Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Программа "Что происходит?" Война по-американски

Стремительный уход армии США из Афганистана и объявленный скорый её уход из Ирака без военных успехов ставит вопрос о том, чего, собственно, добиваются американцы такими войнами, откуда они не выходят победителями, при этом потратив огромные деньги на участие в этих авантюрах?
О некоторых особенностях военных кампаний США в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» рассказывает военный обозреватель ТАСС, полковник запаса Виктор Литовкин.
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.



Программа "Что происходит?" Каков он – «афганский» Афганистан?

Любой вопрос политического урегулирования в Афганистане столкнется сейчас с проблемой внутренних взаимосвязей политических и национальных сил, существующих в большом количестве в этой многострадальной стране. Самые разные интересы самых разных афганских – и регионов, и национальностей, это – реальность, которую надо видеть сейчас перед новым этапом, перед новой Эпохой афганской истории. Когда есть внешняя угроза – афганцы проявляют единство. Когда угроза извне минует, дают о себе знать многочисленные и многообразные интересы разных сил.
Об особенностях и традициях жизни самих афганцев в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» рассказывает один лучших российских специалистов по Афганистану – Михаил Алексеевич Конаровский, посол России в Афганистане (2002-2004 гг.), ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, член Российского совета по международным делам (РСМД).
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.



</lj-embed>

Афганский синдром: пришельцы не задерживаются

Срочная эвакуация американских Джи-Ай с базы Баграм близ Кабула.
Фото France 24

Наверно, самым показательным элементом той ситуации, что сложилась прямо сейчас в Афганистане, является нижайшая просьба американцев к руководству среднеазиатских стран – принять у себя около 10 тысяч афганцев, которые долгое время работали на США, а теперь могут быть уничтожены в процессе перехвата власти в Кабуле.

Как сообщает информационное агентство «Bloomberg», Соединенные Штаты «попросили Таджикистан, Казахстан и Узбекистан временно принять около девяти тысяч афганцев, помогавших американской стороне во время ее военной кампании».

Прямо в эти дни и часы американцы со своими НАТОвскими союзниками с удивительной проворностью и на большой скорости оставляют афганскую землю, на которую вторглись в 2001 году. Справедливости ради надо уточнить, что тогда – после террористической атаки на Башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года – США получили мандат ООН на военную операцию против «террориста Бен Ладена», находившегося в Афганистане. Однако, пару лет спустя, НАТО перехватило у ООН флаг этой военной миссии, и стала во главе с США действовать уже по своему усмотрению.

Про Афган и события, связанные с ним, написано очень много, а теперь вот очередная глава – срочная эвакуация западных войск, так и не одержавших здесь вожделенной победы.

Теперь «сматывают удочки» и янки после 20 лет оккупации Афганистана, на которую, как в Вашингтоне открыто заявляют, было потрачено более 2 триллионов долларов. Как говорится, «лучше бы людям раздали…»

Афганские Боги неумолимы – ни одна иностранная армия не в состоянии находиться в Афганистане долгое время. Действительно, англичане дважды в XIX веке вторгались в Афганистан, и дважды были выдворены отсюда – разок даже афганцы оставили в живых только одного британского офицера, чтобы он вернулся к своим и предупредил: «Туда больше соваться не надо». Потом пришла и ушла Советская армия, оставив, к удивлению всех, о себе память, как о «шурави» - о «друге». А теперь, стремительно покидают местные горы и многонациональные силы НАТО. Лучшие армии мира не смогли справиться со здешним, практически, – партизанским движением.

Напомним, что президент США Байден объявил в марте, что «к 11 сентября 2021 года будут выведены практически все свои войска», но происходит спешный вывод с опережением графика – прямо в эти июльские дни. Это можно охарактеризовать одним словом, которое Михаил Булгаков использовал в названии своей пьесы – «Бег». Это даже напоминает бегство янки и их клевретов из Сайгона в 1975-м…

[Spoiler (click to open)]

На этих днях вооруженные формирования США и НАТО покинули крупнейшую авиабазу в городе Баграм, расположенную менее, чем в полусотне километров от Кабула. Её, скорее всего, уже в ближайшее время займут подразделения «талибов». Эта организация, запрещенная в России, была создана самими американцами для борьбы против советских войск в 1980-х годах, а потом она развернула свои стволы уже в сторону новых пришельцев – из НАТО. Как уже становится понятно, уходящие западные войска оставят в ходе своего отступления много такого – и вооружения, и техники, что только укрепит мощь отрядов «талибов». Поэтому вопрос о захвате ими Кабула становится решением нескольких недель. Американская разведка полагает, что «талибы» возьмут столицу уже в начале осени.

Вот почему янки заинтересовались сохранить свою афганскую клиентуру и спрятать её до поры на территории сопредельных стран. При этом США не собираются выдавать визы афганцам, помогавшим им в Афганистане – пусть остаются у себя на месте. Это – с одной стороны. Но здесь есть и важная подоплека. В Вашингтоне собираются «уйти, но остаться» в этих краях. Покидая сам Афганистан, они намерены закрепиться в соседних странах, поскольку для США очень важен контроль над этими пространствами Центральной Азии.

Министры иностранных дел Узбекистана и Таджикистана по странному совпадению находились в эти дни в Вашингтоне, и их уговаривают подписать некоторые важные для американцев бумаги. И это напоминает старую русскую шутку: «Впустите, пожалуйста – на дворе так холодно, что спать хочется, а перекусить негде». И, если руководство двух стран уступит американским посулам, то мы получим ситуацию, что описывает их пресса: по словам источников «Bloomberg», в Вашингтоне настаивают, чтобы иметь право и возможность проводить разведку с территории сопредельных Афганистану среднеазиатских государств.

Американцы пугают своих собеседников тем, что отряды «талибов» уже подошли к границе, а армейские части правительства Кабула отходят в панике в сопредельные страны, где сдаются в плен таджикам и узбекам. Моральный дух «талибов» стремительно растет, поскольку они чувствуют победу, и выпустили в июне заявление, в котором говорится, что «за последние несколько дней мы стали свидетелями большого количества солдат, которые раньше работали на захватчиков, а теперь массово сдаются нам по всей стране. В некоторых случаях отряды до сотни бойцов сдаются со всей своей военной техникой, оружием и боеприпасами, демонстрируя свое абсолютное отвращение к администрации Кабула».

Только что газета «The Wall Street Journal» оповестила, что американское военное командование разрабатывает план экстренной эвакуации сотрудников посольства страны в Афганистане на случай прихода «Талибана» в Кабул. И ясно, что американцы бросают своих клевретов. Военный аналитик из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Энтони Кордесман уверен: «Пришло время списать со счетов Афганистан. Нет никаких признаков того, что появляется сильное, единое и эффективное афганское правительство». А бывший президент Афганистана Хамид Карзай в интервью «Associated Press» угрюмо заметил: «Международное сообщество прибыло сюда 20 лет назад с четкой целью борьбы с экстремизмом и обеспечения стабильности, но экстремизм сегодня находится на пике. Значит, они потерпели неудачу... Куда они теперь нас бросают? Полный позор и катастрофа».

Между тем, нынешний президент Афганистана Ашраф Гани находится в Вашингтоне, принят Байденом, и не факт, что этот бывший сотрудник Мирового Банка и выпускник Колумбийского университета (США) вернется туда, откуда слышен голос «Талибана»: «Настоящие представители афганского народа и будущее руководство Афганистана – это наша исламская афганская сила».

Кстати, события в который раз показывают особо продвинутым адептом «вашингтонского пути» в Восточной Европе, что американцы не будут для них «нерушимой стеной» и бросят в тот самый час, когда поймут – делать им там больше нечего. Наверно, самым показательным элементом ситуации, что сложилась прямо сейчас, является нижайшая просьба американцев к руководству среднеазиатских стран – принять у себя около 10 тысяч афганцев, которые долгое время работали на США, а теперь могут быть уничтожены в процессе вполне возможной и скорой смены власти в Кабуле. Самим спасать «союзников» недосуг…

Но это – к слову. «Имеющий глаза, да увидит» брошенную военную базу в Баграме в полусотне километров от Кабула, откуда армия США исчезла в июльском утреннем тумане.




Почему Джи-Ай так стремительно «перевыполняют план», и куда эта американская спешка может завести ситуацию вокруг многострадального Афганистана, откуда местная война беспокоит все окружающие государства и народы? Война, которая породила массу проблем и в самом Афгане, и вокруг него – и у близких соседей, и у дальних Держав.

Попробуем пройтись по узловым точкам афганского сюжета, отметив самые важные, на наш взгляд, черты начавшихся там перемен для многих действующих лиц, а также заинтересованных сторон этой драмы.

Сначала назовем примерный круг участников нынешнего и, как полагаем, последующего, этапов развертывания афганской истории: это – афганские политические силы с разнообразными интересами, сами США, страны Центральной Азии, соседние Пакистан и Иран, страны НАТО, Китай. ШОС и Россия, наконец!

Напомним, что американцы ещё в начале весны вдруг призвали Пакистан, Россию, Китай, Индию и Турцию «делать больше для стабильности Афганистана». По сути Байден обратился за помощью к участникам ШОС – Шанхайской организации сотрудничества, в состав которой входят все крупнейшие государств Азии. В марте с.г. московская встреча по Афганистану с участием России, Китая, Пакистана и США стала очень продуктивной и продемонстрировала много общих подходов стран-участниц, о чем заявил сам госсекретарь Энтони Блинкен.

У России здесь своя позиция. Как представляется, Москва намеревается быть не «стороной конфликта», но – как, например, в ливийском урегулировании – посредником, мнение которого может стать в нужный час решающим, а также – гарантом безопасности в регионе, имеющим в руках такой веский аргумент, как вооруженные силы Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это и есть – дипломатия + силовая компонента в едином формате. Мы уже за годы афганской войны наработали контакты практически со всеми участниками, несмотря на то, что, например, движение «Талибан» запрещено в РФ, но переговоры с ним ведутся ради решения больших задач близ российских границ, в том числе в эти дни в Москве. Как заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, «Путин в курсе» (переговоров), и «контакты необходимы на фоне того, как развивается, как напряжено развивается ситуация в Афганистане, как развивается ситуация на границе Афганистана и Таджикистана. Эти переговоры необходимы».

Впрочем, и американцы, хотя и воевали с «талибами», все равно вынуждены были некогда сесть с ними за стол переговоров в столице Катара Дохе. Несмотря на то, что вместе с США в афганские горы пришла армия в сто с лишним тысяч штыков, представлявшая 45 государств НАТО и его симпатизантов из некоторых стран, желавших выслужиться перед Вашингтоном, такая «армада» не добилась ничего, и теперь уходит восвояси. Это, кстати стало мотивом для протестов в Пентагоне, где решение президента Байдена не было поддержано высокопоставленными военными, включая министра обороны Ллойда Остина. Генералы понимают, что бегство из Афгана не добавляет авторитета US Army. Хотя… Голливуд потом снимет блокбастер «Афганский триумф», про то, как «янки там всех победили».

Так какие выгоды все-таки получают США? Прежде всего, это – экономия денег, которых уже катастрофически не хватает. Конечно, экономия на афганском направлении будет для Вашингтона важной. Трамп, пока был у власти, заявлял, что военное вмешательство США на Востоке стоило им с 2001 года 6 триллионов долларов. Поэтому экономия будет весомая.

У Байдена есть задача – продолжать противостояние с Китаем, и ему надо бы, в соответствии с новой «военной доктриной», сформулированной ещё в 2011 году относительно перевода американского целеполагания на регион Pacific Ocean, потратить имеющиеся доллары не в Афганистане, а на Тихом океане. В Белом доме откровенно говорят, что после вывода отсюда войск внимание Пентагона и ресурсы станут ориентированы на «борьбу с вызовами в Индо-Тихоокеанском регионе».

Показательно, что Великобритания намерена каким-то образом, но остаться в Афгане, а точнее – в регионе Хартлэнда или «Срединной земли» в центре Евразии. Премьер-министр Борис Джонсон на днях во время выступления в Палате Общин парламента объявил: «По очевидным причинам я не раскрываю графика вывода наших сил, но я могу сказать, что большинство персонала уже выведено». «Большинство персонала»… Значит, кто-то остается? «Все британские военные, кто нес службу в рамках миссии НАТО в Афганистане, возвращаются домой», - подчеркнул Джонсон. А кто «не в рамках мисси НАТО» должны, судя по всему, остаться? Опять англичане что-то недоговаривают. Недаром же замминистра обороны Соединенного Королевства Джеймс Хиппи в той же Палате общин заявил: «Мы, безусловно, оставляем за собой право противостоять террористическим угрозам Соединенному Королевству, которые могут вновь возникнуть в Афганистане».

Присутствие Британии в этом регионе Азии всегда являлось дестабилизирующим фактором. Будут ли у Лондона возможности активно влиять на ситуацию – это вопрос. Но его заинтересованность остаться в большой Игре – уже проявлена.

Афганское многообразие

Собственно, само афганское общество многообразно, многонационально и раздроблено. Обратите внимание на карту, демонстрирующую, на скольких языках говорит население Афганистана. Язык межнационального общения в Афганистане – это язык дари (местный вариант фарси). Он является родным, примерно, для половины населения Афганистана, еще около 40% жителей владеют языком дари, как вторым языком.

На языке пушту говорят пуштуны – около 40% населения. В основном, как видно на карте, они живут на юге Афганистане, на границе с Пакистаном (в Пакистане же проживает основная масса пуштунов). Также население говорит на узбекском, туркменском и ряде других языков. Страна реально – многонациональная.

{C}{C}{C}

В политической плане сейчас там, если не ошибаемся, три главных силы, а также ряд региональных, хорошо вооруженных движений, прежде всего – на границах со странами Центральной Азии.

Эти три главные политические силы:

– центральное правительство в Кабуле, которое прежде имело поддержку со стороны США и их союзников, а отныне эта поддержка будет весьма эфемерна;

- движение «Талибан» (запрещено в РФ), которое было создано американцами для борьбы против советских войск в 1980-х годах, а потом развернуло свои стволы уже в сторону пришельцев из НАТО;

- и, наконец, самые новые пришельцы – террористы ИГИЛ (Исламского государства, запрещенного в РФ), воспитанные и вооруженные американцами в Ираке и в Сирии, а ныне переброшенные оттуда в Афганистан.

Да, там есть этот важный фактор, обостряющий положение дел. Опасность ситуации, в том, что террористы ИГИЛ (Исламского государства, запрещенного в РФ), воспитанные и вооруженные американцами в Ираке и в Сирии, а ныне переброшенные оттуда в Афган, – это реальная угроза Средней Азии с Юга. Вот это – настоящий вызов для Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Впрочем, этих «пришлых» исламистов ненавидят сами «талибы», и драка здесь намечается серьезная. Афганистан, похоже, может погрузиться в новую войну «Талибан» vs  ИГИЛ. И оружия у них масса – осталось оно здесь после НАТОвского похода в большом количестве…

Также можно предположить с высокой долей вероятности, что Афганистан уже скоро получит новое правительство. Американская разведка в конце июня сделала вывод о том, что нынешнее правительство Афганистана рухнет не более, чем через шесть месяцев после завершения вывода американской армии.




Надо напомнить, что «талибы» были у власти в 1990-х годах до американского вторжения. И они, кстати, сумели навести свой порядок, поэтому страна 10 лет жила без серьезных потрясений. «Талибы» тогда запретили выращивать мак и блокировали то, что сегодня – под оккупацией НАТО – стало для афганцев самым прибыльным бизнесом, а именно – производство наркотиков. Мы об этом не раз напоминали, например, в материале «Почем опиум для народа?» После прихода янки опиумный бизнес поднялся на суперприбыльную высоту, что, по некоторым оценкам, было предлогом длительного пребывания армии США на этой земле. К 2017 году объем площадей посевов мака в Афганистане, только по официальным данным, достиг 350 тыс. гектаров.

Но американцы уходят, а их местные союзники теперь не знают, где попрятаться от наступающих сил «талибов», которые занимают одну провинцию за другой.

В эти дни появился один весьма экстравагантный слух: слова Байдена, сказанные на встрече в Белом доме с президентом Афганистана Гани о том, что «правительство Афганистана способно устоять после вывода войск США», можно, мол, трактовать совершенно неожиданно. В этой связи звучат предположения, что Афганистан может быть разделен на два государства, если американцы сторгуются с «талибами», чтобы те получили свой огромный кусок территории на северо-западе, а земли вокруг Кабула и к юго-востоку от него оставались бы под контролем правительственных сил, которые будут получать поддержку от США…

Беспокойство в Центральной Азии

Теперь обратим внимание на ситуацию в странах Центральной Азии, у которых есть один тревожный фактор, но есть и один важнейший плюс.

Первое – рядом, прямо за пограничной полосой, происходит катарсис афганского кризиса-2021. Через границу бегут от огня «талибов» сотни солдат терпящих поражения правительственных войск Кабула. На приграничных территориях уже готовятся палаточные лагеря для ожидаемого наплыва беженцев. Это – безусловный минус, а также целый комплекс проблем. Однако, пока – проблем гуманитарных. Правда, еще одна серьезная проблема – возможная активизация разного рода исламистских течений и групп в самих странах Центральной Азии, но это – уже забота местных спецслужб. И, надо признать, что исламистские центры существуют везде по границам Афганистана.

Многие специалисты говорят о том, что вопрос о гипотетическом переходе войск «Талибана» на территорию Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана маловероятен. У «талибов» в обозримом будущем видна масса забот в самом Афганистане: начиная от политического прихода к власти в Кабуле – самостоятельно или в коалиции, а также, в военном плане, впереди у них – выяснение отношений с бандами ИГИЛ, окопавшимися на афганской земле.

Специалисты отмечают, что в эти дни «талибы» целенаправленно берут под контроль пограничные переходы по всем направлениям: с Таджикистаном, Узбекистаном, Пакистаном, Ираном. Они, таким образом, блокируют уход в сопредельные страны тех элементов, что сотрудничали с американцами и НАТО, чтобы на сопредельных территориях не копились вооруженные отряды, способные воевать против них. И это – важная деталь в происходящих стремительных переменах оперативной обстановки.

Что касается неоспоримого плюса для стран Средней Азии – они находятся в составе ОДКБ, а это означает гарантированную военную помощь со стороны всех союзников, в первую очередь – России. И об этом заявил только что генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Станислав Зась: «В Афганистане, на самом деле, ситуация ухудшается. Есть четкое понимание необходимости оказания помощи Таджикистану именно в обеспечении безопасности таджикско-афганской границы».

В эти дни идут интенсивные консультации и переговоры между руководителями среднеазиатских стран, а также между ними и руководством России. Президенты РФ и Таджикистана Владимир Путин и Эмомали Рахмон провели телефонный разговор, в ходе которого российский лидер выразил готовность оказать Таджикистану необходимую поддержку на фоне непростой ситуации на таджикско-афганской границе. Президент Рахмон также провел телефонные переговоры с главой Узбекистана и президентом Казахстана. Рахмон поручил провести мобилизацию 20 тысяч резервистов для укрепления таджикско-афганской границы.

Соседи вырабатывают общую позицию

Только что в Иране на межафганских мирных переговорах представителей правительства Афганистана, высокопоставленных республиканских деятелей и делегации «Талибан», заявлено: «Обе стороны с взаимопониманием согласились с опасностями продолжения войны и ущербом, который она нанесет здоровью страны. Стороны отметили, что война не является решением афганской проблемы. Необходимо приложить все усилия для достижения политического и мирного решения». Да, Тегеран также работает со своей ради мирного и политического урегулирования ситуации в Афганистане – глава МИД Мохаммад Джавад Зариф подтвердил готовность Ирана содействовать продолжающемуся диалогу между афганскими группировками по урегулированию нынешнего кризиса в стране. Он также подчеркнул приверженность Исламской Республики Иран к оказанию помощи во всеобъемлющем развитии Афганистана после установления мира.

В Тегеране содействуют быстрейшему поиску политического решения на базе формирования коалиционного правительства в Кабуле. При этом рассматривают вариант силового «прикрытия» своей границы от беспокойного соседа.

Что касается Пакистана, то там также готовятся к окончательному уходу НАТО и полагают, что могут оказывать влияние на ситуацию, благодаря своим тесным связям с восточными провинциями Афганистана. Поэтому, окончательно дав отрицательный ответ на возможность американского военного присутствия у себя на территории, руководство Пакистана намерено играть важную роль в формировании дальнейшей судьбы соседней страны.

Притом, что и Иран, и Пакистан заинтересованы в успокоении ситуации, здесь очень важную роль может сыграть союзный с ними Китай, который поддерживает отношения и с центральным правительством, и с «Талибаном». Уже давно на афганской территории китайцы развивают свои экономические проекты, связанные с добычей полезных ископаемых. Кроме того, через Афганистан может пролегать один из маршрутов создаваемого Китаем проекта «Один пояс – один путь», а это требует безусловной безопасности в регионе. Также для КНР важен вопрос о пресечении исламистских сепаратистских настроений в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, граничащем с Афганистаном.

Поэтому симбиоз трех государств, заинтересованных в политическом урегулировании, может сыграть очень весомую роль в успокоении Афганистана. Одни инвестиции из Китая способны покрыть все запросы афганских разнообразных элит, чтобы те были более сговорчивы в мирном процессе, нежели продолжать войну.

И все эти граничащие с Афганистаном страны в том или ином статусе входят в ШОС вместе с Россией. Так что, потенциал политико-экономического воздействия на ситуацию в Афганистане – это шанс для ШОС проявить себя в таком суперважном для всей Азии деле – афганском урегулировании.

При присоединении к этому процессу Индии, которая пока наблюдает за происходящим со стороны, особо не проявляя здесь активность, вариант эффективного решения вопроса политическим путем – при таком мощном и заинтересованном окружении – становится весьма вероятным.

…И все-таки такое впечатление остается, что Боги, хранящие афганские просторы, не терпят в своих горах никаких иностранных пришельцев с оружием в руках.

Видео дня. Министерство Обороны России: Это - "ароматное пятно на репутации" английского флота!

Официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков назвал британский эсминец Defender «всего лишь жирной целью для противокорабельных комплексов» российской армии, а его провокацию у берегов Крыма "эпическим фиаско".
Это надо увидеть!



Африканское эхо на французских просторах: Вот сгорел «Нотр-дам де-Пари», и посыпалось...

На портале InfoRos опубликован мой новый комментарий "Африканское эхо на французских просторах. Макрон дуплетом теряет контроль над Западной Африкой и проигрывает муниципальные выборы".



"Франция - государство террорист", "Стоп геноциду Франции в Мали"


Новости последних недель для президента Франции Макрона становятся все мрачнее.
То русские выдавливают французов из их традиционной зоны влияния – сначала из Центрально-Африканской республики (ЦАР), а затем и, возможно, из Мали. То страны Западной Африки, входящие в объединение ЭКОВАС, принимают решение, что к 2027 году они у себя отменяют пост-колониальную про-французскую валюту – CFA. А в продолжении этой цепочки неприятностей (и это ещё мягко сказано), партия Макрона терпит сокрушительное поражение на региональных выборах, собрав только около 10 процентов голосов избирателей. А тут ещё в Евросоюзе проблемы…
И что – опять «русские виноваты», о чем усердно талдычат англосаксы – бритты и янки, когда их политика последних лет оборачивается каскадом из фиаско и провалов – от финансовых до военных, от экономических до информационно-пропагандистских. Но, «что» бы, «где» бы не навернулось у них теперь с диким грохотом – везде западники ищут «происки» и видят «русский след»: «Russians did it!» Примеров – несть числа.
И вот сейчас к группе особо обойденных счастьем – из бывших мировых держав западной лиги – стремительно присоединяется Франция. Ситуация в ЦАР настолько прозрачна, что о ней в России даже успели с рекордные сроки снять художественный фильм «Турист», получивший большую популярность. А когда за успехами России в ЦАР пошли и из Мали призывы к русским обратить внимание на их страну, когда в столице Мали Бамако дважды за почти полгода состоялись два военных переворота с теми же требованиями: «французам – уйти», а «русским – прийти», то в Париже поначалу возмутись, потом стали угрожать, но, скорее всего, поняли, что у них не хватит сил даже на удержание хоть каких-нибудь серьезных позиций.
Ресурсы! Где они – ресурсы? Конфликт президента Франции с армейским руководством из-за присутствия в Африке зашел столь далеко, что за четыре года правления Макрона в отставку подал уже второй Начальник Генерального штаба французской армии. Сначала – генерал де Вилье, а теперь – генерал Лекуантр. «Да вы что, не знаете, что в однобортном сейчас уже никто не воюет? Безобразие!» (с)…


[Spoiler (click to open)]
Макрон собрался на выход из Африки. На днях он анонсировал скорое окончание операции «Бархан» в «ее нынешней форме», и «глубокую трансформацию» французского военного присутствия в Сахеле с опорой на «международную коалицию», куда войдут армейские части африканских стран региона. То есть, на знаменитый вопрос: «А сколько у него дивизий?», Париж отвечает прямо сейчас свертыванием войск в Центральной Африке.
А сама операция «Бархан» (на карте), это – контр-террористическая история, затеянная в 2014 году, но так и не принесшая принципиального стратегического результата – никого там французы не победили, только кое-кого «пощипали».






Исламисты как были, так и остались. Но история была затеяна именно против тех исламистов, что появились в этих краях в результате разгрома Ливии. А кто громил Ливию в 2011 году? В первых рядах – президент Франции Саркози, активно участвовавший в нападении НАТО на Джамахирию. Бумеранг вернулся – операция «Бархан» перетекает в передачу полномочий от французского спецназа местным бойцам, которым и будет поручено гонять исламистов по сахарским барханам. У Макрона даже на это уже нет сил.
Теперь, почувствовав слабеющую хватку бывших колонизаторов, местные страны ставят, чуть ли, не более важный, чем военное присутствие Парижа, вопрос: надо расставаться с французским контролем над местными валютами. И Макрон уже не против. А что он может сделать при наличных у него ресурсах? Говорят Макрон – ставленник Ротшильдов? Тогда в чем интерес Ротшильдов против интереса Франции? Взять этот регион «из-под французов» под свой финансовый контроль? Тогда Макрон все делает правильно. Нет?
Из ЭКОВАС (Экономическое сообщество государств Западной Африки) сообщают, что единая валюта 15 стран-участниц (Мали входит в их число) будет введена в 2027 году. Они достигли с Францией договоренности о «закрытии» зоны западноафриканского франка CFA, введенного здесь в период деколонизации с 1960-х годов. Тогда было решено, что Париж будет контролировать и хранить у себя 50% золотого запаса своих бывших колоний, находящихся в этом регионе. Весьма скоро этот полувековой контроль будет прекращен, а собственно африканская валюта зоны ЭКОВАС получит название «ЭКО».
Сдерживать такой напор африканских государств у Франции, похоже, не остается ни сил, ни желания. Одних внутренних проблем там столько, что голова идет кругом – и коронавирус, и кризис экономический, и беженцы, и климатические неприятности – морозы даже на юге Франции, где виноградники, стояли через чур долго…
Макрон резко теряет поддержку в муниципалитетах, а через год, в 2022-м – выборы президента. Побед у него мало, зато забот, грозящих политическими поражениями, больше, чем достаточно. А тут ещё Евросоюз попал в зону турбулентности и трансформации – Англия, возрождая старую нелюбовь к континентальной Европе, пошла в атаку на франко-германский тандем, чтобы его ослабить, и, как результат, осложнить переход ЕС к «жизни после Brexit’a».
Поэтому, когда мы смотрим на происходящие в ЦАР или в Мали события, то видим там не только укрепление роли России. Мы также видим эпизод процесса угасания французского влияния в этой африканской зоне. Причем, туда стремятся не только из Москвы – здесь немало полезных ископаемых, и русское военное присутствие может гарантировать безпроблемную их разработку. У нас в памяти события в Кот-д’Ивуар, где французы поломали попытку российского бизнеса укорениться, и отправили президента Гбагбо в Международный суд в Гааге. Конкуренция, понимаешь…
Но, теперь эти штучки не проходят. Все-то пятнадцать лет миновало с ареста Гбагбо, а французские «пара» (десантные войска для выполнения спецзаданий) уже не столь эффективны: когда-то от их первого же появления местные кланялись – но теперь в США активисты BLM объяснили африканцам, что «белого с оружием бояться не надо» – он теперь, хоть и полисмен, хоть и вооружен – но сам целует у негров туфли. И это произвело ошеломительное впечатление на африканцев. 
Зато появление русских в ЦАР и возможное появление наших специалистов «под защитой», естественно, в Мали, заставило волноваться уже не французов, а американцев. Посмотрите, как стремительно они смогли перекупить симпатии руководства Судана, которое отказывается сейчас от своей подписи под договором 2020 года об открытии нашей военно-морской базы в Порт-Судане на берегу Красного моря. А эта база могла быть промежуточным звеном в логистической цепи, связывающей Россию и страны Центральной Африки – те же ЦАР и Мали. У янки свои виды на этот регион. Да и Китай там давно осваивается.
Так что, в Африке после долгих лет паузы поднимается уровень активности сразу нескольких глобальных сил. Это раньше французы с англичанами после крушения Советского Союза, который стремительно исчез из Африки – как испарился, полагали, что местные просторы – их «неотъемлемая зона влияния», как бывших колонизаторов, и беспокоиться большое не о чем. Но скоро появились китайцы. Потом нарисовали свои интересы американцы и создали даже АФРИКОМ при Пентагоне. Теперь возвращаются русские. А французы, наоборот, сворачивают свое присутствие. Зато англичане, видя этот калейдоскоп, как воды в рот набрали – считают свои варианты? Ведь Глобальная Игра здесь разворачивается!
Ну, и как не переиначить знаменитую фразу из фильма «Белое Солнце пустыни»: «Павлины, говоришь? Х-хе…» - «Французы, говоришь? Х-м…»
Вот сгорел собор «Нотр-дам де-Пари» при Макроне, и посыпалось…




В Африке становится тесно от желающих


Мали. Очередной военный переворот.
Фото AFP

Как и говорили многие эксперты ещё несколько лет назад, век XXI-й может быть, а теперь понятно, что будет наверняка, – веком стремительного развития Африки. Мы ещё 10 лет назад писали в материале «Poor, poor Africa» о том, что Африка способна повторить в нынешнем столетии социально-экономический рывок, подобный тому, какой сделал Китай в конце ХХ века. Вы же помните, что представлял из себя Китай в 1960-х годах, и как сегодня он вышел, чуть ли, не на первое место в мире по темпам и уровню развития? Такой сценарий в состоянии повторить и Африка, и за влияние на этом континенте уже начата нешуточная борьба со стороны внешних сил.

Как янки Судан уговаривали не пускать русских

Именно под таким углом стоит рассмотреть свежую новость из Хартума, где начальник Генштаба Судана Мухаммед Усман аль-Хусейн в интервью телеканалу «Blue Nile» сообщил, что Судан объявил о пересмотре соглашения с Россией, в соответствии с которым в Порт-Судане, на побережье Красного моря, была бы размещена российская военно-морская база. Как раз – на полпути из Суэцкого канала к выходу в Индийский океан через Баб-эль-Мандебский пролив (на карте обведены кружками). Стратегическая точка.

В том же интервью начальник Генштаба объявил об «открытости его страны к военному сотрудничеству с США». И это проясняет всю картину, когда он говорит: «Ранее Судан вынужден был ограничиваться военным сотрудничеством с Россией и Китаем, но в нынешнюю эпоху после того, как наше государство исключено из американского списка «спонсоров международного терроризма», мы можем сотрудничать с Америкой и странами Запада». То есть, американцы, увидев, что новое руководство Судана разворачивается лицом к их прямым конкурентам на Африканской земле – Китаю и России – быстренько сняли с Судана «епитимью» «спонсора международного терроризма» и, как водится в этих местах, «отправили в город осла груженного золотом». И добились-таки своего – Судан, как точка опоры, для России в восточной Африке, будет, весьма вероятно, потерян.

[Spoiler (click to open)]

В Москве обратили внимание, что суданские СМИ ещё в начале 2021 года утверждали, что АФРИКОМ (Африканское командование вооруженных сил США) пытается убедить Судан отказаться от договоренностей с РФ и сотрудничать с Пентагоном. Впервые с момента создания АФРИКОМ в 2008 году в Порт-Судан прибыл экспедиционный корабль US Navy «Carson City» с морпехами США на борту. Как заявил заместитель командующего АФРИКОМ Эндрю Янг: «Это – момент фундаментальных изменений в двусторонних отношениях между Соединенными Штатами и Суданом». А 6 января с.г. в Хартум примчался Стивен Мнучин, министр финансов США уходившей администрации Трампа, чтобы обсудить возможность перевода в Судан штаб-квартиры АФРИКОМ из Германии.

А теперь – вот, новости от нашгенштаба…

«Народ Мали требует военного Договора с Россией!»

Любой стратег, а тем более из Пентагона, посмотревший на карту, скажет, что Порт-Судан – прекрасная позиция для прокладки логистики в глубинные районы Африки. Например – в Центральноафриканскую Республику, где у Москвы появились вполне серьезные интересы, или в Мали, где прямо сейчас эти интересы могут проявиться.

Судан, вот, начал «пересматривать» отношения с Россией, а в Мали начали «пересматривать» отношения с Францией и зовут Россию на помощь. Это – плакат с манифестации, прошедшей 28 мая 2021 года в столице Мали городе Бамако.

Надпись: «Патриотическая мобилизация. В пятницу 28 мая 2021 года сбор на Биржевой эспланаде в 14.00. Народ Мали требует военного Договора с Россией!»

Дело в том, что в Мали вновь состоялся военный переворот – арестованы новые руководители страны, и к власти вернулась та группа военных, которая ещё в прошлом году убрала бывшее про-французское правительство. Позиции Франции здесь были всегда тверды, как позиции бывшей колониальной метрополии, но местные военные проявили норов, и дважды за несколько месяцев убрали неудобных для них политиков. Теперь народ требует сближения с Россией по той причине, что видит, как российские военные эффективно помогают властям соседней Центральноафриканской Республики (ЦАР). Об этом, кстати, недавно был отснят фильм «Турист», получивший массу позитивных откликов.

Россия появилась в ЦАР совсем недавно, но результаты уже сейчас таковы, что вызывают желание у соседей из Мали также пригласить «русси» для помощи в решении их собственных задач, и они требуют заключения «военного договора». Здесь надо бы напомнить, что в 2019 году у нас во время форума «Армия-2019» было подписано соглашение о военном сотрудничестве между странами. Впрочем, подписывал его с малийской стороны генерал ушедшего правительства. А сейчас к власти пришла группа офицеров во главе с полковником Ассими Гойта, который объявил себя временным президентом Мали и пообещал всеобщие выборы в следующем году. И народ, видимо, не в курсе, что юридические рамки для военного сотрудничества с Россией у них уже есть.

В Сети появился материал африканского публициста Армеля Стефана, который объясняет «Что происходит в Мали?»: «Все просто! Ассими Гойта — малийский полковник, закаленный в боях против джихадистов, взял в свои руки власть из-за бездействия малийского руководства в борьбе с терроризмом, чтобы раз и навсегда с ним покончить.

Его стратегия завязана на Российскую Федерацию. На самом деле, малийцы мечтают о повторении сценария ЦАР. Ассими Гойта обратился за срочной помощью к России: просьба подразумевает направление не менее двух тысяч военных советников и материально-техническую поддержку… Макрон пришел в ярость и приказал убрать всех пророссийских военных, которых считает помехой… Так как военные в Мали не дураки, Ассими Гойта и его люди выступили первыми, арестовали президента переходного периода и его премьер-министра.

Поэтому знайте: то, что происходит в Мали — это продолжение борьбы между Россией и Западом. Русский медведь вылазит из своей тайги, чтобы оказаться в малийской пустыне. Малийская молодежь организует сборы у российского Посольства, чтобы просить российских военных приехать в Мали».


Полковник Ассими Гойта
Фото ВВС

«Макрона очень раздражает присутствие России в Африке»

И вот – картинка для Парижа из его бывших колониальных земель: в ЦАР появились и закрепились русские, а Мали требуют «русского военного участия», а в соседнем Чаде неожиданно поменялась власть в результате гибели многолетнего президента Идриса Деби, и французские позиции здесь пошатнулись – не ясно, куда поведет страну новая власть.

Начинаются «игры», и отношения между ЦАР и Чадом обострились в результате инцидента на границе двух государств, когда вооруженные силы ЦАР преследовали боевиков-исламистов. По версии Чада, на границе погибли шесть его солдат, и за их гибель ответственны центральноафриканцы. Но в экспертном сообществе считают, что не последнюю роль в раскачке ситуации играет Франция: «Divide et Impera!» - «Разделяй и Властвуй!»

А ведь в этих краях размещен крупный контингент французских войск. Около 5100 французских военных участвуют в операции «Бархан», которая проводится на территориях пяти стран африканского Сахеля: Буркина-Фасо, Чад (штаб-квартира), Мали, Мавританию и Нигер.


Карта от TV 5

Чувствуя вероятность потери многих позиций в Африке, президент Эммануэль Макрон отправился недавно в те края. Только – что вызвало удивление – отправился не по бывшим колониям в зоне Сахеля (зона на карте вверху, примыкающая к Сахаре), а на юг. Пресса писала, что Макрон посетил ЮАР и Руанду, где укреплял двусторонние связи в попытках «удержать уходящую из-под французского влияния Африку». И одной из форм подобного «укрепления» стали его заявления с юга континента в адрес сахельских стран – его угрозы вывести французских военных из Мали. В ответ: «…Молодежь организует сборы у российского посольства, чтобы просить российских военных приехать в Мали». Будешь тут взбешен…

«Франция слишком долго считала Африку своим домом, она не видела конкуренции со стороны Китая, Турции, России или даже своих европейских союзников, таких как Германия», - подчеркивает Антуан Глейзер (Antoine Glaser), журналист, специализирующийся на африканской политике Франции. Он отмечает, что «Макрона очень раздражает присутствие России в Африке», например, в Ливии и Судане. В Мали также «есть риск вернуться в мини-франко-российской холодной войне».

При этом надо заметить, сколь велики здесь финансовые и экономические интересы французов. Один пример. Издание «l’Humanite Russie» публикует рассказ о Венсане Боллорэ – президенте инвестиционной группы «Bolloré», который «в своё время был практически хозяином африканского континента». 80% доходов его компании приходит отсюда – она присутствует в 46 африканских странах, получает прибыль от эксплуатации 16 контейнерных терминалов, а также от трёх железнодорожных концессий. На его предприятиях работают около 25 000 человек. Однако, теперь бизнесмену пришлось столкнуться с ростом конкуренции со стороны стран, желающих получить свое «место под африканским Солнцем». Он объявил, что опасается, как бы «Франция не разорвала дружеские связи, которые связывают её с бывшими колониями».

АФРИКОМ выходит из «спячки»

Это – так сказать, французский угол. Но есть ещё и другие. Ведь, в Африке Россия вызывает теперь реальные опасения у «партнеров». Их беспокоит, например, организация могучего Форума «Россия-Африка», созванного на высшем уровне в Сочи в 2019 году. И, хотя наше экономическое присутствие на континенте чрезвычайно скромно (объемы российского несырьевого экспорта за 2020-й год менее полумиллиарда долларов на всю Африку), можно сказать, что мы «разбудили оппонентов».

Поэтому суданский «казус» надо рассматривать именно в этом ключе – как нам добраться до ЦАР и Мали посуху, не имея портовых возможностей на берегах Атлантического или Индийского океанов?

Мы не можем не видеть, как янки пытаются отсечь от Индийского океана Эфиопию, дружественную России. Недавно правительство Эфиопии одобрило предложение России провести новый саммит «Россия-Африка» в Аддис-Абебе с приглашением, как и в Сочи, лидеров африканских стран. Надо дальше обсуждать вопросы укрепления экономического, политического и военного сотрудничества. Идут консультации с Африканским Союзом по поводу организации этого мероприятия.

И вдруг… США вводят санкции против Эфиопии из-за силовых действий властей страны в мятежном районе под названием Тыграй. Какое, собственно, янки дело, когда центральное правительство наводит порядок на собственной территории? Так это ж только – предлог, чтобы спугнуть африканцев и сорвать Форум «Россия – Африка». К гадалке не ходи: сейчас по всем посольствам США в африканских столицах идет работа по уговорам местных: «Не надо ехать в Аддис-Абебу»…

Это происходит на восточном берегу Африки – на побережье Индийского океана. Но и Атлантический берег уже давно охаживают американцы, усилив свое там военное присутствие. Начиналось всё на моих глазах в Сенегале, где в начале века работал в Посольстве России. До 2008 года янки только прощупывали африканскую почву, а потом появился АФРИКОМ (Африканское командование США), и пошла нарастать конкуренция с участием США, Китая и бывших колониальных метрополий. Теперь и Россия подключается…

Писал по этому поводу: «Почему Сенегал? Что там американцы нашли? – Они нашли кратчайший по карте маршрут с территории США до территории Африки. Страна Сенегал – это самая западная точка африканского континента. Выдающийся в Атлантику континентальный мыс – самая близкая к Америке земля Африки. На этом мысу располагается не только столица Дакар, но и крупный аэродром – самый в Африке близкий для самолетов, летящих из США, что является стратегическим преимуществом. И вот и аэродром начал развиваться, и дороги от Дакара вглубь страны стали приводить в порядок. Одним словом, начала расти инфраструктура… Таким образом американцы закреплялись на самом Западе Африки, и получали опору для воздушного моста из Штатов, по которому можно максимально быстро перебрасывать на африканскую землю всё, что им надо. В тот же период становилось всё яснее, что им надо, и чего они добиваются. В планах Пентагона появился новый термин – АФРИКОМ…»

Одно время АФРИКОМ находился в состоянии «спячки», даже его командование разместили в Германии, в Штутгарте. А вот в последнее время там наблюдается активизация.

С 7 по 18 июня с.г. АФРИКОМ проводит военные маневры «African Lion-2021» вдоль западного побережья Атлантики в Марокко и Сенегале, и на севере – в Тунисе. В учениях примут участие около 8 тысяч солдат из девяти стран.

Так что конкуренты Россию здесь не ждут. И позиции у них давно обихожены и укреплены. Окопались…

Значит, в Москве, как у нас уже принято, будет найден ассиметричный ответ на поведение «партнеров». А что касается начавшейся конкуренции, так это все по западным учебникам экономики: «Конкуренция – двигатель экономического развития».

Сами эту идею продвигают, а теперь сами же недовольны, что попали в подобную историю в Африке. Нервничают…

Размышления о том, зачем Британия хочет, «чтобы помнили…» Часть Вторая

 

Как помните, символом Британской Империи является Лев. Вот он – национальная гордость Англии – британский «лёва», как назвал его когда-то Владимир Маяковский.

Раздастся ли «львиный рык»?

Было время, и Африка, и Индия трепетали от его грозного рыка. Прозвучит ли вновь этот голос Царя зверей с английским произношением?

Это – фигурально выражаясь. А, если говорить политическим языком: какая сила есть сегодня у Англии, чтобы поддержать и гарантировать её намерения, изложенные выше в первой части?

И какие базовые возможности – финансы, технологии, логистика, экономическая мощь, и, естественно, прекрасно отработанные за несколько столетий навыки британских спецслужб – могут поддержать самые смелые намерения этой британской силы?

Для начала, предвосхищая обзор военных возможностей Британии к 2021-му году, обратим внимание на некоторые «стесненные обстоятельства», с которым столкнулось политическое руководство страны в силу… финансовых проблем бюджета.

Читаем в «Daily Mail»: «Королеве Великобритании Елизавете II придется делить один самолет с премьер-министром страны Борисом Джонсоном из-за сокращения расходов на оборону». По данным британского издания, «официальный парк самолетов королевы, состоящий из четырех лайнеров, в ближайшее время будет продан. Елизавета II будет пользоваться самолетом премьера… Королева впервые за время своего правления осталась без персонального борта».

Это – к вопросу о том, «чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями».

[Spoiler (click to open)]

А теперь о самих желаниях англичан, излагаемых в продолжающем наполняться потоке всевозможных воинственных бумаг. При этом мы ни в коем случае не хотим создавать впечатление, что угроза со стороны Британского Льва исчезла – чтобы не расхолаживать…

Так, что там у них в бумагах по поводу наполеоновских планов «обороны»? Изучим хотя бы основные положения некоторых документов.

Вот министерство обороны Великобритании опубликовало новый руководящий документ по обороне и безопасности «Global Britain in a competitive age» («Глобальная Британия в эпоху соперничества»), который описывает планы по военному строительству и развитию вооруженных сил на срок до 2025 г.

Вот министр обороны Бен Уоллес заявил недавно, что в ближайшем будущем использование британских вооруженных сил «перестанет быть крайней мерой», и британские войска станут чаще действовать, чтобы «проецировать и демонстрировать силу страны» и «будут активнее участвовать в боевых операциях по всему миру». Верховное командование желает сделать армию более гибкой, увеличить ее интеграцию с другими видами вооруженных сил, а также повысить боеспособность и нарастить экспедиционный потенциал. (Куда собрались? – С.Ф.)

Но, зададимся вопросом, а как этот замах сочетается с тем фактом, что Великобритания выводит вслед за США все свои войска из Афганистана? И где бритты могут самостоятельно «проецировать силу»? Там, где никто на них не нападет?

Также в минобороны подчеркнули, что упор при развитии ВС королевства будет сделан не на количество, а на качество, глубокую интеграцию всех родов войск, их переоснащение и внедрение современных технологий, в том числе беспилотников. Великобритания направит более 80 млрд фунтов стерлингов на модернизацию вооруженных сил в ближайшие четыре года, сообщила «The Daily Telegraph».

Министр обороны Бен Уоллес, представляя план масштабной модернизации ВС страны, заявил: «Я принял решение о сокращении численности армии с нынешних 76,5 тыс. человек, прошедших полную подготовку, до 72,5 тыс. человек к 2025 году». Предлагается общее сокращение всех родов войск и существенная оптимизация их структуры.

При этом, например, интересно начали складываться отношения внутри войсковых частей – военнослужащих 22 инженерного британского полка предупредили, чтобы они не называли друг друга «парнями», потому что это нарушает новые армейские принципы «инклюзивности» и «гендерно-нейтрального языка», сообщила «Daily Mail».

Коллективный портрет представителей вооруженных сил Британии с политкорректным флагом ЛГБТ.

Фото из Твиттера в рубрике «Pride in London»

А теперь – чем воевать собрались:

- В 1990 году у Великобритании было 1200 боевых танков, сегодня — 225 танков «Challenger II». Из них 148 машин пройдут модернизацию, а 77 танков спишут… для экономии. В докладе комитета по вопросам обороны Палаты общин парламента Великобритании говориться, что их танки уступают российским.

- В Британии в 2021 году осталось 154 боевых самолёта и 78 ударных вертолётов. При этом стало известно, что американская летная техника перестала удовлетворять бриттов – властям Великобритании не понравились характеристики американских истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35. Лондон решил разорвать контракт на покупку 90 боевых машин.

Британия собирается сделать ставку на собственный военный самолет уже шестого поколения «Tempest» («Буря»). Полагают, что его разработка займёт около 12 лет. Но, как они сами признают, конструкторская мысль в Великобритании давно не развивалась – последний полностью спроектированный в Британии военный самолёт был «Hawker Siddeley Harrier», созданный в 1966 году.

- Британские власти намерены объявить об увеличении лимита на число ядерных боеголовок на ракетах «Trident» с 180 до 260 единиц, написала «Financial Times». И это сразу же вызвало реакцию в ООН – наращивание Великобританией ядерного арсенала может «навредить глобальной стабильности», заявил Стефан Дюжаррик, представитель генсека ООН Антониу Гутерреша. От имени генсека ООН Лондон обвинили в «подрыве глобальной стабильности»: «Мы выражаем нашу озабоченность в связи с решением Великобритании увеличить свой арсенал ядерного оружия, что противоречит её обязательствам в рамках статьи 6 ДНЯО и может оказать пагубное воздействие на глобальную стабильность и усилия по избавлению мира от ядерного оружия».

Когда такие вещи высказывают в адрес, например, КНДР – это одно, но когда под критику такого рода попадает постоянный член Совета Безопасности ООН – это нечто новое в дипломатической практике.

Но, возвращаемся к тому, чем Британский Лев гордился веками – к английскому военно-морскому флоту. Тут в наш обзор надо бы включить следующие детали:

- Нехватка запасных частей для боевых кораблей и подводных лодок Королевского военно-морского флота Великобритании вынудила британских военных моряков прибегать к широкой «каннибализации» части корабельного состава, сообщается в видео-сюжете «NAO report highlights increase in ‘store rob’ for RN fleet» со отсылкой к статье, опубликованной в журнале «Jane's Navy International». Там сказано, что расследование Счётной палаты Великобритании (National Audit Office - NAO) показало, что уровень «каннибализации» – использования демонтированных частей одних машин для ремонта других – за последние пять лет вырос на 49%. Это вызвано задержками в поставках запчастей на флот.

Тем не менее, в Соединённом королевстве заявили о реализации программы, которая должна вернуть «британское военно-морское влияние в Мировом океане», в частности, с использованием нового авианосца «Королева Елизавета».

Ну, и как же без кибервойны-то? – Премьер-министр Борис Джонсон, чья консервативная партия с блеском выиграла в мае 2021 года региональные выборы, уверен – страна должна расширить возможности для проведения кибератак на иностранных врагов: «Кибервласть революционизирует то, как мы живем и ведем войны, точно так же, как авиация 100 лет назад».

- Очень интересно также космическое направление развития британских ударных сил – сформировано первое Космическое командование Королевских ВВС.

Здесь надо заметить, что до сих пор у Великобритании нет своих космодромов; нет своих ракет-носителей; нет своих спутников шпионов и своих спутников предупреждения о ракетном ударе; нет даже собственных спутников глобальной навигационной системы.

Зато есть шутка: «Почему в Англии не бывает аварий в космосе?» – «Потому что они туда не летают».

Теперь же на укрепление британского военного потенциала в космосе, на создание нового космического командования, на запуск спутников с территории Великобритании, будет выделено 5 млрд фунтов стерлингов (почти 7 млрд долларов).

Видимо, довольно фактуры, и надо кое-какие выводы делать…

Смотрите, какая картинка вырисовывается в вооруженных силах ведущей страны НАТО, которая, судя по бумагам, выходящим в Лондоне с высокой скоростью, намерена вернуть себе ведущее место в мире, «проецирую и демонстрируя силу» Великобритании. Даже французы, наверно, без большого пиетета смотрят на происходящее за Ла Маншем военное строительство.

А мы же обратим внимание на эти военные возможности Британского Льва в первой половине XXI века. Не надо верить на слово всему подряд – а вдруг это целенаправленная программа дезинформации? Но, сделаем вывод о том, что для проведения эффективной и результативной внешней, да ещё глобальной, политики Лондону сейчас требуются ресурсы совсем иного масштаба и размаха. С этими бритты даже Гонконг проиграли – китайцы забрали у них этот район почти на тридцать лет раньше, чем могли это сделать по подписанному с Лондоном соглашению. И Лев промолчал, даже рыка слышно не было…

Весьма точно охарактеризовала британские возможности официальный представитель российского МИД Мария Захарова в эфире YouTube-канала «Соловьев Live». Желание властей Соединенного Королевства повысить статус страны до высот былого могущества не имеет под собой реальных оснований: «Проблема имперских амбиций никуда не ушла. Амбиции есть, а базиса под ними нет. Мало того, базис, увы, прогнивший».

Вот про английские «тылы» и поговорим в заключительной части нашего обзора.

Размышления о том, зачем Британия хочет, «чтобы помнили…» Часть Первая

Британия неимоверно желает, чтобы про неё не забыли.

Глобальная Империя – по опыту, нравам и историческим замашкам – никак не может позволить окружающим позабыть про то, что она «была, есть и будет». Это теперь выглядит, как чистое мальчишество – при сегодняшних-то военно-экономических потенциалах начала XXI века, которые имеются у считанного числа стран Планеты. Но претензии Лондона на участие в мировых раскладах – возможно, от осознания собственного несовершенства – стали все более назойливые.

Есть такое вполне себе объективное впечатление, что бывшая Империя мечтает, чтобы о ней не забыли в новом геополитическом и геоэкономическом раскладе. И претендует на собственное – важное – место в будущем управлении миром, как было Лондону привычно, аж, пятьсот лет кряду…

Хотел определить всю эту британскую историю в один материал, но они там настолько возбудились, что вокруг полно интересной информации, и – самое главное – предпринимаются попытки осмысления происходящего в их закрытых обществах, проросших за века на земле Туманного Альбиона. Там, и я много раз это подчеркивал, центр очень умных, очень продвинутых и очень хороших стратегов, выстраивающих свои концепции на много десятилетий вперед, и на их базе разрабатываются программы реализации этих намерений. Намерений, которые сводятся – при всем разнообразии – к одной и очень понятной цели: сохранить доминирование Лондона в мировых делах. Хотя, уже сейчас есть сомнения по поводу того, что там «под Лондоном» сохранится к 2030 году, и что останется от Великой Британии?

Но мы же видим, как лондонские вернулись в Большую Игру XXI века. И постараемся представить её видимые – и невидимые компоненты, используя их собственные источники информации.

У бриттов хорошая память о былом Величии. Но фантомные боли по этому поводу отнюдь не способствуют адекватному мировосприятию.

Диспозиция к 2021 году

Сначала и сразу – самые глубокие соболезнования Её Величеству Елизавете Второй, Королеве Великобритании и королевств Содружества, в связи с кончиной её супруга – принца Филиппа Маунтбеттена, герцога Эдинбургского…

Теперь Её Величеству станет, без близкого человека, ещё сложнее править своей страной – а проблем там накопилось больше, чем достаточно…

Постараемся разделить наш материал на несколько частей, каждая из которых будет дополнять остальные, чтобы, как из мозаики проявляется общая картина, так и здесь – из деталей вырастет общее. Общее под названием Британская Реальность.

И части эти будут называться:

– внешнеполитические инициативы,

- оборонная политика,

- «тыловые» возможности.

[Spoiler (click to open)]

Практически любая позиция, так уж повелось в истории, стоит на трех основах – что лозунг Великой Французской Революции «Свобода, Равенство, Братство», что наш «Мир. Труд. Май», что китайский «треугольник» – как излюбленная форма для развития через отношения «двух» против «третьего». Вот и нынешняя позиция Великобритании будет, полагаю, более понятна, если разобрать эти три составляющих, на которых она зиждется.

При этом заметим, что во внешней политике за почти 500 лет своего доминирования по всему миру англичане добивались великолепных результатов практически беспрерывно. Это императрица Екатерина Вторая могла сказать такое: «Ни одна пушка в Европе без нашего позволения выпалить не смеет!» Но период сей был весьма быстротечен.

А вот Великая Британия могла сделать так, что над её владениями Солнце не заходило веками. Вы представляете, как этот опыт проник в гены лондонского истеблишмента? Они считают себя нацией победителей и лидеров. И как же им нестерпимо обидно видеть сегодня вот такие карикатуры по поводу нынешнего веса Британии в мировых делах:

То есть, текущий уровень забот Альбиона – это «грызня» с Францией за вылов рыбы вокруг острова Джерси. Эпическая битва 2021 года…

Но гены не позволяют признаться себе в том, что времена изменились. И вот появляются из лондонского тумана один за другим бумаги с текстами, более напоминающими по содержанию век XIX-й и Викторианскую Эпоху, чем описывающие окружающую нас действительность. Мои коллеги сделали недавно подробный разбор новой «Стратегии национальной безопасности Великобритании», поэтому не станем повторяться – в том материале все показано, – зато обратим внимание на набор фактуры, который демонстрирует, с каким активом Лондон собрался в поход ради возвращения своей лидирующей роли в мире.

Итак – внешнеполитические инициативы. И мы видим в английских бумагах следующее:

- Согласно распространенной внешнеполитическим ведомством Соединенного Королевства информации, министр иностранных дел Доминик Рааб обозначил необходимость использовать весь спектр возможностей страны, «поскольку без силы, экономического, военного, дипломатического, культурного влияния нельзя ничего добиться». По его словам, Лондон будет применять имеющиеся ресурсы, чтобы укрепить, как в самой Великобритании, так и за ее пределами, глобальную безопасность и повысить уровень жизни «перед лицом упадка демократии по всему миру».

А с Россией-то «никто не воюет»!

Они про нас:

- Британия официально объявила Россию «величайшей» ядерной и военной угрозой европейской безопасности, указано в новом документе, опубликованном минобороны Великобритании 22 марта с.г.

- Министр обороны Великобритании Бен Уоллес в интервью «The Telegraph» сообщил на днях, что считает Российскую Федерацию «угрозой номер один»: «Россия продолжает представлять наибольшую ядерную, военную и гибридную угрозу европейской безопасности».

- В опубликованном 13 мая с.г. докладе известного британского мозгового центра «Chatham House» под названием «Myths and misconceptions in the debate on Russia. How they affect Western policy, and what can be done» – «Мифы и заблуждения в дискуссии о России. Как они влияют на политику Запада, и что можно сделать», который мы разбирали на днях по пунктам, есть и такое умозаключение: «Миф о том, что, мол, “Россия имеет право на оборонительный периметр – сферу привилегированных интересов, включая территорию других государств”, несовместим с провозглашаемыми евроатлантическими ценностями в отношении суверенитета государств и права на самоопределение. Это наносит ущерб геополитическому порядку и международной безопасности».

И не стоит ссылаться на то условие, что, мол, мнение «Chatham House» не есть в Лондоне мнение официальное. Есть-есть! Оно и есть таковое – официальное британское, только вот заботливо упакованное в «точку зрения аналитиков», ведь называется заведение, выдавшее этот текст, «Royal Institute of International Affairs» – «Королевский институт международных отношений».

- Только что в интервью агентству «Рейтер» директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин сказал открытым текстом: Великобритания идет на открытую конфронтацию с Россией вместо того, чтобы развивать диалог.

- Британские власти финансировали «Reuters», BBC и «Bellingcat» для участия в секретных программах по «ослаблению России», сообщила известная группа хакеров «Anonymous», которая добыла соответствующие доказательства в английских источниках. Благодаря её работе, в сеть просочились документы министерства иностранных дел и международного развития Великобритании, в которых говорится, что ведомство спонсировало эти информационные площадки для проведения серии секретных программ, направленных на содействие смене режима внутри России, а также на подрыв усилий ее правительства в Восточной Европе и Центральной Азии.

«Настоящая цель Великобритании — либо сломать основы режима в России, либо изменить его внешнюю политику», — отмечают «Anonymous».

- «Россия является угрозой, модернизация вооруженных сил РФ делает ее одновременно непредсказуемым и искусным игроком», – говорится в свежем документе минобороны Британии.

Как тут не вспомнишь английскую классику – фразу, которую приписывают премьеру Великобритании XIX века лорду Пальмерстону: «Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет». Да, сегодня с Россией никто не воюет, но как хочется – и британские интересы вновь проявляются в районе Крыма.

- Великобритания в рамках новой оборонной стратегии намерена активизироваться в Черном море, на Балтике, указывает новая (опять новая!) «Стратегия модернизации Вооружённых сил Соединённого Королевства».

И начинаются «танцы» вокруг Украины. А если, как говориться, «для танго нужны двое», президент Зеленский охотно пару составил. Вот что писал в Твиттере премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в ходе недавнего визита Зеленского в Лондон: «Сегодня вечером я говорил с президентом Зеленским о наших опасениях по поводу дестабилизирующей российской военной активности на границе Украины. Я вновь подтвердил непоколебимую поддержку Великобританией суверенитета и территориальной целостности Украины».

Зеленский сияет на встрече с Борисом Джонсоном в Лондоне.

Фото от europe.liveuamap.com

В результате, как сообщает лондонская газета «Mirror», британская армия наращивает свое военное присутствие на Украине – на украинскую территорию прибыло подразделение спецназа из Великобритании. А также на Украине развернут британский отряд Royal Signals, который занимается организацией связи для вооруженных сил Украины. Кроме того, для сбора информации задействован самолет-разведчик военно-воздушных сил Великобритании.

И Украина готова дать согласие на создание военной базы Великобритании в Николаевской области, заявил глава Министерства иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба в интервью ВВС. А президент Зеленский обещает, что «Британия готова профинансировать ВМФ Украины на 1,4 млрд евро».

Стало также известно и то, что бритты намерены (правда, ещё ничего не сделали) построить для Украины ракетные катера в рамках меморандума, предусматривающего переоснащение Военно-морских сил ВСУ, признался атташе по вопросам обороны посольства Великобритании Тим Вудс. Аж четыре катера будут построены в Британии, потом ещё четыре катера построят уже на территории Украины – другим словами, создается «москитный флот» на Черном море. А Британия, реализуя эти планы Киева, сама пытается вернуться «под Крым».

Это всё – английские новости на российском направлении, которые появились сразу после ухода Британии из Евросоюза. Brexit развязал им руки, в том числе, и на этом направлении.

Пресса заметила, что, помимо переговоров с Джонсоном, украинский президент – редчайший случай для первого лица любого государства! – посетил в Лондоне… штаб-квартиру службы внешней разведки МИ-6. Итоги не озвучивались, но факт контакта – налицо

К слову, руководителем МИ-6 недавно стал человек, прекрасно знающий Турцию, Кавказ, Черное море – бывший посол Великобритании в Анкаре по фамилии Ричард Мур. Что может косвенно демонстрировать заинтересованность англичан в усилении работы на этом направлении, близ российских границ с Юга.

Здесь же надо отметить, что в английские спецслужбы открыт набор «по объявлению». Да-да, раньше кандидатов поставляли лучшие университеты страны, а теперь в интернете вывешено приглашение: «For those who've ever aspired to be James Bond, the perfect job has come up». – «Для тех, кто когда-либо стремился стать Джеймсом Бондом, появилась идеальная работа».

И далее говорится в рекламе: «Разведка и службы безопасности Великобритании – MI5, MI6 и GCHQ – нанимают! Даже не нужен какой-либо предыдущий опыт... Нам нужны подходящие люди – это больше, чем работа, это может стать началом вашей новой карьеры».

Это намерение Лондона укрепить свои специальные службы, привлекая соискателей судьбой и славой Джеймса Бонда, стоило бы отметить и делать выводы. Как бы ни казалось забавным – «по объявлению»…

Дальний Индо-Тихоокеанский угол

Ещё дальше на Восток – и мы увидим, как бритты намереваются общаться с Китаем. Там тоже – планов громадьё! Хотя действовать им придется практически на другом конце Земли, а для этого нужны особые ресурсы.

Премьер-министр Великобритании Джонсон заявил: Китай, мол, «должен быть принужден к стратегическим сокращениям ядерного оружия». Откуда такая жесткость? А она от того, что англичане намереваются вернуться в Азию, туда, откуда ушли после развала своей Империи, бросив такой регион, который они сами именовали, как «жемчужина».

И вот читаем: «Великобритания стремится к большему влиянию в Индо-Тихоокеанском регионе, оказывая «сдерживающее влияние» на Китай». Да, Британия хочет расширить свое влияние среди стран Индо-Тихоокеанского региона, чтобы «смягчить мировое господство Китая», говорится в ещё одном новом документе, где излагаются приоритеты после Brexita. Лондон называет Индо-Тихоокеанский регион «все более важным геополитическим центром мира». А как же США или старушка Европа? Бритты что-то чувствуют или даже что-то знают?

У них к Китаю проявляются отношения в стиле «любовь-ненависть». Они в своих новых документах указывают: «Китай и Великобритания выигрывают от двусторонней торговли и инвестиций, но Китай также представляет собой самую большую государственную угрозу экономической безопасности Великобритании».

Министр иностранных дел Доминик Рааб признал, что было бы лучше действовать «в сотрудничестве с группами стран-единомышленников, чтобы иметь максимальное сдерживающее влияние на Китай».

Правда, английский бизнес так, похоже, не считает, ведь крупнейший британский производитель микрочипов Newport Wafer Fab может скоро, как сообщает лондонская газета «The Times», перейти в собственность Китая. И кто после этого будет контролировать переоснащение английской армии новым вооружением с этими микрочипами?

…Итак, подводя итоги этой части рассказа, можно сделать выводы о том, что Россия для Лондона остается экзистенциальным противником. Что у южных районов нашей страны начинаются британские военные игры и, естественно игры спецслужб. Что, отвернувшись от Европы, Великобритания разворачивает свой глобальный интерес на перспективный для всех – с точки зрения экономического роста – Индо-Тихоокеанский регион. И что Европа для бриттов теряет интерес, как приоритет их внешней политики.

То есть, Британия из регионального европейского центра желает вернуться к роли глобальной державы, раскидывающей сеть своих замыслов по далеким странам и весям.

И здесь возникает очередная тема – вторая в изучаемом сейчас треугольнике британских намерений и возможностей, которую мы в начале обозначили, как «оборонная политика». Ведь, как ни крути, как ни продвигай свои торгово-экономические и даже финансовые позиции, но без хорошей военной поддержки они не будут столь эффективны, сколько оно желаемо.

10 лет «арабской весны». Непокорный и непокоренный Йемен

На портале InfoRos опубликован мой новый материал из серии "10 лет «арабской весны»": "Непокорный и непокоренный Йемен. В Саудовской Аравии казалось, эта война в Йемене будет легкой прогулкой".
Предыдущие статьи из этой серии про «арабскую весну»:
- «10 лет "арабской весны" - Американский проект – ИГИЛ. Вот какого монстра создали янки и пустили «гулять по свету».
- «10 лет «арабской весны» - Тунис отброшен далеко назад. При безграничных «демократии» и «свободе слова» здесь быстро не стало ни «стабильности», ни «хлеба».
- «10 лет «арабской весны». Хаос и война вместо «демократизации». Растворившиеся иллюзии арабских интеллектуалов».
- «10 лет «арабской весны». Ливийская трагедия. Зачем Запад разгромил Ливию – из ненависти к Каддафи или по иной причине?».
– «10 лет «арабской весны». Часть первая – на подступах к Сирии».




Вооруженные хуситы.
Фото от flanker.su



В пестрой мозаике событий «арабской весны», о которых мы продолжаем разговор, несколько особняком стояла, и стоит по сей час интервенция в Йемене.
Для руководства Саудовской Аравии эта затея в 2015 году казалось коротким ударом по соседней стране со взятием её под свой плотный контроль. Сразу же возникли вопросы: «Зачем саудиты вмешиваются в чужую гражданскую, хоть и приграничную, войну?», «Почему они не помогали Йемену в борьбе против «Аль-Каиды», которая прекрасно себя здесь чувствует?», «Почему Совет Безопасности ООН просто поставили перед фактом начала агрессии и иностранной интервенции против Йемена – государства-члена ООН?»
Из Москвы, честно говоря, не было видно – зачем затевалась эта история? Возможно, сыграли свою роль некие малопонятные для нас племенные или родственные связи между арабами-соседями по Аравийскому полуострову – саудитами и йеменитами, когда первые пошли на помощь одной из сторон внутрийеменского конфликта. Возможно. Но уже тогда возникли первые сомнения относительно положительных для Эр-Рияда результатов этой авантюры, и я ещё в самом начале интервенции, в 2015 году, опубликовал материал «Кризис в Йемене – начало конца Саудии?», где, в частности, написал: «Если Саудовская Аравия по-настоящему пойдет войной на соседний Йемен, для самого королевства это может закончиться крахом».



[Spoiler (click to open)]
А Йемен это не только достаточно суровая по климатическим условиям земля – горная местность с температурами под +40 градусов чуть не круглый год. Пекло. И люди тут суровые. Здесь, преимущественно, проживает население, принадлежащее к шиитской ветви Ислама – их называют «хуситы». Практически все йеменцы имеют оружие – в стране на 2010 год насчитывалось около 60 миллионов стволов на 23,5 миллиона жителей, включая младенцев!
В тот год в Йемене в результате уже начавшейся гражданской войны хуситы начали брать под контроль одну провинцию за другой, а в ответ на них обрушились удары интервентов, представляющих другую ветвь ислама – суннитов. За близких по религии хуситов негласно вступился шиитский Иран. При этом боевые отряды хуситов уже тогда представляли собой немалую силу. А вот армии монархий Аравийского полуострова (Саудовскую Аравию поддержали, прежде всего, Объединенные Арабские Эмираты, которые, впрочем, со времен все-таки вышли из войны, убедившись в её бесперспективоности) ещё должны были тогда доказывать на поле боя свою мощь и стойкость. У них не получилось – победы нет уже шесть лет, а хуситы, наоборот, набирают силу.
Так что, «крахом» для саудитов это пока не закончилось, но потери королевства столь значительны, что можно говорить о том, какой серьезнеший урон – и материальный, и в плане безопасности, и в числе людских потерь – понесла Саудовская Аравия, просчитавшись с оценкой этих перспектив в самом начале вторжения. Оно казалось «легкой прогулкой», а до сих пор саудиты не знают, как им выбраться из этого «капкана». Регулярные ракетные обстрелы саудовской территории со стороны хуситов, и ещё негласная, но очевидная, поддержка этих хуситов из Тегерана, привели к потере саудитами не только денег – казна худеет – но и политического влияния в регионе Персидского залива, да и на всем Ближнем Востоке. Там любят сильных, и уважают силу, а Эр-Рияд демонстрирует, что не в состоянии одержать победу в войне с более, казалось бы, «слабым», но стойким соперником. До такой степени Эр-Рияд обескуражен результатами своего военного похода, что вынужден в сложившихся условиях выходить на прямые переговоры со своим главным врагом в регионе – Ираном.
Высокопоставленные чиновники Саудовской Аравии и Ирана ведут прямые переговоры с целью восстановить разорванные пять лет назад дипотношения, пишет лондонская «Financial Times». По данным издания, «переговоры, которые прошли 9 апреля в Багдаде при посредничестве иракского премьер-министра Мустафы Каземи, являются «первыми значительными политическими контактами» между двумя странами с 2016 года». Добро бы так – даже худой мир лучше самой доброй ссоры. Тем более, что Иран за те же годы очень предметно укрепил свои вооруженные силы, а саудиты показали всему миру собственную армию, которой уж точно не по плечу война против Ирана.
Тем не менее, вернемся к Йемену, который сильно опален огнем «арабской весны», и напомним, как там все складывалось. В 2011 году, когда уже «горели» Ливия, Сирия, Египет, «пламя пожара» достигло юга Аравийского полуострова, где и находится эта страна. В начале лета в столице Сане около 100 тысяч человек приняли участие в демонстрации с требованием немедленного отстранения от власти президента Али Абдаллы Салеха, хотя он объявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на ближайших внеочередных выборах, которые надо было провести до конца 2011 года. Поскольку демонстранты не желали ждать выборов и требовали ухода Салеха «Сейчас же!», был разработан план урегулирования политического кризиса в Йемене при участии представителей Саудовской Аравии и ОАЭ. Но план этот провалился после того, как Салех отказался подписать документ о передаче власти, настаивая на том, что власть он передаст только законно избранному президенту.
Салех пользовался расположением США еще со времен «холодной войны». Тогда йеменский лидер возглавлял борьбу «против распространения коммунистических и социалистических идей на Аравийском полуострове». А Южный Йемен, то есть, Народно-Демократическая республика Йемен (НДРЙ) была союзницей СССР, а потом, после распада Союза, она вошла в состав объединенного Йемена под руководством Салеха, который был верным союзником Вашингтона в уничтожении просоциалистического южного Йемена. И вот против этого Салеха народ восстал.
Странно повело себя руководство Лиги арабских государств (ЛАГ), которое заявило, что оно поддерживает интервенцию Саудовской Аравии в Йемене. Впрочем, к середине 2010-х именно саудиты и их союзники взяли в ЛАГ бразды правления. Тогда же, к слову, Лига исключила из своих рядов Сирию, подвергнувшуюся налету «саранчи» международных террористов-джихадистов из многих стран, включая европейские. Удивительно, но генсек ЛАГ Набиль аль-Араби обосновал правомерность военного вторжения в Йемен положениями Статьи 51 Устава ООН («право государств на самооборону, в том числе, коллективную»), а также Договором о коллективной обороне арабских стран. «Мы сочли крайне необходимым осуществить вмешательство для защиты легитимности, и чтобы обеспечить нашу национальную безопасность», - сказал он. Хотя на соседей никто с территории Йемена не нападал.
Тогда появился странный вопрос: «Кому он нужен, этот Йемен?» - маленькая страна вдали от центров мировой политики. Да, мимо проходит морской маршрут из Индийского океана в Средиземное море, но именно он не пострадал – а были-были такие предположения – от йеменских событий. Но, как оказалось, Йемен нужен. И нужен – многим. Иначе, зачем туда саудиты отправляли армию, которая им была вроде бы важнее на северных границах, чтобы блокировать угрозу ИГИЛ (запрещено в РФ), обосновавшегося тогда в Ираке и в Сирии. Ведь, к началу агрессии против Йемена - к марту 2015 года, под контролем ИГИЛ находились не менее 35% территории Сирии и 40% территории Ирака. И вместо того, чтобы купировать эту угрозу, новый монарх Эр-Рияда Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, только в январе того же года занявший трон после кончины старшего брата, разворачивает боеспособные части армии подальше от нависающего с севера ИГИЛ – на юг? Правда, ИГИЛ – сунниты, а хуситы – шииты… Вот и думай после этого, чем руководствовался король?
И он сумел собрать свою рать. Телеканал «Аль-Арабия» тогда сообщал, что Саудовская Аравия задействует в военной операции 100 самолетов и 150 тысяч военнослужащих. Бахрейн и Кувейт направили в Саудовскую Аравию по 15 боевых машин, Катар – 10, Объединенные Арабские Эмираты – 30. Истребители также были по 6 штук – от Иордании и Марокко, а еще 3 от Судана. Ну, и как без США? Президент Обама поручил тогда «оказать логистическую и разведывательную поддержку» этому вторжению.
На вопрос «Зачем все это затеивалось?» логичного, точного и, скажем так, «вразумительного» ответа нет до сих пор. Война есть, жертв полно, по Саудовской Аравии – по её аэропортам, по столице и по нефтяной инфраструктуре хуситы наносят постоянные удары ракетами и беспилотниками. Но власти Саудии с ними разговаривать не хотят. Хорошо хоть с иранцами сели за стол переговоров – возможно, через это диалог удастся войну остановить. Только потом что делать? Никуда ни саудиты, ни йемениты со своей земли не уйдут. А вспыхнувшая вражда поставила под вопрос всю систему безопасности на Аравийском полуострове.
В любом случае здесь была развязана межконфессиональная исламская война «сунниты против шиитов» – при полном попустительстве ООН, необъективной позиции ЛАГ и ясной, однозначной поддержке со стороны США. И именно этим события в Йемене отличаются от других элементов мозаики «арабской весны».
Можем ли мы сказать, что цели своей Саудовская Аравия не достигла? – Можем.
Можем ли мы сказать, что цель свою по хаотизации Ближнего Востока в форме «арабской весны» США достигли? – Можем.
Можем ли мы сказать, что все участники, втянутые в те или иные конфликты «арабской весны», стали значительно слабее, потеряли огромную часть своих потенциалов и суверенитета? – Можем.
Десять лет исполняется в 2021 году с начала событий «арабской весны», и эта декада отбросила назад всех акторов – даже США выглядят сегодня несравненно слабее, чем в 2011 году. А, ведь, на ближневосточные войны они потратили, по словам бывшего президента США Трампа, от 6 до 7-ми триллионов долларов, которые могли бы пойти на внутренние нужды Америки. И, обратите внимание, именно равные суммы сейчас эмитирует Федеральная резервная система США для внутренних нужд. Но уже, как видно, опоздали. Это всё – «припарки».
Такой малый, непокорный и непокоренный Йемен, а, сколько вокруг у всех, кто сюда полез, потерь…



Афганские Боги неумолимы - и янки тоже "сворачивают удочки"

На портале InfoRos опубликован мой новый комментарий "Афганские Боги неумолимы. Ни одна иностранная армия не в состоянии находиться в Афганистане долгое время".

Тому лет несколько в самый разгар НАТОвского присутствия в Афганистане, начавшегося ровно две декады назад – в 2001-м, уже складывалось впечатление насчет того, что западники в этих краях долго не задержатся. Писал тогда такое: «Как будто сами афганские Боги изгоняют с этой земли каждую вторгшуюся иностранную армию».

Действительно, англичане дважды в XIX веке лезли в Афганистан, и дважды были выкинуты отсюда – разок даже афганцы оставили в живых только одного британского офицера, чтобы он вернулся к своим и предупредил: «Туда больше соваться не надо». Потом пришла и ушла Советская армия, оставив, к удивлению всех, о себе память, как о «шурави» - о «друге». А теперь, как говориться, «лыжи отсюда навострили» и многонациональные силы НАТО. Президент США Байден объявил, что к 11 сентября 2021 года он выведет практически все свои войска из Афгана. А вслед за ними потянутся и колонны союзников США по НАТО, которые проявили солидарность, направив на помощь янки военные формирования. Список самых преданных друзей Вашингтона внушителен – в середине 2010-х, например, желающих показать в Кабуле свой флаг в поддержку США насчитывалось 45 государств – большинство даже не члены НАТО. Выслуживались. Только ничего они не добились, и теперь собирают манатки восвояси.

Афганский поход янки – после «операции под чужим флагом» американских спецслужб 11 сентября 2001 года – завершается. Кстати, афганское участие в той «постановке» отверг близкий когда-то союзник США – бывший президент Афганистана Хамид Карзай: «Я могу с уверенностью сказать, что ни "Талибан" (запрещен в РФ), ни какая-либо другая афганская организация не имеют никакого отношения к этим терактам. Трагедия для Нью-Йорка, Вашингтона, для всей Америки стала трагедией и для нас. Но я могу сказать наверняка, что Афганистан стал жертвой обстоятельств». Да завершается «афганский поход» янки, правда, не полным разгромом, как во Вьетнаме, но и не победой.

Афганские Боги выставляют за дверь очередные иностранные войска.

Какие выгоды, на взгляд Байдена, давшего отмашку «Уходим!», можно рассматривать?

[Spoiler (click to open)]

Прежде всего – это экономия денег, которых в бюджете США уже катастрофически не хватает. Конечно, экономия на афганском направлении будет для Вашингтона копеечной на фоне гигантских вливаний долларов ФРС в их финансовую систему, но хоть что-то… Трамп, пока был у власти, заявлял, что военное вмешательство США на Востоке стоило им 6 триллионов долларов. Он ещё добавлял, что на эту сумму можно было бы обновить всю инфраструктуру США. Но это – в прошлом, когда долларовая финсистема была хоть как-то сбалансирована.

Трампа сейчас уж нет во главе, а у Байдена, видимо, своя цель – потратить имеющиеся доллары не в Афганистане, а на Тихом океане. Ведь только что из уст, как у них ныне принято, «неназванного», то есть анонимного, представителя администрация США прозвучала такая сентенция: США после вывода войск из Афганистана направят освободившиеся ресурсы «для борьбы с вызовами в Индо-Тихоокеанском регионе». Китай им теперь, понимаешь, жить мешает.

А, чтобы после ухода янки Афган опять не «рванул», Байден – что весьма странно для обычных американских замашек – вдруг призвал Пакистан, Россию, Китай, Индию и Турцию «делать больше для стабильности Афганистана». По сути Байден обратился за помощью к… нашей ШОС.

К слову, мы и без чужих советов стараемся решить эту сложную проблему – недавняя московская встреча по Афганистану с участием России, Китая, Пакистана и США стала очень продуктивной и продемонстрировала много общих позиций между странами-участницами, о чем заявил сам госсекретарь США Энтони Блинкен.

Так зачем Вашингтону нужны помощники в этом деле? Одно из объяснений – ему нужен безопасный для солдат US Army выход из «афганской ловушки». И это не преувеличение – янки просто не могут самостоятельно обеспечить вывод войск, поскольку оттуда нет прямого выхода на море, а вокруг страны, с которыми у американцев – в силу разных обстоятельств – совсем не «розовые» отношения. Вот теперь и аукнутся Пентагону непонятные экзерсисы администрации США, в дым разругавшейся с Пакистаном, через территорию которого десятилетиями осуществлялось снабжение контингента США в Афганистане. Или, как они сейчас пойдут к Москве с «повинной головой» ради открытия маршрута для вывода своих бойцов через нашу территорию? Они, высокомерные, хоть, на два шага вперед ситуацию когда-нибудь просчитывали?

Ещё один принципиальный момент – а Пентагон-то «против» вывода войск, заявленного Байденом. «The Wall Street Journal» пишет, что решение президента США о полном выводе войск из Афганистана «не было поддержано высокопоставленными военными и силовиками, включая министра обороны Ллойда Остина». По мнению Пентагона, в Афганистане необходимо оставить не менее 2500 военнослужащих. Не говоря уже о бойцах частных военных компаний, коих там набирается серьезный контингент. Вот такая у Байдена, извините, байда…

И сразу другой вопрос – а кому могут отойти, вернее, перейти в руки арсеналы американского оружия, которое было навезено сюда за двадцать лет? Его же не потащишь назад. Неужели боевикам исламистских террористических организаций, созданных здесь сами спецслужбами США? И опять война «чужими руками»?

Но самый важный вопрос для нас: а не пойдут ли вскормленные американцами исламисты с территории Афганистана вверх, на Север, на государства Средней Азии? Пару попыток такого прорыва уже фиксировали в последние годы. И была паника в обороне среднеазиатских республик. Может, пора, если не опоздали, создать объединенные войска стран Центральной Азии для их же собственной безопасности? А мы с Ираном, Пакистаном, Индией, Китаем, который уже напрягся от угрозы, нависающей из Афганистана над его Синьцзянь-Уйгурским автономным округом, и другими заинтересованными лицами просто поможем среднеазиатским государствам в отражении возможной агрессии.

Или уже пора разговаривать и договариваться с талибами, которые хоть и запрещены в РФ, но периодически садятся с нами за стол переговоров? Они – реальная сила, которая способна на своей земле сбить спесь с американских исламистов-выкормышей.

Перспективы туманные. Янки вместе с союзниками по НАТО оттягивают на себя гнев и раздражение афганцев, имеющих разного рода пристрастия. Даже в присутствии войск НАТО гражданская война не прекращается годами. Опиум здесь выращивают и вывозят в Европу и далее на американских военно-транспортных самолетах через Косово. Поток наркотиков просачивается и через южные границы Средней Азии. Вариант возрождение басмачества в новых формах – не исключен. Тем более, что определенная часть исламистских боевиков, а их силу в Афгане оценивают от 5 до 10 тысяч человек из ИГИЛ (запрещено в РФ), имеют боевой опыт, полученный в самом Афганистане, а также в Сирии, Ливии и других «горячих точках», вспыхнувших в результате спровоцированной янки «арабской весны».

И, если взглянуть на карту, то видно, как Россия со всех сторон получает нестабильные границы: Украина, Прибалтика, Средняя Азия, Япония… Это – так называемая в американской политологии «петля Анаконды» – план по окружению нашей страны враждебными территориями. И всё хорошо видно.

Конечно, на афганских Богов можно надеяться – они, в конце концов, выгонят из Афганистана и эту пришлую игиловскую нечисть, но и нам самим нельзя оплошать.