?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С 16 марта – с утра до вечера – пылают страсти по Кипру.

Эта вакханалия, выбившая с первых мест в информационном пространстве почти все прочие новости (отвлекла только кончина БАБа), привлекла внимание всех, - и тех, у кого на Кипре полно денег, и тех, кто про Кипр вообще ничего не слышал.

Одни говорят много, ярко, озабоченно.

Другие срочно вылетели на остров спасть свои деньги и… поцеловали там закрытые двери всех кипрских банков.

В некоторых «русских магазинах», которых на Кипре довольно много, пельмени выдают в кредит. Если в этих обстоятельствах уместна хохма, то вот она: на Кипре стали кредитовать уже не в евро и в долларах, а в русских пельменях

И вот теперь, когда киприоты сказали свое решающее слово – в воскресенье 24 марта были достигнуты экстренные договоренности Кипра с европейскими кредиторами, имеет смысл «остановиться, оглянуться» и попытаться понять, а что, собственно, стряслось?

И куда заведет принятое решение, которое предполагает реструктуризацию крупнейшего банка страны «Bank of Cyprus»? Убытки тех, кто хранит в нем более 100 тысяч евро, могут составить до 40%. А реструктуризация второго крупнейшего «народного банка» («Laiki bank») даст вклад в размере 4,2 млрд евро. За это Еврогруппа выделит Кипру 10 млрд евро.

Но «реструктуризация», а, фактически, убой, двух крупнейших банков Кипра практически гарантирует крах кипрской финансовой системы и утрату какого-либо доверия к ней со стороны иностранных вкладчиков.

В поисках корней произошедшего надо задать ещё много вопросов.

Первый из которых – зачем свежеизбранный президент Кипра начал свою каденцию с такого провального решения о конфискационном налоге со всех счетов вкладчиков кипрских банков? Он, что самоубийца? Он не мог просчитать, куда приведет эта дорога? Его, малоопытного, подставили взрослые дяди и тети из Евросоюза?

Да бросьте! Всё-то он понимал, но зачем-то подставил свою голову в качестве тарана, которым могущественные мировые силы хотят, во-первых, пробить брешь в зоне Евро (о целях – далее), и, во-вторых, разбить позиции России на Кипре (хорошо ли это или не хорошо – также далее).

Зафиксировав эти два неодолимых желания мировых финансистов, у которых – кроме сотворения неприятностей всем вокруг – нет других вариантов спасения самих себя (финансовый обвал в Европе – это шанс для Уолл-Стрит), обратимся сначала к беглому обзору произошедших вокруг этой темы событий. Да простит нас информированный читатель за неизбежные повторы того, от чего раскалились экраны телевизоров и дисплеи компьютеров.

Англичан можно любить или не любить, но надо признать, что порой они выдают шедевры. Вот одна из английских поговорок: «О чем бы люди не говорили, они всегда говорят о деньгах». И за последние дни стало ясно – о деньгах (своих и чужих) заговорила вся Россия…

«Политическое решение» Еврогруппы

Как хорошо всё начиналось!

24 февраля в Республике Кипр (греческая часть разделенного с турками острова) прошли выборы президента страны, на которых убедительную победу 57 против 43 процентов голосов одержал лидер партии Демократическое объединение Никос Анастасиадис.

Предыдущий президент, лидер кипрских левых Димитрис Христофиас не баллотировался на выборах по причине того, что подвергся жесточайшим нападкам и местной правой, и европейской прессы за явные и надуманные неудачи своего пятилетнего правления. В общем, Европа не потерпела в рядах глав своих государств коммуниста.

Кипрская элита вздохнула облегченно, и даже не предполагала, в какое болото попадет две недели спустя после инаугурации 28 февраля нового президента. Настроения меняются быстро, как и ветры над Средиземным морем, и вот уже многие на острове начали грустить по утраченному недавнему прошлому, которое так было не по нраву.

Но это – позавчера, а сегодня выглядит, как белый храм на холме…

Самая большая загадка произошедшего на Кипре в том – почему всё случилось столь неожиданно? Что-то не то…

Вот Сергей Алексашенко, бывший первый заместитель председателя правления Центрального банка России, т.е. человек, который понимает, что и почему происходит в финансах, дает довольно обтекаемое пояснение:

«Кипру нужно 17 миллиардов евро. Это 3-летний запрос на бюджет Кипра, чтобы рефинансировать свои долги. Плюс – рекапитализация кипрских банков (рекапитализация – это «восстановление уставных капиталов банков или других кредитных организаций» - С.Ф.).

ВВП Кипра, там где-то там порядка 20 миллиардов евро. То есть Кипр просит 85% своего ВВП в долг. Сразу, единомоментно.

Вот этот долг вернуть нельзя. Страна, которая единомоментно берет 85% ВВП в долг, она, видимо, рассчитывает на то, что этот долг вернуть нельзя».

Вопрос не в том, можно вернуть или нельзя, конечно, нельзя! Сегодня вопрос в том – зачем Кипру сразу же после прихода нового президента потребовала эта финансовая авантюра?

Да, ещё прошлым летом Кипр запрашивал финансовую помощь ЕС, но время шло, помощи всё не поступало, и как-то справлялись без неё. И вдруг…

Кто убедил – либо надавил – на Никоса Анастасиадеса, чтобы его правительство пошло в Европу за этими деньгами? Да ещё с полным непониманием перспектив ситуации – иначе бы просчитали хотя бы на несколько дней вперед.

Один эксперт высказался по этому поводу прямо: «Жадность сгубила! Новое правительство Кипра захотело получить 10 миллиардов у Европы, но не увидело западню в жестких условия европейцев – мы вам даем 10, если вы сами найдете 7 миллиардов».

И вот 16 марта произошло следующее.

Еврогруппа приняла политическое решение о выделении Кипру программы помощи до 10 млрд евро, сообщил по итогам 12-часового (!) заседания Еврогруппы ее председатель Йерун Дейсселблум.

Обратите внимание, что решение представлено, как «политическое».

Означает ли это, что Европа прежде не хотела давать денег кипрскому президенту-коммунисту? Или это означает нечто иное?

Сейчас посмотрим.

Итак, с момента запроса помощи Кипром прошло более 9 месяцев, и вдруг еврокомиссия созрела. А после 12-часового заседания Кипру были предложены следующие условия выдачи займа.

Евросоюз согласился выделить Кипру 10 млрд евро финансовой помощи при условии обложения единовременным сбором в 9,9% частных и корпоративных депозитов в кипрских банках размером свыше 100 тысяч евро и 6,7% - вкладов менее 100 тысяч евро.

Поскольку общая сумма депозитов на Кипре оценивается в 68 млрд евро, то этот принудительный сбор средств с держателей счетов даст около 5,8 млрд евро (не 7 миллиардов, но где-то близко), с которыми и будет увязан кредит Евросоюза.

Также страны еврозоны потребовали ввести налог на прибыль с банковских вкладов и повысить корпоративный налог с 10% до 12,5%. Это в сумме должно привести к искомой цифре 7 миллиардов.

Причем, эта мера должна затронуть как резидентов (граждан Кипра), так и нерезидентов (иностранцев).

Глава Еврогруппы Йерун Дейсселблум назвал вводимый налог «очень справедливой мерой разделения бремени». Имея ввиду, что платить за европейский кредит должно и государство, и его граждане, и все иностранцы, которые в этом государстве деньги свои депонировали…

Фарисейство! «Отъем денег у вкладчиков» - то есть реквизицию и экспроприацию в одном флаконе – сегодня в Европе назвали «разделением бремени».

А, ведь, правильно кто-то сказал: «Европа есть, а счастья нет…»

Но кипрские власти на первых порах согласились на беспрецедентные условия кредитного соглашения. Хотя ни одна предыдущая программа финансового содействия странам зоны евро не включала подобной меры.

«На экстренно созванном заседании Еврогруппы мы столкнулись с уже принятыми решениями, со свершившимся фактом. Мы должны были выбрать катастрофичный сценарий неконтролируемого банкротства или сценарий болезненного, но контролируемого, кризис-менеджмента», — сказано в заявлении президента Никоса Анастасиадиса.

Ловушка захлопнулась – в случае отказа от требований ЕС Кипру угрожало немедленное банкротство банков.

О-па! А куда раньше глядели? Опять и опять всплывает вопрос: «Почему именно сейчас рвануло?» И опять обращает на себя внимание фраза о «политическом решении» Еврогруппы…

Хроника пикирующего острова

Принятое решение Еврокомиссии, уверял в первый день всех президент Республики Кипр, «позволит сохранить депозиты (они уже куда-то пропали?) и банковскую систему острова, предотвратить банкротство бизнеса и массовые увольнения».

Если президенту верить, то значит, в кипрских банках вообще нет денег?!

На счетах «волшебные нолики», а живые деньги уже куда-то сплыли. Иначе как объяснить озвученную потребность в «рекапитализации» банков? Выходит, деньги нужны для «новой капитализации банков»?

А как же с вкладами?

Уходя от прямых ответов, президент шаманил дальше: «Долг страны будет сокращен до приемлемых значений»; «киприоты сохранят пенсии и страхование»…

Это были песни не экономиста, но политика, который, по определению, обязан всех успокоить даже когда дела – «швах».

Песни, однако, были пропеты быстро. И началась проза жизни. Никос Анастасиадис в конце концов заявил, что его страна находится в худшем кризисе со времен турецкого вторжения 1974 года.

И шорох пошел уже в тот же день 16 марта.

Тогда появилась утечка из ЦБ Кипра, который запретил банкам любые платежи и переводы в стране и за рубежом. В письме с пометкой «конфиденциально» говорилось, что ЦБ запрещает «временно, до дальнейших указаний… осуществление каких-либо выплат или перевод капиталов через какую-либо систему платежей, клиринговую или расчетную, работающую в пределах республики или за ее пределами, в том числе в рамках одного кредитного учреждения».

Задним числом власти объяснялись, что это было сделано, чтобы «избежать массового оттока средств из кипрских банков».

Де-факто все счета арестовали.

А потом и банки закрыли. Аж до 26 марта!

Таким образом, впервые в истории Еврозоны, владельцы вкладов в банки государства-члена оказались вынуждены в принудительном порядке участвовать в стабилизации финансового рынка страны-участницы.

На Кипре это вызвало шок, однако, министр финансов Михалис Саррис поначалу ещё хорохорился и назвал эту меру «исторически трудным, но ответственным решением».

Киприоты не поверили в «историческую важность» конфискации их личных средств и... рванули к банкоматам.

А в банкоматах произошла та самая история, о которой предупреждали давно, ещё когда только-только банки начали принудительно вводить банковские карточки по всему миру, – у вас деньги теоретически есть (на счету в банке – вы их банку отдали). Однако, получить ваши же деньги вы практически не в состоянии, потому что банк вам этих денег не отдает.

Так после этого – есть у вас деньги или нет? Считайте, что нет, несмотря на все веселые нолики на ваших счетах. Они – большая обманка, которая рассыпается в прах при первом же дуновении кризиса…

И вот с рассвета люди на Кипре начали собираться у банкоматов. Образовались очереди. Однако очень быстро вкладчики обнаружили, что одни банкоматы не работают, а в других можно снять не более 600 евро. Через несколько часов сумма, которую могли снять в банкомате, была снижена до 200 евро. А во многих банкоматах деньги сразу же закончились.

Генеральный директор Центрального кооперативного банка Эротокритос Хлоракиотис сообщил, что уже 16 марта были заморожены и онлайн-системы обслуживания клиентов.

Вот в ходе этого скандала и выяснилось, что кипрские банки не имеют собственных средств! Одни нолики на счетах! Все деньги, которые в них закладывались годами, уже отправлены по миру «работать».

В результате, собственно кипрская банковская система может шевелиться только в том случае, если регулярно получает перекредитование извне. «Сегодня кредиты ЕЦБ обеспечивают половину необходимых финансовых средств для поддержания кипрских банков на плаву. Если эта кредитная линия закроется для кипрских банков, они окажутся банкротами», - сообщает «Голос Америки». И эта новость будет посильнее «бинома Ньютона»…

А министр финансов Германии Вольфганг Шойбле как-то буднично заявил, что «существует опасность того, что банки Кипра просто не смогут открыться вновь».

И это – образцовая финансовая система?

…Местные предприниматели не скрывают эмоций. Одного из них цитирует ИТАР-ТАСС: «У меня чувство, что меня просто обворовали. Нет никакой дружбы и солидарности в Евросоюзе. Это обман, так как есть только интересы Германии, Голландии, Финляндии и других государств. Для нашей страны, которая стремилась создать международный финансовый центр, это может обернуться крахом, и мы вновь станем туристическим захолустьем. Надо отказываться от евро, возвращать кипрские фунты и начинать все сначала».

Здесь будет уместно процитировать одного из российских экспертов-экономистов Михаила Хазина. Он умеет обрисовать ситуацию в нескольких словах:

«В любом случае, то, что происходит – это конфискационная реформа.

И, скорее всего, Евросоюз проверяет «на кошках» какова будет реакция?

Скорее всего, конфискационные реформы продолжатся и в других, более «серьезных» странах. Об этом, собственно, эксперты уже начали разговаривать. И тогда последствия будут куда более серьезными.

Фактически, речь на самом деле идет о том, что лелеемую много столетий финансистами идею о том, что банки – это надежнейший и устойчивейший инструмент защиты денег, порушили самым циничным образом.

Именно это стало (точнее, ещё станет) главным последствием инициативы Евросоюза, навязанной властям Кипра.

Фактически, было публично сказано, что кризис не просто не заканчивается, что он только усиливается настолько, что пришла пора бросать в огонь репутацию банковской системы.

Ну, и получил дополнительную поддержку тезис о том, что богатым человеком можно быть только в своей стране - в чужих, все равно, раскулачат».

«Бай-бай», налоговый рай!

Последний тезис напрямую относится к российским капиталам, которых на Кипре скопилось очень много. Согласно только оценке Moody's, российские банки и компании имеют на Кипре депозиты примерно на 30 млрд долл. А объем кредитов, выданных банками РФ кипрским компаниям российского происхождения, на конец 2012 года составлял 30-40 миллиардов долларов, и эти деньги проходят через кипрскую систему банков.

Правда, существуют и другие мнения.

Объем вкладов в банках Кипра, принадлежащий россиянам, можно оценить в диапазоне от 4,943 миллиарда до 10,225 миллиарда евро, в зависимости от системы подсчета, заявил глава ЦБ страны Паникос Димитриадис.

Если считать только те депозиты, где формально записано «Россия», получится 4,943 миллиарда евро. Однако если предположить, что все «компании-пустышки» принадлежат россиянам, получится 10,225 миллиарда, говорит он.

«Вводя специальный сбор с депозитов в кипрских банках, руководство Евросоюза исходило, видимо, из своего представления о том, что значительная часть вкладов принадлежит российским структурам и гражданам, отмывающим через Кипр свои доходы», - заметил ведущий экономический комментатор радиостанции «Би-би-си» Роберт Пэстон. Он привел данные агентства Рейтер, согласно которым до половины депозитов в банках Кипра принадлежит российским нерезидентам.

Значит, удар по России?

Судя по реакции в российском руководстве, это воспринято именно так.

Владимир Путин уже в понедельник 18 марта провел оперативное совещание с руководством администрации, помощниками и советниками, курирующими экономические вопросы, на котором обсуждалась экономическая ситуация в Еврозоне. Такого на моей памяти ещё не было, чтобы в Москве на таком уровне экстренно обсуждали проблемы зоны евро. А потом ещё президент обсудил с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу ситуацию на Кипре «один на один».

«В этом контексте, оценивая возможное решение о введении на Кипре дополнительного налога на банковские вклады, В.Путин сказал, что такое решение в случае его принятия будет несправедливым, непрофессиональным и опасным», — процитировал президента его пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Премьер Дмитрий Медведев высказался ещё жестче: «Решение кипрских властей ввести 10-процентный налог на вклады выглядит как конфискация чужих денег».

Как посчитал Центр макроэкономических исследований Сбербанка, «прямая стрижка» депозитов и размещенных в кипрских банках средств может составить примерно 0,14% российского ВВП. А, если Кипр заморозит транзакции, это повысит российские потери до весьма значительных 2% ВВП.

Как всегда был прям директор московского Института проблем глобализации Михаил Делягин. Он предполагает, что действия Евросоюза могут быть «целевой диверсией против РФ»… Запад свою игру сыграл и теперь «российские ресурсы на Кипре станут западными».

В любом случае, российские бизнес-транзакции на миллиарды долларов через Кипр оказались приостановлены, пишет The Financial Times.

Газета замечает, что остров имеет для России важное значение, как центр инвестиций и торговли. В прошлом году, по данным Центробанка РФ, через Кипр прошли российские инвестиционные транзакции примерно на 120 млрд долларов. Многие ищут на Кипре следы российской коррупции, но, помимо их, там завязано много и деловых узлов. Не секрет, что через Кипр многие наши фирмы «встраивались в мировую торговлю».

Эксперты, опрошенные The Financial Times, также полагают, что российские банки могут больше всего пострадать от кризиса на Кипре. Уже пострадали!

Вот слова Дмитрия Медведева: «Наряду с идеей произвести это изъятие, по сути, была заблокирована деятельность всех банков на Кипре, включая самые крупные банки, и банки с российским участием, абсолютно нормальные и здоровые, у которых никаких нет проблем с балансом, с налогами».

Выводы уже сделаны. Многие российские предприниматели строят планы эвакуировать бизнес с Кипра и сейчас выбирают куда.

«Ни одна страна, которой грозил дефолт, так не поступала, - возмущен банкир Александр Лебедев. - Я с трудом понимаю, какова будет дальнейшая судьба кипрской экономики, учитывая, что в местных банках миллиарды долларов россиян, украинцев и казахов. Они с Кипром больше работать не будут. А капиталу есть куда утекать – есть множество юрисдикций, например, Литва, Латвия, Молдова, Гонконг, Сингапур. Можно составить целую офшорную «таблицу Менделеева».

Согласно полученной ИТАР-ТАСС информации из деловых кругов Лондона, крупнейшие российские компании, включая энергетические, получили некоторое время назад от своих европейских партнеров предупреждение о том, что может быть принято решение о принудительном сборе с их кипрских счетов. «В результате российский бизнес был готов к подобному повороту событий и предпринял меры по недопущению финансовых потерь», - подчеркнул деловой источник.

Помимо российских и некоторые арабские банки заявили, что покинут остров. Таким образом, Кипр может лишиться вообще каких-либо денег. А это непременно скажется и на других странах, отмечает Financial Mirror.

При этой, в общем-то, обидной для определенного отряда российских вкладчиков ситуации – уводили, понимаешь, деньги, перепрятывали, а они сейчас тают, как весенний снег, – открываются интересные перспективы.

У нас же как – «пока гром не грянет – мужик не перекрестится». Ну, вот гром и грянул…

Ситуация вокруг Кипра показывает, что разговоры о более развитой и цивилизованной европейской экономике в сравнении с российской – не более, чем миф. А потому и надо избавляться от комплекса неполноценности и низкопоклонства. Свою страну поднимать надо!

«Сбежавшие капиталы» россиян, а также иностранные капиталы, потекут в Россию, если правительство продолжит курс на улучшение бизнес-климата», - считает глава комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы Игорь Руденский.

Введение Кипром налога на депозиты в долгосрочной перспективе позитивно для России, поскольку открывает возможности для перетока средств в ее юрисдикцию с более стабильными правилами игры для инвесторов, считает первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. «На фоне того, что происходит в целом в Еврозоне, происходит в других странах, у России есть хорошие перспективы, чтобы определенные суммы получить в свои российские инструменты и пришли на депозиты российских банков», — сказал он.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков также не исключает, что фискальная политика ЕС и Кипра заставит бизнес обратить внимание на Россию.

А пресса идет дальше. Олег Писаренков пишет:

«Очевидный факт того, что инициатива кипрских властей – это самый эффективный способ противодействия российской коррупции, тотально замалчивается. О том, что реализация кипрского налога на депозиты была бы прекрасной помощью в нелегком деле де-оффшоризации российской экономики, никто не сказал ни слова».

Ну, вот сам Олег и сказал. Молодец!

Короче, мы присутствуем, сняв шляпы и сделав скорбные лица, при кончине «налогового рая» по имени Кипр, который два десятилетия был одной из оффшорных зон для граждан России. Налог на прибыль там составлял 5%, а у нас он в семь раз выше. Но, хранить деньги в оффшорной зоне это – прямой уход от налогов.

Сейчас крышка захлопнулась, но гложет червь сомнения – а вообще после этого краха хоть кто-нибудь хоть что-нибудь с Кипра вернет?..

Ситуация же – аховая.

Продолжение в блоге - "Кипрский крах. Что дальше?" - 2

Map





Profile

serfilatov
serfilatov

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com