Category: лытдыбр

Покорили бы США Марс, но... денег не хватает


Американцы на Луне. Документальное, говорят, фото.     
А где тень от флага-то?     

Директор Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA) Джеймс Брайденстайн (Jim Bridenstine) на днях заявил: астронавты США уже высадились бы на Марс, если бы не финансовые вопросы.

Он также отметил, что американцы «были бы на Луне прямо сейчас», если бы не было политического риска: «Есть технический риск, за ним следует политический. Мы бы были на Луне прямо сейчас, если бы не было политического риска. Откровенно говоря, к настоящему моменту мы были бы на Марсе, если бы не политический риск». На уточняющий вопрос журналистки о том, что он подразумевает под «политическим риском», глава американского космического ведомства пояснил, что «говорит о финансировании». Да, у янки сплошь и рядом так бывает: финансы = политика.

В те же дни вице-президент США Майкл Пенс утверждал, что «американские астронавты вернутся на Луну в 2024 году для того, чтобы создать плацдарм для последующего освоения Марса». Более того, он обещал, что американская лунная программа предполагает постоянное присутствие астронавтов на спутнике Земли. То есть будет создана лунная база.

[Spoiler (click to open)]


Майк Пенс выступает на заседании Национального космического совета.   
Фото Joel Kowsky/ZUMAPRESS     

Заметно, что такой разворот американских ответственных лиц к космической тематике произошел после того, как президент США Дональд Трамп дал команду, чтобы американцы вернулись на Луну в ближайшие годы.

Напомним, что 27 марта с.г. Трамп потребовал от NASA «вернуться на Луну»: «Это заявленная программа нынешней администрации — вернуть американских астронавтов на Луну до 2024 года. Первая женщина и следующий мужчина на Луне будут американцами, которых доставят американские ракеты с американской земли».

Конечно, вокруг американской лунной программы и историй о нескольких удачных лунных миссиях США в конце 1960-х сейчас много всяких пересудов. Есть те, кто верит в эти истории, есть много скептиков, которые сомневаются в факте посещения Луны американскими астронавтами.

Сейчас, спустя почти полвека, открывается новая страница «американского покорения Луны». Во всяком случае, в пропагандистском плане.

Интересно, что руководитель NASA сетует на недостаточное финансирование. Он говорит: «В прошлом, в 1990-х и 2000-х годах, мы прилагали усилия, чтобы вернуться на Луну и полететь на Марс, и в каждом случае программа была слишком долгой. Она занимала слишком много времени и денег. Как сказал президент Трамп, чтобы избежать политического риска, мы хотим продвигаться быстрее». То есть NASA готова выполнить указание сверху, но денег не хватает.

Да, по указанию Трампа некоторое время назад для NASA нашлось в бюджете США дополнительных полтора миллиарда долларов. И, окрыленная NASA, сразу представила имя своей новой лунной программы – «Artemis», названной в честь древнегреческого Бога Луны.

Трампу эта инициатива, похоже, понадобится для его предвыборной программы – президентская гонка к выборам-2020, судя по всему, начнется уже этой осенью. Другое дело, что никто до Луны к ноябрю 2020 года не долетит, но шуму и шоу на эту выигрышную тему мы увидим и услышим в достатке.

В NASA полагают осуществить высадку на Луну в 2024 году и отправить астронавтов к Марсу ориентировочно в середине 2030-х годов. Только «дополнительные расходы» на реализацию проекта «Artemis» сам Джеймс Брайденстайн оценил в 20-30 млрд долларов. Теперь он получил аж 1,6 миллиарда от Трампа. Маловато… Видимо, на PR-услуги?

И эта работа уже начата. Как сообщило руководство NASA, многоразовый космический корабль «Orion» для миссии «Artemis-1» готов. Там указали, что благодаря сверхтяжелой ракете SLS (Space Launch System), космический корабль в беспилотном режиме совершит облет Луны уже в 2020 году. К выборам? Только вот мы не можем не слышать руководителя NASA с его сетованием на то, что «денег не хватает».

Тем не менее, похоже, эти «детали» Трампа не волнуют. Он замахнулся на большее, чем проблема «какого-то финансирования». В конце концов, Голливуд снимет ещё один ролик об облете Луны беспилотной миссией «Artemis-1». Кстати, желающие могут поставить на этот вариант ставку где-нибудь на тотализаторе. И их ждет куш. Или американцы разучились делать «здоровые сенсации»?

Трамп начал разыгрывать «лунную карту», в том числе, и как некую новую «американскую мечту», чтобы встряхнуть общество и увлечь его новой задачей – возвращение в космос! За этим – и новые рабочие места для американцев, и новые технологии, и большие репутационные бонусы.

В общем, Трамп вернул в политическую борьбу тот же самый прием, благодаря которому США подняли свой международный авторитет на фоне военного краха во Вьетнаме в конце 1960 – начале 1970-х годов. Сработает ли на сей раз?

Тем более, что у России и Китая также есть свои намерения стартовать на Луну. Недавно пришло сообщение, что Национальное космическое управление Китая договорилось с Россией и Евросоюзом приступить к совместной проработке плана по созданию исследовательской станции на Луне.

Кроме того, уже не первый раз проходит информация, что на Земле готовится лунная миссия для «верификации мест прилунения нескольких американских кораблей «Apollo» в 1960-х годах». И эти новости обещают быть очень интересными – станет ясно, кто прав: адепты американского посещения Луны или скептики.

Во всяком случае, эта штучка может стать посильнее Brexita


Два американца на Луне. А кто же их снимал сверху?     
Фото от АР из "лунного архива".    


Янки при дворе «короля Roshen’a»


Сотрудники Посольства США в Киеве: «Объединенные ради Украины»
Фото censor.net

Ну, вот, сколько десятилетий назад лично Марк Твен писал в сатирической повести «Янки при дворе Короля Артура» про манеры и замашки своих соотечественников? Давно писал. И что с тех пор изменилось?
Этот, между прочим, классик американской литературы, знавший особенности национального характера соотечественников, как свои пять пальцев, писал в той, к сожалению, сейчас подзабытой, повести, например, о том, как янки расправляются со своими недавними партнерами: «…Протрубил рог, и мы снова разъехались. Мы стояли в ста ярдах друг от друга, глядя друг другу в лицо, оцепеневшие и недвижные, словно конные статуи. Тишина; прошла минута, казавшаяся вечностью; никто не спускал с нас глаз, никто не шевельнулся. Король медлил; казалось, у него не хватает духу подать знак. Но вот он махнул рукой, и сразу звонко пропел рог.
Длинный меч сэра Саграмора описал в воздухе сияющую дугу, и вот он, великолепный рыцарь, понесся на меня. Я не двинулся. Он приближался. Я не шевельнулся. Зрители были так взволнованы, что кричали мне: «Беги, беги! Спасайся! Это смерть!»
Я не сдвинулся и на дюйм, пока этот громовержец не подскакал ко мне на пятнадцать шагов; тогда я выхватил револьвер из кобуры; гром, молния – и револьвер исчез в кобуре, прежде чем кто-либо сообразил, что случилось.
Конь без всадника пронесся мимо, а на земле лежал сэр Саграмор, мертвый, как камень.
Люди, подбежавшие к нему, онемели, убедясь, что он умер, и притом, по-видимому, без всякой причины, потому что на теле его не было заметно никакой раны. Правда, в кольчуге его, на груди, была крохотная дырочка, но такому пустяку они не придали значения; так как при огнестрельной ране крови вытекает немного, то кровь осталась под одеждой и не протекла сквозь доспехи. Труп поволокли к королю, и вся знать разглядывала его. Естественно, все обалдели от изумления…»
Вот и вся американская манера – нарушение правил и уверенность в своем техническом превосходстве. Про «честный поединок» и говорить не приходится. И, ведь, именно это продемонстрировал Марк Твен ещё в конце XIX века. Только всё это всё «работало» пока янки не пришли ко двору «короля Roshen’a». То есть – в стольный град Киев. И, похоже, здесь они ошиблись адресом. Им, прежде всего надо бы знать историю, географию и нравы. Но, не факт, что янки обладают на Украине всеми этими знаниями.


[Spoiler (click to open)]
В Вашингтоне обеспокоены событиями в городе Китеж

Недавний перл госдепа про «торговлю людьми в российском городе Китеж» можно вывешивать в любой школе Российской Федерации, как показатель уровня знаний в истеблишменте США. И их школьного образования в целом. А то у нас навязывается совсем иное отношение к этим «знатокам истории и географии», у которых ноне две главные внешнеполитические заботы – безопасность властей «государства Лимпопо» в Африке и «работорговля в граде Китеж» в России. «Всё это было бы смешно, когда бы ни было столь грустно…» (с)
«- А что, Берримор, не съездить ли нам в Китеж-град на выходные?  
- Боюсь, сэр, что ни одна турфирма билетов туда не продаст…  
- Это почему, что им бизнес в этом направлении не нужен?  
- Бизнес-то нужен. Направления нет…»  

Кто не забыл – про «государство Лимпопо» несколько месяцев назад состоялся шикарный розыгрыш со стороны российских пранкеров «Вована» и «Лексуса» в телефонном разговоре с членом Палаты представителей Конгресса США Максин Уотерс. Ребята рассказали одному из лидеров американской демократии – и она в это свято поверила (!), что «Вашингтон и Киев должны наложить новые ограничения на Россию, потому что она вмешалась во внутреннюю политику Лимпопо» — там «русские хакеры атаковали серверы во время выборов – взломали систему выборов в Лимпопо и установили режим своей марионетки Айболита». А «президент Лимпопо теперь хочет переехать на Украину», поскольку боится, что с ним «что-нибудь сделают». Так говорили пранкеры, и их слушала без возражений депутат Конгресса США. М.Уотерс в разговоре с пранкерами сказала, что не знала обо всем об этом, и согласилась, что США и Украина должны быть сильными, чтобы остановить Россию в Лимпопо.
Вот что значит, когда в начальной школе США перестали преподавать географию. А зачем? Америка же сама «под над усё»! Вот и пошли янки на Украину. Но, может получиться так, что «здесь им будет не тут»…
Янки в стольном городе Киеве даже не поняли, что их ковбойские приёмчики типа «стрельбы с бедра» здесь не прокатят – могут и пулю в лоб получить сами. Возможно, из-за угла. А почему «не прокатят» - вопрос отдельный. Они же, судя по всему, не в курсе, кто это такие, эти херои Украины – Махно, Петлюра, Шушкевич, Бандера, Кравчук, Кучма, Ющенко и т.д. Этим хероям янки разом «не потрэбны», как кураторы, но… только (!) как «добрые спонсоры». Но, такого понятия «добрые спонсоры» в коридорах госдепа, и даже в его курилках, даже не слыхивали. Трамп вообще срезал бюджет госдепа на заморские экзерсисы на десятки миллиардов долларов.
«Мы не халявщики – мы партнеры», это – не про киевские власти. Они – такие «партнеры», что НАТО просто распадется, коли хватит в Брюсселе смелости ввести товарища Парубия в управляющие органы Североатлантического пакта.
Так вот, мы о том, что янки при дворе «короля Rochen’a» – сиречь при дворе президента компании по производству сладостей «Rochen», и в то же самое время – президента Украины Петра Порошенко – настолько уверовали в свою силу и так расслабились, что даже в святцы не заглянули.
Ох, не заглянули, когда тронули самую главную болевую точку славян – что «по этот берег Днепра», что «по другой». Янки в своем раже контроля над территориями вкруг России (да-да – вкруг – та самая «петля Анаконды» вокруг России, о чем мы писали не раз), не спустились до понимания чувств и настроений местного населения, которое для них – что в Восточной Европе, что в Западном Самоа – только «аборигены», когда подняли руку на «вопрос о земле» на Украине!
И вот здесь, уже даже махновщиной не пахнет, пахнет совсем иным – украинские братья могут сколь угодно ворчать и даже плеваться в сторону Москвы и «орды», но ни Москва, ни «орда» даже не покушалась ни разу на то, чтоб отнять у них их собственную землицу! А янки пришли и именно землицу – ни много, ни мало – требуют себе у мечтательных малороссов.
И у янки есть свои резоны – столько они уже денег потратили «за-ради» превращения Украины «в не-Россию». Так вот, и пришла там пора раскошеливаться – и не гривнами, а гектарами!

«Две дороги – та и эта…»

Не хотел бы быть Кассандрой, но, видимо, к месту сейчас процитировать то, что сам написал здесь в декабре 2013 года, когда в Киеве всё только начиналось в статье «”Камо грядеши”, Украина? Quo vadis ты через Майдан?»
Декабрь 2013 года. Боже, как недавно и как давно это было! И написано в те дни было так:
«Это рано или поздно должно было произойти.
Страна, разделенная надвое враждующими идеологиями, и, как результат, населенная гражданами, не понимающими и не принимающими политические и духовные устремления друг друга, рано или поздно должна была взорваться изнутри.
Политический вопрос о сохранении Украины, как единого государства, сегодня встает во весь рост.
Разно-ориентированные части этого государства уживаться в мире друг с другом больше не смогут – сторонники западной интеграции закусили удила, они проплачены, в том числе местными олигархами, и простимулированны мощной пропагандой. А скоординированного отпора они не получают в силу толерантности сторонников евразийской интеграции и даже искренних сторонников самостийности. Удивительное дело – самые ярые «националисты» здесь разом перекрасились в евроинтеграторов, готовых «лечь по Европу», а, стало быть, утратить вожделенную незалежность…
Но, надо знать украинцев. Если их «достанут», а их могут вскоре «достать» эти набирающие ход события, то ответ будет таков, что перспектива гражданской войны – по сценарию бывшей Югославии – станет ужасающе вероятной.
Вероятность эта растет и в связи с тем, что пламя внутриукраинского конфликта уже раздувают внешние силы – от спецслужб до парламентариев зарубежных стран. Пока не поздно, надо доводить до конкретных результатов начавшийся «круглый стол» украинских политических сил и делить на нём власть в регионах. Затем в этих регионах проводить референдумы о будущем
Население Украины нельзя назвать единым народом, столь глубоки сейчас внутренние противоречия, разрывающие украинское общество на части по местечковым интересам. Западенцы хотят в Европу. Донбасс хочет «прислониться» к России, возможно, к Таможенному союзу, но ещё не созрел, чтобы хотеть воссоединиться. Богдана Хмельницкого там сегодня не видать… Крым и Одесса настроены, в основном, про-российски.
И собрать весь этот разнобой позиций под одну общеукраинскую идею сегодня не-воз-мож-но – такой объединяющей идеи нет на Украине по определению.
Если нынешние власти Украины будут продолжать горбачевскую политику – и вашим, и нашим – от Украины уже скоро может мало, что остаться.
И вот стоит сегодня Украина-ненька на том перепутье, о котором написал когда-то Булат Окуджава:
«Неслучайны на земле
Две дороги – та и эта.
Та прекрасна, но напрасна,
Эта, видимо, всерьез».

Отчетливо видно, что одна дорога – в Евросоюз – «прекрасна, но напрасна». А вот вторая дорога – к самим себе, к пониманию своих глубинных желаний и к проявлению своей воли самими, такими разными, украинцами – «видимо, всерьез»…
Перечитываю, и – мороз по коже…
Но вспоминаю этот материал по той причине, что, как представляется, именно сегодня Украина встала на новое «распутье», и… «момент Истины» уже не только у властей Киева, но у любого гражданина страны, просто перед глазами.
Читайте новые договоренности киевских властей с западными кураторами: как когда-то гениально сформулировал эту тенденцию поляк Анджей Вайда в имени своего классического фильма – «Всё на продажу»! Впрочем, это кому сегодня в неньке поляк будет указом?
Тем не менее, надо признать: если майданные посиделки были подняты в госдепе на такую высоту, что лично замгоссекретаря Виктория Нуланд раздавала «печеньки», то сейчас в «стольный город Киев» понаехали из-за океана ребята совсем с другими установками. И вот предпримем попытку оценить и понять, куда они желают «развернуть» Украину и насколько это им удастся.
Фактуры – навалом.
Выводы – впереди. И первый из них – печенек больше не будет!

Кто вы, доктор Волкер?

Начнем, пожалуй, с того, что вспомним, как сразу после встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Германии на саммите G-20 в Киев прилетел госсекретарь Рекс Тиллерсон. Прилетел и сразу же поставил ребром вопрос о «коррупции». Украинским политикам было бы кстати рассказать самим американцам, как в США «пилят» оборонный бюджет, но они промолчали. Зато получили «букет» проблем, которые «можно решать, но невозможно решить».
Коррупция – явление планетарное. Именно поэтому, чтобы держать «в тонусе» администрацию короля Roshen’a американский гость заявил, не отходя от трапа самолета, весьма неприятную для украинского президента тему – коррупцию в украинской власти. Дальше – просто демарш: министр иностранных дел США, который априори намного ниже по статусу Главы государства, отправился не к украинскому президенту, а к «борцам с коррупцией»!
Это только надо придумать, чтобы король Roshen’a ждал, пока госсекретарь получал от оппозиции необходимую «информации компрометирующего свойства для оказания давления на администрацию». Сначала собеседниками госсекретаря США стали депутат Рады Мустафа Найем, председатель «Нафтогаза» Андрей Коболев, представитель антикоррупционного НКО Дарья Каленюк и управляющий партнер «Horizon Capital» Елена Кошарна. А уж потом Тиллерсон направился на встречу с ожидавшим его Порошенко. Последовательность ходов и встреч госсекретаря США очень показательна.
На встрече госсекретарь представил нового уполномоченного переговорщика США «по Украине» Курта Волкера. Объявлено было, что он «будет заниматься тем же, чем ранее занималась Виктория Нуланд». Только два различия – Волкер подчиняется сейчас не госсекретарю, а лично президенту Трампу. Раз. И, во-вторых, Волкер привез в Киев не печеньки, а новую политику Вашингтона в отношении Украины. Какую?
Как мы недавно в статье «Россия – США: Встреча Лидеров»: «На позицию переговорщика по Украине назначил Курта Волкера (Kurt Volker) человека из команды сенатора Маккейна».


Курт Волкер. Фото novorossia.su

И, вот посланника Трампа – Тиллерсона – Маккейна по имени Волкер увидели в Киеве. И что? Пресса писала: «От Тиллерсона ждали каких-то разъяснений относительно миссии нового чиновника. Не дождались. «Мы разочарованы отсутствием прогресса в минских соглашениях, поэтому назначили специального представителя, чтобы сделать дополнительный акцент», — такой ремаркой ограничился госсекретарь.
Правда, сам Курт Волкер пояснил свои позиции в большом интервью украинскому телеканалу «Настоящее время». Вот некоторые пассажи из этого разговора:
«- Должен сказать, что мы зашли (на Донбассе – С.Ф.) в тупик. В первую очередь, необходимо прекращение огня. Режим прекращения огня так никогда и не был введен. Необходим политический процесс: выборы, органы самоуправления. Но как это может происходить в то время, как идет конфликт?
- Нам следует вывести это на более высокий стратегический уровень. Соединенные Штаты должны играть более активную роль в этом процессе, и как раз поэтому я и был назначен на этот пост.
- Россия должна сделать другой стратегический выбор, если она, действительно, хочет урегулирования этого конфликта. Если мы найдем согласие по этим двум принципам: территориальная целостность Украины и безопасность населения – то, я думаю, мы сможем достичь прогресса.
- Нам нужно усилить информационную кампанию, противостоять пропаганде, четко объяснять, что украинский народ страдает, люди в Донбассе страдают. Они отрезаны от услуг и поставок – от остальной Украины, от Киева. Их блокируют местные вооруженные группировки, которыми управляет Россия (заметьте – ни слова «про российские войска на Донбассе» – С.Ф.). Я думаю, что это снова должно быть на первых полосах – это действительно проблема.
- У меня нет специальной формулы – мол, сделать так, или сделать вот так. Если мы сможем наладить фундаментальные вещи – сделать территорию безопасной – это позволит провести выборы».
Показательно, что швейцарская газета из Цюриха «Tagesanzeiger» приводит ряд высказываний Волкера, который, хоть он сам и носит германское имя Курт, негативно высказывался о партнерах-европейцах, намекая, что янки намерены «перетянуть одело на себя» в вопросе украинского урегулирования. Смысл его высказываний таков:
«- Волкер не доверяет европейским посредникам и, прежде всего, канцлеру Германии Ангеле Меркель. По его мнению, если «режим прекращения огня сохранится, у европейских лидеров появится ложное чувство успеха» и они «потеряют интерес к Украине».
- Для Волкера неприемлема европейская позиция, согласно которой «у украинского конфликта не может быть военного решения и вооружать Украину нельзя». «Это – сумасшествие, - говорит он. – Это военный конфликт. И там будет военное решение. Вопрос заключается лишь в том, как оно будет выглядеть... Военная мощь предельно важна, и мы не должны бояться заниматься этим вопросом».
Другими словами Волкер сразу и за прекращение огня и проведение выборов на Донбассе в безопасной обстановке, и одновременно – за «военное решение». Вот и пойми американскую политику…
И ещё, мечты украинских радикалов заполучить назад ядерное оружие Волкер отмел с порога: «Киеву не стоит предпринимать попытки вернуть себе ядерное оружие. Не думаю, что ядерное оружие было бы чем-то позитивным для Украины. Мне не хотелось бы, чтобы Украина снова возрождала этот процесс».
Вот такой он, новый переговорщик от Вашингтона.

Янки поставили в Киеве «вопрос о земле»

Впрочем, не только военная тематика интересует здесь янки. Взгляните, что вдруг появилось на столе переговоров в ходе визита Тиллерсона в Киев? – На столе переговоров появился «вопрос о земле». Выше мы уже обозначили эту тему – а теперь подробности. Тиллерсон поставил вопрос «об обязательствах Украины перед МВФ и земельной реформе».
Как пишет информированная пресса: «Реформа, вводящая куплю-продажу земли, является головной болью Порошенко. К ее проведению уже все готово, ее необходимость назрела и перезрела, на ней, действительно, настаивают в МВФ. Однако ее возможные социальные и политические последствия окружение Порошенко пугают. Большинство украинцев выступают против купли-продажи земли, и это используют оппоненты президента, в первую очередь, Юлия Тимошенко, уже набравшая немало очков на критике еще не начавшейся реформы. Теперь, как видно, Порошенко уже нельзя будет отступить: Америка не поймет».
Среди комментариев: «Тиллерсон ненавязчиво напомнил Порошенко, что поддержка США – ресурс небезграничный». А почему? Так, для янки совершенно не интересно будущее Украины, как государства, но очень интересна земля Украины, как источника американский прибылей.
Не верите? Вот, что отмечает пресса: «Именно с кредитами МВФ как раз и произошёл главный «затык». Как известно, уже в январе 2017 года должен был вступить в силу закон «земля в обмен на кредиты». Сельскохозяйственные земли Украины открывались для купли-продажи иностранными компаниями и частными лицами, а взамен Киев должен был получить от МВФ пятый транш в размере $ 1.9 млрд. Гладко было на бумаге. Закон о купле-продаже земли иностранцами в Раде так и не был принят…»
И ещё. Стратегических активов «на продажу» ради выплаты долгов МВФ у Украины осталось немного - десятки предприятий, сообщает «Политнавигатор». А именно.
Энергетика: «Нафтогаз Украины», «Энергоатом» (оператор АЭС), «Укргидроэнерго» (оператор ГЭС), Восточный ГОК (добыча урановой руды), «Укрэнерго» (оператор ОЭС Украины).
Инфраструктура: «Укрзализниця», Администрация морских портов Украины, «Укрпочта», «Укрхимтрансаммиак» (оператор украинской части аммиакопровода Тольятти-Одесса).
Авиапром: «Антонов», ХГАПП, «Завод 410» (ранее все они входили в концерн «Антонов»).
Ракетостроение: «Южмаш», КБ «Южное», «Хартрон» (АСУ в ракетно-космической технике).
На эти активы приходится 69% оценочной стоимости госпредприятий – 1.175 трлн грн. Непосредственно на продажу определены 893 «нестратегических» объекта суммарной оценочной стоимостью 189 млрд грн. ($7,27 млрд).   Наибольшей по численности оказалась группа «неликвидов» – 1255 объектов, находящихся в госсобственности, которые будут ликвидированы.
Фонд госимущества планирует выставить на продажу Одесский припортовый завод, областные энергетические компании Харькова, Запорожья, Николаева, Хмельницкого, Тернопольоблэнерго и Центрэнерго».
Плюс. Золотоносный рудник, единственный на Украине, принадлежит американцам, пишет «Topnewsrussia». Рудник был запущен в работу в конце 90-х годов, первоначально инвестиции (порядка $4 млн) в него шли от американской компании «Cengart Financial Inc». Теперь интерес к руднику проявила другая американская компания «Avellana Gold».
Далее. 4 июля 2017 года кабмин Украины презентовал на заседании правительства проект нового закона «О приватизации государственного имущества», сообщил «Интерфакс-Украина». По требованию МВФ, Украина должна избавиться от государственных предприятий, суммарная стоимость их активов составляет 1,604 трлн грн. В ближайшие годы – 2018-й и 2019-й – правительство Украины рассчитывает получить в государственный бюджет лишь по 17,1 млрд грн от приватизации.
А, чтобы на Киев «давление не падало», 4 же июля глава представительства Европейского Союза в Киеве Хьюг Мингарелли заявил, что «на Украине все еще существует группа олигархов, которые пытаются противостоять процессу реформ». И выдвинул требование: «чтобы те, кто в прошлом воровал, понесли наказание через честный судебный процесс, чтобы украинское общество поддержало реформы и поверило в справедливость». Иными словами, посланник ЕС анонсировал намечающийся «передел крупного бизнеса», с судами и конфискациями. В пользу… новых хозяев с Запада. Чистый передел собственности – «простенько и со вкусом».

Намеки, похожие на угрозы

И при этом Запад настаивает на «урегулировании». Видно предприятия Донбасса ему приглянулись тоже.
Как сообщают украинские источники ИА «REGNUM», суть привезенного Тиллерсоном предложения состоит в том, что Порошенко должен сам «запустить процесс денацификации Украины», то есть начать подготовку к тому, чтобы «по результатам следующих выборов в парламент, состав Рады был совсем другой».
Янки, насколько стало известно, потребовали, чтобы Верховная Рада приняла необходимые для «федерализации» Украины законы и поправки в Конституцию, дабы запустить процесс «реформирования страны». И только в случае принятия этих законов США готовы предоставить «королю Roshen’a» «гарантии безопасности» после оставления им поста президента. Это им нужно, чтобы проблема Украины больше не поднималась «на уровень» не то, что Трампа, но даже «на уровень Тиллерсона». В общем, Волкер вам в помощь…
А, чтобы киевляне не сильно сопротивлялись (эх, янки так и не поняли, куда они попали), вслед за стремительным визитом Тиллерсона в Киев из госдепа раздались ещё более зловещие для киевских руководителей «намеки» – украинские деятели, якобы, вмешивались в ход предвыборной кампании в США: заместитель пресс-секретаря Белого дома Сара Сандерс сообщила журналистам: «Национальный комитет Демократической партии фактически сотрудничал с посольством Украины в поисках компромата на своих соперников». Ну, здесь скорее признание в силе украинцев, коли они могли найти компромат на Трампа. И для янки должны это учесть…
Впрочем, ясно, что «печенек больше не будет». Наоборот, янки приступили к жесткому давлению. Агентство News Front, например, раскрывает ещё одну сторону этой новой политики янки «при дворе короля Rochen’a»: «Тиллерсон поручил украинским коллегам: до конца года создать антикоррупционный суд, подконтрольный американцам, также, как и НАБУ (Національне антикорупційне бюро); а самому НАБУ поручено устроить 20-30 показательных уголовных дел против высших чиновников за рейдерство и коррупцию; Раду перевести в подчинение Порошенко; ориентация энергетики на американские компании: начавшиеся поставки угля из Пенсильвании на Украину – «разминка», в планах – строительство газового терминала для приема американского сжиженного газа в Одессе».
Отметим по поводу поставок угля из США следующее. В январе-марте 2017 года Украина закупила металлургический (коксовый) уголь у США по 206 долларов за тонну, хотя в январе-марте 2016 года тонна обходилась Киеву лишь в 71 доллар. Разница в цене – трехкратная, но… незалежность дорого стоит. Не так ли?
В связи с экономическим давлением на Киев понятным становится, почему 18 июля в Донецке было объявлено о создании Малороссии. Тема быстро сошла со страниц СМИ, но надо помнить, что в тот день был представлен Конституционный акт, один из пунктов которого прямо указывает: «…Запрет на продажу земель сельхозназначения».
Интересно, что в Вашингтоне к такому повороту событий отнеслись «как бы безучастно». Представитель госдепа на брифинге прокомментировал инициативу о создании Малороссии так: «So here’s what we had heard: that the so-called separatists – and notice I call them “so-called separatists” – want to see a new state. That new state would be in place of Ukraine. That is something that’s certainly an area of concern to us, but I just don’t – beyond that, I don’t want to dignify it with a response». – «То, что мы слышали: так называемые сепаратисты – и заметьте, я называю их “так называемыми сепаратистами” – хотят увидеть новое государство. Это новое государство будет на месте Украины. Это то, что, безусловно, вызывает озабоченность у США, но я просто не хочу удостаивать его ответом».
Этакий знак философского умолчания. А следом признание в том, что на Донбассе нет российских войск. Сначала об этом говорит Волкер (выше в тексте), затем неожиданно на сайте «Atlantic Council» появляется статья «How Trump Can Get Putin’s Attention» («Как Трампу привлечь внимание Путина»), в которой прямо говорится о том, что никакой интервенции России на Украину нет и в помине: «Если бы Россия открыто вторглась на Украину, это вызвало бы реакцию в Европе, на порядок усилило бы ее сплоченность, это, возможно, даже привело бы к поддержке НАТО и передаче Украине оборонительного вооружения». – «If Russia openly invaded Ukraine, it would arouse Europe, strengthen its cohesion by an order of magnitude, could even lead to NATO support for transferring defensive weapons to Ukraine and a larger and faster defense buildup».
А «Atlantic Council» («Атлантический совет») — это, на секундочку, «американский неправительственный аналитический центр в области международных отношений, обеспечивающий и обслуживающий идеологию развития НАТО». И именно он утверждает, что интервенции России на Украину нет: «If Russia openly invaded Ukraine…» и т.д… «Читайте – они опубликованы…» (с).
Судя по всему, четкого ответа США на объявление о провозглашении Малороссии не будет. И что после этого делать Киеву? Это не намек ли в его адрес, что Америка даже не выразила «осуждения» или «протеста»? Янки готовы играть с другими партнерами?
Вы же помните пассаж Марка Твена, которого мы цитируем в начале: «…тогда я выхватил револьвер из кобуры; гром, молния – и револьвер исчез в кобуре, прежде чем кто-либо сообразил, что случилось. Конь без всадника пронесся мимо, а на земле лежал сэр Саграмор, мертвый, как камень». Ничего личного, это – бизнес…

Окончание - "Янки при дворе «короля Roshen’a» - 2"  



11 сентября. 15 лет со дня американской трагедии

Сегодня с утра был приятно удивлен, что мой материал о расследовании событий 11 сентября 2001 года в США оказался востребован в обзоре ЖЖ, хотя и был опубликован достаточно давно. 
В связи с этим интересом как к самим событиям 11 сентября, так и к тому моему тексту, пожалуй, первый раз в блоге повторяю публикацию статьи, вызывающей, как видно, неподдельный интерес даже спустя год с личшим после её появления в моем ЖЖ.  
Приглашаю к чтению - "Тайна 11 сентября 2001 года близка к разгадке?"  


У русофобии глубокие исторические корни

Да, именно об этом шла речь на пресс-коференции в ТАСС: «У русофобии глубокие исторические корни», считает швейцарский публицист и издатель Ги Меттан (Guy Mettan), который привез в Россию свою новую книгу, переведенную на русский – «Запад-Россия: Тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса».


Фото автора

Если говорить о тысячелетней истории взаимоотношений России с западным миром, то одной из характерных черт этих взаимоотношений является даже не то, что русские отличались от немытых и чумазых в Средние века европейцев любовью к бане. Русофобия – вот историческая особенность менталитета, заложенная во времена, когда европейские августейшие особы и их многочисленная челядь занимались ловлей блох в своих нарядах, почему и закупали китайский шелк, в котором вши не заводились. Да-да, именно тогда возник «Великий Шелковый путь», который сегодня китайцы хотят реанимировать, хотя блох и вшей в салонах европейских вроде бы уже и не сыскать: потому что шампуня – навалом.
Веками в Старом Свете – за что и непонятно – плохо относились к России. Русофобия – болезнь? Так лечится надо…

[Spoiler (click to open)]

Но веками же ничего не меняется: «Россия во всем виновата», - упорно талдычат старо- и, особо, младо-европейцы. Хотя именно западные, именно европейские войска век за веком накатывались на российские рубежи, целясь прямо в Москву. Хотя англосаксы пытались отщипнуть у нас кое-то и на Севере, и на Востоке…

Автор представляемой книги «Запад-Россия: Тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса» Ги Меттан (на фото) – швейцарский журналист, проработавший в своей жизни и депутатом, председателем парламента кантона Женевы, и главным редактором газеты «Tribune de Genève», и главой Швейцарского клуба прессы – рассказал о том, как он написал и выпустил эту новую книгу, которая «является результатом многолетнего профессионального опыта». Катализатором работы, по его словам, стал украинский кризис 2014 года и – главное – ход его освещения в западной, прежде всего, европейской прессе.
В пресс-конференции приняли участие профессор МГИМО, доктор юридических наук Алексей Кожемяков и Раиса Неяглова-Колосова, генеральный директор издательства «Paulsen», которое выпустило труд Ги Меттана на русском языке.
Любовь швейцарца к России, его попытки защитить нашу страну от западных идеологических и информационных нападок через работу с западной же аудиторией вызывают большое уважение. А тот факт, что его семья удочерила в свое время, в 1990-е годы, русскую девчушку, и потом в связи с этим получила гражданство России – лучшее подтверждение того, что в Европе не все потеряно.
«Мои поездки по России дали мне возможность узнать, какова эта страна в реальности. Я понял, насколько огромна разница между тем, что подается в западной прессе о России, и тем, что я сам лично вижу. Я просто не мог смириться с такой ситуацией, и потому решил поразмышлять о причинах», - говорит Ги Меттан. Вот почему и появилась новая книга.
Не станем рассказывать о том, что там, внутри этого почти 500-страничного фолианта. На вопрос корреспондента «Комсомольской правды»: «Можете ли вы в одной фразе рассказать о содержании книги», автор усмехнулся: «Мне и 500 страниц оказалось мало».
Если конспективно, то в книге излагается история возникновения, развития и современного состояния этого сильного европейского чувства, именуемого русофобией. От Эпохи 1200-летней давности имени Карла Великого через раскол христианства, через войны Наполеона и «драх нах Остен» Гитлера вплоть до англосаксонского неприятия России – что в Лондоне, что в США – так ведет свой рассказ автор, анализируя причины-корни, генезис и современное состояние дел и умов русофобов разной степени влияния. И более всего беспокоят Ги Меттана подтасовки, сокрытия, а порой и прямая ложь, льющиеся на Россию со страниц западных СМИ: «Я написал эту книгу не для русского читателя. Я написал эту книгу для европейцев. Что бы они увидели, что такое настоящая Россия, и как западная пресса искажает её образ».
«Вот я побывал на Олимпийских Играх в Сочи. И я видел, как прекрасны они были. Но рядом, на Украине бушевал Майдан в Киеве. И западные СМИ не только переводили внимание с Олимпиады на Майдан, но и освещали, в основном, из Сочи не спортивные соревнования, а стремились найти хоть какие-то недостатки в организации Игр: “и игры не такие, и подготовка не такая, и условия не такие…”».
Однако Ги Меттан уверен, что на Западе есть люди, которые готовы не только к сотрудничеству с Россией, но и к защите России от информационных нападок, которые являются просто антироссийской пропагандой. Как бы в развитии этой мысли в предисловии автор так описывает побудительные мотивы написания книги: «Мной двигала надежда разрушить или хотя бы как-то сгладить стену предрассудков, для чего пришлось окунуться в долгую, сложную, но захватывающую историю искаженных образов и предвзятого восприятия, аккумулируемую Западом в отношении России на протяжении веков, с момента разрыва Карлом Великим отношений с Византией».
Мы не будем раскрывать всех нюансов этой интереснейшей работы, которая, как и было замечено на пресс-коференции, наверняка вызовет у нас в стране разнообразную, мягко говоря, реакцию. Ознакомиться с этим массивным трудом стоит. Хотя бы для того, чтобы понимать, как нас «любят» в Европе.
Тем более что рассказано это человеком, который, действительно Россию любит.
После пресс-конференции Ги Миеттан специально уделил время для нашего разговора.
— Что побудило вас взяться за эту тему — западная русофобия?
— Дело в том, что у меня есть два повода, объясняющих, почему я взялся за эту работу. Первый — это личная, семейная причина. В 1994 году мы с женой удочерили русскую девочку, которая сейчас стала взрослой девушкой — ей 25 лет. Зовут ее Оксана. Она из Владимирской области. Так получилось, что после этого удочерения у меня появился интерес и желание как можно больше узнать о России и познакомится с этой огромной страной. В 1990-х в связи с этим удочерением можно было получить российское гражданство, что я и сделал: мы с женой — граждане России и граждане Швейцарии. Таким образом, Россия вошла в жизнь и в историю нашей семьи. Да, я гражданин России, но также официально я житель Женевы и налоги плачу в Швейцарии.
Вторая причина, почему я взялся за эту работу, — это уже профессиональный интерес. Мои поездки по России дали мне возможность узнать, какова эта страна в реальности. Я понял, насколько огромна разница между тем, что подается в западной прессе о России, и тем, что я сам лично вижу. Я просто не мог смириться с такой ситуацией и потому решил поразмышлять о причинах.
Это — причины. А конкретным поводом для этой работы стали события на Украине 2014 года, когда я стал свидетелем того, как западная пресса систематически поддерживала только одну сторону, выражала только одну точку зрения — того правительства, которое пришло к власти в Киеве. И я решил разобраться, почему произошло именно так.
Очень важно понять, что я не собирался давать ответ на вопрос: кто виноват в этой истории украинских событий? Я интересовался другим — почему западные СМИ преподносят эту историю вот в таком, своем, ключе? Что лежало в основе такого обостренно-негативного отношения к России?
— Расскажите немного о главных идеях и содержании этой вашей новой книги.
— Я обратился к истории и пришел к выводу, что всё это, вся эта русофобия, можно считать, началась еще во времена Карла Великого, который 1200 лет назад создал Западную империю и заложил основы того, из чего вышел Великий религиозный раскол в 1054 году. Да, Карл создал свою империю вопреки сложившейся ситуации, когда центр цивилизованного мира в то время находился в Византии.
И что меня поразило — я понял, что в школе мне рассказывали о тех временах совершенно по-иному, исторически неправильно. Всегда мне говорили, что раскольники были из Восточной церкви, которая и откололась от единой христианской. Но теперь я знаю, что всё произошло с точностью до наоборот — откололась-то западная католическая церковь от всеобщей, универсальной церкви. А Восточная церковь осталась православной — ортодоксальной. Ортодоксы — это Восточная церковь.
Так вот, чтобы снять с себя вину за этот раскол, западные богословы, теологи того времени начали кампанию по интеллектуальной обработке и обоснованию той идеи, как переложить вину за раскол на Восточную церковь. И уже тогда они начали использовать аргументы, которые вновь и вновь возвращаются в рамках этого противостояния Запада с Россией. В то время, в Средние века, они уже начали говорить о греческом мире, т.е. о Византии, как о «территории деспотизма, варварства», для того, чтобы снять с себя ответственность за раскол.
И когда пал Константинополь, когда прекратила существование Византия, против которой вся эта идеологическая кампания и была направлена, когда Россия заняла место Византии, как Третий Рим, автоматически все эти предрассудки, вся эта ложь, сконцентрированная на дискредитации эллинского, греческого мира, — она автоматически была перенесена на Россию.
Интересно посмотреть записки западных путешественников по России тех времен, начиная с XV века, они фактически описывают Россию в тех же терминах, которыми до этого описывали Византию. Эти измышления, эта критика заметно усилились после реформ Петра I и Екатерины Великой, когда Россия приобрела большой вес на европейском политическом театре. И это всё логически привело к тому, что к концу XVIII века сформировалась теория русофобии.
Она зародилась во Франции при Людовике XV и была использована через небольшой промежуток времени Наполеоном, потому что эта теория русофобии обосновывала вражду к России, которая стояла тогда на пути экспансионистской политики Франции. Ради этого появилось полностью сфабрикованное «завещание Петра I». Эта фальшивка использовалась Наполеоном в качестве аргумента в его «русской кампании».
Я бы сравнил это с ситуацией наших дней, когда американцы выдумали для достижения своих целей ложь о том, что у Саддама Хусейна есть якобы оружие массового уничтожения. Русофобия существовала во Франции как основная политическая идеология вплоть до конца XIX века, когда Франция, проиграв франко-прусскую войну, осознала, что ее главный противник теперь не Россия, а Германия. Тогда Франция поменяла свою политику и стала союзником России.
А в Англии русофобия появилась примерно в 1815 году, когда Великобритания в союзе с Россией смогла победить Наполеона. Общий противник был повержен, и тут же Англия сделала разворот на 180 градусов — Россия была превращена ею из союзника во врага. Тогда и стала расти русофобия в Англии. А начиная с 1820-х годов Лондон уже использовал антирусскую идеологию для того, чтобы обелить свои собственные экспансионистские намерения и действия как в Средиземном море, так и далее — в Египте, в Индии и в Китае.
Что касается Германии, то ситуация там в этом плане изменилась в конце XIX века, когда сформировалась Германская империя. Так получилось, что у этой империи нет колоний, и взять их негде — Англия и Франция, Испания и Португалия опередили. И тогда, так как колонии уже поделены без нее, в Германии появилось политическое течение о «жизненном пространстве на Востоке», то есть имеются в виду современные Украина и Россия. В Первой мировой войне эта тенденция потерпела провал, не достигла своих целей, однако позже Гитлер использовал именно ту же самую идеологию.
Не случайно, что именно немецкие «историки» были у истоков того, что именуется ревизионизмом, то есть желанием преуменьшить вклад СССР в победу над гитлеровской Германией, и при этом они стали совершенно непропорционально возвышать вклад США и Англии в разгром Германии.
И четвертый тип русофобии — это американская русофобия. У нее есть точная дата рождения — 1945 год. Как только совместными усилиями с Советским Союзом, ценой миллионов жизней советских граждан, была достигнута победа над Гитлером, произошло то же, что и в 1815 году, после победы над Наполеоном. То есть США также развернулись на 180 градусов, и вчерашний союзник — СССР — был превращен в главного соперника. Так началась холодная война.
Причем американцы стали использовать абсолютно такие же аргументы, как и англичане в 1815 году. США говорили, что «ведут борьбу с коммунизмом, с деспотизмом, с тиранией, с экспансионизмом», то есть формулировки практически не отличались от позиции англичан в начале XIX века, кроме, естественно, коммунизма. Но эта «борьба с коммунизмом» оказалась совершенно надуманной, ведь когда Советского Союза не стало, конфронтация США и Запада с Россией не закончилась.
Повторилась та же история, что и в XIX веке, — для достижения собственной цели, для продвижения собственных интересов, для осуществления своих экспансионистских намерений на Западе постоянно говорят об «угрозе», которая якобы исходит из России. И Россию демонизируют сегодня для того, чтобы, например, разместить ракеты НАТО в Польше. А используют совершенно те же слова и аргументы, что и Наполеон 200 лет назад.
— Как-то на одной из международных конференций я разговорился с журналистом из Дании. Дело было в середине 1990-х годов. Он рассказывал, почему Европа боится: «Посмотри на карту. Какая огромная Россия и какая маленькая Дания. Мы всегда боялись вас. И сейчас боимся вашей агрессии». Вы всегда чувствуете такие настроения в Европе?
— Это очень интересное замечание. Действительно, стоит только посмотреть на карту и увидеть, что Россия доминирует своей территорией по отношению ко всей Европе. Да, у европейцев при взгляде на карту возникает ощущение тревоги и обеспокоенности, потому что «такое огромное не может быть не чем иным, как угрозой». Причем европейская картография использует такой прием как сознательное изображение России даже большего размера, чем она есть на самом деле, — это помогает продвигать русофобскую идеологию. Эта огромность очень удобна для европейских карикатуристов, которые издавна рисуют Россию как гигантского медведя, который нависает над маленькой по отношению к нему Европой.
— Недавно прочитал в материале французского автора такое выражение: «Европа — это полуостров Евразии». Как бы вы это прокомментировали?
— У Европы сегодня есть некое чувство фрустрации. Она привыкла за века доминировать над миром — в период двух, даже двух с половиной столетий Европа была колониальной, доминирующей силой. Сегодня ситуация совсем иная, и Европа чувствует себя некомфортно. Ей непривычно быть на таких ролях. Отсюда и эти тревожные настроения. С одной стороны, европейское эго находится в такой неприятной для него ситуации. С другой стороны, Европейский союз достиг границ, лимитов своего развития и проявились внутренние проблемы самого Евросоюза, а потому это очень удобная ситуация, когда на Россию можно свалить все проблемы: он якобы, этот огромный сосед, и виноват.

Как Великобритания превратилась в рассадник русофобии

Привожу отрывок из этой книги, который автор любезно разрешил мне процитировать:
«Давайте посмотрим, как Великобритания превратилась в рассадник русофобии. Первая трещина в англо-российских отношениях пролегла в 1791 году после захвата русскими османской крепости Очаков. Расположенная в устье Днепра и Буга, недалеко от Одессы, эта крепость охраняла доступ к украинским степям. В ответ на падение Очакова в 1788 году британский премьер-министр Питт предложил организовать морскую экспедицию, чтобы вынудить Екатерину II отступить.
Не получив поддержки общественности и депутатов, которые не понимали, какое Великобритании дело до смены хозяина крепости, Питт с позором отказался от своего проекта. Эта первая стычка не получила продолжения.
Впоследствии Англия и Россия вместе выступили против революционной Франции и Наполеона. Однако британские политические лидеры извлекли из случившегося урок. Впервые в истории английской демократии общественное мнение вынудило правительство пойти на попятную в решении важного внешнеполитического вопроса. Отныне перед развязыванием иностранной кампании следовало подготовить общественное мнение, организовать соответствующую поддержку в СМИ, запустить маховик пропаганды и мобилизовать ресурсы "мягкой силы". В этом смысле Глисон совершенно справедливо утверждает, что английскую русофобию породила внутренняя политическая жизнь Великобритании.
В следующий раз напряженность в отношениях возникла в ходе Венского конгресса. Английский и австрийский министры иностранных дел Каслри и Меттерних вместе с Александром I разделяли убеждение, что наилучшей гарантией мира и процветания Европы будет только возвращение старого режима. Однако несогласие Каслри с настойчивым желанием Александра I сделаться королем Польши, объединенной с Россией, возродило противоречия, появившиеся во время Очаковского кризиса. Польша всегда была козырной картой английской политики на материке – рычагом давления на Германию, Австро-Венгрию и Россию. С раздела Речи Посполитой в конце XVIII века и по сей день Польша неизменно могла рассчитывать на поддержку Великобритании, которая менее всего хотела, чтобы Россия обосновалась в самом сердце европейского континента, контролируя Польшу.
Именно в этот период появляются первые статьи с намеками на то, что Наполеон пытался заключить тайный союз с Россией и Персией, чтобы завоевать Британскую Индию. Истинные или ложные, эти утверждения как будто подтверждали тезисы фальшивого завещания Петра Великого, которое только что перевели на английский язык. Для британских националистов и империалистов этого было достаточно, чтобы исключить Россию из числа цивилизованных государств.
Имперское лобби, чрезвычайно влиятельное в Лондоне, стало злейшим противником России и всего русского. Английские деловые круги очень пострадали от континентальной блокады Наполеона. Лишившись доступа к европейским портам, они больше не могли доставлять туда свои товары. Это был тяжелый удар для морской державы, которая несет значительные финансовые потери, если в ее распоряжении нет портов. Блокада дала англичанам понять, что господство на море – необходимое, но недостаточное условие их могущества. Для безграничного владычества нужна власть на суше. Новые цели определили перемену политического курса: Россия стала потенциальной помехой.
С 1820-х годов наиболее ревностные поборники имперского могущества начали разжигать дискуссии и распространять в британской прессе тревожные новости о стремлении царей к неограниченной экспансии и об угрозах, которые они представляют для британских интересов на Средиземном море, в Центральной Азии, Индии и Китае. Так началась Большая игра, в которой на протяжении всего XIX века англичане боролись с русскими за контроль над Центральной Азией. Именно это соперничество вынудило англичан развязать две войны в Афганистане ради превентивной защиты своих владений на Индийском субконтиненте – в современных Пакистане, Индии и Бангладеш.
Виги – партия, представляющая аристократическое и наиболее консервативное крыло – высказывались очень радикально. Вот что пишет газета "Морнинг кроникл" 24 октября 1817 года по поводу абсурдного слуха о том, что Испания вступит в союз с Россией, чтобы заручиться ее помощью в Южной Африке в обмен на уступку средиземноморских владений: "Одно простое убеждение на протяжении долгого времени сохранялось у русских – о том, что они призваны быть правителями мира, и это убеждение не раз было заявлено в публикациях на русском языке".
"На самом же деле их поступательное территориальное расширение при монархах, которые в течение века занимали трон, ни минуты не оставалось без внимания. Цари-деспоты должны были считаться с преобладающими чертами характера своего народа, особенно со склонностью россиян к территориальному расширению", – продолжает "Морнинг кроникл".
учетом последних политических событий невозможно и предположить, что такая огромная держава, как Россия, останется без какой-либо другой морской связи, помимо Северного Ледовитого океана и Балтийского моря, доступных только в определенные сезоны года, и что она не будет стремиться присоединить к себе территории, обеспечивающие безопасный выход в Средиземное море".
В рамках данного исследования невозможно перечислить все противоречия и подробности кризисных ситуаций, которые питали британскую агрессию по отношению к России после 1815 года и до начала Крымской войны. Для справки напомним только самые важные вехи, которые отмечает Глисон: провозглашение независимости Греции в 1822 году, польская революция 1830 года, кризис 1833 года, дело "Виксена" в 1836-1837 годах, оккупация персидского острова Каррака и афганский кризис 1838 года, кризис на Ближнем Востоке в 1839-1841 годах.
Россия, которую роднит с Грецией православная вера и византийское наследие, не переставала отвоевывать у Турции территории, захваченные татарами и османами со времен Средневековья. К тому же члены греческой диаспоры правили многими княжествами в Молдавии и Валахии (Румыния). Они ощущали свою близость с Россией. В ходе Русско-турецкой войны 1768-1774 годов Россия завоевала обширные территории, а с ними звание защитницы православия от Высокой Порты.
Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 года сделал российского царя защитником православных в Османской империи, что давало ему законные основания вмешиваться для оказания поддержки грекам, если те почувствуют себя в опасности. В 1779 году договор был дополнен новым соглашением, в 1783 году – торговой конвенцией. Греки охотно воспользовались полученной возможностью ходить в Черном и Средиземном морях под российским флагом.
В 1821 году в Греции вспыхнуло восстание. Поначалу царь не решался вмешиваться, желая сохранить статус-кво согласно решениям Венского конгресса, но европейские державы насторожились, не желая, чтобы Россия получила преимущество в сложившейся ситуации. После многочисленных перипетий конфликт перерос в гражданскую войну, которая закончилась только в 1828 году. Тем временем в 1826 году новый российский царь Николай I решил взять инициативу в свои руки и направил ультиматум османскому султану Махмуду II. Султан уступил. Аккерманская конвенция, заключенная в октябре 1826 года, предоставила русским торговые преимущества на всей территории Османской империи, а также право на защиту Молдавии, Валахии и Сербии.
В ответ на российский успех Соединенное Королевство в июле 1827 года предложило британское, российское и французское посредничество в отношениях между Грецией и Турцией. Греки были не в том положении, чтобы отказываться: под их контролем оставались только Нафплион и Идра. Но султан отклонил предложение. Тогда три державы пригрозили военным вторжением. В результате инцидента в Наваринской бухте турецко-египетский флот был полностью уничтожен соединенной эскадрой".

О новом рывке американских технологий


Герман Греф. Фото pressafoto.ru


Это очень интересно!
Руководитель «Сбербанка России» Герман Греф во главе делегации из 30 российских бизнесменов и чиновников в марте 2016 года посетил Стэнфорд и Кремниевую (Силиконовую) долину в США. Затем по итогам поездки он провел публичную лекцию – встретился с молодыми специалистами в рамках программы «Встреча лидеров» в Москве.
Материал огромный – только сама лекция продолжалась около полутора часов. Полностью её можно прочитать на сайте - "Свободная пресса". Поэтому здесь - видео лекции и основные части выступления.
Полагаю, стоит посмотреть, прочитать и сделать выводы. 



Герман Греф: Добрый день! Я думаю, что наша задача сегодня попытаться донести до вас какие-то самые ключевые выводы и впечатления, которые мы привезли с собой из Стэнфорда, из Кремниевой долины. Как ни парадоксально, я хочу сказать только о двух самых главных выводах, которые я вынес.
Первый: на самом деле, нет никакой конкуренции товаров, продуктов или услуг. Есть конкуренция моделей управления. И это главный вывод.
Компании уже не конкурируют за продукт. Продукт так быстро меняется, так быстро совершенствуется, что совершенно бессмысленно пытаться что-то воспроизводить…
В "Uber" нам сказали одну фразу, что «конкуренция со стороны китайцев дошла до такой степени, что нам кажется: если мы утром проснулись с очень интересной новой идеей по поводу новых продуктов, то в обед, когда мы собираемся на встречу, чтобы это обсудить, китайцы ее уже воспроизводят».

[Spoiler (click to open)]

И это говорит о том, что они не просто это научились делать — они переняли, в том числе, и такую управленческую систему, которая позволяет реализовывать все эти инициативы с новыми скоростями. Воспроизвести можно всё, что угодно, и можно выиграть только за счет более эффективной системы управления, которая, конечно, включает в себя все аспекты, о которых мы будем говорить. И в том числе, и, может быть, в первую очередь — аспект культуры.
Связанный с этим вывод, раньше этого не было так явно видно, а сейчас это абсолютно отчетливо ощущается – всем крупным компаниям понятно, что есть большая опасность со стороны финтеха…
Как сказал в этом году Джим Даймон, руководитель JPMorgan Chase: «Кремниевая долина уже здесь, и она кушает наш ланч».
Если раньше это было просто ощущение, что страшно, и эти ребята действительно начинают кушать наш ланч, то сейчас ясно дефинирована проблема для крупных компаний.
Ни одна крупная компания не имеет шансов выжить в случае, если она не трансформирует свою модель управления.
Потому что ключевая история — чем отличаются крупные компании от маленьких компаний или от выросших новых компаний… Ну, «Google» никто не назовет маленькой компанией или «Amazon» никто не назовет маленькой компанией — уже, но они сохраняют agility, такую проворность, гибкость, скорость. И вот это, наверное, сегодня самая ключевая история.
Как старым компаниям (под старыми компаниями мы понимаем все компании, которые не родились в течение последних 10-15 лет) – «Microsoft», болеющей этой же самой болезнью, «Cisco», в которой мы были, занимается трансформацией своей бизнес-модели и повышением своей мобильности и т. д. Все крупные компании занимаются одним и тем же.
Мы начали свой визит с «Alcoa»— «Alcoa» занимается тем же самым. «Boeing», представители которого у нас выступали, занимается тем же самым.
«HP»— одна из крупнейших и легендарных компаний Кремниевой долины — выступали перед нами тоже. Они провели совершенно грандиозную трансформацию, разделив компанию на две части. Производство всего «железа» сейчас считается commodities. У нас commodity — это нефть, газ, удобрения и т. д. Там уже commodities — телефоны, телевизоры, видеокамеры и т. д. – они ничего не стоят на рынке. Считается, что это старое производство, мультипликаторы к рыночной стоимости применяются старые.
В общем, «HP» делит компанию на 2 части. Как раз на ту часть, которая продолжает производить commodities — хотя это высочайшие технологии, я думаю, что для любой российской hi-tech компании производить такой commodities считалось бы верхом хай-тека… Так вот, это у них — такой «отстой», говоря на современном русском языке.
Нужно создавать совершенно новую модель и производить новые продукты. И там мультипликаторы совершенно другие, с точки зрения рыночной капитализации.
Если говорить о мультипликаторах, то мы были у компании «Netflix», у которой price-to-earnings, то есть соотношение рыночной капитализации к чистой прибыли составляет 329, по-моему. И компания «Uber», капитализация которой сейчас, по-моему, в районе 60 млрд, еще не вышла на позитивный cash flow, в этом году у них первый год, когда они собираются заработать какую-то небольшую прибыль, только со следующего года, 2017-2018 гг., они войдут в устойчивый тренд операционной прибыльности. Вот это — первая история.
Вторая история — это, конечно, скорости. Знаете, я несколько лет назад почувствовал, что эту скорость нельзя передать в словах, ее надо передавать максимально в ощущениях. Важно, что наша команда, 30 человек, выехала и, что называется, почувствовала это собственной кожей, всеми фибрами, всеми молекулами. Там эта скорость ощущается очень явно. Если я скажу, что сегодняшний год — это как пять лет, или как семь — 10 лет назад, я, наверное, не очень сильно промахнусь. Потому что за год происходят очень большие изменения. Причем, большие изменения во всем, в первую очередь… Ну, всё это можно назвать технологиями…
И это, наверное, второй ключевой вывод, который уже становится зримым. Интересно, как долго это может продержаться, но пока не видно, что эти темпы, эти скорости будут снижаться.
И здесь сразу же я вспоминаю разных экономических историков, говоря, что в России, к сожалению, традиционное отставание в технологическом укладе от западных стран — в несколько десятков лет. И первое ощущение, которое я оттуда вывез — что никто не гарантировал эти несколько десятков лет отставания. Это отставание может нарастать, если мы, конечно, все вместе с вами не начнем развиваться хотя бы с такой же скоростью…
Вот, наверное, две ключевые мысли, которые я вынес оттуда. И то, что мы для себя наметили 4 приоритета на этот год, — 3 из них точно отвечают тому, о чем я сейчас сказал. Это – модель управления, которая, собственно говоря, включает в себя команду и культуру. Потому что ключевой историей в модели управления является культура. И второе — это, конечно, технологии.
Знаете, невозможно уже ни с кем разговаривать на предыдущем языке — это язык «дженералистов», что называется. Если ты не владеешь в деталях технологиями, то ты превращаешься в такого, знаете, спикера-клоуна, дежурного презентатора. Это ни у кого не вызывает ни впечатления, ни уважения.
Время таких «общих дженералистов» — в переводе на русский язык, «политруков» — точно ушло. И если ты не становишься более детальным profound-лидером, который ясно представляет себе то, что он хочет делать, и то, что он будет делать, и то, как он это будет делать — это удел нового лидерства, это новый лидер...
Мы посетили «JPMorgan Chase» и «Citigroup». После посещения «JPMorgan» можно сказать, что у них, конечно, мощнейшая технологическая команда, и они делают очень серьезные преобразования. И то, что меня поразило в «JPMorgan», и то, на чем я всегда стоял, и что поколебало мою уверенность в правильности этой позиции — это то, что «JPMorgan» стал использовать публичное облако. Первыми в американской банковской системе они ушли на «Amazon Cloud»…
И действительно, наверное, это неизбежная история. Потому что если мы говорим о collecting data, то этих data становится какое-то неимоверное количество. По прогнозам, к 2020 году объем хранимых данных увеличится примерно в 6-7 раз.
Если говорить о нас, то мы собираем данные, у нас огромный массив информации, но мы собираем данные пока, я бы сказал, очень примитивные. И сейчас, когда мы построим настоящую фабрику сбора данных и их обработки, то у нас будет взрывной рост объема этих данных. И, конечно, я осознаю, что нам никаких денег и сил не хватит — хранить это всё в частном облаке. Нужно строить какой-то неимоверный дата-центр величиной в русскую Кремниевую долину — «Сколково». Это, конечно, очень тяжелая задача.
И нам нужно будет, конечно, очень внимательно смотреть, какие из этих данных сколько лет хранить, чтобы нам не забивать огромные мощности. И я думаю, что нам нужно думать над тем, как, для каких операций, для каких типов данных и операций мы можем использовать публичное облако. Это – главный вывод.
Для меня это тоже был ступор, но действительно какие-то бэк-офисные операции, какие-то данные мы можем перевести в публичное облако. Потому что действительно пиковые нагрузки очень большие. Держать свои мощности под пиковые нагрузки — пиковые нагрузки в 2-2,5 раза превышают обычные — и держать в 2-2,5 раза больше вычислительный ресурс просто глупо. Поэтому вот эти пики срезать в публичном облаке, использовать его для того, чтобы оптимизировать свои расходы, не наращивать совершенно не нужные для обычной деятельности объемы ресурсов памяти — конечно, это большой вопрос для нас.
В «Citigroup» нас поразило то, что «Citigroup» раньше нас пошел в agile. «Citibank», который был в шаге от банкротства в 2008 году. И то, что называется — за одного битого двух небитых дают — они, конечно, быстрее, чем остальные американские банки, ушли в эту историю…
Они, наверное, самые большие американские инвесторы в стартапы. То, что они сделали, конечно, потрясает. Они переехали в новое здание… Здание, по-моему, 200 тыс. с лишним кв. метров. И они говорят: «Мы выкупили это здание целиком, мы сейчас сюда переехали с Манхэттена». Здание, наверное, постройки 60-70-х гг., внешне тяжеленькое, но, правда, хорошей планировки, дает возможность на всем этаже open-space, это достаточно большие этажи. На этажах, конечно, получше, чем в вестибюле, потому что вестибюль такой — в стиле ампир, давит немного, как-то совсем не современно смотрится.
Но когда мы вышли на этаж руководства — все руководство сидит в agile: там нет ни одной стены!.. Конечно, очень серьезный exercise, очень серьезный эксперимент.
Они по дороге потеряли примерно треть менеджеров: больше половины из них были уволены, около половины ушло само, потому что очень большой моральный challenge, особенно для респектабельных банкиров. Знаете: мы же уважаемые люди, мы привыкли себя уважать — мы, банкиры. Особенно банкиры, сидящие в Центральном аппарате — это же люди, а еще среди них есть особые люди и т. д. И вот это всё, конечно, вытекло в то, что они треть людей потеряли по дороге. О чем они нисколько не жалеют и говорят, что это абсолютно нормальный процесс.
И, в общем, как показывает практика, ментальные проблемы персонала — от 30 до 50% потерь — это нормальная история при переходе в новую организационную структуру. Печально говорить об этом, но, тем не менее, не могу не сказать вам, каждому из здесь сидящих: если мы пойдем в эту историю — а мы пойдем в эту историю — это очень серьезный моральный выбор…
Если говорить чисто о банковских вещах: есть 4 сферы атаки, в которых эти ребята «кушают наш ланч». Первое — это, конечно, платежи. И есть финтеховские компании, который это умеют делать очень хорошо, они научились это делать пока без прибыли для себя, но и бесплатно для клиентов.
Это большой набор компаний, таких, как «Square» или «Stripe», компания по обработке платежей, которая обрабатывает на аутсорсинге огромные массивы платежей, и целый набор других финтеховских компаний, которые занимаются чисто транзакционным бизнесом. Конечно, для нас это огромный объем комиссии, а они пока…
У них пока бизнес-модель одна: заполучить как можно больше клиентов на деньги своих учредителей, создать как можно лучшие сервисы, максимально убрать конкурентов с площадки — то есть нас, а там дальше посмотрим, по ходу будет рождаться бизнес-модель.
Это, в общем, обычная история для таких стартаповских компаний. Примерно 90% из них гибнет по дороге, если их не покупают те, кому они вредят. Но, как правило… убиваются традиционные компании, и гибнут стартаповские компании, из которых, там, 5-10% во что-то превращаются.
Мобильные технологии. Допустим, в «Citigroup» полностью отказались от всех терминальных версий, полностью перешли только на мобильные версии. Если у нас мобильный СБОЛ (Сбербанк Онлайн Личный кабинет) — неполноценная копия нашего терминального СБОЛа, то у них терминального, начиная с прошлого года, не существует. Они всё делают в мобильной версии, и, считают, что будущего бизнеса у терминальных версий не будет. Тоже очень интересный выбор.
Второе направление — это кредитные платформы и такие компании, как «Lending Club», «Prosper» — уже миллиардные компании, уже «единороги». И, конечно, если в 2013 году мы впервые о них слышали, 3 года назад это было каким-то смешным экспериментом, и никто не хотел в них вкладываться, потому что никто не верил им и скептически к ним относились, то это компании с капитализацией в миллиарды и десятки млрд долларов. И уже ни для кого не является тайной, что за этими компаниями будущее, что они наработали сумасшедшие скоринговые модели, огромные объемы и массивы данных. И эти компании точно будут атаковать банковский сектор по части их ключевого бизнеса — по части их кредитных платформ.
Есть целый ряд новых продуктов — таких, как «SoFi» и еще целый ряд, где начинаются такие истории, как равноправное студенческое братство, где студенты дают друг другу кредиты через эти платформы. Ну и т. д. Понятно, что это всё сегментируется, они, в конце концов, нарабатывают узкосегментированные модели, и это всё в конечном итоге будет кем-то собрано, и это выстрелит
Если еще три года назад это казалось смешным экспериментом, то сегодня очевидно, за этими компаниями – будущее. Они наработали сумасшедшие скоринговые модели, огромные объемы и массивы данных. И эти компании точно будут атаковать банковский сектор по части их ключевого бизнеса — кредитных платформ.
Третье направление — это всё, что связано с личными финансами. Это так называемые PFM-платформы, персональный финансовый менеджер. И здесь тоже есть очень большой сдвиг, очень большое количество компаний, которые вошли в этот бизнес. Они используют и роботизированные советы, и все технологии machine learning, deepmachine learning работают по полной программе, и мы, я думаю, в ближайшие годы увидим здесь взрыв.
Конечно, вывод для нас — что мы очень сильно застряли на старте. Очевидно, что эту историю нужно выделять в отдельную, и нам нужно очень серьезно в этом направлении продвигаться. Или с помощью какого-то из стартапов, или начинать самим, но это выбор, который нужно сделать в ближайшие недели, даже не месяцы.
В том числе, есть уже специализированные компании, их уже достаточное количество, — которые делают кредитные скоринги. И много компаний, которые работают на рынке страхования. Рынок страхования очень сильно будет атакован в ближайшее время, здесь нашим коллегам нужно детально в это влезть, потому что весь рынок страхования поменяется значительно быстрее, значительно больше, чем банкинг. Он значительно менее регулируем, чем банкинг, и там, конечно, идет взрывной рост огромного количества компаний.
Очевидно, что PFM-платформы, персональные финансовые менеджеры – здесь произошел очень большой сдвиг, они используют роботизированные советы, machine learning, кредитные скоринги и т.д. И эту историю нужно срочно выделять в отдельную, нам нужно очень серьезно в этом направлении продвигаться…
И последняя область — это всё, что касается корпоративного банкинга. Тоже целый ряд платформ: это и облачные приложения всевозможных финансовых услуг. В чем их сила? В том, что опять клиентская база самая разнообразная и очень широкая, и облачные технологии абсолютно гибки и адаптируемы.
Есть целый набор стартапов, которые делают бесплатно программное обеспечение — практически полный набор всего, что связано с потребностями малого и среднего бизнеса… Полностью выполняют, фактически, за него всю работу, сравнивают условия всех финансовых услуг на рынке. Большинство из них он может делать сам, ему предлагают услуги через выбор наилучшего предложения на рынке. Очень простая система, очень кастомизированная. Самое главное, что она полностью выполняет функции тебя-теневого «я».
И вот это еще один вывод: если мы не встанем полностью на место клиента и всю нашу продуктовую линейку, всю нашу тарифную линейку не заточим под клиента, нас разнесут очень быстро. Да, это будет больно для нас — если мы будем терять комиссии и т. д., но нам нужно затачивать свой бизнес под клиента. Потому что они полностью ставят себя на место клиента...
Мы здесь в последней лекции получили понимание того, что Банк Англии создал рабочую группу из специалистов в области blockchain, и они попытались оценить все сферы применимости и последствий применимости, как виртуальных валют, так и blockchain для макроэкономики, в целом для финансового сектора. Вывод очень интересен.
Для нас вывод из применимости технологии для финансового сектора заключается только в том, что банкам места нет. То есть технология blockchain, если она будет доведена в ближайшие 2-3 года максимум, позволит создать так называемую одноуровневую банковскую систему. Когда прямо в Центральном Банке с момента рождения каждому гражданину открывается счет, и все операции в blockchain могут быть и достаточно защищены, так как это распределенная регистрация всех сделок, и, если скорость их будет повышена, то, в общем, честно говоря, это для нас, ребята, очень плохая новость. Вот мы загрустили, когда мы это увидели…
Искусственный интеллект — это 4-е направление, которое является взрывным в нашем бизнесе. Тоже целый ряд компаний, таких, как «Billguard», «Narrative Science» — они делают здесь сумасшедший прорыв…
Еще один вывод: нам нужно больше сосредоточиться на внедрение принципов принятия решений, — всё, что связано с опять-таки c neuro science, с нейропластичностью…
Жизненный успех — это соотношение удачно принятых, то есть правильных, решений к общему количеству решений, которые вы принимаете в своей жизни. И это не имеет ничего общего с бизнесом, это имеет общее с вашей жизнью.
Потому что каждый день так или иначе мы принимаем решения. Мы их принимаем в основной своей массе неосознанно и интуитивно. И когда мы не понимаем правил принятия решений, когда мы не понимаем, в каких случаях наша интуиция нас очень сильно подводит — это приводит, конечно, к большому количеству ошибок. И это первая часть, которую нам нужно очень серьезно поднять в нашей организации…
И алгоритм принятия решений — то, о чем мы договорились — это и факторный анализ, и взвешивание каждого из факторов, выбор альтернатив и в конечном итоге принятие решения на основе оценки каждой из альтернатив — это, конечно, то, что должно стать просто элементом нашей культуры…
Еще одна вещь — это коллаборация. Всё, что касается agile, связано с коллаборацией. Юлия об этом будет говорить подробно, я не буду здесь отбирать ее хлеб. Но очевидно, что для нас это будет самый большой вызов, на мой взгляд — ну, один из самых больших вызовов, потому что в нашей культуре культура коллаборации развита не очень здорово.
Что можно сделать для того, чтобы повысить коллаборацию, чтобы не было зазорным попросить помощи, и это не было признаком слабости? И чтобы было понимание того, что если ты просишь помощи, то тебе точно эта помощь будет оказана. И культура попросить помощи, и культура того, чтобы прийти сразу же помощь. Это связано, конечно, с эмоциональным интеллектом, с эмпатией, со всеми этими вещами, которые мы в последние годы пытаемся развивать и вкладывать. Но вот это очень большой вызов — в том числе это принятие групповых решений, связанных с коллаборацией, и всё, что связано вообще с системой взаимодействия в условиях agile — когда работают команды, маленькие команды, как их называют.
Предел этих команд — это two-pizza-команды. Two-pizza-команда, по «Amazon», размером не больше такой, которую можно накормить двумя пиццами. Поэтому их называют two-pizza. Предел этих команд — от 5 до 12 человек…
Компании с высоким уровнем коллаборации в первую очередь поддерживают эту коллаборацию не только за счет культуры, но и за счет дизайна всех процессов, это всегда такие технологические вещи. Дизайн процессов должен быть подстроен под коллаборацию.
Дальше: чтобы начиналась неформальная коллаборация — был очень интересный тезис, я это все время тоже пытаюсь провести. Я говорю: ребята, прежде чем делать неформальные вещи, надо формально это попытаться сделать. Так вот, любая неформальная коллаборация начинается с формальных постулатов и с формальных установлений. И это тоже тезис был очень интересный. Получаешь то, что проверяешь и то, что мотивируешь, а не то, что ожидаешь. Это еще один тезис, это для «Сбербанка» очень актуально, для размера нашей организации. И специалист в этой области сказал, что для внедрения культуры коллаборации требуются радикальные изменения в поведении, в первую очередь, менеджмента компании…

Среди ответов на вопросы, которые обсуждались после выступления Германа Грефа в аудитории, хотелось бы выделить вот что – Impossible Foods: производство еды другим биологическим способом!
Герман Греф: …И когда пришел этот профессор, он сказал, что до 2040 года площадь пастбищ нужно увеличить на 70% для того, чтобы прокормить всё население Земли. И нужно увеличить так-то потребление воды и т. д. И мы уничтожим нашу Планету. И есть только один способ: начать производить еду другим способом.
Он показал корову и говорит: «Что такое корова? Это самый несовершенный прибор, какой только можно придумать, по производству молока и мяса. Первое — у него свыше 90% отходов, которые загрязняют атмосферу. Второе — по дороге, производя молоко и мясо, он заражает их всеми видами болезней, которые только можно получить, большинство из которых еще и передаются человеку. И поэтому это колоссальная проблема. И надо убрать этого посредника, нужно убрать эту корову как самый несовершенный прибор. Поэтому мы сейчас в состоянии полностью произвести биологический — не химический — процесс образования вот этого мяса и молока»…
Они производят молоко и сыр, которые уже продают в супермаркетах… Причем, они доказали американскому регулятору, что это не химический процесс, а биологический, что это натуральная история, произведенная из растений точно так же, как производятся все остальные биопродукты.
И, конечно, это не оставляет камня на камне на том, что где-то есть какая-то ниша, какая-то норка, в которую можно «занырнуть» со страха и не встретиться со всеми этими чудесами цивилизации. Похоже, таких норок, ребята, нет. Это – плохая новость для всех нас, потому что у нас с вами не остается шансов превратиться в дауншифтеров…
Везде конкуренция, ребята, везде колоссальная конкуренция. Она нарастает, она приближается и к нашему дому. И мы не избежим ее, нам нужно это понимать. И если это процесс неизбежный, нам нужно его возглавить! Нам нужно его возглавить в нашей стране
И ещё.
Герман Греф: У «Alcoa» есть две вещи, мы смотрели про 3D-металлопринтинг. Конечно, фантастические вещи они делают. Они сейчас лидеры в изготовлении материалов для 3D-металлопринтинга. Есть разные способы металлопринтинга: либо из проволоки всё это делается, либо из порошка. Из проволоки невозможно изготовить всякие тонкие детали. А порошок должен быть абсолютно консистентным, то есть должны быть абсолютно одинаковые песчинки этого порошка. И самая главная хитрость — как их изготовить…
И они стали заниматься изобретением этой технологии. Придумали ее, и сейчас делают в вакуумных средах при высоких температурах каким-то инертным газом, на атомарном уровне раздувают металл — алюминий, медь, никель, титан и остальные — превращая металл в атомарную пыль, абсолютно одинаковую по своему составу. Из этой пыли можно печатать всё, что угодно… Они выращивают из этой мельчайшей пыли любые детали любой конфигурации, просто любой.
И второй очень интересный сдвиг: они показали, как они делают алюминиевый прокат. То есть если сегодня производство алюминиевого проката занимает 20 дней, то есть производство этих чушек алюминиевых, потом их холодная раскатка и превращение в листы или в рулоны соответствующего металла… Так вот, они сделали технологию, которая сразу же из производства металла, алюминия, из глинозема, когда идет эта масса, плавится при высокой температуре, сразу же подается по определенной технологии на специальную линию по прокату и при очень высокой скорости выкатывают ленту — от самой тонкой ленты, которая используется в домашнем хозяйстве или в производстве банок, до ленты в 1 см, из которой можно производить всё, что угодно. Весь процесс занимает 20 минут. 20 дней — 20 минут…
То есть вот, для сравнения — что происходит, в том числе, в промышленности. И самое главное, что изготовленный таким образом металл, алюминиевый прокат, обладает такими же свойствами, как железо. То есть из него можно формовать всё, что угодно.
И они уже начали с «Ford» производить первую модель полностью алюминиевую: он совершенно нормально штампуется, и никаких проблем нет. И они производят идеальные поверхности…
«Alcoa» делят пополам: часть, которая производит commodities, который ничего не стоит — это весь алюминиевый бизнес. И вторая часть, которая по объему сегодня — еще одна «Alcoa»: 14 млрд долларов продаж у Alcoa и 14 млрд долларов продаж у второго подразделения, которое торгует вот этими всеми высокотехнологичными вещами. И если первая часть «Alcoa» полностью зависит от commodities рынка, то здесь рынок абсолютно не ограничен и выходит на новые и новые ниши.
В 2020 году, через 4 года, объем продаж будет у этого подразделения — 25 млрд долларов. То есть у них за 4 года больше, чем на 50% увеличится объем продаж только этих продуктов, которые они уже сделали. Плюс — они работают над другими продуктами…
И мы говорили, в том числе, с нашими алюминщиками, с Олегом Владимировичем Дерипаской, о том, что мы пропускаем эти технологии, это время, потом они за копейки будут покупать наше сырье — потому что производство commodities очень грязное, алюминиевое производство очень непростое, затратное и т.д., очень низкомаржинальное. А все пенки будут снимать в другом месте. Точно так же, как нефть и ее передел, и всё остальное…
Работать с данными — ключевой вывод — нам надо научиться. И всем… У меня в связи с этим большой посыл. Первое: не избежать конкуренции. Мы все как компания — конкуренция, и каждый из нас под давлением персональной конкуренции.
Мы должны опережать время, мы должны быть первыми — если мы хотим развиваться, если мы хотим состояться, если мы хотим кормить свои семьи, дать хорошее образование своим детям и т. д. Если мы хотим изменить нашу страну.
Я считаю, что мы с вами должны это сделать. И в данном случае «кто, если не мы» совпадает с нашими личными интересами, с нашими интересами как большой команды и с нашими интересами как страны.
…И — никогда не будет конца тем переменам, которые есть, надо находить в этом удовольствие. Поэтому давайте исходить из того, что перемены — это не наказание и не испытание, а удовольствие, и нужно, наверное, научиться переживать их как большое приключение. И играть в них.

Вы согласны, что это выступление Германа Грефа заслуживает того, чтобы с ним ознакомится?
О чем идет речь? О шестом технологическом укладе? А, может быть, только о технологиях, которые доведут производство до таких масштабов и объемов, что новые товары человечество просто будет не в состоянии "переварить", коли и сегодня полки по всему миру забиты товарами?
А, может быть, финансовый сектор, совершенствуя свою систему услуг, упускает из виду, что скоро нынешней финансовой мировой системе наступит "карачун", ведь "отрицательные ставки" - зримый Знак Беды, и все усовершенствования станут просто неуместны - понадобятся совсем иные механизмы и принципы работы?
А, может быть, все это "продвижение вперед" основано "только и лишь" на увеличении потребления энергии, а энергетика мира - это нефть, газ и чуть-чуть солнца+ветра? Значит, коли кто-то "вырубит свет", то и станет намертво вся эта механика управления деньгами, о чем и сказано в лекции ("облачные технологии" - это чисто компьютерные дела, которые без электричества работать не могут)?
А, может быть...
Доставляет и переход американцев на питание из искусственного мяса и т.д. Теперь за Америку, здоровье и качество "соображалки" её будущих поколений можно быть спокойными...
В общем, лекция Грефа чрезвычайно интересна. И у меня она вызвала много вопросов (часть из них здесь изложена), которые, прежде всего, связаны с тем, чтобы понять - эти новеллы, о которых сказано в лекции, относятся к будущему или же это - попытки выжать по-максимому оставшиеся возможности из отмирающей финансовой системы? Ведь, лекция во многом посвящена новым технологиям для старой системы.  
Да, много сказано про технологии, но совсем не сказано про то, в каком мире эти технологии будут работать уже через 10-15 лет и понадобятся ли они тогда? Это - ускорение на пути в тупик или прорыв?   
Кто будет отрицать, что шестой технологический уклад потребует совершенно иных решений - не технологичных (тактика), а структурных (стратегия)?
Тем не менее: тема заявлена, инновации представлены.
И что-то подсказывает, что американцы не стали бы показывать нашим нечто прорывное... Особо в условиях бешенной конкуренции, о которой Герман Греф в начале говорит весьма озабоченно.  

Офф-топ. Всем-всем-всем! Спасибо Большое за поздравления с моим ДР!

Дорогие друзья, коллеги, френды!
Сегодня получил очень много поздравлений от Вас в день рождения.
Думал, как Вас поблагодарить за теплые слова? И вот родился вариант.
Один из моих друзей напомнил, что - про мой нынешний возраст когда-то спели Битлы в альбоме "Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band".
После этого разговора вспомнилось студенческое бытиё, и то, как мы - молодняк - тогда воспринимали эту самую песенку "When I'am Sixty Four".
Да, тогда это было забавно - "про стариков". Сейчас, наконец, это - про меня...
Вот и споем - "Когда мне будет 64-ре":

"Осел и морковка". Басня. Сколько Запад Украине денег обещал и сколько денег дал

Разговоров на эту тему вокруг много. В основном, разговоров дилетанских.
Одни политизированные участники дискуссии уверяют, что Запад Украину поддержит только по той причине, чтобы оторвать от "клятых москалей".
Другие - их оппоненты - уверены, что Украина ничего не получит от Запада по той простой причине, что она - банкрот, а банкротов могут только добить и забрать у них оставшиеся, хоть что-то стоящие, активы.
Но вот высказались профессионалы с цифрами и фактами в руках. И это - наиболее точные оценки происходящего вокруг той самой финансовой морковки, которую Запад и США, в частности, повесили перед носом у "копченых" осликов, которые свято верят в манну небесную в виде долларового дождя, который вот-вот должен пролиться на киевских мятежников дабы уберечь лично их от гнева оголодавшего народа.
Итак, специальное расследование "Все финансовые обещания США и ЕС Украине" от экономической редакции "Вести.ру":
"Власти Украины рассчитывают начать восстановление экономики страны за счет кредитов, которые могут предоставить международные финансовые институты.
Отрицательное сальдо платежного баланса и растущие расходы на газ долгое время усугубляли шаткое положение экономики Украины.
В результате зимой 2013 г. началось резкое ослабление национальной валюты. Национальный банк Украины не был в состоянии остановить падение, поскольку у него для этого не было никакой возможности: ЗВР давно испарились, помимо этого одним из требований МВФ была как раз либерализация валютного курса.
Минфин и Нацбанк Украины оценили необходимую "скорую" помощь в $35 млрд до 2016 г.
При этом в 2014 г. Украина должна выплатить порядка $7,091 млрд по внешним займам.
В 2015 г. Украина обязана выплатить кредиторам $7,699 млрд, при этом $974 млн пойдут на погашение долга перед МВФ, а $3 млрд - на погашение первого транша евробондов, выкупленных Россией.
В 2016 г. Украине предстоит выплатить $4,34 млрд.
Однако, несмотря на постоянные обещания чиновников ЕС, МВФ и других структур, средства финансовой помощи (даже в виде новых кредитов) так и не были выделены Киеву, невзирая на уже начавшийся процесс реформирования экономики страны согласно требованиям кредиторов.

U6eibu0cti8


Collapse )

Пресс-конференция Владимира Путина 4 марта 2014 года - ситуация на Украине

Глава Российского государства встретился с представителями средств массовой информации и ответил на ряд актуальных вопросов, касающихся, в частности, ситуации на Украине.
Полный текст пресс-конференции публикует официальный сайт Президента РФ.


Фото пресс-службы Президента России




В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!
Знаете, мы как поступим? Я, во всяком случае, предлагаю так сделать. Провести нашу сегодняшнюю встречу не как интервью, а как беседу. Поэтому попросил бы вас набросать максимальное количество вопросов, я их помечу, постараюсь, насколько смогу, на них ответить, а потом поговорим уже более подробно, по деталям, по тем нюансам, которые, может быть, вас интересуют особенно.
Пожалуйста.

Collapse )

Олимпиада-2014, как поле информационных сражений


Фото pbs.twimg.com

Этих симпатичных талисманов Олимпийских Игр в Сочи-2014 не увидели на своих экранах телезрители США в ходе обрезанной в нескольких местах трансляции с Церемонии открытия Игр, которую своей аудитории показали местные телевизионщики.

С первых минут Олимпиады против неё началась информационная война.

Collapse )

Последний посол России в Ливийской Джамахирии дал интервью

Опубликована беседа заместителя главного редактора журнала «Москва» Андрея Воронцова с бывшим послом России в Ливии Владимиром Чамовым.
Журнал предворяет беседу небольшим рассказом о самом Владимире Васильевиче Чамове.
Он родился в 1955 году в Москве. Известный российский дипломат.
С марта 2005 года по октябрь 2008 года являлся Чрезвычайным и Полномочным послом России в Ираке, с октября 2008 года по март 2011 года — Чрезвычайным и Полномочным послом России в Ливии.
Имеет дипломатический ранг чрезвычайного и полномочного посланника 1-го класса.
19 марта 2011 года, после начала военной операции стран НАТО в Ливии, посол Владимир Чамов был отправлен в отставку тогдашним президентом Д.А. Медведевым с формулировкой: «неадекватно представлял себе интересы России в ливийском конфликте».
Далее текст беседы:

Collapse )