serfilatov (serfilatov) wrote,
serfilatov
serfilatov

Египет после Мубарака - кровь, пот и слезы...

После устранения от власти бессменного президента Египта 1981-2011 годов Х. Мубарака прошло два года.
В отличие от соседей страна избежала принудительно-штыковой инъекции демократии по рецептам западных «докторов». Египет не бомбили ради свободы и не душили экономическими санкциями во имя народовластия. Египетских оппозиционеров не обучали в иноземных лагерях и не засылали обратно с террористическими миссиями.
Смена власти в стране пирамид произошла быстро и почти бескровно. Ее удалось легализовать проведением президентских выборов – летом 2012 года на высший исполнительный пост был избран лидер фундаменталисткой партии «Братья-мусульмане» М. Мурси.
Который раз в человеческой истории революция свершилась силами одних общественных сил, а воспользовались ею совершенно иные структуры, пишет в своей статье "Египет: опасность религиозной войны" Даша Гасанова.
Средний класс, творческая интеллигенция, жители крупнейших мегаполисов (Каира и Александрии) стали главными инициаторами и исполнителями революционных преобразований.
С электоральной победой М. Мурси руководство над этими «преобразованиями» перешло к радикальной партии экстремисткого толка. Что только подстегнуло «ниспровергателей» режима Мубарака к новому витку демонстраций, митингов и уличных беспорядков – теперь уже против победивших на выборах исламистов.
Одна из крупнейших стран Ближнего Востока сполна наслаждается плодами «арабской весны». Вот только горечи в этих плодах куда больше, чем витаминов.
Пафос от краха «диктатуры» Мубарака давно поблек на фоне лавинообразно нарастающих проблем во внутренней и внешней политике Египта.

За два прошедших года улучшений в Египте не сможет отыскать самый лояльный к новым властям исследователь.
Экономика погружается в стагнацию все глубже. Социальные программы урезаны, хотя и при Мубараке особой щедростью не отличались. Туризм кое-как держится на плаву, да и то во многом из-за отчаянных российских туристов – граждане всех прочих стран относятся к рискам зарубежных поездок куда более осмотрительно.
Инфраструктура в Египте не то, что не строится – ремонт зданий, дорог или мостов оказывается непосильно дорог дефицитному бюджету. Образование, здравоохранение и науку лихорадит от наступающего примата религиозных исламских догм над светскими ценностями.
Единственным предприятием египетской экономики, продолжающим бесперебойно работать, остается Суэцкий канал – сооружение времен британского колониального владычества.
Золотовалютных запасов государства (по официальному признанию властей в марте 2013 года) достаточно на приобретение трехмесячного запаса продовольствия.
Перспектива расшаркиваний перед МВФ с заискивающей просьбой «Дайте кредит, ну пожа-ааалуйста», становится для египетских властей насущной необходимостью. Для 90-миллионного населения еще недавно самодостаточной(!) сельскохозяйственной страны такой кредит станет краткосрочным подспорьем для современников и долгосрочным ярмом для потомков.
Оказывается, что промышленный рост, культурная среда, гражданская терпимость и социальная защищенность не возникают сами по себе. Оказывается, что эти «само собой разумеющиеся вещи» не функционируют в автономном режиме.
Раскол в египетском обществе нарастает куда более стремительно, чем стагнация в экономике или рост государственного долга.
Трехсторонние столкновения между футбольными фанатами и полицией прошлого года (десятки убитых и 14 осужденных на смертную казнь) – ужасный, инцидент, жуткое опровержение крылатой фразы «О, спорт – ты мир!».
Драки с человеческими жертвами при разгоне митингов на столичном Тахрире – трагедия для сотен египетских семей.
В апреле 2013 года маятник внутриегипетского насилия вышел на траекторию межконфессиональных столкновений.
Это может иметь такие последствия, что все кровавые диктаторы Востока покажутся добрыми сказочниками и эталонами гуманизма.
В каирском пригороде Эль-Хусус отмечены многочисленные уличные столкновения, погибло пять человек. В официальных СМИ причинами беспорядков называются некие «межобщинные противоречия». Хотя любой очевидец готов объяснить и предметно доказать, что в египетском Эль-Хусусе прошли христианские погромы.
Истребление людей по признаку вероисповедания. Геноцид населения, антикрестовый поход, убийства на средневековой почве религиозной нетерпимости – суть не в терминологии, а в ужасающих перспективах гражданской катастрофы.
С момента «воцарения» М. Мурси и концентрации власти в руках радикальных исламистов положение египетских христиан-коптов менялось от плохого к худшему.
Следует отметить, что еще до бойни в Эль-Хусусе жертвами уличной преступности стало более 50 египтян христианского вероисповедания. Только при разгоне манифестации коптов в Каире 11.10.2011 года (через восемь месяцев после отставки «диктатора» Мубарака) было убито двадцать пять демонстрантов.
Со своими протестующими единоверцами египетские стражи порядка деликатнее и осторожнее на порядок. С коптами местные копы не церемонятся, и этот «радикальный месседж» хорошо усвоен воинственными исламистами.
Межрелигиозные столкновения в Египте выплеснулись в столичные пригороды, где есть хоть какая-то власть, общественное мнение и деятельность СМИ.
О погромах в провинциях мир может и не узнать.
Между тем египетские христиане – вовсе не забитая прослойка населения. Численность коптов составляет от 7 до 8 миллионов человек. Они являются коренными жителями Египта в гораздо большей степени, чем мусульмане любого толка.
Египетские копты живут в крупных городах и сельской местности. У них свыше 400 общин, сотни храмов (происхождением до 990 года н.э.), сельхозкооперативов, фабрик, магазинов и мастерских.
Экономически христианское население Египта вполне успешно – как минимум, возвышается над средним уровнем «достатка по стране». Оно не претендует на власть, но требует учета своего мнения в вопросах внутренней политики. Имеются данные о наличии подпольного огнестрельного оружия не только у исламских экстремистов, но и в коптских поселках и кварталах.
Эти люди не побегут – самые состоятельные числом в сотню тысяч человек уже уехали, остальным эмигрировать не на что и некуда. Эти люди не будут покорно подставлять шеи под топоры радикальных мясников.
Без вековой готовности бороться копты элементарно бы не выжили на сотнях общин-островков посреди мусульманского моря. Эти люди будут сражаться, умирать и убивать – если у них не будет другого выбора.
А ничто так не раздражает религиозного фанатика в раздираемой кризисом стране, как успешный иноверец. Пусть даже и соотечественник.
Будущее Египта решается не на кредитных переговорах с МВФ и не в дискуссиях о путях эволюции «арабской весны». Не на международных саммитах с участием президента Мурси, не в пока еще нейтральном Генштабе египетской армии и даже не на вечно бурлящей недовольством столичной площади Тахрир.
Будущее Египта зависит от способностей властей предотвратить религиозную войну в собственной стране.

Если сложить этот текст с предыдущим постом "Египетские революционеры бояться выпускать Мубарака на свободу после его оправдания в суде", то картина египетской действительности становится до неприличия разоблаченной...

В этой связи позволю себе обратить внимание на мой репортаж из Египта и Туниса, приуроченный ко второй годовщине "арабской весны", - "Похищение Революции". Там многое ещё сказано.


Tags: "арабская весна", Египет, исламизм, копты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments