serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Category:

Что потеряли и ищут в Мали Франция и Китай?

"Asia Times" публикует очень интересны анализ событий вокруг Мали известного обозревателя, индийского дипломата и эксперта по международным проблемам М.К. Бхадракумара под заголовком "Russia, China grapple with Mali's future" ("Россия и Китай бьются над будущим Мали"). Автор пишет:
"Есть такая пословица: "Однажды укушенный осторожен вдвойне". Россия и Китай утверждают, что их уже укусили: когда Запад перевернул резолюцию № 1973 Совета Безопасности ООН с ног на голову и перешёл к завоеванию Ливии. Москва и Пекин стали осторожными, когда Запад попытался устроить ещё одну Ливию, уже в Сирии. Когда Запад вынес на обсуждение следующий проект резолюции ООН в отношении уже этой страны, они шарахнулись от него в сторону.
Поэтому, стало сюрпризом, когда эти две страны утратили свою осторожность и снова дали себя провести в Мали.
Любопытно, что Москва и Пекин ещё не прокомментировали французскую интервенцию в Мали, которая обнаружила себя в силу самого факта её проведения и за последнюю неделю быстро превратилась в согласованное предприятие Запада в Африке. Ироничнее всего то, что предприятие в Мали во многом представляет собой прямое следствие западной интервенции в Ливии, которую Москва и Пекин осудили как незаконную.
Пока рано что-то говорить, и ход мыслей в Москве и Пекине вполне мог свестись к решению подождать и последить за новостями. По оценкам российских и китайских экспертов французская миссия будет затяжной и непродуктивной.

Тем временем Париж сделал поразительное утверждение о том, что Москва "предложила предоставить средства транспортировки" французских войск для их развёртывания в Мали. Французское заявление, последовавшее за телефонным разговором между двумя министрами иностранных дел в субботу, Россия не подтвердила и не опровергла.
Без сомнения, западная интервенция в Мали имеет значение для политики больших держав и координации действий между Россией и Китаем по региональным вопросам. Без сомнения, есть последствия для "арабской весны" – а в краткосрочном отношении и для Сирии.
Франция утверждает, что её действия были реакцией на просьбу о помощи от законного правительства Мали. Но с другой стороны, в марте прошлого года в Мали был военный переворот, организованный военным офицером капитаном Амаду Хая Саного, получившим американское военное образование.
Саного, несмотря на своё скромное звание капитана, был частым гостем в США – за последние 8 лет не меньше 7 раз. У Саного явно были могущественные иностранные покровители. Начиная с марта, в Мали произошло столько переговоров и контрпереворотов, что счёт им был потерян, и все они были делом рук военных, вооружённых и обученных Соединёнными Штатами.
Так что Франция лукавит в своих утверждениях касательно официального приглашения от законного правительства. Франция даже не потрудилась получить мандат ООН. Принятая в декабре прошлого года резолюция Совбеза ограничивалась выдачей мандата африканским силам под руководством африканцев и предусматривала проведение экспедиции где-то в сентябре 2013 года, после того, как указанные силы были бы обучены и подготовлены Организацией Объединённых Наций.
Тем не менее, риторика уже застилает пеленой суровые реалии. Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон сказал:
То, с чем мы сталкиваемся, – это экстремистская, исламистская, связанная с Аль-Каидой террористическая группа. Она хочет разрушить наш образ жизни, для неё важно убить как можно больше людей. Как и тогда, когда нам пришлось иметь дело с этим явлением в Пакистане и в Афганистане, так и сейчас миру нужно объединиться, чтобы справиться с этой угрозой в Северной Африке.
Это глобальная угроза, и она потребует глобального ответа. Она потребует ответа, который – скорее дело лет, даже десятилетий, а не месяцев. Она потребует ответа, терпеливого и кропотливого, жёсткого и в то же время разумного, но прежде всего исполненного абсолютной железной решимости, и именно такой ответ мы дадим в эти предстоящие годы.
Западные державы и впрямь занимают круговую оборону. Пентагон поведал, что его военные самолёты C-17 занимаются переправкой французских войск и военной техники, а сам он рассматривает также возможность развёртывания воздушных танкеров-заправщиков.
Министр обороны США Леон Пенетта сказал, что США обеспечивают операцию разведданными. Италия направляет в Мали два транспортника C-130 и один Boeing KC-767A, а также командирует 15-24 "экспертов". Канада выделила тяжёлый военно-транспортный самолёт, а Великобритания будет оказывать "тыловое воздушное содействие".
В дополнение к двухтысячной группировке войск Париж высылает ещё 500 военнослужащих. Министр обороны Ле Дриан сказал: "Цель – полное освобождение Мали". Он повторил слова президента Франсуа Олланда о том, что французские силы пробудут в Мали столько, сколько потребуется для победы над терроризмом.
И всё же пугало Аль-Каиды преувеличивается. Конфликт в Мали больше напоминает гражданскую войну, укоренённую в давних обидах, за решение которых через местное управление, децентрализацию власти и долгосрочную программу экономического развития может взяться лишь легитимное и устойчивое правительство.
Ведущий эксперт по региону, Евгений Корендясов, который служил послом России в Мали и в настоящий момент возглавляет московский Центр российско-африканских отношений Российской академии наук, сказал: "К решению можно прийти только через переговоры о более широкой автономии и представительстве для туарегов".
Региональные организации – Африканский Союз и Экономическое сообщество стран Западной Африки – действительно добивались от ООН всеобъемлющего комплекса решений, направленных на разрешение политического кризиса в Мали, и Совет Безопасности признал должным образом необходимость политического примирения, но акцент неожиданно сместился на военные действия Запада.
Возникают сомнения в реальных побуждениях действующих лиц. Это правда, что группировки Аль-Каиды, которые были вооружены западными странами и служили их пехотой во время "смены режима" в Ливии, веером разошлись по соседним странам. Кроме Алжира и Мали, затронутыми могли оказаться, по меньшей мере, пять других стран Западной Африки: Мавритания, Гана, Нигер, Буркина-Фасо и Нигерия.
Тем не менее, доступен целый пласт современной истории, когда Запад с одной стороны использовал силы радикального ислама для выполнения своих геополитических задач (например, Афганистан, Ливия и Сирия), а в других случаях те же самые силы давали оправдание для военных вторжений Запада (и снова Афганистан).
Территория Мали захватывает обширный регион Африки, богатый запасами нефти, газа, золота, меди, алмаза и урана. Атомные электростанции Франции снабжаются топливом из урановых шахт пограничного с Мали Нигера. Несомненно, Франция имеет в этом регионе значимые стратегические и экономические интересы, и звучали сомнения, является ли её интервенция в Мали чем-то большим, нежели неоколониальным предприятием.
Достаточно сказать, что вмешательство Запада в дела Мали должно было вызвать реакцию России и Китая. Русские в своих решениях могут исходить из трёх основных соображений. Во-первых, отношения России с европейскими странами переживают и без того нелёгкие времена, и вряд ли Москва решится пойти на их дальнейшее обострение.
Во-вторых, Мали – это по иронии судьбы Сирия наоборот. У России серьёзные геополитические ставки в Сирии, а Мали и северо-запад Африки образуют задний дворик Европы. Что интересно, Париж (занявший по Сирии агрессивно шумную позицию) почувствовал потребность в контакте с Москвой по вопросу о Мали.
В идеологическом плане тоже – Россия и Запад вдруг обнаружили, что в отношении начавшегося после арабской весны всплеска исламизма на Ближнем Востоке и Северной Африки они говорят одни и то же вещи.
У Китая же на уме совсем другие глубокие мысли – в основном касающиеся конфликта его интересов в Африке с западными. Царящие в Пекине опасения видны по едкой критике интервенции Запада в Мали, появившейся в Global Times. Её автор – директор по африканским исследованиям Института изучения Западной Азии и Африки при Китайской академии общественных наук Хэ Вэньпин. Он написал:
"У Китая в Мали есть определённые интересы, связанные с его инвестиционными проектами. Это не обязательно плохо для Китая, поскольку решение Франции отправить свои войска может стабилизировать ситуацию… Вместе с тем, несмотря на все потенциальные выгоды, есть один возможный повод для беспокойства – французские вооружённые силы. Вовлечённость в дела Мали может дать прецедент для легализации нового интервенционизма в Африке".
Нельзя недооценивать прямые экономические интересы Франции в Мали… Одна из отрицательных сторон этого действия – то, что оно вызывает воспоминания об "африканской жандармерии", колониальном статусе Франции.
Большим вопросом является то, распространятся ли скоординированные внешнеполитические шаги Москвы и Пекина также и на африканский театр.
После недавних российско-китайских консультаций по вопросам стратегической безопасности, прошедших 9 января в Пекине, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев поведал о планах двух стран интенсифицировать своё сотрудничество по вопросу противоракетной обороны в ответ на продолжение развёртывания Соединёнными Штатами системы ПРО.
Однако ставки Китая в Африке намного выше российских. Он обогнал США и Европу в качестве крупнейшего торгового партнёра Африки ($160 миллиардов), а его предприятия за один только прошлый год вложили в Африку $15 миллиардов. Китай неостановимо влечёт к полезным ископаемым в странах Западной, Северной и Центральной Африки, а также к западноафриканской нефти. Сельское хозяйство Чада, Мали, Бенина и Буркина-Фасо является поставщиком сырья для гигантской текстильной промышленности Китая. Западная Африка является ещё и ключевым импортёром китайских товаров, при этом в качестве ведущего потребителя фигурирует Нигерия (42 процента).
Как сигнализирует статья в Global Times, Пекин прекрасно понимает, что Запад приступил в Африке к стратегии сдерживания, попросту забирая обратно контроль над бывшими колониями, в которых Китай делает успехи. Суть в том, что Запад не может соревноваться с Китаем, противопоставив что-либо равноценное предложению последнего о более широких отношениях с африканскими странами.
Трансконтинентальные проекты Китая устилают дорогу к образованию региональных экономических блоков, которые повышают способность африканских стран устанавливать дистанцию в отношениях с западными державами и успешнее вести с ними торг. В общем, преследующий Запад призрак – не столько Аль-Каида, сколько неспособность крыть адресованные африканским странам предложения Китая о комплексной сделке и более масштабных взаимоотношениях.
На этом фоне российской политике в Африке не хватает концентрации и устойчивого интереса. Говоря словами ведущего российского эксперта по Африке Ирины Филатовой, "Россия заинтересована в развитии экономических отношений с Африкой, но предложить может немного. А что может, не совсем знает как".
Бывший президент Дмитрий Медведев, правда, пытался переломить тенденцию и даже назначил специального представителя по делам Африки, чтобы привнести в российскую дипломатию свежую струю и содержание. После визита в Нигерию Медведев сокрушался, что Россия "чуть не опоздала" с развитием отношений с Африкой.
Западный военный бросок на Мали может стать для Москвы сигналом о том, что в жизни и политике нельзя опоздать навсегда".

Tags: Африка, Китай, Мали, Россия, Франция, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment