Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Программа "Что происходит?" "День непослушания" у западной молодежи

События, происходящие сейчас в странах Запада, в частности, начавшая борьба молодых активистов протестных движений разного рода против собственных памятников и монументов, может привести их общества в состояние исторического беспамятства. Этот феномен захватил США, Великобритания, Бельгию, и нет гарантий того, что юношеский порыв к свержению авторитетов заведет, как говорится, «не туда». Но... «куда»?   
О происходящих изменениях в идеологии молодежных движений Запада, о том, как нападки на национальные, как казалось, «ценности» кочуют там из века в век, в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» размышляет кандидат политических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, редактор международного отдела газеты «Московский комсомолец» Андрей Яшлавский.   
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.


Полная версия - на портале журнала "Международная жизнь"







Программа "Что происходит?" Кому не по нраву Парад Победы

Великая Победа советского народа над фашизмом, одержанная 75 лет назад вместе с союзниками, сегодня этими же бывшими союзниками замалчивается и искажается. Фальсификаторы пытаются переписать историю, придать свою интерпретацию событий той Эпохи, той Мировой Войны. Поэтому столь чувствительным ударом для них стал Парад Победы, проведенный в Москве ровно через 75 лет день в день после исторического Парада Победы 24 июня 1945 года.
О зарубежной реакции на наш Парад Победы, о том, как воспринимаются итоги Второй Мировой войны в западных странах – в Европе и в США, зачем их пропагандисты пытаются переиначить исторические факты, и о том, как в России встали на защиту нашей Победы, в студии журнала «Международная жизнь» размышляет депутат Государственной Думы 6-го созыва, доктор исторических наук Вячеслав Тетёкин.
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.


Полная версия программы - на портале журнала "Международная жизнь"




22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто! Прощальные письма советских солдат, павших за Родину

Продолжаю публикации в день Скорби и Памяти -  "22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто!" 
Сейчас - письма советских солдат, написанные иногда прямо перед последним боем, и наших партизан из гитлеровских застенков.
Это - не только письма, но и надписи на стенах тех блиндажей, окопов, фортов и крепостей, которые обороняли наши воины.  

Надпись на стене Брестской крепости: "Я умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина. 20 июля 1941 года"





Надписи защитников Брестской крепости на её стенах:

Умрём, но не уйдем! Умрём, но из крепости не уйдём.

Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина.

20/07-41 г.


[Spoiler (click to open)]
Записка участников боев под Килией

Держались до последней капли крови. Группа Савинова. Три дня сдерживали наступление значительных сил противника, но в результате ожесточенных боев под Килией в группе капитана Савинова осталось четыре человека: капитан, я, младший сержант Останов и солдат Омельков. Погибнем, но не сдадимся.
Кровь за кровь, смерть за смерть!
Июль 1941 г.

Письмо танкиста А. Голикова жене

Милая Тонечка!
Я не знаю, прочитаешь ли ты когда-нибудь эти строки? Но я твердо знаю, что это последнее мое письмо.
Сейчас идет бой жаркий, смертельный. Наш танк подбит. Кругом нас фашисты. Весь день отбиваем атаку. Улица Островского усеяна трупами в зелёных мундирах, они похожи на больших недвижимых ящериц. Сегодня шестой день войны. Мы остались вдвоём - Павел Абрамов и я. Ты его знаешь, я тебе писал о нём. Мы не думаем о спасении своей жизни. Мы воины и не боимся умереть за Родину. Мы думаем, как бы подороже немцы заплатили за нас, за нашу жизнь...
Я сижу в изрешеченном и изуродованном танке. Жара невыносимая, хочется пить. Воды нет ни капельки. Твой портрет лежит у меня на коленях. Я смотрю на него, на твои голубые глаза, и мне становится легче - ты со мной. Мне хочется с тобой говорить, много-много, откровенно, как раньше, там, в Иваново... 22 июня, когда объявили войну, я подумал о тебе, думал, когда теперь вернусь, когда увижу тебя и прижму твою милую головку к своей груди? А может, никогда. Ведь война... Когда наш танк впервые встретился с врагом, я бил по нему из орудия, косил пулеметным огнем, чтобы больше уничтожить фашистов и приблизить конец войны, чтобы скорее увидеть тебя, мою дорогую. Но мои мечты не сбылись... Танк содрогается от вражеских ударов, но мы пока живы. Снарядов нет, патроны на исходе. Павел бьет по врагу прицельным огнем, а я "отдыхаю", с тобой разговариваю. Знаю, что это в последний раз. И мне хочется говорить долго, долго, но некогда. Ты помнишь, как мы прощались, когда меня провожала на вокзал? Ты тогда сомневалась в моих словах, что я вечно буду тебя любить. Предложила расписаться, чтобы я всю жизнь принадлежал тебе одной. Я охотно выполнил твою просьбу. У тебя на паспорте, а у меня на квитанции стоит штамп, что мы муж и жена. Это хорошо. Хорошо умирать, когда знаешь, что там, далеко, есть близкий тебе человек, он помнит обо мне, думает, любит. "Хорошо любимым быть..." Сквозь пробоины танка я вижу улицу, зеленые деревья, цветы в саду яркие-яркие. У вас, оставшихся в живых, после войны жизнь будет такая же яркая, красочная, как эти цветы, и счастливая... За нее умереть не страшно... Ты не плачь. На могилу мою ты, наверное, не придешь, да и будет ли она - могила-то?
28 июня 1941 г.


Записка и письмо партизанки В. Поршневой матери

Завтра я умру, мама.
Ты прожила 50 лет, а я лишь 24. Мне хочется жить. Ведь я так мало сделала! Хочется жить, чтобы громить ненавистных фашистов. Они издевались надо мной, но я ничего не сказала. Я знаю: за мою смерть отомстят мои друзья — партизаны. Они уничтожат захватчиков.
Не плачь, мама. Я умираю, зная, что все отдавала победе. За народ умереть не страшно. Передай девушкам: пусть идут партизанить, смело громят оккупантов.
Наша победа недалека!
29 ноября 1941 г.


Обращение старшины Г.А.Исланова к товарищам по фронту

Я - командир пешей разведки 1243-го с. п. Исланов Г. А.
Второй день в окружении. Против нас враг бросил батальон. Но мы не сдадимся живыми.
Мы разгромили штаб 116-го эсэсовского полка, захватили двух полковников, знамя, документы. Около меня на полу эти два полковника, живые. Фашисты хотят спасти их, но не удастся. Из десяти разведчиков осталось шесть человек...
Около меня тринадцатилетний пионер Петя Сафронов из Калинина. Партизаны послали его к нам связным. Он не мог вырваться. Беспощадно боролся, уничтожил более 25 фашистов, получил шестнадцать ранений, погиб геройски.
Немецкий батальон окружил нас. Стремятся освободить своих полковников и уничтожить нас... За это время уничтожили более 300 фашистов...
Я — коммунист, с честью выполнил свой долг перед партией, перед народом. Бейте фашистов беспощадно, они сильны перед слабыми, а перед сильными они — ничто. Не бойтесь смерти. Она приходит один раз. Прославляйте свою Родину своей преданностью.
Судьба нашей Родины решается сейчас на поле битвы.
Если попадут мои записи к немцам, то читайте — это пишет разведчик перед смертью. Мы победим вас. Наша многонациональная Красная Армия во главе с великим русским народом непобедима. Она ведет справедливую войну...
Не забудьте девушку Маню из села Некрасова. Она погибла геройски, настоящая патриотка. Она уничтожила четырех офицеров, а ее саму фашисты расстреляли.
Немцы подтянули еще свежую силу — целый батальон против советских разведчиков. Пусть попробуют. Им не взять своих полковников живыми. Их мы уже приговорили к смерти.
Коммунист, разведчик стрелкового полка старшина Исланов.
28 декабря 1941 г.



Записка защитника Москвы красноармейца А. Виноградова

Нас было 12 послано на Минское шоссе преградить путь противнику, особенно танкам. И мы стойко держались. И вот уже нас осталось трое: Коля, Володя и я, Александр. Но враги без пощады лезут. И вот еще пал один - Володя из Москвы. Но танки все лезут. Уже на дороге горят 19 машин. Но нас двое. Но мы будем стоять, пока хватит духа, но не пропустим до подхода своих.
И вот я один остался, раненный в голову и руку. И танки прибавили счет. Уже 23 машины. Возможно, я умру. Но, может, кто найдет мою когда-нибудь записку и вспомнит героев.
Я - из Фрунзе, русский. Родителей нет. До свидания, дорогие друзья.
Ваш Александр Виноградов.
22 февраля 1942 г.



Письмо Героя Советского Союза Е. К. Убийвовк из гестаповского застенка Полтавы

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.
Сегодня, завтра - я не знаю когда - меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.
Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте - я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.
Целую всех от всего сердца.
Ляля.
24-25 мая 1942 г.


Последний номер рукописной газеты «Окопная Правда», выпущенной пионером В. Волковым

"Окопная Правда" № 11
Наша 10-ка - это мощный кулак, который врагу будет дивизией, и, как сказал майор Жиделев, мы будем драться как дивизия.
Нет силы в мире, которая победит нас, Советское государство, потому что мы сами хозяева, нами руководит партия коммунистов.
Вот посмотрите, кто мы.
Здесь, в 52-й школе:
Валерий Волков
1. Командир морского пехотного полка майор Жиделев, русский.
2. Капитан, кавалерист, грузин Гобиладзе.
3. Танкист, рядовой Паукштите Василий, латыш,.
4. Врач медицинской службы, капитан Мамедов, узбек.
5. Летчик, младший лейтенант Илита Даурова, осетинка.
6. Моряк Ибрагим Ибрагимов, казанский татарин.
7. Артиллерист Петруненко из Киева, украинец.
8. Сержант, пехотинец Богомолов из Ленинграда, русский.
9. Разведчик, водолаз Аркадий Журавлев из Владивостока.
10. Я, сын сапожника, ученик 4.-го кл., Волков Валерий, русский.
Посмотрите, какой мощный кулак мы составляем и сколько немцев нас бьют, а мы сколько их побили; посмотрите, что творилось вокруг этой школы вчера, сколько убитых лежит из них, а мы, как мощный кулак, целы и держимся, а они, сволочи, думают, что нас здесь тысяча, и идут против нас тысячами. Ха-ха, трусы, оставляют даже тяжелораненых и убегают.
Эх, как я хочу жить и рассказывать все это после победы. Всем, кто будет учиться в этой школе!
52-я школа! Твои стены держатся, как чудо среди развалин, твой фундамент не дрогнул, как наш мощный кулак десятки...
Дорогая десятка! Кто из вас останется жив, расскажите всем, кто в этой школе будет учиться; где бы вы ни были, приезжайте и расскажите все, что происходило здесь, в Севастополе. Я хочу стать птицей и облететь весь Севастополь, каждый дом, каждую школу, каждую улицу. Это такие мощные кулаки, их миллионы, нас никогда не победят сволочи Гитлер и другие. Нас миллионы, посмотрите! От Дальнего Востока до Риги, от Кавказа до Киева, от Севастополя до Ташкента, таких кулаков миллионы, и мы, как сталь, непобедимы!
Валерий «поэт» (Волк) 1942 г.
Июнь 1942 г.



Надписи советских воинов на стенах в Аджимушкайских каменоломнях

Смерть, но не плен! Да здравствует Красная Армия! Выстоим, товарищи! Лучше смерть, чем плен.
22-06-42. Ровно 1 год войны... Немецкие фашисты напали на нашу Родину. Проклятье фашистам! Прощайте!


Письмо гвардии майора Д. А. Петракова дочери

Моя черноглазая Мила!
Посылаю тебе василек... Представь себе: идет бой, кругом рвутся вражеские снаряды, кругом воронки и здесь же растет цветок... И вдруг очередной взрыв... василек сорван. Я его поднял и положил в карман гимнастерки. Цветок рос, тянулся к солнцу, но его сорвало взрывной волной, и, если бы я его не подобрал, его бы затоптали. Вот так фашисты поступают с детьми оккупированных населенных пунктов, где они убивают и топчут ребят... Мила! Папа Дима будет биться с фашистами до последней капли крови, до последнего вздоха, чтобы фашисты не поступили с тобой так, как с этим цветком. Что тебе непонятно, мама объяснит.
Д. А. Петраков
18 сентября 1942 г.


Письмо подпольщицы Н. Попцовой из гестаповского застенка Пятигорска

Прощай, мамочка! Я погибаю... Не плачь обо мне. Я погибаю одна, но за меня погибнет много врагов.
Мама! Придет наша родная Красная Армия, передай ей, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня и за наши мучения.
Мама, милая! Еще раз прощай... ведь больше мы с тобой не увидимся. Я погибаю...
А как хочется жить! Ведь я молодая, мне всего 20 лет, а смерть глядит мне в глаза...
Как мне хотелось работать, служить для Родины!
Но эти варвары, убийцы... Они отнимают у нас нашу молодую жизнь.
Я сейчас нахожусь в смертной камере, жду с минуты на минуту смерти. Они кричат нам: «Выходите», идут к нашей камере, это...
Ой, мама! Прощай! Целую всю семью последний раз, с последним приветом и поцелуем...
Нина Попцова.
6 января 1943 г.


Надпись на стене фашистских застенков комсомолки подпольной Краснодонской организации «Молодая гвардия» У.М.Громовой

Прощайте, папа, Прощайте, мама, Прощайте, вся моя родня. Прощай, мой брат любимый Еля, Больше не увидишь ты меня. Твои моторы во сне мне снятся, Твой стан в глазах всегда стоит. Мой брат любимый, я погибаю, Крепче стой за Родину свою. До свидания.
С приветом, Громова Уля.
15 января 1943 г.


Настенная надпись А.И.Нестеренко в Павлограде, Днепропетровской области

Нас было 21. Стояли насмерть. Погибаем, но не сдаемся!
13 февраля 1943 г.


Письмо 15-летней девочки с фашистской каторги

Дорогой, добрый папенька!
Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.
Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: «Вы, не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот...
Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь - у меня отбили легкие.
А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.
А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало - платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет,- и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» - так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья»,- сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине.
Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.
Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.
Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..
Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.
Твоя дочь Катя Сусанина.
Мое сердце верит: письмо дойдет
Март, 12, Лиозно, 1943 год.


Надпись подпольщицы П. Савельевой на стене тюремной камеры в Луцке

Приближается черная, страшная минута! Все тело изувечено - ни рук, ни ног... Но умираю молча. Страшно умирать в 22 года. Как хотелось жить! Во имя жизни будущих после нас людей, во имя тебя, Родина, уходим мы... Расцветай, будь прекрасна, родимая, и прощай.
 Твоя Паша, январь 1944 г.


Из записной книжки старшего лейтенанта П.С. Завадского

Со мной старший лейтенант Колодко Н., лейтенант Гусаров И.Е., Подольцев В.К., автоматчик Миронов Л.И., разведчик Евдокимов, младший сержант Малахов Я., ефрейтор Писаренко, Алмазов. Будем драться до последнего дыхания, но не сдадим переправу.
…На нас снова движется бешенный, осужденный на смерть вал врага. Нас осталось 4, нас 3, нас 2 (цифры 4, 3, 2 в оригинале перечеркнуты). Остался я один. Все равно не пропущу…
29 июня 1944 года



Продолжение следует...



22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто! «Искусство разведки». «Фронт за линией фронта»

Продолжаю вести сегодняшнюю рубрику "22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто!"
Сейчас - специально к этой дате - видео-интервью с ветераном отечественной разведки.

С первых дней Великой Отечественной войны началась огромная работа советской разведки за линией германского фронта. Наряду с нашей нелегальной разведкой в самих странах Европы, напавших на СССР под командованием гитлеровцев, на фронте и в тылу врага действовали и кадровые сотрудники наших спецслужб, и партизанские отряды, созданные при их непосредственном участии. Ущерб, например, нанесенный врагу от «рельсовой войны», которую организовали белорусские партизаны против немецких военных эшелонов, был огромен. Наша разведка смогла добывать и поставлять в центр важную информацию с оккупированных немцами территорий Украины. Именно советская разведка спасла польский города Краков от полной его ликвидации, когда отступавшие фашисты намеревались взорвать все исторические памятники, сохранившиеся по сию пору.

О многих малоизвестных деталях работы советских разведчиков в тылу врага - прямо за линией фронта, в программе «Искусство разведки» журнала «Международная жизнь» рассказывает полковник СВР, член Совета Федерации Игорь Морозов.
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.


Полная версия программы - на портале журнала "Международная жизнь"



Продолжение следует... 

22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто! Немецкие признания и письма начала войны

Мы продолжаем нашу сегодняшнюю работу "22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто!" и публикуем материалы и документы первого периода Великой Отечественной войны.
Сейчас - немецкие письма и отрывки из их документов.







Подборка немецких откровений.
Рядовой 113-й пехотной дивизии Рудольф Ланге:
«По дороге от Мира (поселок) до Столбцов (райцентр Брестской области) мы разговариваем с населением языком пулеметов. Крики, стоны, кровь, слезы и много трупов. Никакого сострадания мы не ощущаем. В каждом местечке, в каждой деревне при виде людей у меня чешутся руки. Хочется пострелять из пистолета по толпе. Надеюсь, что скоро сюда придут отряды СС и сделают то, что не успели сделать мы»
Запись ефрейтора Цохеля (Висбаден, полевая почта 22408 В):
«25 июля. Темная ночь, звезд нет. Ночью пытаем русских». Другой фашист, обер-ефрейтор Иоганнес Гердер писал: «25 августа. Мы бросаем ручные гранаты в жилые дома. Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище. Люди плачут, а мы смеемся над слезами»
Из дневника унтер-офицера 35-го стрелкового полка Гейнца Клина:
«29 сентября 1941 года …Фельдфебель стрелял каждой в голову. Одна женщина умоляла, чтобы ей сохранили жизнь, но и ее убили. Я удивляюсь самому себе — я могу совершенно спокойно смотреть на эти вещи… Не изменяя выражения лица, я глядел, как фельдфебель расстреливал русских женщин. Я даже испытывал при этом некоторое удовольствие…»
Из дневника обер-ефрейтора Ганса Риттеля:
«12 октября 1941 г. Чем больше убиваешь, тем это легче делается. Я вспоминаю детство. Был ли я ласковым? Едва ли. Должна быть черствая душа. В конце концов мы ведь истребляем русских — это азиаты. Мир должен быть нам благодарным… Сегодня принимал участие в очистке лагеря от подозрительных. Расстреляли 82 человека. Среди них оказалась красивая женщина, светловолосая, северный тип. О, если бы она была немкой. Мы, я и Карл, отвели ее в сарай. Она кусалась и выла. Через 40 минут ее расстреляли»
Запись в блокноте рядового Генриха Тивеля:
«29.10.1941: Я, Генрих Тивель, поставил себе целью истребить за эту войну 250 русских, евреев, украинцев, всех без разбора. Если каждый солдат убьет столько же, мы истребим Россию в один месяц, все достанется нам, немцам. Я, следуя призыву фюрера, призываю к этой цели всех немцев…»
Из письма, найденного у лейтенанта Гафна:
«Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты эти медовые дни? Русские оказались чертовками, приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь исцарапан и искусан, я поступаю проще — пистолет у виска, это охлаждает пыл… Между нами здесь произошла неслыханная в других местах история: русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта Гросс. Мы теперь раздеваем донага, обыск, а потом… После чего они бесследно исчезают в лагере»
Из письма ефрейтора Менга жене Фриде:
«Если ты думаешь, что я все еще нахожусь во Франции, то ты ошибаешься. Я уже на восточном фронте… Мы питаемся картошкой и другими продуктами, которые отнимаем у русских жителей. Что касается кур, то их уже нет… Мы сделали открытие: русские закапывают свое имущество в снег. Недавно мы нашли в снегу бочку с соленой свининой и салом. Кроме того, мы нашли мед, теплые вещи и материал на костюм. День и ночь мы ищем такие находки… Здесь все наши враги, каждый русский, независимо от возраста и пола, будь ему 10, 20 или 80 лет. Когда их всех уничтожат, будет лучше и спокойнее. Русское население заслуживает только уничтожения. Их всех надо истребить, всех до единого».

[Spoiler (click to open)]

Цитаты из дневников и воспоминания немецких солдат, немецкого генералитета и других военных чинов Вермахта:
22 июня командование Вермахта был уверено, что решительным блицкригом разобьет «русско-монгольскую большевистскую орду». «У нас величайшая армия, во главе которой стоит величайший военный гений всех времён». «Мы – разящий меч новой Германии!» (Хаапе Г. Оскал смерти. 1941 год на Восточном фронте. М., 2009. С.86, 94, 125)
Но уже 24 июля 1941 г., т.е. практически через месяц после начала Великой Отечественной войны, в дневнике начальника Генерального штаба Сухопутных войск Германии генерала Гальдера, появилась запись из обращения главкома сухопутных войск генерал-фельдмаршала фон Браухича к участникам совещания, которое тогда проводилось: «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник».

«На Восточном фронте: боевые действия продолжаются. Усиленное и отчаянное сопротивление противника... У противника много убитых, мало раненых и пленных... В общем, происходят очень тяжелые бои. О «прогулке» не может быть и речи. Красный режим мобилизовал народ. К этому прибавляется еще и баснословное упрямство русских. Наши солдаты еле справляются. Но до сих пор все идет по плану. Положение не критическое, но серьезное и требует всех усилий». Из дневника Геббельса («Откровения и признания», с. 321; Ржевская Е. М. Геббельс... С. 283.)

Фельдмаршал Манштейн писал о советских прорывах в Крыму с Херсонесского полуострова на восток к партизанам. 5 тысяч героев сражались в Аджимушкайских каменоломнях, выдерживая обстрелы, подрывы и газы. «Плотной массой, ведя отдельных солдат под руки, чтобы никто не мог отстать. Бросались они на наши линии. Нередко впереди всех находились женщины и девушки комсомолки, которые, тоже с оружием в руках, воодушевляли бойцов». (Манштейн Э. «Утерянные победы». М.1999. С.294-295). Они послали из подземелья радиограмму: «Всем народам Советского Союза! Мы, защитники обороны Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но не сдаемся!» (Ионина Н.А., «Каменоломни Аджимушкая»).

Генерал-полковник фон Клейст: «Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость и могли выстоять в самых напряженных боях».

«Уже сражения июня 1941 г. показали нам, что представляет собой новая советская армия, — пишет генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей в Белоруссии. — Мы теряли в боях до пятидесяти процентов личного состава. Пограничники и женщины защищали старую крепость в Бресте свыше недели, сражаясь до последнего предела, несмотря на обстрел наших самых тяжелых орудий и бомбежек с воздуха. Наши войска скоро узнали, что значит сражаться против русских...» Брестская крепость держалась до 20 июля 1941 года.

«…нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя… Красная Армия 1941–1945 гг. была гораздо более сильным противником, чем царская армия, ибо она самоотверженно сражалась за идею. Это усиливало стойкость советских солдат. Дисциплина в Красной Армии также соблюдалась более четко, чем в царской армии. Они умеют защищаться и стоять насмерть. Попытки их одолеть стоят много крови». (Лиддел-Гарт Б. «Они умеют защищаться...», С. 382; Лиддел-Гарт Б. «Битвы Третьего Рейха...» С. 271–272).

«Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека... Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т.п. в плен сдаются немногие. Часть русских сражается, пока их не убьют, другие бегут, сбрасывают с себя форменное обмундирование и пытаются выйти из окружения под видом крестьян». «Бои с русскими носят исключительно упорный характер. Захвачено лишь незначительное количество пленных» (Начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер Ф. «Военный дневник», Т. 3. с. 53, 84)

«Русские солдаты и младшие командиры очень храбры в бою, даже отдельная маленькая часть всегда принимает атаку. В связи с этим нельзя допускать человеческого отношения к пленным. Уничтожение противника огнем или холодным оружием должно продолжаться до тех пор, пока противник не станет безопасным... Фанатизм и презрение к смерти делают русских противниками, уничтожение которых обязательно...» (Из приказа командования 60-й моторизированной пехотной дивизии (РАВО. Т. 24(13). Кн. 2. С. 42.)

«Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали. Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны все новые и новые резервы, которые к тому же были сильнее, чем это предполагалось... противник показал совершенно невероятную способность к сопротивлению» (Генерал Курт Типпельскирх).

«Широко и умело задуманные операции Красной армии приводили к многочисленным окружениям немецких частей и уничтожению тех из них, которые сопротивлялись... Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Мы потеряли 100-тысячную армию под Кенигсбергом...» (Генерал О.фон Лаш).

«Во Второй Мировой войне стало очевидным, что и советское верховное командование обладает высокими способностями в области стратегии... Русским генералам и солдатам свойственно послушание. Они не теряли присутствия духа даже в труднейшей обстановке 1941 года...» (Генерал-оберст Г.Гудериан)

«Многие из наших руководителей сильно недооценили нового противника. Это произошло отчасти потому, что они не знали ни русского народа, ни тем более русского солдата. Некоторые наши военачальники в течение всей первой мировой войны находились на Западном фронте и никогда не воевали на Востоке, поэтому они не имели ни малейшего представления о географических условиях России и стойкости русского солдата, но в то же время игнорировали неоднократные предостережения видных военных специалистов по России... Поведение русских войск, даже в этом первом сражении (за Минск) поразительно отличалось от поведения поляков и войск западных союзников в условиях поражения. Даже будучи окруженными, русские не отступали со своих рубежей». (Генерал Блюментрит)


Переписка немцев с Восточного фронта.
14.08.1942: У немецкого солдата Йозефа найдено неотправленное письмо к сестре Сабине. В письме говорится: «Сегодня мы организовали себе 20 кур и 10 коров. Мы уводим из деревень все население — взрослых и детей. Не помогают никакие мольбы. Мы умеем быть безжалостными. Если кто-нибудь не хочет идти, его приканчивают. Недавно в одной деревне группа жителей заупрямилась и ни за что не хотела уходить. Мы пришли в бешенство и тут же перестреляли их. А дальше произошло что-то страшное. Несколько русских женщин закололи вилами двух немецких солдат... Нас здесь ненавидят. Никто на родине не может себе представить, какая ярость у русских против нас».

Ефрейтор Феликс Кандельс пишет другу : «Пошарив по сундукам и организовав хороший ужин, мы стали веселиться. Девочка попалась злая, но мы ее тоже организовали. Не беда, что всем отделением… Не беспокойся. Я помню совет лейтенанта, и девочка мертва, как могила...».

24.07.1942: Матеас Цимлих пишет своему брату ефрейтору Генриху Цимлиху: «В Лейдене имеется лагерь для русских, там можно их видеть. Оружия они не боятся, но мы с ними разговариваем хорошей плетью...»

Солдат Ксиман из «СС» писал своей жене в Мюнхен 3 декабря 1941 года : «В настоящее время мы находимся в 30 километрах от Москвы. Когда выходишь из дому, можно видеть издали некоторые башни Москвы. Скоро кольцо сомкнётся, тогда мы займем роскошные зимние квартиры, и я пришлю тебе такие московские подарки, что тетка Минна лопнет от зависти».

29.10.41: Письмо, найденное у лейтенанта Гафна: «Куда проще было в Париже. Помнишь ли ты эти медовые дни? Русские оказались чертовками, приходится связывать. Сперва эта возня мне нравилась, но теперь, когда я весь исцарапан и искусан, я поступаю проще — пистолет у виска, это охлаждает пыл. Между нами здесь произошла неслыханная в других местах история: русская девчонка взорвала себя и обер-лейтенанта Гросс. Мы теперь раздеваем донага, обыск, а потом... После чего они бесследно исчезают в лагере».

Письмо солдата Гейнца Мюллера: «Герта, милая и дорогая, я пишу тебе последнее письмо. Больше ты от меня ничего не получишь. Я проклинаю день, когда родился немцем. Я потрясен картинами жизни нашей армии в России. Разврат, грабеж, насилие, убийства, убийства и убийства. Истреблены старики, женщины, дети. Убивают просто так. Вот почему русские защищаются так безумно и храбро».

Унтер-офицер Ланге (полевая почта 325324) писал Геди Байслер: «Во Львове было настоящее кровопролитие...Точно так же в Тернополе. Из евреев никто не остался в живых. Ты можешь себе представить, что мы не имели никакого сожаления к ним. То, что еще произошло, — не могу тебе сообщить».

Фельдфебелю Зигфриду Kpюrepy пишет его невеста Ленхен Штенгер из Деттингена 13 июня: «Шубка стала замечательной, она только была немного грязной, но мама ее вычистила, и теперь она очень хороша... Ботинки маме как раз, как вылитые. И материал на платье совсем хороший. Чулкам я также очень довольна и другим вещам также».

Письмо ефрейтора Менга к своей жене Фриде : «Если ты думаешь, что я все еще нахожусь во Франции, то ты ошибаешься. Я уже на восточном фронте... Мы питаемся картошкой и другими продуктами, которые отнимаем у русских жителей. Что касается кур, то их уже нет... Мы сделали открытие: русские закапывают свое имущество в снег. Недавно мы нашли в снегу бочку с соленой свининой и салом. Кроме того, мы нашли мед, теплые вещи и материал на костюм. День и ночь мы ищем такие находки... Здесь все наши враги, каждый русский, независимо от возраста и пола, будь ему 10, 20 или 80 лет. Когда их всех уничтожат, будет лучше и спокойнее. Русское население заслуживает только уничтожения. Их всех надо истребить, всех до единого».

Ефрейтор Циммах: «Сегодня мы всем взводом «организовали» свинью. Я нажрался, как никогда. Съел целую свиную голову. Но не смог уже доесть свиного уха. Я бросил его белорусскому мужику. Но наша ротная овчарка «Нептун» перехватила добычу. Это было уморительное зрелище».

Вот что пишет жена Лота своему мужу, лейтенанту Готфриду Вернеру, на фронт: «Не можешь ли ты урвать у какого-нибудь грязного еврея меховое пальто? Их шайка от этого не пострадает. Говорят, что в России много таких вещей. Не забудь также о материи на костюм. Подумай также о том, чтобы организовать или привезти что-нибудь: ведь эту сволочь нечего щадить. Это была бы хоть небольшая компенсация за нынешние плохие времена. Здесь я, несмотря на все старания, не могу больше найти порядочного материала для костюма».

09.08.1941: Дневник обер-лейтенанта Краузе, убитого на Украине . Краузе прошел огнем и мечом Польшу, Францию, Югославию, Грецию и, наконец, явился на Украину. И во всех этих странах записи в походном дневнике похожи одна на другую: это счет насилия, грабежей и хулиганства: «Скоро я стану интернациональным любовником! Я обольщал крестьянок-француженок, полячек, голландок...». Дальше обер-лейтенант излагает такие детали своих «подвигов», которые не поддаются никакой передаче. И дальше: «Сегодня, наконец, мне удалось отвести душу. Девочка лет 15 была крайне пуглива. Она кусала мне руки. Бедняжка, пришлось ее связать... Мне сказал лейтенант: «За эти подвиги тебе следует дать железный крест».

Письмо немецкому солдату Гейнцу от Иоганны Рохе из Вейссенфельса: «У нас сейчас работает много русских мужчин, женщин и детей. Они страшно ненавидят нас и при каждом удобном случае бегут. Две недели тому назад господин Куштбах поймал двух русских в Винбергере. Около Фрейбурга один лесник пытался задержать несколько русских, сбежавших из лагеря, но они оказали сопротивление. На этой неделе наш вахмистр поймал в деревне двух русских девушек, которые бежали из поместья. Их высекли резиновыми дубинками».

Крестьянка Анна Геллер пишет мужу из Нейкирхен (Саксония): «Когда нужно было убирать хлеб, русская повесилась. Это не народ, а какая-то пакость. Я ей давала есть и дала даже передник. Сначала она кричала, что не хочет жить в сарае с Карлом. Я думаю, для такой дряни честь, если немец ею не брезгует. Потом она стащила сухари тети Мины. Когда я её наказала, она повесилась в сарае. У меня и так нервы не в порядке, а здесь еще такое зрелище. Можешь меня пожалеть...»


Продолжение следует...

22 июня. Никто не забыт! Ничто не забыто!






Сегодня, 22 июня 2020 года, в блоге будут опубликованы материалы и документы первых дней и месяцев Великой Отечественной Войны. Собрал их специально к этой дате немало, и стану выкладывать в течение всего сегодняшнего дня.   
Побудила меня сделать это моя работа со студентами. Ребята родились после 2000 года, и Великая война для них - нечто совершенно непонятное. Мои студенты, конечно, это не "коляизуренгоя", оплакивавший фашистских солдат-интервентов уничтоженных на берегах Волги под Сталинградом, но и у них не хватает знаний о произошедшем тогда с нашей страной и нашим народом.      
Помню, как в те дни, когда в моей группе студентов обсуждали поступок "колиизуренгоя" ребята меня спросили, как я к этому отношусь? - На следующее занятие я принес им и зачитал письма немецких вояк с советского фронта, написанные в первые месяцы после нападения на СССР всей европейской армады под командованием Гитлера.   
Дети были в шоке - они такого даже не предполагали. Они были поражены и потрясены циничными и мерзкими откровениями фашистов. В аудитории стояла гробовая тишина.     
А я не мог понять, почему этого им не рассказывали в школе...       
Сегодня я обязательно процитирую те немецкие письма - они страшные документы войны, чтобы ту эпоху прочувствовать нутром.    
А начнем вот с чего.    








[Spoiler (click to open)]

22 июня 1941 года на наш народ, на нашу страну обрушилась Большая Беда: Гитлер во главе с армиями Германии и всей Европы (до этой поганой кучи) начал войну против нас.
Гитлер начал войну на "истребление обитателей жизненного пространства, необходимого для германской нации" - то есть, с целью уничтожения всех жителей тех территорий, которые нужны были Гитлеру для колонизации земель СССР по лекалам англосаксов в Африке и в Азии, в чем те преуспели ранее Гитлера. Кто забыл про это – напоминаю!
С другой стороны, всем видно, что в Западной Европе наступление армий Гитлера в период 1940 года никак не было связано с "очисткой жизненного пространства".    
Всем сейчас видно по карте, как самые известные "лагеря смерти" у гитлеровцев находились к востоку от Берлина. К западу от Берлина гитлеровцы особо и не зверствовали. «Европейская солидарность» – это была их сущность. И евросчастливцы той Эпохи ложились под Гитлера без сомнений.
Вот Париж - французский жандарм приветствует немецкого оккупационного офицера:






Об этом сегодня в европах не принято вспоминать, но Россия-то помнит коллективные евроунижения перед фашистами - только что сапоги не целовали. Не им, убогим, нам советы подавать, как России жить.     
А потому и воспринимается, как «Сюр», праздник евросчастливцев, когда недавно дата 75-летия открытия Второго Фронта 6 июня 1944 года войны Англии+США против Германии превратилась у западников в братание англосаксов с германцами. Русских не позвали. Бред? Нет! Западники даже свои военные столкновения с годами переводят в разряд «семейной ссоры».   
Но! Никогда и ни в чем коллективный Запад не успокоится в деле своей общей борьбы с Россией. Что мы все и увидели в 75-летний юбилей «День Д».    
Известно, что Гитлера на СССР натравили англосаксы. Но мы в ответ на агрессию против нашей страны и нашего народа ответили тем, что у англосаксов, поднаторевших в колонизации чужих земель, просто отсутствует в мозгах. Мы назвали ту войну Великой Отечественной.    
Та война была – за Жизнь!          
Великая Отечественная стала вновь Отечественной войной, спустя почти полтора века после разгрома европейского нашествия под командованием Наполеона в 1812 году. Тот, кстати, напал тогда на нас 24 июня - почти день в день с Гитлером. И тоже умылся русской кровью!    
А в ту войну – Великую Отечественную войну – мы, Советский народ, ненавидимый европейскими мародерами, этих мародеров опять победили! И этого они нам до сих пор простить не могут.
Изданный Гитлером в июня 1941 года - за пять дней до нападения на Советский Союз, приказ утверждал право немецких солдат грабить и истреблять советское население, вменял офицерам в обязанность уничтожать наших людей по своему усмотрению. Оккупантам разрешалось сжигать деревни и города, угонять советских граждан на каторжные работы в Германию.    
Вот строки из этого приказа:
«У тебя нет сердца, нервов, на войне они не нужны. Уничтожай в себе жалость и сочувствие – убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай! Этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навеки», – говорилось в обращении командования нацистов к солдатам.    
Из приказа командующего 123-й германской пехотной дивизией от 16 августа 1941 года:    
«Рекомендуется прибегать к строжайшим мерам наказания, как-то: вешать казненных на площадях для общего обозрения. Об этом сообщать гражданскому населению. На виселицах должны быть таблицы с надписями на русском языке с примерным текстом «повешен тот-то и за тот-то».

В ответ на эти зверства появилось стихотворение Константина Симонова, которое потом почему-то переименовали в более спокойное - "Если дорог тебе твой дом".     
А называл его сразу Константин Михайлович, находившийся с первых дней войны в действующей армии, на передовой под Могилевом - "УБЕЙ ЕГО!"      
И это было главное чувство, которые мы стали испытывать к захватчикам!    







Продолжение следует...    



Фото дня. Наш День Победы над объединенной Европой


На этом рисунке показано, как в 1942 году вся Европа была под Гитлером.   
И она посылала свои дивизии на Восточный фронт против СССР.  
Войска СС приняли в свои ряды 400 тысяч добровольцев из стран Европы. Всего к Гитлеру поступили на военную службу со всей Европы – 1800 тысяч добровольцев, сформировав 59 дивизий, 23 бригады и несколько национальных полков и легионов.    
А здесь - списки военнопленных иностранцев, воевавших против Советской Армии и захваченных ею.  








Об этом стараются забыть на Западе и в европах, в целом.         
Слово "совесть" отсутствует в английском и французском языках. И совестить этих еврохищников бесполезно.   
А молодняк свой они "кормят" сказкой о победе англосаксов над Гитлером. И до нашей молодежи уже добираются.    
Даже в российских городах неучи из числа "креативщиков" работают, как халтурщики, и размещают на плакатах ко Дню Победы фото немцев, путая - намеренно или по глупости, а, скорее, по дичайшей необразованности, прививаемой воспитанием "квалифицированных потребителей" - эти образы врага с образами бойцов Советской Армии.          
Сейчас в этой подборке - фотографии тех евросчастливцев, что пришли на нашу землю под командованием Гитлера. Пришли убивать и грабить, проявив глубинную сущность европейской "цивилизации".        
Взгляните, из каких стран вылуплялись эти гитлеровские прихвостни, многие из которых нашли, в конце концов, свой плен или свою могилу в Русской Земле.      


[Spoiler (click to open)]

Из брошюры 1943 года на французском языке: войска СС стали армией Европы, которая включает в себя добровольцев из самых разных стран - Норвегии, Германии, Дании, Голландии, Фламандии и Валлонии (нынешняя Бельгия), Франции и Финляндии:     

   





Голландский доброволец, записывающийся в войска СС:  





Бельгийские добровольцы в СС:  





Военнослужащие 20-й эстонской дивизии СС:  





Голландские добровольцы полка СС обучаются строевому шагу:  





Датский добровольческий корпус СС «Данмарк»:      





Добровольческий корпус СС "Данмарк". 1942 год:





Проводы в Мадриде на Восточный фронт испанской "Голубой дивизии" - воевала и была разбита под Ленинградом:      






Солдаты французского легиона в форме вермахта:    




Французы отправляются на фронт. Надписи на вагоне: "Да здравствует французский легион. Хайль Гитлер. Да здравствует Франция":             





Французский добровольческий легион СС:  






Далее - список европейских стран, с кем Гитлер подписал "Акты о ненападении" (задолго до Акта Молотова-Риббентропа, одного из многих подобных документов той Эпохи), которые стали для Германии пустыми бумажками - всех она, несмотря на свои обязательства, оккупировала, а с СССР и Великобританией воевала:  








Документальные фотографии соврать не могут.   
Как в 1812-м году, так и в 1941-м году объединенная Европа нападала на нашу страну, как бы она не называлась - Россйская Империя или Советский Союз. У них русофобия в крови. Они и боятся России и - как сами нищеброды - завидуют нашим просторам и природным богатствам.    
И если в XIX-м веке Победу над Наполеоном, и въезд Императора Александра I в Париж оболгать не удается, то ныне при гигантских информационных возможностях Запада там создается устойчивый образ их собственной победы над Гитлером, вычеркивается память о войне на Восточном, советском фронте. Его именуют, как Украинский фронт, бойцы которого и пришли в Европу. Но это им в европах нужен образ украденной победы, и они этой кражей упиваются, стремясь забыть преступления собственных предков на русской земле.      
А кому, как ни нам, надо Нашу Победу хранить и передавать Память о ней потомкам. Чтобы лет через 50-т они не стали бы рассказывать своим детям - нашим правнукам, не то, что произошло на самом деле, а то, что пытаются вложить в головы намеренно необразованной молодежи западные пропагандисты.        
Потому и эти фотографии, и эти факты - лучшая память о том, что и как тогда было.        




Программа "Что происходит?" Вклад разведки в Победу

В течение предвоенного периода и в годы Великой Отечественной войны активно действовала советская разведка. Рихард Зорге в Японии, «Кембриджеская пятерка» в Англии, «Красная капелла» и Шандор Радо в Европе – эти, ставшими известными, и многие другие, до сих пор не названные, советские разведчики из разных стран вместе боролись – каждый на своем посту – против фашизма. И внесли огромный вклад в Великую Победу.   
О некоторых малоизвестных операциях той поры в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» рассказывает ветеран разведки, сенатор-член Совета Федерации Игорь Николаевич Морозов.     
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.     


Полная версия программы - на портале журнала "Международная жизнь"




Фото дня. Прага в 1938 году и Прага в 1968 году


Прага. 1938 год. Чехи встречают гитлеровцев


В связи с непрекращающейся информационной войной англосаксонского ядра и его сателлитов против нашей Победы и у нас появляются новые аргументы, о которых прежде почему-то особо не вспоминали. В СССР и в России не хотели "травмировать нежные и чувствительные души славянских братьев".   
А когда сейчас, именно накануне Дня Победы, в восточной Европе оскверняют памятники советским солдатам, положившим жизни за никчемных евросчастливцев, надо бы отвечать по большому счету.  
Только вспомним слова, произнесенные в нашем фильме 60-х годов "Перекличка": "В каждой стране Европы есть братские могилы, в которых лежат наши мальчишки..." И мы о них никогда не забудем.
Но подобных жертв приносить ради евросчастливцев мы не будем. Не повторим того, за что сейчас получаем оскорбления и плевки в спину. Мы усвоили наглядный урок, как в Европе извращают память о нашей Победе над фашизмом.         
Надругательство над памятниками наших героев войны - это, как говорил Талейран, "больше, чем преступление, это - ошибка". История не кончается, и мы крепко запомним происходящее. А дальше - "сами, всё сами".   
Тем более, что англосаксы уже подбросили через свою пропаганду целый ворох новых антисоветских и русофобских идей и методичек для того, чтобы "братья-славяне" ещё больше прониклись неприятием России. Англосаксы продвигают теперь фейки о том, что "СССР к войне с фашизмом отношение имел очень даже косвенное. Фашистов, победили англо-саксы". А с кем воевал СССР? - Так это он не с фашистами воевал - фашисты-де "были только итальянские". А "гитлеровцы-то фашистами не были", утверждает теперь русофобская пропаганда.
И вот эту Ложь теперь начали внушать молодняку, который родился после 2000 года, и любое из событий ХХ века для него можно извратить и показать подло и ложно - это так по-англосаксонски. Типа - highly likely.
    
Врут, мерзавцы! В написанной в первые дни войны в 1941 году песне "Вставай страна огромная!" есть слова: "Гнилой фашистской нечести загоним пулю в лоб!" В СССР знали с первых дней войны - кто на нас напал, и кому надо ломать хребет. Фашистам! И пусть русофобы, кланяющиеся англосаксам, это запомнят туго.   



[Spoiler (click to open)]
Кстати, вот - небезызвестный плакат времен конца Второй Мировой войны, выпущенный "союзничками".
"Освободители мира" - это США и Великобритания. А флаг СССР где-то справа внизу. Англосаксы уже тогда определяли места в Истории для каждого.     
Как писал лет десять назад Джордж Фридман, шеф известной аналитической компании "Stratfor" (США): когда с Запада на Германию напступали союзные войска США и Англии, с тыла Германию атаковала армия Советов. С тыла?! Мы писали об этом в материале "На Западе утверждают: "С тылу вермахту нанес удар ССCР", а потом "Советы бомбили Хиросиму".







А теперь - к теме поведению чехов в 1938 году, когда в Прагу вошли гитлеровские войска.
И также - поведение в 1968 году молодых чехов, которым было лет по 25-30, и родились они именно в период немецкой оккупации и, как говорится, "впитали это с молоком матери".
Да, в 1938 году чехи вели себя смирно, а в 1968-м восстали, когда советская армия предотвратила переход Чехословакии из соцлагеря в стан НАТО - "под крыло" к их бывшим оккупантам, куда им очень хотелось вернуться. Эту ситуацию мы подробно разбирали в материале "Пражская весна-2020" - новый ориентир в судьбе Чехии".
Чехи продемонстрировали типичный "стокгольмский синдром", когда заложники начинают морально поддерживать террористов - медики называют это "односторонняя симпатия, возникающая между жертвой и агрессором в процессе захвата".     
Дальше - только фото. Обратите внимание, как свободолюбивые чехи рисовали гитлеровскую свастику на советской военной технике в 1968-м. Им надо было бы напомнить, что это их отцы приветствовали и кланялись гитлеровцам в Праге за тридцать лет до этого. А то в 1968-м они вдруг осмелели и бросились "бороться с фашизмом". Лицемеры.       
Для полного впечатления - фото вперемежку: сначала год 1938-й, потом 1968-й год.    
Так это было.   

1938




1968




1938




1968




1938




1968




1938




1968





1938






1968






Чехи знали в 1968 году, что русские стрелять в них не будут, поэтому осмелели и демонстрировали свою доблесть.
"Доблести" у чехов в 1938 году замечено не было... Они знали, что немцы будут стрелять на поражение, поэтому вели себя тихо и подобострастно.   
А с 1941 года военные заводы Чехословакии исправно стали снабжать гитлеровцев оружием для убийства советских людей на Восточном фронте Германии.       
Это хорошо, что всё теперь проЯВЛЯЕТСЯ. Как сказано в книге о бравом солдате Швейке чехом по имени Ярослав Гашек: "После того, что случилось, ваша репутация погублена на всю жизнь".
Важно, чтобы мы сами усвоили этот урок неблагодарности и европейского хамства. Если евровосточным счастливцам нужен германский сапог, то не надо мешать исполнению их желаний. 
И пусть никогда не была бы повторена у нас фраза из фильма "Перекличка": "В каждой стране Европы есть братские могилы, в которых лежат наши мальчишки..." НИ-КОГ-ДА!!!   
Сами, понимаешь, всё сами...   



Программа "Что происходит?" Юбилей Победы и Европа

В канун 75-й годовщины Великой Победы над фашизмом в Европе наблюдаются разные настроения. Порой, совсем не юбилейные. В ряде стран опять включена программа русофобии ради того, чтобы отвлечь людей от Дня Победы, переформатировать их память. Снос памятника маршалу И.С. Коневу в Праге – одно из проявлений этой тенденции.   
О том, как в европейских странах сегодня воспринимают исторический для нас День Победы, в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» беседуют историк Второй Мировой войны, доцент МГИМО, кандидат исторических наук Сергей Монин и обозреватель журнала Сергей Филатов.     

Полная версия программы на портале журнала "Международная жизнь"