serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Кто сказал "правила ВТО"? Есть диктат американцев и их желание убить русского конкурента

Российский разработчик и производитель суперкомпьютеров компания «Т-Платформы», осуществлявшая успешную экспансию на мировом рынке, попала в американский черный список. Теперь ее бизнес под угрозой.
Бюро промышленности и безопасности (БПБ), подведомственное министерству торговли США, 8 марта объявило о включении российской компании «Т-Платформы» и двух ее филиалов в Германии и на Тайване в «Список организаций и лиц, действующих вопреки национальной безопасности и внешнеполитическим интересам США», сообщает журнала "Эксперт".
В октябре прошлого года в этот список уже были включены компании из разных стран мира, причастные к незаконным, как считают американцы, поставкам электронных компонентов из США в Россию.
Разница состоит в том, что наказанные в прошлом году были дистрибуторами электронных компонентов, а «Т-Платформы» — крупнейший в России производитель суперкомпьютеров, чья деятельность имеет для страны стратегическое значение.
Из серьезных российских организаций в этот список включены еще ВНИИ технической физики из Снежинска и ВНИИ экспериментальной физики из Сарова, то есть всемирно известные российские ядерные центры!

В решении БПБ отмечается: «Бюро имеет основания полагать, что компания “Т-Платформы” экспортировала товары двойного назначения без необходимой лицензии и что деятельность компании связана с разработкой компьютерных систем для военных целей и с производством компьютеров для ядерных исследований».
Включение в черный список означает, что для компании устанавливается «презумпция запрета» на получение лицензий на экспорт, реэкспорт и трансфер любых товаров и изделий, изготавливаемых в США или по американским технологиям в других странах мира.
Накладываемые ограничения закрывают возможности не только для приобретения электронных компонентов в Штатах, но и для заказа чипов, самостоятельно разработанных специалистами «Т-Платформ», на любой фабрике мира, поскольку все фабрики используют американские технологии.
«Грубо говоря, мы не можем приобрести подсолнечное масло, если поле, на котором растет подсолнечник, опыляется американскими пестицидами», — говорит генеральный директор и совладелец компании Всеволод Опанасенко.
Для «Т-Платформ» это означает фактический «запрет на профессию»: без соответствующей элементной базы, производство которой находится под полным американским контролем, создание суперкомпьютеров невозможно.
Более того, «запрет на профессию» распространяется не только на само предприятие, но и на его ведущих менеджеров, поскольку действует для любых компаний аналогичного профиля, созданных с их участием.
Суперкомпьютерами принято называть компьютеры с огромной вычислительной мощностью, которая измеряется в количестве операций с плавающей точкой в секунду (FLOPS, флопс).
Такие машины используются для прогнозирования погодно-климатических условий, моделирования ядерных испытаний, испытаний различной техники — авиационной, автомобильной; для моделирования жизненного цикла ядерных топливных элементов. Они применяются в проектировании ядерных и термоядерных реакторов, для анализа данных геологической разведки при поиске и оценке нефтяных и газовых месторождений, для расшифровки ДНК.
Иными словами, суперкомпьютеры нужны там, где для решения задач нужно численное моделирование, или там, где требуется огромный объем сложных вычислений, обработка большого количества данных в реальном времени.
О состоянии дел с суперкомпьютерами в разных странах можно судить по мировому рейтингу суперкомпьютеров «Тop-500».
На ноябрь 2012 года из 500 устройств 251 было из США, 72 из Китая, 32 из Японии, 19 из Германии и восемь из России (из них четыре — российской разработки). И такой результат для нашей страны совсем неплох, если учесть, что разработки суперкомпьютеров фактически прекратились у нас в 1990-е годы.
В России созданием суперкомпьютеров занимается ряд компаний, в том числе «Т-Платформы» и программа Союзного государства СКИФ (в которой «Т-Платформы» тоже участвуют).
Благодаря их деятельности доля иностранных предприятий на суперкомпьютерном рынке России уменьшилась с более 90% до менее 25%.
Компания «Т-Платформы», как сказано в решении Бюро промышленности и безопасности, отнесена к организациям, действующим вопреки национальной безопасности и внешнеполитическим интересам США, и связана с разработкой компьютерных систем для военных целей и с производством компьютеров для ядерных исследований.
Вообще, таких компаний в России множество, однако за исключением двух, о которых мы говорили, больше ни одна в черный список не попала.
«С Ираном мы не сотрудничали, Бен Ладену ничего не поставляли. Почему мы попали под такие карательные меры, нам непонятно. Нас о включении в список никто не проинформировал. Поэтому компания немедленно подала в бюро заявление с просьбой объяснить причины принятого решения. Но пока ответа не последовало», — рассказывает Опанасенко.
Естественно, хочется понять, как все-таки компания оказалась в черном списке.
Вопрос в данном случае с подтекстом, ведь «Т-Платформы» — ведущий игрок российского рынка суперкомпьютеров, а поскольку российская промышленность без суперкомпьютеров обойтись уже не может, то, получается, рынок этот сразу достается американцам.
Происки ли это американских конкурентов, сумевших каким-то образом повлиять на решение своих госорганов, или решение продиктовано желанием самих американских госорганов придушить быстро развивающуюся инновационную российскую компанию в сфере, которую они хотят держать под своим контролем, или и то и другое, вместе взятое.
Судя по всему, на «Т-Платформы» за океаном обратили внимание задолго до марта 2013 года.
В 2010-м «Т-Платформы» открыли представительство в Ганновере. Компании удалось найти перспективных заказчиков.
Первый звонок, предупреждавший о проблемах, которые могут возникнуть у суперкомпьютерной компании при сотрудничестве с Западом, прозвучал во время визита Дмитрия Медведева в Германию в 2011 году.
Тогда на встрече с Ангелой Меркель предполагалось обсудить сотрудничество Германии и России в области суперкомпьютеров, в чем, конечно, была заинтересована и компания «Т-Платформы», но, насколько стало известно, Меркель в последний момент отказалась обсуждать именно этот пункт.
Второй звонок прозвучал в 2012 году.
Компания много лет тесно сотрудничала с Исследовательским центром Юлих в Германии, одним из ведущих европейских исследовательских центров, обладающим и одним из крупнейших суперкомпьютеров мира. Несколько лет назад было решено оформить сотрудничество между ними, заключив коммюнике. Но это оказалось делом непростым. Один из экспертов, близких к компании, рассказал, что, узнав о таком намерении, в дело вмешалось германское Министерство науки и попыталось запретить подписание коммюнике.
Причем, насколько известно, распоряжение поступило от канцлера Германии Меркель после звонка госсекретаря США Хиллари Клинтон, подчеркнувшей, что сотрудничество с Россией в такой чувствительной области нежелательно.
В конце концов Центр Юлиха настоял на заключении и коммюнике, и договора о поставке в Центр суперкомпьютера.
Независимо от причин, приведших к включению «Т-Платформ» в американский черный список, ясно, что сохранение подобной зависимости нашей промышленности и обороны от доброй воли американцев и их союзников делает наш технологический суверенитет весьма условным.
Причем эта зависимость существует практически во всех секторах инновационной промышленности — от металлорежущих станков до микроэлектронных чипов.
Президент группы компаний ЭЛВИС Ярослав Петричкович отмечает, что за инцидентом кроется системная проблема: «В современном высокотехнологическом мире американцы, используя свои технологические достижения, заложили огромное количество пороговых ограничителей, благодаря которым в любой момент любое ненужное США развитие может быть перекрыто. Потому что Штаты держат под своим контролем большую часть технологий микроэлектроники и решают, кого к ним — и в какой мере — допустить. И как минимум в ближайшие десятилетия миру придется жить с этими глобальными ограничителями».
Советский Союз, хотя и отставал от США в области микроэлектроники, владел практически всем спектром необходимых технологий, а главное, обладал электронным машиностроением, позволявшим изготавливать все необходимое оборудование.
Теперь все, увы, изменилось: за последние 20 лет большинство технологий было утеряно, отраслевые научные институты влачат жалкое существование или закрылись, а электронное машиностроение практически полностью утрачено.
Тут уместно напомнить, что правила торговли изделиями двойного назначения (а современная микроэлектроника практически вся соответствует этому определению) подпадают под действие так называемых Вассенаарских соглашений по контролю за экспортом обычных вооружений и высоких технологий (товаров и технологий «двойного применения»), участником которых является и Россия, и по ним каждое государство само определяет, что из подобных товаров и технологий оно готово продавать и кому.
Фактически это новая форма пресловутого КОКОМ (список запрещенных к ввозу в СССР выскоих технологий и их продукции с Запада).
Другое дело, что подобная практика «запрета на профессию» фактически хоронит прекраснодушные мечтания некоторых наших политиков и общественных деятелей о свободном обмене товарами и технологиями, о честной конкуренции между Россией и странами Запада и тем более о том, что России помогут в модернизации ее экономики.
Возможно, помогут, но до определенного предела, и производство суперкомпьютеров явно за него выходит.

Tags: ВТО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment