, чтоб события вокруг Персидского залива – чтоб сами «персидские мотивы» приобрели багровую окраску. Пусть уж здесь глина да планктон придают морю красный цвет, а не кровь погибших.

Однако, соперничество четырех регионах сил, четырех региональных держав, четырех стран, поставивших своей целью обладать ядерным оружием, способно привести, в конце концов – как бы другим этого не хотелось – к ситуации, о которой сейчас мрачно шутят в Израиле: «У нас атомной бомбы нет, но в случае необходимости, мы её применим…»

А сейчас, пока в США выясняют – кто будет сидеть в Овальном кабинете, а кто, возможно, и в местах не столь отдаленных – видно, что стали проявляться скрытые желания. Но, как говорится: «Бойтесь своих желаний – они имеют свойство сбываться».

Только пусть знают, что в случае серьезной войны там никого не останется – слишком малы здесь пространства, чтобы затевать на них обмен ядерными ударами. Радиация и взрывная волна границ государственных не знают – сметет многое и многих. Возможно, и самих тех, кто это оружие применит. Бумеранг имеет свойство возвращаться.

Хочу напоследок заметить, что во время визита высокопоставленного американского политика в Израиль, тот проехал всю страну на машине до палестинской границы за полтора часа и задал только один вопрос: «И это всё?»

Напомню также, что есть такое предложение – создать в районе Ближнего Востока, и, как следствие, в районе Персидского залива, безъядерную зону, и обращу внимание на то, как Россия в середине 2019 года предложила «Концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива».

Есть ещё одна идея – идти по пути создания коллективной безопасности в Азии, прообразом чего стала ШОС – Шанхайская Организация Сотрудничества. Двери открыты – присоединяйтесь, пока не началось серьезное противостояние на более высоком уровне, чем региональный.

Выбор прост – договариваться или воевать.

Притом, что «гегемон уже не торт» - глядишь, и не вступится…

Да, пусть уж лучше коалиции создают и тайной дипломатией занимаются, ей Богу.

Tags: Израиль, Иран, Катар, Персидский залив, Саудовская Аравия, Турция, политика США
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments