serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Катар позарился на Суэцкий канал. Но кто ж ему даст мешать западной геополитике?

Во время недавней командировки в Каир не раз слышал от местных, что для решения аховых финансовых проблем Египту, возможно, придется делиться правами на Суэцкий канал с Катаром. Дохийский эмир уже обхаживает президента Мурси, обещая большие деньги за то, чтобы канал вошел в орбиту его влияния.
К сожалению, времени было немного, чтобы подробно разобраться в теме. Однако, на днях Сергей Балмасов опубликовал большую статью на эту тему - "Арабские монархии начали «битву» за Суэцкий канал", в которой ситуация разбирается по деталям.
Вот текст этого материал в "Аргументах.ру":
"Ведущие монархии Персидского залива используют «Арабскую весну» для усиления своего влияния в арабо-мусульманском мире. Это особенно заметно на примере Египта, до недавнего времени считавшегося одной из самых влиятельных стран Ближнего Востока.
Катар, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) пытаются получить контроль над ключевыми сферами египетской экономики, включая нефтегазовую отрасль, туризм и Суэцкий канал.

Наиболее активно действует Катар, до последнего времени являвшийся главным зарубежным спонсором египетских властей, предоставивший им более 5 млрд долларов помощи. Кроме того, катарский эмир заявлял о намерении инвестировать в течение пяти лет еще 18 млрд долларов в сферу туризма, газо- и нефтедобычи, строительства, а также переработки углеводородов Египта.
Однако пока подобное сотрудничество не привело к переходу ключевых отраслей экономики Египта к Катару - такой вывод можно сделать на основании произошедшего в марте между египетским президентом Мохаммедом Мурси и катарским эмиром Хамадом бин Халифой ат-Тани конфликта.
Лидер Египта отказался обсуждать запрос Катара о возможной частичной уступке права собственности на Суэцкий канал, а также недвижимости, находящейся по его обеим берегам, в том числе земель и строений.
Важно заметить, что соответствующие попытки ранее имели место со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ. Официальный Каир расценил их как искусственную попытку сужения национального суверенитета страны.
При этом арабским монархам в Египте ясно дали понять, что египетское общество попросту этого не примет.
Египетские власти понимают, что в перспективе в случае одобрения такой сделки может создаться ситуация, благодаря которой внешние силы в перспективе смогут оказывать влияние на прохождение судов по Суэцкому каналу. В этом случае они лишатся одного из немногих серьезных активов, с помощью которых Каир еще может рассчитывать на получение на выгодных условиях иностранных инвестиций.
Дело в том, что Суэцкий канал является одной из ключевых транспортных артерий, имеющих международное значение.
По данным на 2007-12 гг., через него проходило до 10 процентов всех морских международных перевозок.
В последние годы его значение в силу разных причин (в том числе из-за мирового финансового кризиса и сомалийского пиратства) несколько понизилось. По разным данным, с 2008 г. объем перевозок по нему сократился на 20 процентов.
Однако он до сих пор является стратегически важным объектом как торговая артерия в первую очередь между Европой и Азией.
Важным показателем служит и то, что несмотря на снижение объемов перевозок, за счет увеличения стоимости прохождения судов египетские власти довели ежегодную прибыль Суэцкого канала почти до 5.5 млрд долларов.
Особое значение Суэцкий канал приобретает в связи с транспортировкой нефти и газа из Персидского залива в страны Запада.
Альтернативный маршрут нефтяных и газовых танкеров вокруг Африки увеличивается на 2700 морских миль и поэтому стоимость доставки грузов по этому пути заметно возрастает.
При этом в перспективе значение этого канала для мировой торговли может еще больше усилиться. Например, в том случае, если его, как запланировано, модернизируют для прохождения супер-танкеров и если международное сообщество решит проблему сомалийского пиратства.
Поэтому установление контроля над каналом представляется стратегически важным моментом как для Катара, так и для Саудовской Аравии.
Особую значимость получение даже небольшой доли в этом проекте представляет для катарского эмира ат-Тани.
Катар поставляет на внешние рынки около 1 млн тонн нефтепродуктов. Следовательно, Суэцкий канал, ввиду ожидаемого увеличения катарского экспорта на европейский рынок приобретает для Дохи всё большее значение.
Между тем, отказ египетского руководства от любых соглашений по Суэцкому каналу не означает, что они не будут заключены в будущем. Судя по всему, бедственная ситуация в экономике уже в ближайшие годы может привести к переходу по крайней мере части египетских активов в руки иностранных собственников.
Вопрос лишь состоит в том, каких именно.
С момента начала революции золотовалютные резервы Египта сократились с 36 млрд долларов до менее чем 14 млрд долларов. Положение усугубляется в результате падения курса египетского фунта.
Заметно затормозился и экономический рост Египта.
Даже президент Мурси уже не скрывает, что экономику страны необходимо спасать. ежду тем, положение еще больше усугубляется: пропорционально ослаблению фунта растет и бремя государственного долга, на обслуживание которого уходит все больше последних резервов. В настоящее время стране экстренно требуется около 45 млрд долларов для поддержания экономики.
В конце 2013 – начале 2014 гг. страна может стать банкротом.
Для того, чтобы её поддержать и не допустить еще больших политических потрясений, необходимы миллиарды долларов инвестиций, которых, кроме стран Залива, пока никто не готов предоставить.
Учитывая упадок туристической отрасли, приносившей до революции 2011 г. основную часть валютных поступлений, в числе привлекательных для иностранцев активов остаются Суэцкий канал и нефтегазовая отрасль, которые пытаются захватить арабские монархии Персидского залива.
Что касается Запада, то Брюссель и Вашингтон выдвигают неприемлемые с точки зрения Каира условия.
Индикатором отношений служит в том числе и предоставление Египту финансовой и иной помощи со стороны США, которая по сравнению с временами Хосни Мубарака сократилась на два порядка.
Особого беспокойства Запад пока в связи с активностью Катара и Саудовской Аравии вокруг канала пока не проявляет ввиду серьезной зависимости главных участников «битвы за Суэцкий канал» от Парижа и особенно Вашингтона в плане военно-технического сотрудничества. Без защиты Запада они попросту не смогли бы существовать, учитывая прежние иракские, а теперь иранские амбиции в регионе.
Поэтому Запад рассчитывает на то, что в случае необходимости при наличии «иранской опасности» и Катар, и Саудовскую Аравию легко можно будет «одернуть».
С другой стороны, ввиду недавних беспорядков в египетском Порт-Саиде и попыток перекрыть движение по каналу установление более серьезного контроля силами арабских союзников Запада, гарантирующего бесперебойное функционирование этого объекта, вполне отвечает интересам Брюсселя и Вашингтона на данном этапе".

Эти танцы вокруг Суэцкого канал могут, что весьма вероятно, привести Запад к простой мысли - вновь взять канал под свой контроль, как это и было до 1956 года.
Этот сценарий вполне укладывается в геополитическую концепцию по контролю Запада над водным путем из Индийского океана в Средиземное море.
Истерика по поводу сомалийский пиратов длидась ровно столько сколько нужно было времени и усилий, пока в южной части этого водного пути не укоренились натовские корабли для контроля не за пиратами - их уже там и не слышно (цирк закрылся и клоуны разбежались), а за Аденским заливом и окружающей акваторией.
Только посмотрите на карту, и замысел контроля над этим морским путем станет абсолютно понятен.
Суэцкий канал - "северные ворота".
Аденский залив - "южные ворота".

Tags: Аденский залив, Египет, Катар, Саудовская Аравия, Суэцкий канал, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments