Tags: мировая экономика

Программа "Что происходит?" Рано ещё хоронить глобализацию

Последний коронавирусный год нанес серьезный удар по мировой экономике и мировой торговле. Многие связи ослабли, многие товарные цепочки нарушены. Все это вызвало к жизни разговоры о том, что глобализация, ставшая ведущим направлением мирового развития в начале XXI века, в лучшем случае «тормозит», а в худшем вообще уступает место тенденции к дроблению по регионам, казалось бы, единого мирового торгово-экономического хозяйства. Тем не менее, эту тезу ставят под вопрос профессионалы.
О перспективах процесса глобализации в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» размышляет Георгий Георгиевич Петров, член Правления Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова, до недавнего времени – вице-президент Торгово-Промышленной палаты Российской Федерации.
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.


Программа "Что происходит?" Парадоксы экономики

Год 2020-й принес не только пандемию коронавируса и торможение мировой торговли. Ушедший год выявил и несколько парадоксальных экономических событий, которые проявились все и сразу, видимо, в связи с экстремальной обстановкой, коей не наблюдалось до того. Анализирует эти экономические новеллы в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» член-корреспондент РАН, директор Института научной информации по общественным наукам РАН, доктор экономических наук Алексей Кузнецов. 
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов. 


Программа "Что происходит?" Год 2020-й: Азиатская мудрость – кризис, как возможность

Несмотря на пандемию коронавируса, страны Восточной и Юго-Восточной Азии продолжают укреплять свои экономически позиции и сотрудничество. Китайское лидерство, которое прежде воспринималось здесь с определенным недоверием, начало получать в кризис поддержку от стран региона.   
О развитии ситуации в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» рассказывает директор Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук, профессор Алексей Александрович Маслов.   
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.   



Программа "Что происходит?" Год 2020-й: Мировая экономика под гнетом коронавируса

Многие экономические процессы в 2020-м году оказались под сильным влиянием обрушившейся на мир пандемии коронавируса COVID-19. Негативное влияние оказала эта эпидемия и на мировую торговлю, и на мировые финансы, и на состояние трудовых отношений в самых разных отраслях, где резко выросла безработица. Год, безусловно, дал массу пищи не только для оценок происходящего, но и для выстраивания некоего видения, куда эти перемены заведут и экономику, и самих людей.
В программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» об этом размышляет член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики РАН Руслан Семенович Гринберг.
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.




Программа "Что происходит?" Мировая экономика в зоне турбулентности

Вопрос о том, куда выведет текущий кризис мировой финансово-экономической системы, один из самых интересных, а ответ на него пока совершенно непредсказуем. Однако, за последние месяцы проявились вполне определенные тенденции, которые раскрывают механизм изменений, происходящих на фоне обуявшей мир пандемии коронавируса.      
Об этом в программе «Что происходит?» журнала «Международная жизнь» размышляет член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики РАН Руслан Семенович Гринберг.    
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.    


Полная версия программы - на портале журнала "Международная жизнь"

Об "альянсах" и "мезальянсах". Что искал Моди во Франции, и что ищет Макрон в Индии?


Премьер-министр Индии Моди и президент Франции Макрон.     
Фото от mediaindia.eu     

Удивительная вещь. Все вокруг пишут о том, что, мол, влияние и значимость «Большой семерки» ведущих стран Запада сейчас снижается. Но что-то трудно припомнить, как много в эти дни – после окончания их саммита во французском Биаррице – комментариев о состоявшемся событии.

В связи с тем, что по приглашению президента Франции Эммануэля Макрона гостем саммита стал премьер-министр Индии Нарендра Моди, интересно глянуть, что по этому поводу пишет сама индийская пресса. Ведь и не припомнишь, когда это лидер Индии получал персональное приглашение, чтобы стать «guest star» на G-7. И, также интересно – а что, собственно, сам Моди хотел на переговорах во Франции?

Встреч у Моди было, насколько известно, только две – но… какие! Первая – с Дональдом Трампом в Биаррице, а вторая – с хозяином саммита Макроном – уже в Париже. Весьма весомые контакты. С другой стороны, именно французский лидер позвал в гости лидера индийского, и это вызывает предположение о том, что Париж явно готов начать свою «азиатскую партию» с новых позиций – и ниже мы объясним такое предположение.

Другое дело, хватит ли у Макрона сил одновременно держать и «европейский фронт», который может быть «пробит» скорым Brexit’ом? Однако, намерения развернуться на Восток Макрон демонстрирует уже как целый месяц.

Со дня визита Владимира Путина в середине августа Макрон настойчиво говорит о том, каково его видение европейского будущего: «Я бы хотел сказать, что сегодняшний мир переживает исторический момент, многосторонний подход постоянно подвергается нападкам, и мы должны подумать о том, как мы можем перестроить этот миропорядок… И мы верим в Европу, которая идёт от Лиссабона до Владивостока». А по дороге к Владивостоку из Парижа лежат просторы, в том числе, Индии…

И вот Моди приезжает во Францию. И его принимают не в курортном Биаррице, а, именно, близ Парижа – в замке Шантийи, что подчеркивает самый высокий уровень отношения Макрона к встрече.

[Spoiler (click to open)]


«India Today» с удовлетворением отмечала: «Хотя Индия не является членом группы G-7, Моди был лично приглашен президентом Франции Эммануэлем Макроном. Министерство иностранных дел Индии заявило, что приглашение является “отражением личной химии” между двумя лидерами, а также “признанием Индии как главной экономической державы”».

Пресса писала, что главная тема разговора Макрона и Моди – это продажи французского оружия в Индию. Но, позволим себе усомниться, не только же за этим перелетел всю Евразию в гости к французам премьер Моди? И не ради же того, чтобы встретится с представителями индийского сообщества в Париже, где Моди говорил о крепкой основе дружбы Франции и Индии – стран, которые «выступают общие ценности, такие как свобода, равенство, братство»?

Можем ли мы предположить, что главная цель этой франко-индийской встречи была иной – если хотите, это первое приближение к тем договоренностям и общим действиям, которые инициирует Париж в своей новой «восточной политике»? Также нет особых сомнений, что вскоре Макрон задумается, а, возможно, и осуществит визит в Пекин. Тогда этот пазл сложится окончательно.

А руководству Франции – в условиях обострения противоречий с Трампом, в условиях возможного переформатирования Евросоюза после Brexita, в ситуации, когда сам Макрон говорит о «конце капитализма» и о «конце западного доминирования», а стало быть, о начале новой, непонятной пока Эры – французского руководству просто необходимо рассматривать и прорабатывать направления свой внешней политики, за которыми будут выстраиваться и торгово-экономические связи, столь необходимые в условиях разгоняющейся турбулентности.

Вот что Макрон говорил на днях на совещании с посольским корпусом во французском Министерстве иностранных дел: «Нам нужно переосмыслить экономический и финансовый суверенитет... Почему мы оказались в подобной ситуации? Потому что существует фактическая экстерриториальность доллара. Потому что наши предприятия, даже когда мы принимаем решение об их защите, зависят от доллара. Я не говорю, что нужно бороться с долларом, но нужно выстраивать подлинный экономический и финансовый суверенитет евро. И в этом вопросе мы тоже действуем слишком медленно… Так, за что же нам нужно бороться? За способность выстроить надежный финансовый и валютный суверенитет. И мы еще не достигли этой цели. А это необходимо… Возникает парадокс. Ведь, если бы в момент Брексита мы решили, что английский язык навсегда останется единственным европейским языком делового общения, это было бы странно». И так далее – в том же новаторском духе.

Там вообще программная речь Макрона была произнесена. И, похоже, в Елисейском дворце решили поднять уровень внешней политики Франции на такую высоту, с которой видны воды и Тихого, и Индийского океанов. Поэтому приглашение Моди в Париж, полагаем, надо бы рассматривать в таком контексте. Тем более, что у Франции с Индией давние деловые связи в весьма чувствительных и не простых областях, таких, как торговля вооружениями и, отмечает Моди: «Мы будем расширять наше сотрудничество в области технологий и совместного производства. Франция является первой страной, с которой мы заключили гражданское ядерное соглашение нового поколения».

Среди обозревателей, высказавшихся по поводу итогов этого визита, отметим мнение известного индийского дипломата, бывшего первого замминистра иностранных дел страны и посла в России Канвала Сибала. Он пишет следующее, разбирая итоги визита буквально по пунктам:

«Моди приложил дополнительные усилия, чтобы заявить о своей приверженности тесным отношениям между Индией и Францией, отправившись во Францию на двусторонний саммит и на саммит G-7… Франция стала самым надежным партнером Индии в Европе... Франция и Макрон объективно становятся привилегированными партнерами Индии не только в Европе, но и на более широком международном контексте.

Франция важна Индии, как член западного альянса – дипломатически выгодно твердо иметь её на нашей стороне в политике. Её готовность противостоять США и претендовать на стратегическую автономию резонирует с нами…

Перед встречей Моди с Трампом (которая состоялась в те же дни во Франции – С.Ф.) было важно просигнализировать американцам о сближении Индии и Франции по международным вопросам, которые имеют первостепенное значение для обеих стран: терроризм и изменение климата…

Заявление Макрона о том, что шаги Индии в деле Джамму и Кашмира (индийский штат, территория, оспариваемая Пакистаном – С.Ф.) являются ее внутренним делом без какой-либо роли третьей стороны, и что он сообщит об этом премьеру Пакистана Имрану Хану, наиболее полезно в отношении Трампа и действий Пакистана и Китая. Поскольку оно сигнализирует о пределе того, что последние два государства могут сделать в Совете Безопасности ООН (без Франции – С.Ф.)…

Что касается изменения климата, Моди твердо позиционирует себя как лидер наряду с Макроном, призывая ускорить разработку и внедрение возобновляемых источников энергии…

В области обороны и безопасности обе стороны будут стремиться к повышению оперативной совместимости между своими вооруженными силами и расширению сотрудничества в области оборонной промышленности.

Будет сохранена свобода судоходства в зоне Индо-Тихоокеанского региона, а сотрудничество в области безопасности на море будет признано областью передового опыта в их стратегическом партнерстве.

Расширение сотрудничества в космосе и прогресс в переговорах о строительстве французских ядерных энергетических реакторов в Индии – это еще один момент, на который стоит обратить внимание.

Важно отметить, что в отношении Афганистана две страны выразили одинаковые позиции, которые отличаются от позиций США.

Они также поддержали ядерное соглашение с Ираном, призвав мирно решать проблемы путем диалога.

Что наиболее важно, Моди, следя за технологиями будущего, сосредоточился на цифровом пространстве, когда две страны приняли отдельную и тщательно разработанную индо-французскую дорожную карту по кибербезопасности и цифровым технологиям в рамках расширения двустороннего сотрудничества, особенно, в стратегических секторах высокопроизводительных вычислений и искусственного интеллекта».

Да, индийский эксперт высокого уровня просто по полочкам разложил итоги нынешнего этапа сотрудничества Дели и Парижа.

Особо для Индии важно получить поддержку в Европе, в частности – во Франции, в связи с очередным обострением вокруг штата Джамму и Кашмир. Взаимные индийские и пакистанские обвинения в «нарушениях» вновь создали напряженность, из-за которой здесь не раз возникали вооруженные конфликты двух ядерных держав. Ушлые и подлые англосаксы так провели в этом регионе границу, деля единую свою колонию Индию в конце 1940-х годов, что независимость и Индии, и Пакистана, обретенная от Лондона, до сих пор имеет для них привкус крови и военного огня. Столь искусно на десятилетия наперед стравили колонизаторы народы своей единой некогда Британской Индии, «жемчужине в короны Британской Империи».


Премьер-министр Индии Моди и президент США Трамп на встрече во Франции.   
Фото Рейтер   

То ли де-факто протокольной, то ли скомканной, показалась ещё одна важная встреча Моди во Франции – с президентом США Дональдом Трампом. Она стала настолько специфической, что посвятившее ей целую большую статью издание «The CEO Magazine» сделало акцент только на климатической стороне переговоров, что вызвало удивление самого издания: «Were, right now, having the cleanest air and cleanest water on the planet,” Trump told Indian Prime Minister Narendra Modi at the G7 summit. Really?» - «”Сейчас у нас самый чистый воздух и самая чистая вода на планете”, - сказал Трамп премьер-министру Индии Нарендре Моди на саммите G7. В самом деле?»

В самом деле? – повторим вслед за «The CEO Magazine». Так о чем Трамп говорил с Моди кроме погоды?

Известной стала тема опять Кашмира, но она волнует Дели, а никак не Вашингтон. Впрочем, Трамп дежурно донес до прессы: «Мы говорили о Кашмире, премьер-министр [Моди] действительно чувствует, что у него все под контролем. Они разговаривают с Пакистаном, и я уверен, что они смогут сделать что-то очень хорошее». При этом напомним, что Трамп уже заявлял о своей готовности выступить посредником в вопросе Кашмира. Ни Индии, ни Пакистану это предложение интересным не показалось…

Зато более внятно осветило встречу газета «The Hindu» в статье «Message delivered: On Biarritz G7 Summit» - «Послание доставлено: О саммите G-7 в Биаррице». Заметив, что «на саммите Большой семерки не все было гладко», корреспондент подчеркивает – «однако, президент Трамп прислушался к премьер-министру Моди». Он пишет: «У премьер-министра Нарендры Моди, приглашенного на саммит G-7 во Францию, было две задачи: рассказать семи ведущим экономикам мира о климатических изменениях и о цифровой трансформации. Но в итоге в центре внимания визита оказалась его встреча с американским президентом Дональдом Трампом. Моди взял на себя инициативу разъяснить ситуацию с Джамму и Кашмиром. Это было необходимо, так как Трамп неоднократно говорил о посредничестве США между Индией и Пакистаном в вопросе Кашмира, а высокопоставленный представитель его администрации на прошлой неделе сказал, что президент «хотел бы узнать у премьер-министра Моди о том, как он планирует ослаблять региональную напряженность и обеспечивать соблюдение прав человека в Кашмире».

Значит, отметим, для Моди встреча с Трампом нужна была только по поводу темы Кашмира, обострившейся в начале августа. Выяснение позиции США в этом вопросе стали для Дели приоритетными. И премьер получил, как представляется исчерпывающее впечатление – Трампу не до Кашмира…

«The Hindu» продолжает: «Похоже, что два руководителя добились определенного прогресса и по зашедшим в тупик торговым переговорам между Индией и США». Более того, ожидается визит Моди в США в течение нынешней осени.

…Представляется, что этот визит Моди во Францию важен для понимания дальнейшего развития многосторонних и двусторонних отношений между ведущими государствами и экономиками мира. Сложились условия, когда, как отметил известный обозреватель Эдуард Биров, «реальный мир оказался сложнее конструируемого по лекалам идеального рынка “оазиса потребления”: ядро этого общества стали разрывать противоречия, а периферия начала диктовать ядру свои правила игры… Запад осознаёт потерю своей гегемонии…» Пресловутый Brexit – из той же породы: бритты хотели сбежать из ЕС в Китай, но, кажется, просчитались – опоздали и теперь мстят в Гонконге, окончательно теряя перспективу в порыве приступа отчаяния. Мы разбирали подробности этой истории, в частности, в комментарии «В Лондоне ждут ревизора из... Китая».

Да, на в Европе уже пробиваются ростки понимания, что надо бы «разворачиваться на Восток». А в Париже точно прочувствовали, как через Индию и Россию, а также через Китай – будет, вот увидите, будет скоро визит Макрона в Пекин – есть возможность, как говорится, «провентилировать» варианты новой конфигурации международных альянсов и перспективы уходящих в прошлое мезальянсов.

Видно же, как Макрон, которого при избрании на пост президента Франции считали, чуть ли, не упертым глобалистом, ныне разворачивает свою политику под слова: «…Нельзя не признать, что эта модель заржавела в результате того, что деградировала сама система демократии. А также потому, что капитализм деградировал и сошел с ума — так как мы сами же порождаем те проявления неравенства, урегулировать которые мы затем не в состоянии».

Для поднимающейся Азии, о чем мы также не раз здесь замечали, например, в статье «Разделяющийся Запад. Объединяющийся Восток», также растет уровень рисков, связанных с тем, как на неё наваливается груз проблем разбалансированной мировой финансово-экономической системы. Запад не столь наивен, чтобы искать на Востоке – в сложившейся обстановке – нечто иное помимо возможностей вынести на периферию последствия своих несчастий и неурядиц. Значит, будет он обхаживать – уже начинает! (Трамп – то самое исключение, которое подтверждает правило) – и Индию, и Китай, и страны Юго-Восточной Азии с их динамично развивающимися экономиками на фоне тормозящих экономик G-7. Когда такое бывало? Мы же помним, как на саммиты G-7 ещё несколько лет назад съезжались руководители стран «третьего мира» «с протянутой рукой». А теперь?

Что из этой задумки западников получится? Удастся ли евро-стратегам в очередной раз обвести азиатов вокруг пальца?

Ну, «Восток – дело тонкое». (с)

P.S. Этот комментарий был уже написан, когда на стол легла статья «Eastern Economic Forum at Vladivostok: Russia draws India into its Asia-Pacific Strategy» - «Восточный экономический форум во Владивостоке: Россия вовлекает Индию в свою Азиатско-Тихоокеанскую стратегию» от известного индийского портала «Financial Express», где – прямо в продолжении этого разговора – автор пишет так:

«Тот факт, что Индию пригласили на эту встречу во Владивосток, вызывает некоторые любопытные вопросы. Можно наблюдать хорошо продуманную заявку России на привлечение Индии к Азиатско-Тихоокеанской стратегии Москвы, что основывается на следующих положениях:

- Запад находится на пути необратимого упадка, а Азия останется двигателем роста в ближайшем будущем;

- прочное партнерство с Китаем является ключом к росту России и нейтрализации влияния США в Евразии и на Тихом океане;

- Россия должна укреплять связи с ключевыми региональными игроками, такими как Япония, Южная Корея, Вьетнам и Индия, для привлечения капитала и предотвращения превращения Китая в регионального гегемона;

- и, наконец, тесная интеграция Сибири и Дальневосточного кластера в экономику Азиатско-Тихоокеанского региона имеет большое значение для стабильности и безопасности этого района мира…

Скромные трудовые ресурсы являются серьезной проблемой в малонаселенных районах Дальнего Востока. Индийские компании могут предоставить капитал и рабочую силу для таких проектов. Россия должна воспользоваться демографическим дивидендом Индии, который может стать постоянным, надежным и не угрожающим источником квалифицированной и дешевой рабочей силы.

Как на более широком геополитическом уровне Индия соотносит свою стратегию Индо-Тихоокеанского региона с подходом России к Азиатско-Тихоокеанскому региону? Ведь, присутствие России в Индийском океане незначительно, в то время как у Индии еще нет заметных следов в Тихом океане. Они должны калибровать, сближать и согласовывать свои интересы. Эта идея была решительно сформулирована министром иностранных дел Индии С. Джайшанкаром во время его недавнего визита в Москву: «Индия – сильная держава в Индийском океане с серьезным интересом к Тихому океану, Россия – сильная тихоокеанская держава с интересом в Индийском океане». Они должны взяться за руки, чтобы защитить свои интересы и обеспечить безопасность на море...

Восточный экономический форум во Владивостоке может открыть в этом году новые направления сотрудничества между Индией и Россией. Они имеют образцовую репутацию в управлении отношениями в области обороны, военного сотрудничества, ядерной энергетики, космоса, добычи полезных ископаемых, культуры и дипломатии. Недавно они решили вопрос авансовых платежей за ракетную систему С-400 «Триумф», несмотря на сильное давление на Индию со стороны США.

Эти успехи в двустороннем формате могут быть воспроизведены на более широкой многосторонней площадке для всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Выход Индии на Тихий океан и участие России в делах Индийского океана ознаменуют новое начало в сфере безопасности на море и выведут двустороннее партнерство на новый уровень».

Такое откровенное высказывание индийского издания, да ещё после визита Моди в Париж, да ещё перед его встречей во Владивостоке с Путиным, раскрывает далекоидущие замыслы Дели. И становится видно, что они простираются от Атлантического океана до Тихого – через Индийский. Прежде такого замечено не было – Индия делала всё аккуратно и осторожно. А теперь…

Вот это – стратегические планы, вырастающие на наших глазах и превращающиеся в прикладную политику. И, позвольте заметить, не только индийская и французская внешняя политика и дипломатия пришли в движение на новых направлениях.

Поэтому – в поисках ответа на вопрос «Что ищет Моди?» – уже мало смотреть лишь в сторону Европы. Это – к теме «альянсов» и «мезальянсов».

То ли ещё будет…


Программа "Что происходит?" Италия для Евросоюза или Евросоюз для Италии?

В Италии очередной правительственный кризис. За поствоенные годы, с 1945-го, в стране поменялось несколько десятков правительств, и эта тенденция не прекратилась по сию пору.      
Только что в Риме назначен новый состав кабинета министров после размолвки между «союзниками на час» - «Лигой» и «Движением 5 звезд», формировавших предыдущий.    
О некоторых болезненных проблемах во внутренней жизни и во внешней политике Италии на фоне нарастающих проблем в самом Евросоюзе, где страна играет одну из ведущих ролей, в студии журнала «Международная жизнь» рассказывает Елена Алексеенкова, старший научный сотрудник, руководитель Центра итальянских исследований Института Европы РАН, кандидат политических наук.    
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.   




Программа "Что происходит?" Нищета антикризисной философии

Мировой экономический кризис стал общепризнанным фактом, который несколько лет назад оспаривался в ряде ведущих государств. Если в США и в Европе полагали, что этот кризис можно купировать за счет выноса его тягот «на периферию», то ныне сложилось четкое понимание – кризис пришел в самые развитые страны. В связи с этим возникает необходимость и осмысления происходящего, и, что немаловажно, поиск путей дальнейшего, посткризисного развития. И вот с этим сейчас все совсем непросто.
В студии журнала «Международная жизнь» директор Института нового общества Василий Колташов рассказывает о проявлении современных тенденций в вопросе формирования новой философии развития мировой экономики.  
Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.    



Эфир 1-го телеканала программы "Время покажет". Украина определилась: путь - на Запад

Сегодня был приглашен в студию программы "Время покажет" на "Первом канале".   
Сначала обсуждали украинские дела.    
Во второй части - торговую войну Трампа с Китаем.        






[Spoiler (click to open)]







Пророчество PwC, как предупреждение Западу



Одна из самых знаменитых на земле компаний «PriceWaterhouseCoopers», которая десятилетиями остается известной во многих странах мира, благодаря своим консультациям относительно перспектив бизнеса (её адепты даже утверждают, что PwC «успешно работает более полутора веков и в более чем 150 странах мира»), сегодня чрезвычайно озаботилась будущим мировых рынков. И это – очень интересно и показательно.

На днях вышел её аналитический доклад: «The Long View. How will the global economic order change by 2050?» - «Взгляд на далекую перспективу. Как изменится мировой экономический порядок к 2050 году?». Авторы этого доклада формулируют выводы и прогнозы, совсем не тривиальные для западной публики и западного истеблишмента, на интересы которого PwC всю свою историю работает. А истеблишмент, со своей стороны, PwC всегда доверял.

Если сделать небольшой обзор этого документа PwC, выпущенного на 72 страницах, то обратим внимание на следующие прогнозы:

- К 2042 году объем мировой экономики может увеличиться в два раза.

- К 2030 году стоимость экономики Китая (по рыночным обменным курсам) может превысить показатели всех конкурентов.

- Китай забирает у США пальму первенства в качестве крупнейшей экономики мира, если рассчитывать показатели ВВП на основании паритета покупательной способности – ППС.

- К 2050 году шесть из семи крупнейших рынков мира будут находиться в развивающихся странах, среди них и Россия.

- В период до 2050 года перераспределение мировых экономических сил продолжится – «развитые рынки» будут терять свою значимость по мере того, как «развивающиеся страны» будут наращивать свою долю в мировом ВВП. К 2050 году рынки Индонезии и Мексики будут крупнее, чем рынки Японии, Германии, Великобритании или Франции, а Турция может обогнать Италию.

- К 2050 году доля стран Евросоюза в мировом ВВП может снизиться – она составить менее 10%.

- К 2050 году Вьетнам, Индия и Бангладеш могут продемонстрировать самый высокий темп роста, который будет составлять около 5% в год.

- Сам экономический рост будет во многом обусловлен «рыночной динамикой развивающихся стран»: годовой темп роста семи крупнейших стран с развивающейся экономикой (Бразилия, Китай, Индия, Индонезия, Мексика, Россия и Турция) составит в среднем около 3,5 % в течение следующих лет до 2050 года. Это – выше по сравнению с темпом роста стран «Большой семерки» (G-7) (Канада, Франция, Германия, Италия, Япония, Великобритания и США), который будет держаться на уровне около 1,6 %.

- Нигерия обладает достаточным потенциалом для того, чтобы подняться в мировом рейтинге ВВП на восемь позиций, и к 2050 году занять 14-е место.

- Колумбия и Польша обладают значительным потенциалом и могут стать самыми быстрорастущими рынками в соответствующих регионах – Латинской Америке и ЕС.

- Согласно анализу экономистов PwC, до 2020 года средний годовой рост мировой экономики будет составлять около 3,5% с тенденцией к дальнейшему замедлению: в 2020 гг. – 2,7%, 2030 гг. – 2,5 %, 2040 гг. – 2,4 %.

- Такая тенденция будет обусловлена значительным уменьшением численности работающего населения во многих развитых странах, а, в конечном итоге, и в ряде развивающихся, таких как Китай.

[Spoiler (click to open)]

И в завершение этого обзора – таблица лидеров по размерам национальных экономик к 2050 году:

К подобным оценкам можно относиться, как к любому прогнозу скептически: «Вот, когда наступит будущее – тогда и посмотрим, что там сложится…»

С другой стороны – показательно, что эта англосаксонская структура под названием PwC уже засуетилась и проявляет живое беспокойство по поводу того, как станет выглядеть мировая экономика её хозяев лет через 10-30 с учетом их – западных – интересов. Ведь, им – лидерам и «хозяевам» мира на протяжении «оставшихся за поворотом» пяти веков западного, точнее, европейско-англосаксонского владычества над планетой Земля – утрачивать своё лидерство, говоря по-русски: «Ох, как не по нраву». Однако ж, господа, – приходится.

Вот почему стоит обращать внимание на футурологические откровения ведущих западных «экономических мозговых центров». И, пусть они там всем рассказывают, что «плановая экономика – это неправильно». Но, как только это «планирование» касается судеб их собственных активов, прибылей либо перспектив, про «вредность» планирования/формирования будущего никто даже не вспоминает.

Как и было сказано: «Жернова Господни мелют медленно, но неумолимо»…

И ещё древние говорили: «Sic transit Gloria mundi» – «Так проходит мирская Слава»…